Читать онлайн Улыбка святого Валентина, автора - Рич Лейни Дайан, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Улыбка святого Валентина - Рич Лейни Дайан бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.67 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Улыбка святого Валентина - Рич Лейни Дайан - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Улыбка святого Валентина - Рич Лейни Дайан - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Рич Лейни Дайан

Улыбка святого Валентина

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

– Ах, не забивай себе голову ерундой! – воскликнула Бьюджи и положила ярко-розовый будильник в мою тележку для покупок. Мы разгуливали по секции товаров для дома в универмаге «Уол-Март». – Они с Бриджем расстались, по-моему, лет десять тому назад.
– Одиннадцать, – поправила ее я, поставила часы обратно на прилавок и взяла вместо них другие, черного цвета.
Бьюджи фыркнула, пожала плечами и заявила:
– Тебе не хватает ярких цветов!
Сама она была одета в розовую блузку и желтую юбку.
– Мне достаточно побыть немного рядом с тобой, – сказала я, едва сдерживая смех, – и мир сразу становится ярким.
– Тогда ты еще больше чокнутая, чем я думала, – ухмыльнулась Бьюджи и вперевалку пошла впереди меня, похожая на откормленную утку. – Как ты собираешься обставить свое новое гнездышко? Там есть какая-нибудь мебель?
– Конечно! – ответила я, стараясь не отставать от нее. – Диван, кофейный столик и кровать. Все, разумеется, страшно запылилось за восемь лет, но это дело поправимое. Все остальное, что мне потребуется, я достану из подвала.
Бьюджи скорчила сочувственную мину.
– Что ж, это ведь твое временное пристанище, – сказала она, облизнув губы. – И не переживай так из-за Веры!
– Но она перестала со мной разговаривать! – пожаловалась я. – Ты же знаешь Веру, обычно она вообще не умолкает.
– Из-за чего, собственно говоря, они расстались? – поинтересовалась подруга, разглядывая желтый резиновый коврик в форме ромашки. Я позволила ей положить его в тележку – насчет ковриков я не привередлива. Мне внезапно стало так стыдно за свою колкость и так жалко Веру, что я едва не расплакалась.
– Понятия не имею, – ответила я, шмыгнув носом. Бьюджи обхватила руками живот, прищурилась и сказала:
– Тебе надо с ним повидаться.
– Нет! – вскричала я. – Только не это! Я не могу! Пытаясь отвлечь ее внимание, я схватила пеструю блестящую занавеску для душевой кабинки, однако Бьюджи задумчиво потерла кончик носа, покачала головой и, взяв с полки другую занавеску, в тон коврику, швырнула ее в тележку.
– Но ведь он раньше частенько бывал у вас в доме, верно? – вернулась Бьюджи к щекотливой теме. – Я помню его двусмысленные шуточки и пошлые анекдоты. Но ты должна быть ему благодарна, ведь это он научил тебя водить машину.
– Нет! – отрезала я. – Не хочу даже вспоминать об этом.
Я остановилась, чтобы выбрать наволочку, но Бьюджи не стала мне помогать, она застыла в ожидании извинений, положив одну руку на живот, а другую – на ручку тележки.
– Не сердись, – миролюбиво сказала я, выбрав наволочку и положив ее в тележку. – В нашей семье не принято поступать вопреки общему решению. Мы всегда крепко держимся друг за друга.
Бьюджи сделала круглые глаза и, укоризненно покачав головой, заметила:
– Я понимаю. Настолько крепко, что ни для кого из посторонних места среди вас никогда не остается.
Она повернулась и пошла по проходу, покачивая бедрами.
Я замерла на месте, осмысливая ее слова.
Наконец она обернулась и, помахав мне рукой, крикнула:
– Ну, ты идешь? Нам еще надо выбрать для тебя покрывало! Без меня тебе не обойтись. Пошли же скорее! А то я уже проголодалась.
Я рассмеялась и послушно последовала за ней, толкая впереди себя тележку. И что только я делала бы без такой подруги!
В течение восьми дней я продолжала свое затворничество в квартирке на чердачном этаже «Пейдж», убивая время за чтением рассказов о похождениях Тэна Карпентера. Порой у меня возникала мысль вернуться к работе над своей диссертацией. Окружающая обстановка очень напоминала интерьер моего жилища в Сиракьюсе: такой же старенький диванчик, кофейный столик, заваленный книгами, чашка с остывшим кофе. И все-таки, пожалуй, мне стоило признать, что тридцатилетней женщине в здравом уме не подобает прятаться от своих родственников в сырой мансарде.
