Читать онлайн Хорошие мужчины на дороге не валяются, автора - Рейд Мериэнн, Раздел - Мериэнн Рейд в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Хорошие мужчины на дороге не валяются - Рейд Мериэнн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.89 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Хорошие мужчины на дороге не валяются - Рейд Мериэнн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Хорошие мужчины на дороге не валяются - Рейд Мериэнн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Рейд Мериэнн

Хорошие мужчины на дороге не валяются

Читать онлайн

Аннотация

В сборник включены три повести, объединенные общей темой: невозможность человека устоять перед настоящими чувствами. Прошлые потери и разочарования заставляют героев этих произведений стараться в новых отношениях ограничиться так называемым партнерством по сексу. Но любовь настигает их и заставляет признать: никакой секс ради секса не может заменить полное единение тел и душ, которое несет это прекрасное всепоглощающее чувство.


Мериэнн Рейд
Хорошие мужчины на дороге не валяются

Часть первая

В комнате стояла кромешная тьма. Лишь тонкий лучик света из открытого окна прорезал мрак. В воздухе чувствовался запах влажной кожи и свеч с кокосовым ароматом. Размеренные движения Чайно совпадали с темпом сексуальной мелодии, доносившейся из гостиной. Прохладный летний бриз освежал, комнату. Плоть Чайно заставляла Саванну кричать от удовольствия.
Когда играла музыка, Саванна чувствовала, что находится в другом измерении, где она может заняться любовью с самой мелодией. Много ночей подряд она спала в одиночестве, убаюканная звуками музыки, но сегодня у нее в гостях был желанный человек. К сожалению, Чайно не знал слов ни одной хорошей песни.
– Помедленнее, Чайно, – простонала Саванна, не и силах противостоять его массивному телу. Она обняла его за широкую спину, скользкую от пота, и случайно столкнула на пол свечу. Саванна прошлась пальцами по его спине и схватила за напряженную задницу. Ее маленькие руки не могли обхватить даже одну его ягодицу.
Чайно начал совершать телом круговые движения, доводя Саванну до исступленного экстаза. Ее тело заполнила сладкая мука, от которой она хотела побыстрее избавиться.
Саванна не сводила глаз со сломанного вентилятора на потолке. Он колыхался в такт с ее дыханием, и это означало, что Саванна почти достигла пика. Но для этого ей нужно было быть сверху. Однако Чайно не отпускал ее.
– Все будет так, как я того хочу, – сказал он, отводя зубами влажные волосы с ее лица.
Когда она взглянула ему в глаза, он закрыл их, отрезав ее от своих внутренних переживаний. Пот с бритой головы Чайно капал на лицо Саванны. Хотя она уже изнемогала от желания, ей все еще хотелось чего-то большего.
Казалось, он угадывал ее желания, и его рот припал к ее ласковой норке. Саванна исходила желанием, ощущая его язык, лизавший ее рай. Его ласки заставили ее промежность намокнуть. Чайно оседлал ее, вошел и довел до пика наслаждения. Кончив, Чайно нагнулся к ее темному ущелью и вылизал свой сок. Саванна понимала, что означает такой поступок для мужчины.
В понедельник Чайно ушел, а она добавила еще одну желтую палочку в Банку Мужчин. Чайно был строителем с Доминики, с которым она спала последние три недели. Они познакомились на Пасху. Саванна шла мимо строительной площадки, а Чайно помог ей перейти разрытую дорогу. Его внешности позавидовала бы любая голливудская звезда. Вскоре она познакомилась с Жаком, марокканским юристом. Он приезжал в город каждые несколько недель. До недавнего времени Саванна встречалась с Соном, сомелье и ресторана «Трибека Грилл». Он был азиатом, поэтому секс с ним занимал столько же времени, сколько требовалось, чтобы съесть кислую палочку.
Саванна отвлеклась от своих мыслей. Поднявшись по ступенькам, она открыла черную стальную дверь и вошла в школу № 838.
– Доброе утро, мисс Саванна, – поздоровался с ней ее коллега – учитель мистер Томас.
Улыбнувшись, она направилась в свой класс. Они флиртовали с первого дня ее появления в школе; это заводило ее во время уроков. Бегая за десятилетними детьми, она чувствовала себя женщиной, работающей матерью на полставки. Как только она открыла дверь в класс и включила свет, раздался звонок. Это означало, что она опоздала. Обычно она приходила за двадцать минут до начала уроков, чтобы подровнять и протереть парты. В ее голове все еще звучала музыка, игравшая во время встречи с Чайно. Через несколько секунд ватага девочек и мальчиков влетела в класс, и перед ее глазами пронесся калейдоскоп из разноцветных портфелей, модных кроссовок и необычных причесок. Некоторые дети спотыкались, над чем остальные смеялись, и визжали. Саванна вздохнула: никакая сила не могла заставить их с утра серьезно относиться к искусству.
– Не спешите. Вы не сможете рисовать со сломанной рукой. Так что не спотыкайтесь и не падайте, – предупредила Саванна.
Она со строгим видом ходила между партами, прижимая к груди журнал посещаемости. Дети, прежде всего мальчики, начали потихоньку успокаиваться. Хотя ее подопечным было еще только по десять лет, мужское население класса слушалось Саванну беспрекословно. Она провела перекличку. Начался еще один полный рутины день. Так она и жила последние три года.
В полдень дети пошли обедать, а Саванна вытерла парты, ожидая начала второй половины дня. Она проработала только три часа, но уже чувствовала усталость. Подняв руку, чтобы вытереть верхнюю часть доски, Саванна ощутила боль в пояснице. Она все еще ощущала последствия общения с Ураганом Чайно. Саванна улыбнулась, подумав о том, какую цену ей приходится платить за любовь на полставки.
– Давайте я вытру. – Хлопнула дверь, и снова прозвучал знакомый голос.
Саванна убрала руку с поясницы и подняла глаза. Когда уже у мистера Томаса это пройдет? Он, считай, был в нее влюблен. Записки в ее почтовом ящике, шоколадки на День святого Валентина, страстные взгляды в учительской… Ему следовало подойти к ней сзади, схватить за бедра и наклонить. Для нее он был слишком нерешительным.
Саванна медленно повернулась, боясь, как бы снова не заболела спина. Подойдя к двери, она закрыла ее на замок, чтобы избежать любопытных детских взглядов. Это была ее работа. Если заметят, как она открыто флиртует с мистером Томасом, могут поползти ненужные слухи, которые в конце концов подмочат ее репутацию.
– Мистер Томас, давайте вы мне лучше сделаете массаж. – Она любила озадачивать его.
Мистер Томас улыбался, как Чеширский Кот. Ему было сорок четыре года. Высокий, крепко сбитый опрятный мужчина с вьющимися черными волосами. К тому же белый. Но это только подогревало интерес Саванны, при том что она никогда особенно не обращала внимания на цвет кожи. Ей нравилось, как мистер Томас смотрел на нее.
– Хм, как я об этом раньше не подумала, – сказала Саванна, нагнувшись, чтобы поднять ведерко. Ее облегающие трусики явно проступали сквозь одежду. Однако не важно, что на ней было надето. Ее зад всегда притягивал взгляды.
Взгляд мистера Томаса скользил по изгибам ее бедер и ухоженным ногам.
