Читать онлайн Улыбка святого Валентина, автора - Рич Лейни Дайан, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Улыбка святого Валентина - Рич Лейни Дайан бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.67 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Улыбка святого Валентина - Рич Лейни Дайан - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Улыбка святого Валентина - Рич Лейни Дайан - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Рич Лейни Дайан

Улыбка святого Валентина

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

– Сядь, деточка!
Голос Мэгс прозвучал, едва только я взялась за Дверную ручку, чтобы войти в столовую, где предполагался воскресный ужин. Обернувшись, я увидела ее сидящей в шезлонге на террасе. Руки ее со сцепленными пальцами лежали на коленях. Судя по тишине, Дом был пуст.
– А где же Вера и Бев? – поинтересовалась я у Мэгс.
– Они пошли в кино!
Неяркий вечерний свет удачно затушевал следы прожитых Мэгс лет. В безупречном гриме и чудесном облегающем платье, с тщательно расчесанными и уложенными волосами, она выглядела молодой и бодрой. Сейчас Мэгс разительно отличалась от той женщины, перепачканной с ног до головы грязью и «дарами природы», какой я видела ее в последний раз.
– Нам необходимо поговорить! – Она указала мне рукой на плетеное кресло рядом с собой.
Я села. На столике перед нами стояли запотевшие высокие бокалы, наполненные джином с тоником. Один из них взяла я, второй Мэгс. Мы молча выпили.
Тишина.
– Ну? – произнесла я спустя минуту. – Ты все же намерена объяснить мне, что происходит?
Мэгс вздохнула и, не удостоив меня ответом, задумчиво уставилась на пустынную улицу.
– Ты начинаешь меня пугать, – сказала я. – Меня всерьез тревожит твое поведение. Вера отвечает на мои вопросы уклончиво, Бев и вовсе предпочитает их игнорировать. Мне нужно хотя бы знать, здорова ли ты!
Улыбнувшись, Мэгс снисходительно похлопала меня по плечу.
– Схожу налью себе еще немного джина, – сказала она, украдкой бросив завистливый взгляд на мой почти полный бокал. Как истинная южанка, получающая удовольствие от потчевания гостей, я сделала глоток и протянула бокал ей.
– Спасибо, деточка!
Мэгс залпом допила мой джин, встала и, взяв пустые бокалы, пошла на кухню.
Я рассеянно оглядела улицу и почему-то вспомнила, как в шестилетнем возрасте гоняла по ней на своем первом велосипеде, подбадриваемая восторженными возгласами «барышень», наблюдавших за мной с террасы. Однажды это кончилось бедой: я оглянулась, чтобы помахать им рукой, и на полном ходу врезалась в пожарный гидрант. На мои вопли и стоны прибежали все «барышни», и я продолжала изображать умирающую, пока они не внесли меня на руках в дом. Только на террасе я начала ехидно хихикать.
Мэгс наконец вернулась, протянула мне мой наполненный до краев бокал и уселась в шезлонг.
На террасе вновь воцарилось молчание.
Где-то в соседнем квартале утробно заурчал автомобиль.
В доме напротив истошно закричал грудной ребенок.
– Я не знаю, с чего начать, – вздохнув, объявила Мэгс.
– Может быть, прямо с Джека? – прокашлявшись, подсказала ей я. – Тебе давно пора рассказать мне, что ты затеваешь.
Мэгс уставилась на свои длинные пурпурные ногти.
– Нет, об этом я не желаю говорить!
– Чудесно! – с тяжелым вздохом кивнула я. – Тогда начни с коров. Какого дьявола ты вломилась в коровник Карла Рейми и выпустила оттуда этих бедных животных?
Мэгс поставила бокал на столик и встала.
– Я не могу беседовать на повышенных тонах! Умерь свой пыл, деточка!
– Значит, беседы у нас не получится, – подытожила я. – Как можно разговаривать с тобой спокойно, если ты не желаешь ничего объяснять?
Бросив на меня испытующий взгляд, Мэгс подошла к перилам террасы, сложила руки на груди и устремила взор на пожарный гидрант, в который я врезалась много лет назад, к счастью, отделавшись только ссадиной на ноге и шишкой на лбу. Мэгс покусала губы, покачала головой и проговорила:
– Вот такие-то, значит, дела!
– Дела? – переспросила я. – Какие именно дела? Продолжая стоять ко мне спиной, Мэгс взмахнула рукой и сказала:
– Весьма непростые, деточка! В последнее время я много думаю. О разных вещах. И от этого мне становится грустно.