Тяжело вздохнув, я встала с дивана и прошла на кухню. Мой взгляд упал на пульт от портативного телевизора с видеоприставкой, который я купила на местной барахолке – на случай, если мне вздумается снова взглянуть на Дарси и Элизабет. Я открыла холодильник. Бутылка сухого вина. Сандвич, купленный неделю тому назад. На верхней полке пакет с чипсами. Пора было что-то предпринять.
Я пошла в ванную, стараясь не смотреть в отражающие поверхности. Быстренько вымывшись и переодевшись, я схватила связку ключей, захлопнула за собой дверь и сбежала по лестнице, готовая даже последовать совету Мэгс, лишь бы снова не впасть в меланхолию. Завернув за угол дома, я направилась в парикмахерскую.
– Мне нравится ваша новая прическа, – сказал Йен, когда мы с ним шли к пилораме в задней половине сарая.
Я вполне сознательно заправила за ухо свой непослушный локон, хотя теперь он и стал значительно короче. Всякий раз, когда я случайно видела свое отражение, я вздрагивала, не узнав себя, и с удивлением всматривалась в незнакомую мне симпатичную блондинку.
– Благодарю, – сказала я, вновь коснувшись пальцами волос. – Мне вдруг захотелось изменить свою внешность.
– Наденьте защитные очки. – Йен протянул мне забавные пластиковые очки. – Вы же не хотите окриветь на один глаз. Не смейтесь, я говорю серьезно.
– Ах, бросьте! Можно подумать, что такое может случиться! – легкомысленно воскликнула я, вертя очки в руках.
– Ну что ж. Можете не надевать их. Некоторым мужчинам даже нравятся девушки с черной повязкой на глазу, они находят их сексапильными. – Йен усмехнулся и стал класть доску под дисковую пилу. Затем он объяснил, как мерить и размечать доску, чтобы распилить ее под нужным углом. Я внимательно блушала, но осознать смысл пояснений Йена мне мешал запах его свежевымытой кожи. Он включил станок, диск завертелся, и Йен плавно опустил его на доску. Закончив работу, он выключил станок, поднял пилу, снял очки и сказал:
– Ну вот и все. Как вам кажется, вы сумеете повторить это самостоятельно?
Я попятилась и воскликнула, вытаращив глаза:
– Может, я лучше буду забивать гвозди в стену? А работу с электрическими инструментами оставлю умелому и сильному мужчине?
– Но сначала нужно изготовить панели определенного размера, чтобы вам было что приколачивать к стенке! – рассмеялся Йен.
– Я, конечно, могу попробовать, – без особой радости сказалая, взяла доску и попыталась аккуратно подложить ее под пилу. – Но только в этих очках я похожа на жабу. Пожалуй, я лучше их сниму.
– А по-моему, эти очки вам идут! Вы смотритесь в них эротично. Особенно с новой прической.
У меня даже мурашки побежали по коже от этих слов. Любопытно, что он имел в виду? Значит ли это, что без таких идиотских очков я ему не нравлюсь? Какой, однако, причудливый вкус у английских писателей! Вот уж не думала, что кому-то может понравиться крашеная блондинка с выпученными глазами! Любопытно, стану ли я героиней его нового романа?
Я выпрямилась и сказала, глядя на Йена:
– Я благодарна вам за то, что вы позволили мне работать вместе с вами. Физический труд меня взбодрил. Думаю, из вас мог бы получиться прекрасный педагог.
– Просто вы способная ученица, – улыбнулся он и надел очки, болтавшиеся у него на шее на тесемках. – Безопасность превыше всего!
Внезапно кто-то окликнул меня от дверей сарая:
– Ты здесь, Порция?
Обернувшись, я увидела мужчину в форме полицейского. Когда он приблизился, я узнала в нем Дэви, мужа Бьюджи, и, сняв очки, пошла ему навстречу, охваченная тревожным предчувствием.
– Что-то случилось с Бьюджи? У нее начались роды?
– Нет-нет, не беспокойся, у нее все хорошо, – успокоил он меня и, протянув руку Йену, представился: – Дэвид Чапмен, помощник шерифа.
– Йен Беккет. Рад познакомиться, – сказал англичанин.
Дэвид окинул его строгим взглядом старшего брата и вновь обратился ко мне:
– Нам нужно поговорить наедине!