– Вы единственная учительница из тех, кого я знаю, которая целый день носит туфли на шпильках, – сказал мистер Томас. Его глаза заблестели. – Вы сегодня особенно красивы. Вы просто сияете.
Саванна снова вздохнула. Собрав свои густые черные волосы в узел, она ответила:
– Спасибо, мистер Томас. Вы тоже, как всегда, сияете.
Она недвусмысленно взглянула на его брюки. Саванна следила за временем, ведь скоро должны были вернуться дети. Она уселась на краешек стола и приоткрыла свои блестящие губы. Саванна посмотрела на мужчину, но ни слова не сказала. У нее была одна фантазия: белый мужчина в возрасте лижет у нее между ног. Как она слышала, в этом они были виртуозы. В возрасте же он должен был быть потому, что она любила чувствовать себя молодой и желанной.
– Ну, – наконец сказала Саванна.
Казалось, мистер Томас тоже очнулся от своих мечтаний. Он вытер уголок рта и сказал:
– Я сейчас пойду на обед. Давайте поговорим позже. Может, вас угостить? – предложил он, подходя ближе.
Саванна вдохнула аромат его одеколона. Мистер Томас положил свою покрытую коричневыми пятнышками руку ей на плечо. Она все еще помнила прикосновения Чайно. По коже Саванны побежали мурашки, а в белых трусиках, казалось, началось извержение вулкана. Она раздвинула ноги, и мистер Томас крепко прижался к ней. Он начал ласкать ее уши, засасывая мочки. Саванна решила, что этим он хотел показать, на что способен. Она повернула голову набок, давая ему простор для действий, и расстегнула верхнюю пуговицу своей желтой кофты. Саванна не прикасалась к мистеру Томасу, позволяя ему свободно трогать ее тело. Он захватил пальцами ее соски, а его член терся о ее трусики. Она немного подалась назад. Они были похожи на подростков, зажимающихся за лестницей после уроков. Своими мягкими прикосновениями мистер Томас доводил Саванну до кипения.
Внезапно раздался звонок, и им пришлось немедленно оторваться друг от друга. Саванне осталось только гадать, чем бы все закончилось, если бы у них было больше времени. Ничем, решила она. Потому что мистер Томас дальше бы не пошел, впрочем, как и она.
Вернувшись домой еще после двух часов занятий, Саванна наполнила тонкий бокал шампанским, которое Жак привёз почти три недели назад. Положив ноги на кофейный столик, она сделала большой глоток Саванна бросила взгляд на Банку Мужчин, стоявшую на плетеной тумбочке, которую было видно из гостиной. Держа в руке бокал, она подошла к тумбочке. Допив шампанское, она опустилась на кровать. В воздухе до сих пор чувствовался запах Чайно. Она встала, открыла окно, а затем снова уселась на кровать и уставилась на банку. В банке была всего лишь одна красная палочка. Зато желтых и синих было множество. Красная палочка олицетворяла последнего чернокожего, с которым у нее был секс. Перриш… Она специально оставила эту палочку на память, а остальные были использованы в ночь их прощального извращенного секса. Перриш собирался возвращаться в Вашингтон, где его ждала новая работа в адвокатской конторе. В ту ночь он обворачивал палочки вокруг ее пальцев и грудей. Затем он разломал одну из них надвое, засунул часть конфеты в Саванну и медленно высосал ее назад. Сахарная пудра покрыла ее кожу. Саванна обернула несколько кислых палочек вокруг его плоти и неспешно объела их. Самым восхитительным был вкус палочки возле его крайней плоти, он был неповторим в сочетании с его спермой. Но сейчас она скучала не столько по Перришу, сколько по тем напору и хватке, которыми отличаются в постели чернокожие мужчины. Для нее было важно, чтобы все находилось в равновесии. Она находила радость жизни в разнообразии. В отличие от большинства своих подруг она не считала, что мечта ее жизни – покладистый, работящий, добропорядочный негр. Жених ей сейчас был ни к чему. Даже в свои двадцать пять, уже три года живя одна, она не хотела безропотно смотреть трехчасовой футбольный матч, чтобы потом какой-то парень наконец понял, как ему с ней повезло. Когда шампанское выдыхалось, а ее куночка начинала испытывать голод, приходило время звать «следующего».
Саванна перестала считать своих мужчин, дойдя до десяти. Это было давным-давно. Когда женщина доходит в своих подсчетах до десяти, нужно начинать сначала. Саванна таким образом забывала о десятках мужчин, которые жаловались ей на своих жен, любовниц, детей, работу и прочие неприятности. Последний раз, когда у нее был жених, она влюбилась так, что чуть не умерла. Не физически, а духовно. Все, что в то время она считала хорошим, превратилось во зло. Деррик… Он бросил ее после трехлетнего романа. Деррик обещал ей счастье и брак, а потом ушел и женился на другой девушке. После этого случая в ней что-то перевернулось. Он женат уже четыре года, и у него двое детей. Могло бы быть трое, потому что в момент их разрыва она была беременна. Саванна легла на кровать, закрыла глаза и глубоко вздохнула. Тогда отец выгнал ее из дому. Она встречалась с мужчинами в клубах, переезжала к ним, а через несколько недель выезжала. Саванна даже пробовала работать стриптизершей. Это не принесло ей ничего, кроме неприятностей. Но секс… Ее до сих пор охватывал жар возбуждения, когда она вспоминала о том, как жила с двумя мужчинами, о «закрытых» вечеринках, на которых господствовал разврат, о быстром сексе в ванной отеля и следовавшим за этим обедом из устриц. Как после всего этого она могла удовлетвориться одним мужчиной?
Если бы не ее отец, она, наверное, до сих пор бы работала стриптизершей. Однако перед смертью он устроил ее на работу в школу, в которой проработал шестнадцать лет. На удивление, ей понравилась эта новая жизнь, в которой она все держала в своих руках и сама платила за жилье. Раньше же она во всем полагалась на мужчин. Ну а Банка Мужчин помогала ей держать под контролем свои эмоции и служила прекрасной приправой к сексу. По мере того как количество палочек в банке росло, она понимала, что отношения подходят к концу. Она не хотела больше никаких сюрпризов.
Услышав звонок телефона, Саванна резко открыла глаза и сняла трубку.
– Привет, chica.
type="note" l:href="#n_1">[1]
Ты не против выпить «Маргариты» или у тебя гости? – спросила Жизель, ее единственная подруга, оставшаяся с тех «веселых деньков». Правда, сейчас она уже была замужем.
– Девочка моя, если бы ты позвонила несколько ночей назад, я бы ответила, что занята. У меня был Чайно. Я, между прочим, до сих пор еще не отошла, – похвасталась Саванна.
– Да, действительно сложно одновременно трахаться с двумя мужиками! – рассмеялась Жизель. – Если бы я не была замужем, я бы тебе помогла разобраться с этой проблемой.
Саванна улыбнулась:
– Не одновременно, не перекручивай мои слова. Я даю возможность своей малышке отдышаться. К тому же у меня нет постоянного парня, и мне не надо никому ничего объяснять.
– Дорогая, никто от тебя и не требует объяснений. Может, я и замужем, но трахаться люблю. Но не с Треем. Ему только минет подавай. А ты ведь знаешь, что меня от этого тошнит.
Саванна ничего не сказала, но подумала, что Жизель зря вышла замуж за Трея. И все только ради кольца да медицинской страховки. Она не могла представить себя на месте Жизель, да еще с таким деспотичным мужчиной.