У меня округлились глаза. О какой грусти говорит эта женщина? Лично я ни разу не видела ее чем-то опечаленной.
– Отказываюсь в это верить! – воскликнула я. – Такое просто невозможно!
Два бокала джина с тоником развязали мне язык. Я сделала еще один большой глоток, решив излить все наболевшее, раз уж осмелилась усомниться в честности Мэгс.
– Но это правда, деточка! – сказала она. – Меня действительно обуревает тоска.
– Так вот, оказывается, в чем все дело! Тебе захотелось развеять тоску! – язвительно произнесла я, лихорадочно припоминая, сколько времени и сил у меня ушло на подобные разговоры. Но пытаться понять Мэгс было бессмысленной затеей. – Выходит, и английского писателя, и чужих коров ты втянула в этот безобразный фарс исключительно потому, что тебе захотелось повеселиться? Ты опозорила на весь город всю нашу семью, обуреваемая хандрой и грустью? Любопытно было бы узнать, куда ты стала исчезать по утрам в последнее время. Тоже пыталась взбодриться каким-нибудь оригинальным способом? Верно говорит Йен, что наша семейка – настоящий бедлам, так они, англичане, называют психиатрическую больницу, к твоему сведению. По-моему, там тебе самое место.
Мэгс не сводила взгляда с гидранта.
– В жизни каждой женщины наступает время, когда ей требуется приглядеться повнимательнее к себе и привести в порядок свои дела, – бесцветным голосом произнесла она.
– К чему ты клонишь? – спросила я. – Перестань говорить загадками! Выражайся просто и понятно!
– Тебе всегда было трудно меня понять, – вздохнула Мэгс и, обернувшись, спросила: – Скажи, деточка, какая кошка пробежала между тобой и Питером?
От неожиданности я растерялась.
– Значит, о тебе мы уже не разговариваем, а обсуждаем мои проблемы? А как же твоя вселенская тоска?
– Будем считать эту тему исчерпанной! – Мэгс подошла к шезлонгу, села и, подавшись вперед, заговорщицки произнесла: – Насколько мне известно, вы с Питером довольно долго жили вместе.
– Два года, – вздохнув, сказала я.
– И что же произошло?
– Послушай, почему ты расспрашиваешь меня о моих отношениях с Питером?
– Потому что мне так хочется!
– Но почему?
– Хочется, и все.
Я пожала плечами, поняв, что внятных ответов от нее мне все равно не дождаться, и сказала правду:
– У нас все шло прекрасно, пока однажды, придя Домой, я не обнаружила, что он исчез, прихватив с собой все свои пожитки. – Горечь воспоминаний я смягчила глотком джина.
Мэгс последовала моему примеру, облизнулась и спросила:
– Вы с ним были счастливы? По-настоящему счастливы? Я это к тому, что счастливые люди, по-моему, просто так не расстаются.
– Наверное, – пожала я плечами. Углубляться в размышления о случившемся со мной и Питером мне не хотелось, а просто признать этот факт и больше к нему не возвращаться.
– Мне кажется, что действительно любящие друг друга люди могут спокойно выяснить свои отношения и обо всем договориться. – В голосе Мэгс звучало столько скрытого чувства, что у меня возникло подозрение, что она имеет в виду вовсе не меня. Мэгс вздохнула и спросила: – Ты любила Питера?
– Не уверена, – сказала я, откинувшись на спинку стула. – Возможно, любила. Пожалуй, да. Во всяком случае, мне стало горько, когда он исчез.
Мэгс кивнула. Я снова отпила из бокала. Впервые в жизни Мэгс выказала неподдельный интерес к моим личным делам, и я с жадностью впитывала это редкое проявление внимания к себе, как сухая губка впитывает влагу.
– Честно говоря, – сказала я, не в силах более ничего утаивать, – порой мне хотелось, чтобы Питер ушел от меня. Но когда он это сделал, мне даже захотелось, чтобы он вернулся. Я не могу этого объяснить! Наверное, это любовь. А может быть, я внушила себе, что он – мой последний шанс.
– Твой последний шанс? Что ты имеешь в виду?
– Замужество. Детей. И мужа, который бы нас не бросил.
Мэгс вновь посмотрела на пожарный гидрант и отпила из бокала.
– Ты думаешь, это сделало бы тебя счастливой? Муж, который бы тебя не бросил?