– Вот еще! Что за таинственное дело у тебя ко мне? – недоуменно спросила я.
– У Мэгс возникли неприятности, – многозначительно сказал Дэви. – Ты не замечала странностей в ее поведении в последнее время?
– Боже, я так и знала! – воскликнула я. – Она заболела?
– Не совсем... Она в тюрьме. – Дэви сокрушенно покачал головой, однако я заметила, что он с трудом прячет улыбку.
– Что с ней стряслось? За что ее арестовали? – вскричала я.
– За то, что она выпустила из коровника Карла Рейми всех коров, – пряча глаза, сказал Дэви.
– Невероятно! – воскликнула я. – Это какое-то недоразумение. Ни за что не поверю, что животных освободила Мэгс Фаллон.
– Увы, но это факт! – пожал плечами Дэви.
– Ты хочешь убедить меня в том, что моя мамаша, с ее роскошной прической и накладными ногтями, не говоря уже о ее плетеных босоножках на высоких каблуках, отправилась в коровник Карла Рейми и выпустила оттуда всю скотину? Скажи еще, что она гоняла по городу испуганных коров кнутом! Признайся, Дэви, это розыгрыш?
– Может быть, ты присядешь, Порция? —.мягко предложил он.
– Да мама даже не разрешила мне в детстве завести щенка! – воскликнула я, все сильнее нервничая. – Она, видите ли, боялась, что собачка прыгнет к ней на колени и расплескает ее коктейль! А ты говоришь, что она приблизилась к бодливым коровам. Мэгс не настолько глупа, чтобы не знать, что в стаде есть еще и бык!
– Ну как мне тебя убедить, Порция! – Дэви развел руками. – Она уже во всем призналась.
Я попыталась представить себе картину происшествия, но мне это не удалось. Мэгс больше всего на свете боялась животных и грязи. Но при этом она обожала жаркое из телятины, презирала защитников диких животных и клялась, что с удовольствием носила бы шубку из меха какого-нибудь пушистого зверька, если бы в Джорджии не было так жарко. Так с какого перепугу ей вздумалось освобождать из коровника стадо Карла Рейми? Кем она себя возомнила? Уж не хиппи ли 60-х годов, скандально прославившихся своими экстравагантными выходками? Неужели она действительно спятила на почве климакса и злоупотребления выпивкой?
Очевидно, так оно и случилось. Так вот какую тайну скрывали от меня Бев и Вера! Боже, какой ужас! Теперь ее официально признают ненормальной и надолго упекут в психушку. Такой же участи не избежать и мне в ее возрасте...
– Порция, что с вами! Вы изменились в лице! – озабоченно взяв меня за локоть, проговорил Йен. – Может быть, вы хотите навестить маму?
– Да, разумеется! – сказала я, расстегивая свой пояс с инструментами. – Нельзя упустить случай проведать ее в тюрьме.
Я отдала тяжелый пояс Йену, Дэви взял меня под руку и повел к выходу из сарая. Сделав несколько шагов, я обернулась и спросила у Йена, застывшего в растерянности с моим поясом в руках, не желает ли он составить мне компанию.
– Вам этого хочется? – с улыбкой спросил он.
– Да, конечно, – ответила я. – Если, разумеется, у вас нет никаких более срочных дел.
Он молча снял защитные очки, швырнул их вместе с поясом на груду бревен и присоединился к нам с Дэви.
Мы с Йеном двинулись на арендованном им внедорожнике за служебной машиной Дэви. Выехав на Мэйн-стрит, мы увидели трех помощников шерифа, пытающихся загнать упрямую корову в трейлер. Очевидно, это был финал прелюбопытнейшего зрелища, которое мы с Йеном пропустили.
– Как вы назвали нашу семейку? Компанией чокнутых нимфоманок? – спросила у него я, когда мы вошли в участок.
Ответить Йен не успел, ему помешал чей-то возмущенный хриплый возглас:
– Это как же так, я спрашиваю? На каком основании вы хотите ее выпустить? – орал Карл Рейми, небритый толстяк в поношенных джинсах и рваной фланелевой рубахе. Он в ярости метался по коридору и то и дело сплевывал на пол.
Дэви подошел к нему и успокаивающе похлопал по плечу.
– Не волнуйся так из-за пустяков, старина! Она внесла залог и освобождена до суда. Порция! Йен! – обернувшись, крикнул он нам. – Я отлучусь на минутку!