– Дыши носом. Перестань вести себя, как будто до свадьбы ничего не пробовала, – заметила Саванна, переключая телевизор на свою любимую передачу.
– Хорошо, – раздраженно бросила Жизель, оставляя их бурное прошлое в покое. – Так ты не против прогуляться? Или толстозадый Чайно совсем извел тебя?
– Тело все еще побаливает, но только когда встаю с постели. Когда мы занимались любовью, я чувствовала одно только блаженство, – улыбнулась Саванна, наматывая телефонный шнур на палец.
– Похоже, кто-то не прочь рассказать подробности. Давай встретимся в «Шугаркейн» часиков в пять.
Примерно через полчаса Саванна и Жизель сидели в этом маленьком ресторанчике в карибском стиле и потягивали мартини с манго. Двери ресторанчика были открыты, и снаружи толпились люди, ожидая возможности попасть внутрь.
– Ну, как дела с Чайно? Вы с ним часто встречались в последнее время, – начала Жизель, откидывая назад косу.
Возле них разместилась группка женщин, которые, как показалось Саванне, явно искали мужской компании. Ее такой способ знакомства не прельщал.
– Да, три раза в неделю – это для меня слишком. – Глаза Саванны блеснули. – Наверное, все дело в том, как он прикасается ко мне. Поначалу он был мил и нежен, но в последнее время стал грубым, как будто хочет что-то доказать. Он еще и тянучку свою с меня слизал.
– Фу, это т-а-а-к отвратительно, – Жизель усмехнулась, обмахиваясь веером. Одна из женщин рассмеялась, как будто услышала ее последние слова.
– Это не отвратительно. Просто так он показывает, что я принадлежу ему. Он вроде как метит свою территорию. Одни мужчины заставляют произносить их имя, другие, – Саванна поправила свое оранжевое платье, – любят слизывать свою сперму с твоей кожи.
– Значит, дело идет к разрыву, – заключила Жизель, закатывая глаза. Она подмигнула бармену, который ответил ей таким же игривым подмигиванием.
– Ты права. Он мне уже два раза звонил. Уверена, теперь станет приходить без предупреждения и будет пытаться взять все под свой контроль. Но эта вечеринка моя, и, кого выгонять с нее, решать тоже мне, – сказала Саванна. Легкий порыв ветра задрал подол ее платья. Слегка раздвинув ноги, она наслаждалась летним бризом.
– Ты все еще никак не наиграешься с этой глупой банкой? – нахмурилась Жизель.
– Она не глупая. Она помогает мне вести счет мужчинам и сохранять спокойствие. Нелегко разделять любовь и секс. Я не очень доверяю себе, а банка напоминает мне, что ситуация может выйти из-под контроля.
– Как это?
– Когда я знакомлюсь с парнем, я назначаю ему определенный цвет, и каждый раз, проведя с ним время, кидаю в банку палочку. Когда банка начинает наполняться, я смотрю, какого цвета больше всего. Обычно это парень, с которым пришло время рвать отношения. Нельзя, чтобы было слишком много секса. Расчеты еще никогда меня не подводили.
– Правда?
– Да, потому что тогда я начинаю чувствовать что-то вроде привязанности. Это особенно заметно, когда они не звонят.
– Что же происходит с остальными палочками? Предположим, есть парень, который не получил ни одной палочки?
– У меня таких проблем не возникает! Обычно банка наполняется. Чаще всего хватает двух пачек кислых палочек, то есть около десяти штук – и все.
Жизель прищурилась, как будто начала понимать.
– Надеюсь, ты так не упустишь хорошего мужика. Ты нравишься Чайно, но заслуживаешь лучшего, – сказала Жизель тоном замужней, умудренной опытом женщины.
– Именно это я и имею в виду. У меня всегда на примете есть несколько вариантов. Если бы Чайно оставался таким, какой он есть, и еще был бы похож на Жака… Мы с ним можем часами валяться в постели… – сказала Саванна, раскачиваясь под доносящиеся до их слуха мотивы регги. Она снова заметила, что одна из соседок подслушивает их разговор.
– Правда? – удивилась Жизель, когда им подали еще по бокалу мартини и тарелочку с креветками в шоколадной глазури.
– Я могу часами лежать в постели, наслаждаясь тем, как Жак обсасывает мне пальцы на ногах, играет с моими волосами, лижет все мое тело. Я для него как большая шоколадка. Иногда мы на этом и останавливаемся.
Зажав в зубах соломинку, Жизель кивнула. Саванна поняла, что Жизель хочет, чтобы она продолжала. Но теперь она была более сдержанной.
– Например, в последний раз он так ласкал мою задницу и лизал внутри, что у меня аж ягодицы покраснели. Как будто я там золото спрятала. – Саванна взяла с тарелки креветку. – Ты же знаешь, как я люблю, когда играют с моей попкой. Это самый короткий путь к моей куночке. Когда он хлопнул меняло заднице, у меня там все взмокло…
– Хорошо, хорошо, – затараторила Жизель, поднимая руки вверх. – Я просто ненавижу тебя. В последний раз, когда Трей залез мне между ног, он искал пульт от телевизора.
Девушки дружно рассмеялись.
– Вот поэтому я и не беспокоюсь о таких глупостях, как единственный мужчина, брак и так далее. Я хочу большего. – Потягивая мартини, Саванна нахмурилась.
– Тебе нужна стабильность… – Жизель повернулась, чтобы лучше видеть входную дверь.
– А тебе нужен член, – поддразнила ее Саванна. – Я тебе говорила, что завтра вечером приезжает Жак? Он пришлет машину, которая отвезет меня к нему в отель, и целый вечер он будет игрушкой в моих руках. Да, а что вы с Треем делаете завтра вечером?
– Играем в карты, – невесело ответила Жизель, без особого энтузиазма грызя креветку.
– Я откладываю слушание моего дела, – сказала Саванна, чокаясь с Жизель.
Она уже собиралась рассказать ей о мистере Томасе, когда заметила, что Жизель вдруг что-то отвлекло.
В дверях ресторана стоял мужчина с кожей цвета шоколада, на нем были свободно сидящие брюки и серая рубашка без рукавов, которая едва прикрывала мускулистые руки. Прежде чем подойти к барной стойке, он внимательно оглядел зал.
Саванна бросила на него быстрый взгляд. В группе женщин, сидящих по соседству, началось оживленное перешептывание. Он был высокого роста, с ухоженными усами и бородкой. Во всей его фигуре сквозила скрытая сила. Он пододвинул к стойке бара стул и сел на пего, широко расставив свои длинные ноги. Опершись на стойку, он кивком подозвал бармена.
– Кто это такой? – спросила Саванна, разглядывая его джинсы пониже пояса. Там легко можно было заметить внушительную выпуклость.
– Мы все не прочь это узнать, дорогая. Как-то я его уже встречала здесь, когда отдыхала с девочками с работы. Он тогда тоже был один. Наверное, новенький в нашем районе. Слышала, что вроде бы он пожарный…
Но Саванна уже не слушала подругу. Она услышала, Как мужчина заказал джин с тоником. У него был глубокий властный голос. Улыбнувшись Саванне, он обнажил два рада белоснежных зубов. Когда женщины, сидевшие за соседним столиком, заметили это, то немедленно начали цокать языками.
– Дорогая, ты видела, как он посмотрел на тебя? – Жизель подтолкнула Саванну в бок. – Забудь обо всём и лови момент.
– Он может трахнуть меня когда угодно. – Саванна сделала ему невинный жест рукой. Не отводя от нее взгляда, он элегантно кивнул. Болтуном его явно нельзя назвать, но его тело говорило достаточно, а Саванна умела внимательно слушать.