– Какое это имеет значение? Ведь мужчины не остаются с «барышнями» Фаллон! Разве не так?
Мы уставились друг на друга. И я почувствовала, что речь действительно идет вовсе не обо мне. Но не успела я напрячь свои затуманенные джином мозги и разобраться, о чем же мы все-таки говорим, как Мэгс ловко сменила тему.
– Деточка, я хочу попросить у тебя прощения за то, что сосватала тебе этого англичанина, – с надрывом произнесла она, дотронувшись носовым платочком до уголков глаз. – Теперь мне кажется, что знакомство с ним не пошло тебе на пользу. Только пойми меня правильно! Он интересный мужчина, не спорю! Но, по-моему, будет гораздо лучше, если ты...
– Прекрати! Ни слова больше! – остановила я ее. – Мне тридцать лет! Тебе давно следовало перестать учить меня жить и навязывать мне свою точку зрения.
Мэгс уставилась в свой бокал. Наблюдая смену чувств на ее лице, я уже не в первый раз отметила, что она остается для меня загадкой. Мне было легче завязать доверительный разговор со случайными попутчиками в поезде либо самолете, чем поговорить по душам с родной матерью.
Тем не менее я ее любила. Да, я любила Мэгс, и мне не хотелось видеть ее расстроенной. Поэтому я готова была молча согласиться со всем, что она собиралась предпринять, чтобы развеять свою тоску.
Я протянула руку и положила ладонь на ее плечо. Мэгс удивленно захлопала ресницами и с недоумением взглянула на меня.
– Тебе плохо? – спросила я.
– Нет, это сейчас пройдет, – улыбнулась она. – Не принимай все так близко к сердцу, деточка. Все это суета.
– Прекрати, мама! – воскликнула я. – Скажи мне честно, что с тобой? Куда ты ходишь тайком по утрам? На медицинские процедуры? Надеюсь, в твои планы не входит умереть в ближайшее время?
– Типун тебе на язык, Порция! Я здорова, как дойная корова! – Мэгс звонко рассмеялась.
– Обещай, что не натворишь больше ничего такого, за что тебя опять упрячут в кутузку!
– Обещать не могу, деточка, но постараюсь туда не попадать.
– Значит, ты пропадаешь, улаживая какие-то неотложные дела?
– Именно так, деточка!
– Тогда предлагаю заключить договор! Ты не будешь совать свой нос в мои проблемы, а я не стану выпытывать у тебя, какими такими делами занята сейчас ты. По рукам?
– По рукам! – воскликнула Мэгс. – И это стоит обмыть!
Мы чокнулись бокалами и допили джин. И хотя мы обе и слукавили, этот маленький взаимный обман матери и дочери все равно был для нас очень трогательным моментом.
Я вышла из душевой кабинки в квартире над книжным магазином и с удовольствием ступила на желто-розовый пружинистый коврик, купленный по настоянию Бьюджи. Всякий раз, когда я на него смотрела, у меня улучшалось настроение.
Открыв дверь ванной, я услышала настойчивый громкий стук во входную дверь и, обмотав полотенцем влажные волосы, надела свой старый фланелевый халатик.
– Иду! – крикнула я и побежала отпирать.
На пороге стояла Бев. Она оттолкнула меня от двери и скомандовала:
– Живо одевайся!
Я захлопнула дверь и направилась в спальню.
– Именно это я и собиралась сделать, но мне помешал твой сумасшедший стук в дверь. Что стряслось?
Я швырнула полотенце на кровать и полезла в платяной шкаф за бельем и носками.
– Мы устраиваем вечеринку с фондю, – войдя в комнату, сказала Бев.
Я захлопнула дверцу шкафа и обернулась.
– И по какому же случаю вы пируете?
Бев сочувственно оглядела пустую комнату, вздохнула и ответила:
– Одевайся быстрее, у нас мало времени, поговорим в машине. Я еще должна купить апельсины и шоколад. Не стану тебя отвлекать, подожду в столовой!
Она захлопнула дверь. Я стала натягивать джинсы.
– Право же, вы делаете из мухи слона, – сказала Вера, скомкав салфетку и бросив ее в пустую продуктовую сумку. Глаза у нее покраснели, лицо покрылось алыми пятнами, но плакать она перестала, как только увидела извлеченные из сумки покупки – апельсины и шоколад.
– Ерунда! – сказала Мэгс и, забрав у нее вилку для фондю, насадила на нее одну из апельсиновых долек. – Макай! – Она вернула вилку Вере.