– Плевать я хотел на суд! – крикнул ему вдогонку Карл. – Какой мне от него прок? Кто поможет мне разыскать моих коров? Они разбрелись по всему Трули!
Тут он увидел меня и добавил, погрозив мне пальцем:
– А ты, Порция, приглядывай за своей безумной матерью! Готов поспорить, что она выкинет еще и не такой номер!
Йен встал между ним и мной, расправив плечи и сделав строгое лицо. Карл изумленно вскинул голову и спросил:
– А ты кто такой? Что-то я раньше тебя здесь не видел!
– Меня зовут Йен Беккет. Я друг их семьи! – сказал англичанин, презрительно взглянув сверху вниз на коренастого фермера.
Карл тоже окинул его взглядом, снова сплюнул на грязный пол и нагло заявил:
– Если ты долбишь ее дочку, это еще не дает тебе права называться другом семьи. Здесь полгорода таких «друзей».
Йен сжал кулаки. Я вклинилась между мужчинами и сама дала достойную отповедь дебоширу. Глядя прямо в его поросячьи глазки, я без всяких обиняков предупредила:
– Лучше поберегись, Карл! В тех краях, откуда приехал этот джентльмен, за подобные дерзости негодяи получают по зубам. Возвращайся-ка ты на ферму и не беспокойся о своих коровах. Они сами к вечеру найдут дорогу домой. У них больше извилин в мозгах, чем у их полоумного хозяина.
Глаза Рейми остекленели. На миг мне даже показалось, что он вот-вот бросится на меня с кулаками. Но он только грязно выругался, смачно плюнул на пол, обжег ненавидящим взглядом моего защитника и покинул участок, хлопнув дверью. Я с облегчением вздохнула. И дернул же черт Мэгс поссориться именно с этим нахалом! Он прослыл самым скандальным человеком в Трули, все соседи его на дух не переносили за грубые манеры и злобные выходки.
– Браво! – сказал Йен, положив ладонь мне на плечо.
– У меня есть опыт усмирения местных хулиганов, – самодовольно объяснила я. – Главное – не показывать, что ты их боишься. Тогда они дрогнут и отступят.
В этот момент вернулся Дэви. Йен убрал руку с моего плеча.
– Мэгс должны отпустить домой с минуты на минуту, – сообщил нам Дэви с довольной улыбкой.
– Ты разговаривал с ней? – спросила я. – Что она говорит о мотивах своего поступка?
– Об этом она не сказала ни слова, только повторила, что готова взять на себя ответственность за последствия своей выходки, – ответил Дэви.
– И каковы же эти последствия?
– Ну, во-первых, ей придется возместить расходы на уборку города после нашествия стада перепуганных коров. Во-вторых, оплатить работу парней, которые их отлавливали, чтобы вернуть на ферму. А помимо всего этого – заплатить солидный штраф.
– Ее могут приговорить к тюремному заключению? – с тревогой спросила я.
Дэви ничего не ответил. Я тяжело вздохнула. Он дотронулся до моей руки и сказал:
– Конечно, Мэгс совершила серьезное правонарушение. Судья за такое по головке не погладит. Но поскольку закон она нарушила впервые, а все животные будут, как я надеюсь, найдены и возвращены своему владельцу, в тюрьму ее не поместят. Как ни глуп Рейми, настаивать на этом он не станет, ему от этого никакой выгоды. Скорее всего он остынет и отзовет свое обвинение, если ему возместят убытки.
Общаться с Карлом мне, разумеется, удовольствия не доставляло, однако делать было нечего. И я заверила Дэви, что мы постараемся уладить все дело миром.
– В таком случае, – сказал Дэви, – я сейчас приведу сюда Мэгс. – И, кивнув Йену, помощник шерифа снова ушел в служебное помещение.
– Не волнуйтесь, все будет хорошо, – сказал англичанин.
– Спасибо за моральную поддержку.
– Не за что. Я рад, что могу вам хоть чем-то помочь, – улыбнулся он.
Наши взгляды встретились, и Йен протянул руку, чтобы заправить за ухо мой непослушный локон. От прикосновения его пальцев к моей коже у меня перехватило дыхание. Но в этот момент за моей спиной раздался стук женских каблучков.
Обернувшись, я увидела идущую ко мне Мэгс. Волосы ее были взлохмачены, босоножки перепачканы грязью и навозом, Дэви поддерживал ее под руку, следом понуро брели Вера и Бев. Дэви протянул Мэгс какой-то документ, она поставила свою подпись, обернулась и наконец-то заметила нас.