Когда на следующее утро Саванна пришла на работу, ее уже ждал букет белых роз. Ей даже не нужно было читать записку, чтобы понять, от кого цветы.


Я все ещё хочу покормить Вас. Мистер Томас


Саванна подумала, что его короткие записки очень милы, и начала фантазировать на эту тему. Но ей совсем не хотелось встречаться с коллегой по работе. Порвав записку, как и многие другие, полученные от него, она выкинула обрывки в мусорное ведро. Менее всего она хотела, чтобы любопытные ученики начали распускать слухи. Она была не против быть тайной фантазией мистера Томаса. Главное, чтобы это оставалось секретом. Позже, когда начались занятия и дети принялись раскрашивать бумажные подсолнухи, Саванна подумала о пожарном. Она бы на многое пошла, чтобы узнать хотя бы, где он живет. Она уже решила, что трахнет его; это было лишь вопросом времени.
– Мисс Эвери, вам нравится мой подсолнух? – спросила маленькая пуэрториканка Тианна.
– Он у тебя лиловый и выглядит глупо! – закричал мальчику нее за спиной.
Несколько детей засмеялись, и Тианна, смутившись, закрыла лицо рисунком.
Саванна склонилась над партой Тианны, и весь класс затих. Она показала подсолнух Тианны классу. Дети посмотрели на него, затем друг на друга.
– Я не сказала, что все подсолнухи должны быть желтыми. Разве все розы красные?
– Не-е-т, мисс Эвери, – хором ответили дети.
– Как было бы скучно, если бы все было одного цвета. Поэтому, прежде чем отложить фломастеры в сторону, дорисуйте свои цветы так, чтобы они стали особенными!
Дети снова принялись за работу, пытаясь сделать свои подсолнухи неповторимыми.
– Спасибо, Тианна, – поблагодарила Саванна и отдала девочке ее рисунок. Вокруг нее сразу же собрались дети, чтобы по-новому взглянуть на ее шедевр. Саванна уделила этому случаю столько внимания, потому что, будучи школьницей, она тоже отличалась от сверстников. Она постоянно смущалась оттого, что развивалась быстрее, чем другие девочки. И, лишь в пятом классе один учитель помог ей понять, что она особенная. С тех пор она всегда отличалась от окружающих.
Розовая кофточка Саванны была выпачкана мелом и фломастерами. Она не могла дождаться момента, когда сможет переодеться во что-нибудь элегантное и сексуальное. Ведь сегодня вечером она встречалась с Жаком. Она не спеша готовилась к свиданию. Саванна не хотела, чтобы ее что-то отвлекало, поэтому удалила из телефона два сообщения от Чайно, который приглашал провести выходные вместе. Если все пойдет так, как Она запланировала, то с Жаком они расстанутся только утром. Пока она смотрела свое любимое телевизионное шоу, ее ноги нежились в ванночке с медом и молоком. Приняв сорокапятиминутный душ, Саванна обработала свою кожу скрабом, затем побрила лобок и примяла панну с детским молочком. После этого ее кожа стала необычайно нежной, чего она и добивалась.
На комоде, возле оловянной шкатулки, стояла початая бутылка неплохого вина. Саванна сбрызнула благородным напитком грудь и бедра. Воздушная красная комбинация лежала на кровати, ожидая, когда Саванна покроет ею свое роскошное шоколадное тело. Девушка грациозно скользнула в комбинацию. Она так тщательно готовилась не потому, что Жак был так уж важен для нее. Саванна просто наслаждалась каждой возможностью почувствовать себя желанной и сексуальной. Если бы она всегда одевалась так, как одевалась в школу, то наверняка в конце концов стала бы похожа на тех серых женщин, которых так часто встречала в школе. Вспомнив о мистере Томасе, она улыбнулась. Ее больше соблазняло его желание обладать ею, чем он сам. К нему она ничего не чувствовала, но его ухаживания тешили ее пошатнувшееся самолюбие. Раны, оставленные в ее душе другими мужчинами, часто кровоточили.
Пройдясь по кровати, она почувствовала, как ее возбуждает прикосновение комбинации к обнаженной коже. Ей нравилось носить ажурные трусики. Поверх комбинации она надела облегающее леопардовое платье, которое едва прикрывало ягодицы. Застегивая последнюю пуговицу, она посмотрела на себя в зеркало и поняла, что совсем забыла о волосах. Неспешно распустив свои мокрые волнистые волосы, Саванна побрызгала на них закрепителем.
На кухне она распечатала новую пачку синих кислых палочек, обозначавших на ее языке Жака. В банке их уже было шесть штук. Добавив еще одну, Саванна убрала банку со стола. Тут она услышала гудок автомобиля. Жак прислал за ней машину как раз вовремя. Схвати и сумочку и ключи, она выбежала из квартиры.
Когда Саванна пересекла длинный узкий холл отеля, она увидела Жака, который ждал ее у дверей своего номера. На нем были черные шелковые трусы и халат. Саванна оглядела его с ног до головы. Он не был красавцем, а его густые кустистые брови срослись на переносице. Но он подтянут, скромен, а главное, Жак был добрым человеком. Он заставлял чувствовать ее необходимой и желанной, хотя они и встречались раз в месяц. У нее было столько мужчин, потому что с каждым из них она чувствовала себя по-разному. С Чайно, например, она ощущала себя в безопасности. Где-то должен был быть мужчина, который бы полностью удовлетворял ее требованиям, но с ее образом жизни она могла и не заметить его.
– А-а, моя шоколадная принцесса, – воскликнул Жак, в голосе которого чувствовался сильный французский акцент. – Пойдем, пойдем.
Саванна вошла в номер и обернулась, поджидая его. Когда Жак подошел, они обнялись. Он не тратил времени зря и стал страстно искать ее полные губы, но Саванна отвернулась.
– Я только вошла, дай мне хоть туфли снять, – проворковала она, сбрасывая туфли на шпильке. Она с интересом оглядела роскошный помер люкс с диванами, обтянутыми кожей верблюда, шикарными кремовыми коврами и высоким потолком.
– У тебя безупречные ноги. Как я хочу тебя! – воскликнул Жак, опускаясь перед ней на колени. Он покрыл поцелуями ее колени и бедра. Но Саванну мучил немного другой голод.
Она взяла его за руку.
– У нас впереди целая ночь. Так что веди себя прилично, – сказала она, постукивая пальцем по кончику его носа. Жак покраснел. Она знала, что это ему нравится. Он вообще любил, чтобы ему приказывали, и у Саванны на сегодня был заготовлен большой список требований.
– Ты что, отшлепаешь меня, как в прошлый раз? – рассмеялся Жак. Саванне нравилось, когда он смеялся. Он сразу начинал выглядеть симпатичнее и моложе. Внезапно она вспомнила пожарного из «Шугаркейн». У него тоже была ослепительная улыбка.
– Ты меня слышишь? – спросил Жак, целуя ложбинку между ее грудями.
– А, да, как в прошлый раз, – рассеянно ответила она, игриво толкая его в бок. Саванна заглянула в соседнюю комнату, где на столе были расставлены серебряные тарелки, полные еды, и запотевшие бутылки с шампанским. – Но в прошлый раз не было всего этого изобилия.
– Ну, тут всего лишь немного шампанского, фруктов, сыра и еще кое-что. Я сделал специальный заказ на твои любимые крылышки, – сказал он, снимая крышку с одной тарелки.
– А теперь мы болтаем! – воскликнула Саванна, схватив крылышки и передав одно Жаку.
Он положил его назад:
– Пойдем, сначала я хочу отведать тебя. Нас ждет джакузи.