Та наклонилась над темно-зеленой кастрюлей для приготовления фондю и макнула дольку апельсина в жидкий шоколад.
– Вам не стоило беспокоиться, у меня все прекрасно. Я просто не ожидала встретить его там.
– Разумеется, дорогая! Как можно было это предвидеть! – сказала Бев.
Я наблюдала все это, сидя на стуле и рассеянно тыча вилкой в апельсиновую дольку, лежащую у меня на тарелке.
Мэгс легонько толкнула меня ногой под столом.
Я удивленно взглянула на нее и поняла по ее подмигиванию, что мне тоже пора сказать Вере несколько утешительных слов.
– Э-э-э, – произнесла я, перестав терзать апельсиновую дольку. – По-моему, население нашего города не превышает пока шести тысяч человек. Неужели за минувшие после вашей размолвки одиннадцать лет вы с ним ни разу не столкнулись где-нибудь нос к носу? Прекрати брыкаться, Мэгс! У меня все ноги будут в синяках! Что-то здесь непонятно?
Мэгс оставила в покое мои многострадальные ноги, но взглянула на меня с нескрываемым презрением, как на предательницу. Бев хмыкнула и насупила брови. Но в этот момент Вера вскинула вверх ладонь и воскликнула:
– Стоп! Не ссорьтесь, девочки! Да, Порция, мы с ним виделись и прежде, и не один раз. Как правило, в бакалейно-гастрономическом магазине, как это случилось и сегодня. Однажды я видела его в кинотеатре. Но почему-то... – Она вздохнула и положила дольку апельсина, уже побывавшую в шоколаде, к себе на тарелочку. На глазах у нее показались слезы.
Бев покачала головой и промолвила:
– Не надо так убиваться, деточка. Мы понимаем, .как тебе тяжело это вспоминать.
Мэгс наклонилась над кастрюлькой и стала помешивать в ней ложкой.
– По-моему, это наглость с его стороны – появиться днем во вторник в «Пиггли-Уиггли»!
– Откуда же Бриджу было знать, что она придет туда делать покупки именно во вторник после полудня? – удивленно спросила я.
Бев и Мэгс взглянули на меня, как на слабоумную. Но Вера встала на мою защиту. Положив на тарелочку еще дольку, она примирительно заметила:
– Порция права! Прошло очень много времени. Мне давно пора успокоиться и при встрече здороваться с ним, как это делают все нормальные люди. Можно было бы даже поинтересоваться его делами на работе, помочь ему выбрать спелую дыню или арбуз. А я впадаю в истерику, старая дура! – Ее лицо скривилось, по щеке скользнула крупная слеза. Вера достала из кармана новую салфетку и громко высморкалась.
– Надеюсь, ты не стала помогать ему выбирать арбуз? – спросила Бев. – Или выбрала для него насквозь гнилой?
– Я бы на твоем месте, – сказала Мэгс, размахивая ложкой, – притворилась, что не узнала его. Или посмотрела бы на него как на пустое место. Это пошло бы ему на пользу!
Я заерзала на стуле и уставилась в тарелку, в комнате повисла тишина. Утешать Веру мне расхотелось. Но, опасаясь получить от Мэгс очередной болезненный пинок, я собралась с духом и поинтересовалась:
– А что именно стало причиной вашего разрыва?
Вера как-то странно взглянула на меня, и боль, которую я прочла в ее взгляде, сжала мне сердце. Я пожалела о своих необдуманных словах.
– Извините меня, – сдавленно произнесла она и вскочила со стула, мотая головой и едва сдерживая рыдания.
Бев и Мэгс, бледные от возмущения, с укором смотрели на меня.
– В чем дело? – спросила я. – Что происходит? Он что, просто бросил ее? Променял ее на другую? Я не понимаю, почему они расстались, если любили друг друга.
– Ты знаешь, для чего мы устроили эти семейные посиделки с фондю? – спросила Бев. – Нет? Так вот, смысл этой затеи в том, деточка, чтобы успокоить и утешить нуждающегося в поддержке человека. Неужели вам, профессор, вот уже двенадцать лет прячущий свое истинное лицо под вуалью образованности, непонятны такие элементарные вещи?