– Порция! Деточка! – всплеснув руками, воскликнула она. – Ты сделала себе новую прическу! Какая же ты умница! Вера, взгляни-ка на нее! Какая она у нас красивая! Что же ты молчишь?
Вера натянуто улыбнулась и кивнула, не проронив ни слова. Лицо Бев осталось каменным. Мэгс снова обернулась ко мне и спросила:
– Как дела, дорогая? Как настроение?
– Ты интересуешься моим настроением? – вытаращила я глаза. – А как ты думаешь, мне приятно забирать свою мамочку из камеры предварительного заключения?
– Только не надо драматизировать! – воскликнула она. – Собственно говоря, своим освобождением я обязана вовсе не тебе, а Бев. И вообще, деточка, напрасно ты притащилась в участок. Здесь скверно пахнет. А за меня не волнуйся, все образуется, вот увидишь. Это просто маленькое недоразумение.
Вера потупилась, пряча от меня глаза. Бев удовлетворенно улыбнулась и кивнула.
– Недоразумение? – переспросила я. – Коровы бегают по всему городу! Я видела их даже на парковочнои площадке у «Пиггли-Уиггли».
Мэгс пропустила мои слова мимо ушей и с улыбкой обратилась к Йену:
– Какая пциятная встреча! Как поживаете, Йен? Рада вас видеть. Как продвигается ваша работа над новым романом?
– Вполне успешно, благодарю вас, – степенно ответил Йен.
– Прекрасно. – Мэгс одарила меня фальшиво-радостной улыбкой. – Мне надо привести себя в порядок. Пока, крошка!
И, подмигнув мне на прощание, она с гордо вскинутой головой величественно покинула полицейский участок, оставив за собой шлейф специфического коровьего аромата.
Переглянувшись, Бев и Вера виновато посмотрели на меня.
– Объясните же мне наконец! – накинулась я на них.
– Пожалуй, я подожду вас снаружи, – сказал Йен. – Здесь немного душно. Всего хорошего, дамы!
Вера проводила его мечтательным взглядом и вздохнула:
– Какой мужчина! Настоящий джентльмен! А ты, дорогая, не беспокойся из-за всякой ерунды, все само собой утрясется.
– Обсудим это позже, дома, – сурово сказала Бев.
– Да, так будет лучше, – поспешно согласилась с ней Вера. – Порция, ждем тебя в воскресенье к нам на ужин. Тогда обо всем и поговорим.
Я не выдержала и порывисто схватила ее за руку.
– Но объясни хотя бы, все ли у нее в порядке с головой! Она, случайно, не наглоталась наркосодержащих таблеток? Я ее просто не узнаю!
– Дело вовсе не в этом, деточка! – потрепав меня по плечу, сказала Вера. – Поверь мне на слово. До воскресенья.
Мне оставалось только кивнуть.
Бев и Вера неторопливо вышли из участка и, как я видела в окно, уселись в наш старенький красный джип. Мэгс плюхнулась на заднее сиденье, как важная персона, следующая в свою резиденцию. Да, она явно сильно изменилась. Вот только я никак не могла понять, чем вызвана произошедшая с ней метаморфоза.
– Значит, он заправил тебе за ухо локон? – уточнила, слушая мой рассказ, Бьюджи во время нашей совместной утренней прогулки, на которую она вытащила меня ни свет ни заря.
– Послушай, не могла бы ты идти помедленнее? – спросила я, все еще сердясь на нее за то, что она разбудила меня в шесть утра. – Я за тобой не поспеваю!
– Быстрая ходьба полезна для женщин в моем положении, – нравоучительно сказала Бьюджи. – Я ежедневно совершаю продолжительные пешие прогулки. На прошлой неделе прошла почти пять миль.
Я прикусила язык. О Боже! Пять миль! Невероятно!
– И все-таки, убавь шаг, милочка, – сказала я. – До родов еще по крайней мере две недели, тебе нужно беречь силы. Да вообще роды могут и не начаться вовремя, ведь человеку свойственно опаздывать!
Бьюджи ахнула и остановилась.
– Типун тебе на язык! Как ты могла сказать мне такое!
Я поспешила сменить тему:
– Как ты думаешь, это был невинный жест с его стороны? Или же он хотел...
– Поцеловать тебя? – просияв, договорила за меня Бьюджи.
– Вот именно. Может быть, это мне померещилось?