Он сбросил халат, снял трусы и отправился в джакузи в чем мать родила. Саванна слизала с пальцев соус и глубоко вздохнула. «Для худого у него очень аппетитная попка». Она наблюдала, как он опускается в бурлящую воду. Она уже и забыла, как это выглядит, так редко они встречались в последнее время.
Сбросив с себя платье, она подошла к Жаку, соблазнительно покачивая бедрами. Из джакузи открывался прекрасный вид на город. Огни сверкали, словно звезды. Она стояла на краю джакузи, изображая модель. Красную комбинацию, которая была на ней, подарил ей Жак.
Он захлопал.
– Восхитительно. Я знал, что угадаю с размером, – воскликнул он, обняв ее за бедра, когда она спустилась. – Можно? – спросил он, стягивая с нее трусики.
Стянув с девушки комбинацию, Жак вдохнул запах женской плоти.
– М-м-м-м-м, дай попробовать, – попросил он. Сев на краешек джакузи, Саванна изогнула спину и широко расставила ноги. Жак проник языком в ее промежность. Он направил ей между ног поток холодной воды, чтобы притупить ощущения, а потом припал к ее сочному холмику своим горячим-ртом. Саванна просто таяла от наслаждения.
– А-а-а-а-а-у-у-у, – простонала девушка, выгнувшись вссем телом в момент оргазма. Жак придвинул ее бедра еще ближе к своему алчущему языку. Саванна откинулась назад. Ее тело все еще вздрагивало от его неописуемых ласк. Она не могла остановиться. Как будто что-то заставляло се двигаться. Ее куночка отвечала на каждую ласку Жака. Саванне нравилось эротическое ощущение, которое наступало каждый раз, когда Жак касался ее языком. Он покрыл ее промежность слюной и тут же слизал ее.
– Я хочу тебя всю, – прошептал он, увлекая ее в воду.
Жак снял с нее лифчик.
– Ласкай меня тщательно, – выдохнула она, играя своими нежными полушариями. Жак накинулся на ее грудь, словно изголодавшийся младенец, Он покусывал и нежно сосал темные верхушки ее грудей, чем заставлял Саванну сходить с ума от наслаждения.
Потом Жак развернул ее и приподнял зад Саванны.
– Давай-давай, – рассмеялась она, радуясь, что сможет лежать на животе, пока Жак забавляется с ее попкой.
Жак сжал ее ягодицы, бормоча что-то по-французски. Это означало, что он сильно возбужден. Саванна не понимала слов, но чувствовала в них восторг. Она еще больше выставила зад и попробовала расслабиться. Жак сосредоточил все свое внимание на роскошных шоколадных ягодицах девушки. Он кусал и похлопывал ее, иногда так сильно, что она вздрагивала. Но это было частью игры.
– Хорошенько отшлепай эту черную задницу. Сильнее, – умоляла Саванна. – Давай я покажу тебе, как надо.
– Qui, qui, qui, – согласился Жак.
– Да, да, да. А теперь наклонись над тем стулом, – приказала Саванна, наблюдая, как Жак вылезает из воды. – Хорошо, – похвалила она. Порывшись в сумочке, она достала кожаный хлыст, обтянутый шелком. – Пошевеливайся!
Саванна прикусила язык, чтобы сдержать смех. Ее всегда смешило такое поведение Жака. Саванне было интересно, почему ему это нравится. Но она никогда не смеялась, боясь разрушить восхитительный момент.
Саванна сильно хлестнула Жака по заднице. Он дернулся. Потом еще раз дернулся. Ей удалось ободрать его светло-коричневую кожу. Опустившись на колени, Саванна помассировала его красную задницу. Ее взору открылись его нежные яички и внушительный член, висящий с другой стороны. Саванна нежно массировала промежность Жака и была не прочь попробовать ее на вкус.
– Ты готов получить еще? – прошептала она ему на ухо. Она погладила его рог и вымазала себе пальцы его соком.
Жак кивнул, не поднимая головы. Саванна еще раз хлестнула его по заду.
– Ты видишь, как надо? Теперь я хочу проглотить твой член и сосать его, как леденец. Сядь возле джакузи.
Жак с радостью повиновался.
– Сегодня ты забыл о моих пальцах на ногах, – сказала Саванна, протягивая ему ногу. – Сначала поработай над ними.
Жак сосал ее пальцы, как будто они были намазаны шоколадным сиропом.
– Все, хватит, – сказала Саванна и погрузилась в бурлящую воду.
Жак сидел с закрытыми глазами, пока Саванна массировала его бедра. Его рог звал ее к себе. В отличие от Жизель Саванна любила выражать мужчинам оральную благодарность. Так она ощущала, что они полностью находятся в ее власти. Взять пенис в рот казалось ей вполне естественным. Вылив на член немного воды, она облизала его. Глаза Жака все еще были закрыты. Саванна перешла к его яичкам. Поиграв с ними, она вернулась назад и полностью заглотила его рог. У Жака был очень длинный и толстый член, но, попрактиковавшись, она научилась заглатывать его полностью без всяких проблем. Двигая головой вперед-назад, она нежно облизывала его языком. Жак гладил ее по голове.
– Ты такая сексуальная. Я хочу посмотреть на тебя, – сказал он, отодвигаясь от нее. Но Саванна отмахнулась от него:
– Я сосу твой член, пока ты сидишь. Так что расслабься.
Через некоторое время Жак выпустил густую струю тянучки на бортик джакузи. Саванна была рада, что он не попал на нее.
Приблизительно через час Жак и Саванна вернулись за стол и стали лакомиться клубникой, сыром и куриными крылышками. Все это запивали шампанским. Он приказал ей закрыть глаза, а сам принялся кормить ее. Только часа в три ночи они занялись любовью. Она уже устала, но хотела довести дело до конца. Секс занял пять минут, заполненных восторженными возгласами Жака на французском. Может, поэтому она больше любила предварительную игру. Когда все закончилось, она заснула. Проснувшись через четыре часа, Саванна приняла душ и ушла. Она не хотела, чтобы ей слишком поправилось в гостях у Жака. Он вызвал для нее машину. Она подумала, что с удобными партнерами можно получать удобный секс, даже если ты замужем. Вернувшись домой, она улеглась спать. Ей снилось, что большой и сильный чернокожий пожарный спасает ее из горящего здания. Саванне стало интересно, сбудется ли когда-нибудь ее сон.
Саванна проснулась, когда уже было далеко за полдень. В доме был беспорядок, оставшийся с пятницы. Она спала на тех же простынях, на которых они с Чайно занимались любовью. Когда она ложилась спать, то была утомлена – не физически, а морально. С каждым мужчиной она должна была вести себя по-особенному, а ей становилось все труднее справляться с этим. Она просто хотела быть собой и перестать держать все под контролем. Однако Саванна считала, что из-за своего прошлого она никому не нужна. Она хотела быть любимой больше всего на свете, но боялась, что это сильно все изменит. Ее мозг слишком устал, чтобы загружать его такими размышлениями. Она не спеша доковыляла до кухни и распахнула дверцу холодильника. Там лежала пачка заплесневевшего швейцарского сыра, молоко недельной давности, тарелка с испортившимся салатом и гнилой банан. Саванна захлопнула дверцу. Если бы у нее был кто-нибудь, кого можно было бы послать в магазин! На улице стояла духота. Саванне совсем не хотелось тащиться в ближайший супермаркет, но выхода не было. Как и все в ее жизни, никто за нее это не сделает.