Я схватила со стола свою тарелку:
– Мне все ясно, Бев! Я только хотела сказать, что... Бев перебила меня:
– Нужно думать, что ты говоришь! Вера сейчас нуждается в нашей заботе, и чтобы поднять ей настроение, уж лучше было бы сказать, что возле «Пиггли-Уигглй» высадились зеленые человечки с Марса, чем задавать идиотские вопросы! Неужели у тебя не нашлось теплых слов для родной тети? А еще без пяти минут профессор! И чему вас только учат в ваших университетах!
Меня затрясло от негодования.
– Да я в Вере души не чаю! – вскричала я. – Но ведь уже прошло одиннадцать лет, как они с Бриджем Уилкинсом расстались! Она бы давно и думать о нем перестала, если бы вы не устраивали для нее эти «сладкие посиделки» и не пестовали ее горькие воспоминания, потчуя при этом дольками апельсина в шоколаде.
– Это не твоего ума дело! – Бев погрозила мне пальцем.
– Нет уж, позвольте мне высказаться! – не унималась я.
Между нами вклинилась Мэгс.
– Хватит! – воскликнула она, схватив Бев за поднятую руку. – Не лучше ли нам охладить пыл холодным джином с тоником?
Я поставила тарелку на стол, почувствовав, что мой нервный желудок вот-вот исторгнет фондю, которое я, сама того не замечая, поглощала в ходе неприятного разговора. Швырнув салфетку в угол, я пулей вылетела из комнаты.
– Стоять! Не двигаться!
Я вздрогнула и выронила молоток. Он со стуком упал на цементный пол, и эхо разнесло звук его падения по всему помещению. Луч яркого света ослепил меня. Я прикрыла глаза рукой и, прищурившись, увидела Йена.
– В чем дело? – недоуменно спросила я.
Он опустил фонарь, и тогда я увидела в его руке ружье.
Пробормотав проклятие, он подошел к козлам и положил на них дробовик и фонарик. Руки у него тряслись. Я подхватила с пола свой фонарь и, вымучив улыбку, подошла к Йену.
– Как вы меня напугали! – сказал он. – Что вы здесь делаете?
– Благоустраиваю сарай, – ответила я.
– Благоустраиваете сарай... – Он тяжело вздохнул. – В час ночи... Благодарите Бога, что ружье не заряжено. Вообще-то я боюсь пользоваться оружием, однажды на охоте я случайно чуть не прострелил себе ногу.
– Я не могла уснуть и подумала, что работа в сарае поможет мне избавиться от бессонницы.
Йен изумленно вскинул брови.
– Мне просто не пришло в голову, что стук молотка вас разбудит, – виновато объяснила я.
Он взъерошил пальцами волосы.
– Мне тоже не спалось.
– И чем же вы занимались?
– Писал роман, – пробурчал он.
– Мне казалось, что вы пишете только по утрам.
– Если уж я приступаю к работе, то не прекращаю ее ни днем, ни ночью. Я пытался ограничиться только утренними часами, но из этого ничего не вышло. – Йен в сердцах махнул рукой.
Я подняла фонарь повыше и сказала:
– Извините меня за то, что напугала вас. Это решение возникло у меня спонтанно... Сама не понимаю, что со мной происходит в последнее время! Какая-то непредсказуемость поступков, порывистость...
Губы Йена растянулись в улыбке.
– И со мной такое случается, в этом мы с вами похожи.
Я тоже улыбнулась и подняла молоток с пола.
– Вы можете вернуться к работе над книгой. А я еще немного повколачиваю гвозди в стенку.
– Пожалуй, я присоединюсь к вам, – сказал Йен и взял из штабеля доску. – Все равно я застрял на одном эпизоде.
Он подошел к стене и щелкнул выключателем. Вспыхнули светильники, закрепленные на дальней стене.
– А я и не знала, что вы провели сюда электричество!
Йен вставил доску в станок и надел защитные очки.
– Вы не единственная, кто использует физический труд для борьбы с бессонницей.
Мы обменялись улыбками. Он стал умело распиливать доску. Звук вращающегося диска и золотистые опилки, разлетающиеся в разные стороны, заворожили меня. Йен уже выключил пилу и снял очки, а я все еще продолжала глядеть на него, раскрыв рот.
– Что с вами, Порция? – с тревогой спросил он.
– Задумалась, – встряхнув головой, ответила я. – Расскажите мне о своей новой книге!
Он взглянул на усыпанный опилками пол, потом на меня.
– Ну пожалуйста, Йен! Может быть, я смогу быть вам полезна? У меня имеется опыт помощи писателям.