Я пытливо уставилась на нее. Бьюджи пожала плечами.
– Откуда мне знать? Эти англичане такие загадочные люди! Но ручаюсь, что он ктебе неравнодушен. Спит и видит, как бы уложить тебя в постель.
– Прекрати! – воскликнула я, заткнув пальцами уши. – Я не могу сейчас это обсуждать.
– Почему? – удивленно спросила Бьюджи. – Не понимаю, что за дурацкую игру в недотрогу ты затеяла! В тебя влюбился миллионер, а ты строишь из себя девственницу.
– Плевать мне на его миллионы! – замахала я руками. Однако не решилась добавить, что обожаю его приятный низкий голос и ласковый, все понимающий взгляд. – Мне просто нравится его общество.
– Так в чем проблема? – спросила Бьюджи.
– В том, что он живет в Лондоне.
– Разве это мешает тебе закрутить летний роман с английским джентльменом? Пока он ведет себя вполне корректно.
– Однажды я уже легла с ним в одну постель, – напомнила я. – И кончилось это тем, что я расплакалась.
Бьюджи остановилась и наморщила лоб.
– Это действительно неприятно! Однако раз он все еще к тебе не охладел, возьми инициативу в свои руки! – изрекла наконец она. – Что конкретно тебя беспокоит? Признавайся!
Я собралась с духом и выпалила:
– Родовое проклятие. Загадочная напасть. Я называю это «тефлоновая вагина»!
– Это шутка? Или ты всерьез намереваешься отвергнуть известного писателя-миллионера из-за своего дурацкого предрассудка? Да ты просто сбрендила! Выкинь эти глупости из головы, Порция!
– Тебе легко говорить! – огрызнулась я. – От тебя не сбежал еще ни один мужчина! Ты в отличие от меня жила в нормальной, полной семье, а затем вышла замуж. У тебя есть братья. А в нашей семье одни только женщины, к нам мужчины почему-то не прилипают. Вот почему я уверена, что причина всех наших бед в «тефлоновой вагине». Я однажды уже обожглась, привязавшись к Питеру, и не хочу обжечься снова.
– Ничего глупее того, что ты сейчас сказала, я в жизни не слышала, – смерив меня презрительным взглядом, произнесла Бьюджи.
Я поддела мыском туфли камушек и в сердцах воскликнула:
– Спасибо тебе за поддержку, подруга!
– Любая правда лучше, чем фальшивая поддержка! – сказала Бьюджи. – Как можно рассуждать о том, в чем ты ни черта не смыслишь! Вот скажи честно, разве ты сделала все, что в твоих силах, чтобы завладеть сердцем Питера? Ты ни разу не пригласила его в наш город, не удосужилась познакомить его со своими родственниками и подругами. Разве не так?
Я тупо уставилась на нее, осмысливая упрек. О чем она говорит? Откуда ей знать, сколько времени и сил я потратила на Питера!
– Мы с ним два года спали в одной постели, – заявила я.
– Ну и что? – не сдавалась Бьюджи. – Этого мало, чтобы всерьез увлечь парня. Тем более что голова у него была занята написанием своего идиотского романа. Кстати, милочка, ты хоть раз говорила ему о своей дурацкой идее, будто бы ты унаследовала от своей мамочки особенность отпугивать ухажеров? Вы с ним обсуждали проблему «тефлоновой вагины»?
– А какое это имеет значение? – спросила я, не понимая, к чему она клонит.
Бьюджи пристально взглянула на меня, молча кивнула и пошла вперед. Я посмотрела на часы и крикнула ей вслед:
– Разве нам еще не пора возвращаться?
– Нет! – не оборачиваясь, бросила она. – До фермы Бэббов еще две мили. А обратно Йен довезет нас на своем автомобиле.
Я догнала ее и схватила за руку.
– Постой! Что ты задумала?
– Я не собираюсь выслушивать твой бред о каких-то выдуманных тобой изъянах, якобы обрекающих тебя на одиночество! – объявила Бьюджи и, высвободив руку, снова затопала своей утиной походкой по дороге. – Можешь продолжать распускать нюни, но только без меня. А я собираюсь проведать господина писателя.
– Как я должен объяснить ваш визит ко мне в столь ранний час? – спросил Йен, садясь за кухонный стол, на который он уже поставил чайник с горячим чаем и блюдо с пончиками. Волосы у него были взъерошены, глаза – усталые и красные от недосыпания, но тем не менее в 6:45 утра, когда незваные гостьи нагрянули к нему, он уже работал, сидя за своим письменным столом у окна.