Саванна заколола волосы, надела джинсовые шорты, топик и солнцезащитные очки. На улице было полно людей, так как в ближайшей церкви только что окончилась служба. Ей пришлось лавировать между широкополыми шляпами, тяжелыми сумками и маленькими детьми, снующими вокруг. Некоторые люди смотрели на нее высокомерно. Когда она видела влюбленные парочки ее возраста, то ощущала несильный укол зависти. Последний раз Саванна была в церкви, когда ей было десять лет.
Тогда ее крестили. Ее бабушка не уставала повторять, что десять лет – слишком долгий срок, и демоны могли успеть завладеть ее душой. «Может, так и есть», – подумала она. Саванна никогда не была пай-девочкой, и ей постоянно напоминали, какая она плохая.
В магазине Саванна купила несколько пачек хлопьев, замороженные завтраки, свежий хлеб, пару упаковок мяса, картофель, готовых цыплят, макароны и сыр. Очередь была не такой длинной, как она боялась. Быстро расплатившись, она вышла из магазина и поспешила домой, неся в руках два тяжелых пакета с едой. Когда она остановилась на перекрестке, ожидая зеленого света, перед ней затормозила машина. Саванна немедленно пошла дальше.
– Извини, мисс «Шугаркейн», – окликнул ее знакомый голос. – Все еще любишь мартини с манго?
Она обернулась, чуть не выронив пакеты. Это был он. Она не знала, что ей делать: убежать или сделать вид, что он обознался. У нее был озадаченный вид.
– Привет, – поздоровалась Саванна. Игнорируя гудки других машин, мужчина выбрался из автомобиля и подошел к ней. Она вздрогнула. Яркое солнце, просто сводило ее с ума.
– Я Клинтон. Думаю, что мы почти познакомились неделю назад в «Шугаркейн», – сказал он, протягивая широкую коричневую руку. На нем были белые брюки и кремовая рубашка, которая была очень подходящей в такой жаркий день. Саванну разбирало любопытство, а вдруг он тоже был в церкви.
– А, точно, – ответила Саванна. – Я совсем забыла.
Черт, точно забыла.
– Извини, если напугал, но я сказал себе, что когда в следующий раз увижу тебя, то обязательно познакомлюсь… – сообщил он.
– Саванна. Очень приятно, – сказала Саванна. Ее подмышки взмокли от пота, а она только сейчас вспомнила, что забыла про дезодорант.
– Не против, если я помогу тебе с пакетами? Ты далеко живешь? – спросил он, забирая пакеты у нее из рук. Саванне понравилась его напористость. Она решила, что с его стороны было очень мило предложить помощь.
– В нескольких кварталах отсюда. Но если ты настаиваешь… – Саванна обрадовалась, что ей не придется больше ковылять пешком.
Когда Клинтон клал пакеты на заднее сиденье, на его рубашку капнуло немного жира.
– О Боже мой, – воскликнула Саванна, прикрывая рот рукой от неожиданности.
Клинтон взглянул на рубашку:
– Она и не такое видала. Не беспокойся. Я пришлю тебе счет за химчистку, – Он улыбнулся и распахнул перед ней дверцу.
Ожидая, пока он сядет за руль, Саванна чувствовала себя ужасно. Но он воспринял это происшествие так спокойно. Если бы с ней случилось что-нибудь подобное, то она бы рвала и метала.
– А сейчас ты скажешь, что на самом деле живешь на Лонг-Айленде, так? – снова улыбнулся он.
Саванна рассмеялась:
– Нет, я живу на углу Уиллоуби и Миртл. Это не так далеко, – уверила она. – Все, что тебе надо сделать, так это свернуть на…
– Вандербилт и потом прямо, – закончил он за нее. Клинтон прибавил оборотов. – Я живу в этом районе.
Сердце Саванны чуть не выскочило из груди:
– Правда? Я живу на углу Миртл.
– И я. – Клинтон не отводил взгляда от дороги и ни разу не взглянул на ее ноги, едва прикрытые короткими шортами. Она же очень хотела, чтобы он посмотрел. Теперь она чувствовала еще большее беспокойство. Наверное, она действительно выглядит довольно помято. Хорошо, где ты живешь?
– Улица Уиллоуби, 175, – ответил он, поворачивая на их улицу.
– Ты все врешь! – воскликнула Саванна, хлопая себя по колену.
– Один из нас точно врет. Но это не я, – рассмеялся он.
– На каком этаже?
– На одиннадцатом, – ответил он.
– А я на седьмом, – сказала Саванна сдавленным голосом.
– Мне ты сразу показалась знакомой, когда я тебя увидел тогда вечером. Тут есть еще одна девушка, похожая на тебя. Каждый раз, когда я ее встречаю, у нее новый кавалер, – заметил он, бросив на нее косой взгляд.
Саванна ничего не ответила, а просто посмотрела в окно:
– Надо же, наверное, какая-то новенькая. Я ее не видела.
– Хм, – отозвался он. Подъехав к дому, он припарковал машину.
Клинтон взял пакеты, а Саванна открыла ему дверь и дом. Она не знала, хорошо это или плохо, что он живет так близко.
Они вместе зашли в лифт. Там было так мало места, что она чувствовала, как от его тела исходит тепло, а может, это было ее тепло. С тех пор как он сказал, что живет в одном доме с ней, ее не оставляло беспокойство. Она стояла к Клинтону спиной. Саванна ощущала на спине его взгляд. Она с облегчением вздохнула, когда лифт наконец добрался до ее этажа.
– Ну вот мы и приехали, – сказала Саванна, открывая входную дверь.
– М-м-м-м-м, а цыпленок, между прочим, пахнет очень аппетитно, – заметил он, ставя пакеты на пол возле двери.
– Да, он уже приготовлен. Это мой ужин на сегодня. – Она не хотела, чтобы он уходил. Было бы глупо отшить такого классного, симпатичного парня, как Клинтон.
– Ты не против, если я зайду? Всего на несколько минут. Помогу тебе с пакетами, – предложил он, нежно глядя на нее.
– Заходи, – Саванна отступила в сторону, давая ему дорогу.
Он прошел на кухню и сразу же начал выкладывать продукты. У нее в квартире все еще был беспорядок, но из кухни он этого не видел. Сняв очки, Саванна просто наблюдала за тем, как он распаковывает продукты. Она все еще не могла прийти в себя от неожиданного появления в ее жизни этого мужчины. Еще недавно она смотрела на гнилой банан, а сейчас у нее на кухне хозяйничал симпатичный пожарный.
– Хочешь пить? – спросила Саванна, радуясь, что холодильник теперь у нее полон.
– Спасибо, не откажусь, – ответил он, облокотившись о кухонный стол.
Саванна приготовила ему стакан чая со льдом. Отломила кусочек хлеба:
– Хочешь?
– Хочу. – Улыбнувшись, он взял у нее из рук кусочек теплого хлеба. Казалось, через хлеб ей передалась частичка его тепла.
Хлеб ели в молчании.
– Так, – неуверенно сказала Саванна, пытаясь оторвать взгляд от его зовущих губ и больших карих глаз.
Его лоб покрыла испарина. Ей захотелось слизать ее. Она никогда не любила сидеть дома, поэтому не знала, что делать дальше.
– Хочешь цыпленка?
– А что это такое? – спросил он, указывая на Банку Мужчин, стоящую на полке. Доев хлеб, он начал с интересом изучать ее.
Саванна не знала, сказать ей правду или солгать.
– Это кислые палочки. Я люблю их коллекционировать.
Наконец Саванна доела хлеб, а Клинтон допил чай. Она чувствовала себя полной дурой. Из-за того, что сказала, что коллекционирует кислые палочки.
– Спасибо, – поблагодарил он, ставя чашку в раковину. – Если тебе что-то понадобится, я живу в 11Е.
– Ты тоже обращайся. Спасибо, что подвез, – ответила Саванна, удивившись, что он не постарался остаться подольше.
У двери он обернулся и спросил, нежно глядя на нее:
– Почему у тебя так мало красных палочек? Они ведь самые вкусные.
– Я над этим работаю, – улыбнулась Саванна и медленно закрыла дверь.