Йен засмеялся:
– А не выпить ли нам кофейку? По-соседски.
Разбудил меня кофейный аромат. Открыв глаза, я увидела большую чашку, наполненную горячим бодрящим напитком, перевернулась на спину, поудобнее положила голову на подушку и только тогда заметила, что кто-то заботливо укрыл меня одеялом.
Йен сидел за своим рабочим столом спиной ко мне и пил кофе. Его портативный компьютер был включен, Йен поставил чашку на стол, обернулся и произнес:
– Вы не спите? Я сварил для вас кофе. По-моему, он слегка крепковат, но зато очень бодрит...
– Как продвигается сюжет? – поинтересовалась я. – Ваш герой прыгнул с взорвавшегося судна в море?
– Нет, иначе он погиб бы от переохлаждения, вода в это время года слишком холодная, – улыбнувшись, ответил Йен. – Он уплыл на надувной лодке, прихватив с собой всю базу данных. Кстати, спасибо вам за ценные советы, без вашей помощи я бы не сумел найти верное решение этой проблемы.
– Всегда рада вам помочь, – сказала я, сладко потягиваясь. – Кстати, который час?
Он взглянул на свои наручные часы:
– Четверть восьмого.
– Мне пора возвращаться домой. «Пейдж» открывается в девять утра.
– Пойду принесу вашу куртку.
Он встал из-за стола и вышел в коридор.
Я услышала, как скрипнула дверь стенного шкафа, и, улыбнувшись, сунула ноги в шлепанцы.
Йен вернулся с моей ветровкой, накинул ее мне на плечи и легонько сжал их пальцами, прежде чем отойти от тахты.
– Вы уверены, что сюда не нагрянет ваша беременная подруга с рыжим ежиком волос на голове? – спросил он. – После знакомства с ней я долго не мог прийти в себя.
– Думаю, у нее сейчас хватает собственных забот, – рассмеявшись, ответила я.
Йен улыбнулся и заправил мне за ухо непослушный локон. Мое сердце заплясало чечетку. По спине пробежала приятная дрожь. Йен стоял совсем близко, словно бы собираясь обнять и поцеловать меня. Но, увидев выражение моего лица, он рассмеялся и отступил на шаг назад.
– Вам пора идти. Не стану вас задерживать.
В глазах его прыгали смешинки. Я покраснела.
– Вы придете сегодня ко мне на ужин? – спросил он.
– Да, – с трепетом выдохнула я.
– Тогда я заеду за вами в семь вечера.
– В этом нет необходимости, я доберусь сама! Он дотронулся пальцем до моих губ.
– Молчите! Не произносите больше ни слова!
Тепло распространилось от его пальца по всему моему телу, я даже слегка вспотела. Еще мгновение – и я бы совершенно растаяла и упала к его ногам.
Йен провел пальцами по моему лицу, порывисто обнял меня и привлек к себе. Я прижалась щекой к его плечу и внезапно ощутила умиротворение, как после горячей ванны. Еще ни один мужчина не дарил мне такого прелестного ощущения. Йен выпустил наконец меня из своих нежных объятий, и я воскликнула с легкой досадой:
– Что ж, до свидания!
Уходя по дорожке от его дома, я все же не выдержала и оглянулась. Йен стоял у окна и махал мне рукой. Я улыбнулась: мне давно уже никто не глядел вслед с такой теплой улыбкой на лице. Как, оказывается, это приятно!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Улыбка святого Валентина - Рич Лейни Дайан

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14

Ваши комментарии
к роману Улыбка святого Валентина - Рич Лейни Дайан



Что это вообще было??? Вечер потрачен впустую
Улыбка святого Валентина - Рич Лейни ДайанИрина
17.08.2015, 22.06





Все " барышни" Фаллон - женщины с сильными характерами, на мой взгляд, поэтому у них не складываются отношения с мужчинами. Хотя мне дико было прочитать, что мужчину можно оттолкнуть , чтобы только не быть самой отвергнутой через какое- то время! А если сложится все хорошо в будущем? Зачем глупость совершать сейчас? Этот роман совершенно не похож на привычные ЛР и уже за это, не говоря уже о том, что он действительно интересный и по сюжету и по характерам героинь, он мне понравился. Кому надоели штампы рекомендую прочитать. Думаю, не пожалеете.
Улыбка святого Валентина - Рич Лейни ДайанЛенванна
11.04.2016, 18.55








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100