– Я хочу узнать, каковы ваши намерения в отношении моей подруги Порции, – не задумываясь, огорошила его Бьюджи.
– Прекрати немедленно! – вскричала я, хлопнув ладонью по столу.
Бьюджи невозмутимо откусила кусочек пончика.
– А что особенного? Он уедет отсюда в конце лета. Вам обоим пора либо решиться на что-то, либо прекратить морочить друг другу голову. Вкусные пончики! Откуда они у вас?
Йен ошарашенно сказал:
– Из пекарни Сью Энн.
Бьюджи кивнула, отправила в рот еще кусочек и сказала, блаженно жмурясь:
– Просто объедение! Я лишь теперь их распробовала. – Она выразительно взглянула на меня и добавила: – Подлинный вкус можно познать только с третьего раза. Итак, Йен, я жду ответа на свой вопрос!
Бьюджи пронзила англичанина беспощадным взглядом.
Тот смущенно взглянул на меня и произнес:
– Извините, но я, кажется, не понял вашего вопроса.
– Я спросила, каковы ваши намерения в отношении Порции.
Йен раскрыл рот, закрыл его и растерянно посмотрел на меня. Но я тоже онемела. Бьюджи постучала пальцами по столу и воскликнула:
– Соображайте скорее, сэр! У меня в любой момент могут начаться схватки. И тогда вам придется принимать у меня роды.
Я беспомощно уставилась в потолок. Йен потер пальцами лоб.
– Не обижайтесь на мою подругу, пожалуйста, – промямлила я. – У нее временное помрачение рассудка из-за беременности. Все дело в гормонах... Правда, Бьюджи?
Моя подруга встала из-за стола и со вздохом промолвила:
– Что ж, свою миссию я выполнила, а вы поговорите без меня. Мне же срочно нужно справить малую нужду. Где здесь туалет?
Йен вскочил и вызвался проводить ее.
– Не надо, я сама найду дорогу, – сказала Бьюджи и вышла из кухни, подмигнув мне украдкой.
Йен откинулся на спинку стула и бессильно уронил руки.
Я закрыла пылающее от стыда лицо ладонями. В кухне воцарилась томительная тишина.
– Однажды меня подвергли аресту за то, что я бегала по студенческому городку голой, – наконец глухо сказала я.
– Не понял, – отозвался Йен, глядя на меня с опаской.
Я положила руки на стол и, усмехнувшись, объяснила:
– Я вспомнила об этом, пытаясь сопоставить самые унизительные эпизоды своей жизни.
– Послушайте, Порция, я ведь так могу и помереть со смеху! – Йен неестественно расхохотался.
Я встала из-за стола и воскликнула:
– Бьюджи ненормальная! Я случайно обмолвилась, как вы заправили волосы мне за ухо, и она решила выяснить, что вы хотели сказать этим жестом. Предлагаю забыть это недоразумение и считать, что ничего особенного между нами не происходило.
Йен перестал смеяться, встал и, серьезно глядя на меня, спросил:
– Так вы разволновались из-за того, что я заправил вам за ухо прядь волос?
– Да, – подтвердила я, уже плохо соображая. – Из-за того, что вы мне заправили. За ухо. Прядь волос... – Я стушевалась, потупилась и шумно вздохнула.
Йен протянул руку к волосам, упавшим мне на глаза, и заправил их за ухо.
– Вы не шутите? – шепотом спросил он.
– Какие тут могут быть шутки! – Я отшатнулась. – Не дотрагивайтесь больше до меня!
Он отдернул руку и виновато произнес:
– Ради Бога, не сердитесь! Я не хотел вас обидеть...
– Не надо извиняться, Йен! – истерически закричала я, оттолкнула от себя стул и взлохматила волосы, надеясь, что на шум прибежит Бьюджи и спасет меня от дальнейших необдуманных поступков. – Я понимаю, что вы не собирались подавать мне никаких эротических сигналов. Но поймите и вы, что я тоже не хотела давать вам повод для неверных выводов! И вообще вокруг меня в последнее время творится нечто невообразимое! Мама выгоняет из коровников на свободу чужих коров, словно какая-то «сдвинутая» чудачка из Гринписа; папочка, бросивший меня в двухлетнем возрасте, вдруг надумал посетить наш город.
– Боже мой, Порция! Почему же вы молчали об этом? – воскликнул Йен, вытаращив глаза.
– Отец не хочет меня видеть, – с горечью произнесла я.
Йен сочувственно покачал головой и погладил меня по плечу.
– Может быть, вам лучше присесть и выпить еще чаю? С этими восхитительными пончиками? – предложил он тоном доктора, успокаивающего опасную душевнобольную.
– Не смейте ко мне прикасаться! – вскинув руки, завизжала я. – Все мои родственнички – сумасшедшие! А Бьюджи, добрая душа, хочет мне помочь. Но от ее помощи становится только хуже. – Я перевела дух и взглянула на Йена. Он молчал, сочувственно кивая и скорбно причмокивая языком. – Вы единственный, кто способен еще владеть собой, и я не хочу вас потерять. Вы моя последняя надежда и опора!
Йен согласно кивнул, но не проронил ни слова.
– Я пришла к вам, спасаясь от всего творящегося вокруг меня безумства, – промолвила я, не в силах выносить затянувшегося молчания.
– Вам следовало рассказать мне о своих бедах раньше. Особенно об отце, – наконец сказал Йен. – Мне приятно, что здесь вы обретаете душевное спокойствие. Я всегда готов вас выслушать, Порция.
– Я чувствовала это, Йен. Огромное вам спасибо! Не сердитесь на мою подругу, обычно она вполне нормальная, но сегодня на нее что-то нашло... Право же, мне так неудобно! Простите меня ради Бога! – Я скорбно приложила пальцы ко лбу и потупилась.
Йен ободряюще улыбнулся и сказал, отступив от меня на шаг:
– Все в порядке, Порция! Сегодняшнее утро получилось у меня удивительным! – Он положил руку на спинку стула и добавил: – Не обижайтесь на меня, если я невольно поставил вас в неловкое положение.
– Вам не за что извиняться, Йен! – с натянутой улыбкой сказала я. – Вы пока еще ничего не сделали.
– Нет, я виноват! Извините! – повторил он, сунув руки в карманы штанов.
– Вовсе нет! – теребя свои наручные часики, пролепетала я, не осмеливаясь даже взглянуть на него. – Все было хорошо. Просто я...
Я заставила себя поднять глаза и закусила губу, не в силах признаться, что меня страшит одиночество.
Йен понимающе улыбнулся, и у меня екнуло сердце при мысли, что и он меня покинет, как и те мужчины, в которых я влюблялась прежде. Я надоем ему, как надоела Питеру, и он тоже уйдет от меня, даже не попрощавшись. Внутри у меня все похолодело.
Йен почувствовал мою растерянность и собрался было уже сказать что-то ободряющее, но тут в кухню стремительно вошла Бьюджи. Глаза ее сверкали.
– Ну, вы уже о чем-то договорились? – спросила она.
– Да, все в порядке, – с вымученной улыбкой ответила я.
– Вот и чудесно! – Бьюджи просияла.
Не вынашивай она в своем чреве невинное существо, я бы не задумываясь ее задушила. Взглянув на Йена, она сказала:
– Приятно было поболтать с вами! Не подбросите ли нас на машине до города?
Йен рассмеялся, обошел ее и распахнул для нас обеих дверь. Я прошла мимо него, глядя себе под ноги, но от меня не укрылось, что он слегка дотронулся до моей спины. По дороге в город я решила купить в подарок младенцу Бьюджи самую шумную погремушку.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Улыбка святого Валентина - Рич Лейни Дайан

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14

Ваши комментарии
к роману Улыбка святого Валентина - Рич Лейни Дайан



Что это вообще было??? Вечер потрачен впустую
Улыбка святого Валентина - Рич Лейни ДайанИрина
17.08.2015, 22.06





Все " барышни" Фаллон - женщины с сильными характерами, на мой взгляд, поэтому у них не складываются отношения с мужчинами. Хотя мне дико было прочитать, что мужчину можно оттолкнуть , чтобы только не быть самой отвергнутой через какое- то время! А если сложится все хорошо в будущем? Зачем глупость совершать сейчас? Этот роман совершенно не похож на привычные ЛР и уже за это, не говоря уже о том, что он действительно интересный и по сюжету и по характерам героинь, он мне понравился. Кому надоели штампы рекомендую прочитать. Думаю, не пожалеете.
Улыбка святого Валентина - Рич Лейни ДайанЛенванна
11.04.2016, 18.55








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100