Часть вторая

Саванна не видела Клинтона целых две недели. За это время она дважды виделась с Чайно, хотя свиданиями это можно было назвать с натяжкой. Она больше не встречала его на входе и не провожала, как делала раньше. Саванна не хотела, чтобы ее видели с другим мужчиной, пока она не определит, какие у нее перспективы с Клинтоном. По всей видимости, он шпионил за ней. Когда он упомянул о девушке, у которой было много кавалеров, оба знали, что он говорит о ней. Саванна готова была проявить к нему благосклонность, но он ничего не предпринимал. Она думала, что они хотя бы переспят после того заигрывания у нее на кухне. К тому же они жили в одном доме, так что встречаться было бы легко.
Она внимательно изучила его график. В среду, четверг и пятницу он не работал, потому что всегда, когда в эти дни она возвращалась домой с работы, его машина стояла на углу. В другие дни она слышала, как он уезжает после шести утра. Саванна мечтала, чтобы он зашел к ней, но что-то подсказывало ей, что она сама должна сделать следующий шаг.
Вечером в четверг Саванна встретилась с Жизель в «Шугаркейн». Это была идея Саванны, так как она втайне надеялась, что туда заглянет Клинтон.
– Неужели для того, чтобы ты увидела этого мужика, нам обязательно надо покупать «Маргариту» за десять долларов? Не проще ли подняться на несколько этажей и позвонить ему в дверь? – спросила Жизель, нахмурившись при виде длинного меню.
– Может, мне для этого надо напиться? – Саванна подняла глаза на Жизель. «Если ты ни к чему не стремишься, то можешь хотя бы мне не портить малину», – подумала Саванна.
– Напиваться необязательно. Тебе уж точно! – заявила Жизель. – Если бы все дело было в выпивке, то мы бы, как раньше, купили какого-нибудь пойла и колы, и все.
Саванна вздохнула. Жизель всегда знала, когда она притворяется.
– Хорошо, и все-таки я надеюсь, что он сегодня придет. В прошлый раз тоже был четверг.
– Да, но теперь ты знаешь, что он живет в твоем доме. Пойди к нему и скажи, что у тебя, мол, раковина течет. Я тебя не узнаю. – Жизель рассмеялась. Но когда она увидела, что Саванне невесело, успокоилась и положила руку ей на колено. – Он тебе действительно нравится, ведь так?
– Кому, мне? Я тебя умоляю, я ведь его даже не знаю. Представь себе, мы живем в одном доме и даже еще не трахались. Это явно говорит о том, что я не…
– Так и есть! – Жизель была ошарашена. – Поэтому-то ты так странно и ведешь себя. Насколько я знаю, в отношениях с парнями ты всегда берешь ситуацию под свой контроль. Теперь появился парень, который может увидеть, какая ты на самом деле. Не правда ли, Бог милостив?
– Заткнись, Жизель, – нервно рассмеялась Саванна. – Мне он правда нравится, то есть кажется таким ранимым. А как он помог мне с продуктами… и… Не знаю. Может, я преувеличиваю.
– Подруга, послушай меня. Все мужики, с которыми ты спала, не могут сравниться с одним, который заботится о тебе, защищает. В постели с ним ты чувствуешь себя на седьмом небе от счастья. С одним, Саванна. Что тут непонятного?
Саванна просто покачала головой. Ее всегда заботило, нравится она мужчине или нет. С тех пор как она рассталась с Дерриком, она боялась позволить охотиться на себя и поэтому в роли охотника всегда выступала сама. И сама же первой шла на разрыв, прежде чем ее могли опередить. Саванна не хотела, чтобы ее снова отвергли. Но у нее была потребность, чтобы ее не просто хотели как партнера по сексу. Она устала, устала так жить.
– Я просто не хочу напортачить, – объяснила Саванна.
– Еще нечего портачить! – заметила Жизель, когда им принесли напитки. – Пусть все идет своим чередом. Просто отступи и посмотри, чего он хочет.
– Как раз этим я и занимаюсь. Поверь мне, я уже думала, не прийти бы к нему в чем мать родила часика в три ночи. Но я так не могу. Боже, и это говорит женщина, которая встречается с таким мужчиной, как Жак. Правда, с ним я вижусь редко и ничего к нему не чувствую.
– Вот видишь, вот оно. Именно поэтому я поняла, что к Клинтону ты неравнодушна. Ты, вероятно, считаешь, что ему может не понравиться то, что он увидит, когда придет время. Саванна, ты принадлежишь к типу агрессивных женщин, которые любят секс. Не меняйся, только чтобы понравиться мужику. Ты знаешь, что должна делать.
Возвращаясь домой, она заметила, что машина Клинтона все еще стоит возле дома. «Может, он весь вечер был дома, – подумала Саванна, – и занимался тем, чем обычно занимаются такие хорошие парни, как он». Было только десять часов. Но она не была достаточно пьяна. Порывшись в своей замшевой сумочке в поисках ключа, она открыла дверь. Опустив глаза, она увидела на полу коричневый пакет. Подняв его, она прочитала:


Красный – мой любимый цвет. Скоро поговорим. К.


В пакете лежала пачка красных кислых палочек.


«Скоро? Скоро? Когда же это будет?» – подумала она. Она любила использовать слово «скоро» при общении с мужчинами, обычно оно означало «я позвоню тебе, когда захочу». Но послать ей пачку красных кислых палочек? Швырнув пакет на стол, Саванна положила сумочку и, хлопнув дверью, отправилась к Клинтону. Зачем ей лифт? Она с легкостью одолела четыре этажа. Она не отдаст ему инициативу. Здесь играют по ее правилам.
Саванна нетерпеливо постучала в дверь. Она почувствовала, что от нее немного разит спиртным. «Он подумает, что я не только пьяна, но еще и спятила. Пришла к нему, как будто он мне должен квартплату».
Саванна развернулась, чтобы уйти. Но тут дверь отворилась и она услышала его голос:
– Саванна?
Клинтон стоял в дверях, протирая глаза: Видно было, что он спал. Саванна надеялась, что один.
– К чему эти красные кислые палочки? – спросила она.
– Не хочешь зайти? – пригласил Клинтон, запахиваясь в черный хлопковый халат. Сквозь разрез халата Саванна увидела его мускулистую грудь.
Подойдя к нему, она заглянула внутрь квартиры. Было темно, но из задней комнаты проникало немного света. На первый взгляд квартира выглядела уютно. В воздухе стоял приятный аромат ванили. Она хотела не только войти, но и остаться.
Клинтон пошире открыл дверь.
– Эй, твою квартиру я видел; теперь ты можешь посмотреть на мою.
Саванна вошла. Квартира была точной копией ее каморки, только намного больше. Стены были покрашены белой краской. На столе стояла плетеная корзина с почтой. Огромный аквариум занимал полстены в гостиной.
– Очень мило, – сдержанно заметила она.
– Послушай, я подарил тебе эти кислые палочки, потому что тебе не хватало красных. Ты сердишься?
– В смысле? – настороженно спросила Саванна. Клинтон никак не мог знать, для чего на самом деле ей нужны были палочки. – Я люблю конфеты, как все. Я все равно собиралась купить красные.
На губах Клинтона заиграла веселая улыбка, но его нахмуренный лоб выдавал замешательство.
Она решила поменять тему разговора на менее опасную:
– Можно взглянуть на твою спальню?
Улыбка не сходила с его лица:
– Твоей я не видел.
– А хочешь?
– Никогда об этом не думал, – признался он.
Саванна отвела взгляд и направилась к двери. «Снова он ведет себя, как будто тут главный».
– Хорошо, ну, мне завтра рано вставать. Мы скоро поговорим.
– Подожди, – попросил он, догоняя ее. Она прижалась спиной к стене. «Ах, я знала, что он хочет этого». Саванна заглянула ему в глаза, ища знакомое выражение. Своим взглядом она сказала все. Закрыв глаза, она почувствовала, как его горячие губы находят ее. Язык Клинтона проник ей в рот. Саванна обняла его широкие плечи. Скользнув рукой по его крепкому заду, она обнаружила, что на Клинтоне нет белья. Мысль о его члене, ждущем своего часа, разбудила в ней желание.
– М-м-м-м-м, – Клинтон целовал ложбинку между ее шеей и ключицей. – Теперь я могу показать тебе мою спальню?
Саванна оттолкнула его. Она не могла, не хотела, чтобы с Клинтоном все было вот так. Даже для нее это было слишком рано. Она хотела, чтобы ему нравилась прежде всего она, а не ее задница.
– Мне пора, – сказала Саванна и выскользнула за дверь. Клинтон посмотрел ей вслед.


В три часа ночи она услышала стук в дверь. Она не сомневалась, что это был Клинтон. Она пообещала себе, что, если он постучит еще раз, она откроет. Мысль о том, что ей приходится игнорировать его, не давала покоя. «Тук. Тук». Ей туг же вспомнилась его грудь и сексуальные губы, покрывающие ее тело горячими поцелуями.
Выскользнув из постели, Саванна завернулась в простыню персикового цвета. Настроив радио на любимую джазовую станцию, она отперла дверь. Прежде чем Клинтон вошел, она бегом вернулась в спальню и притаилась под одеялом.
В дверном проеме возникла его тень.
– Саванна, ты здесь?
Взяв пульт управления, она сделала музыку немного громче. Саванна не поверила ушам. По радио крутили ее любимую мелодию, которую она слушала еще в школе.
Клинтон тихо остановился возле ее кровати. Вся его фигура излучала уверенность.
«Пожалуйста, не говори ничего», – подумала Саванна. Она всегда хотела, чтобы однажды в темноте ее взял незнакомец.
Клинтон стащил с себя спортивные темно-серые брюки и белую майку. Когда он лег на кровать рядом с ней, она ощутила, как его тепло проникает в нее. От его прохладной цепочки у нее по спине побежали мурашки.
– Ч-е-е-е-рт, – Клинтон издал глубокий стон. Оседлав девушку сзади, он обхватил руками ее шикарные груди.
Саванна подпевала звучащей мелодии, пока Клинтон все сильнее нажимал своим телом на ее зад. Она перевернулась, все еще напевая, и посмотрела в его сонные улыбающиеся глаза. Саванна шире раздвинула ноги, чтобы дать Клинтону возможность познать ее всю.
Их языки переплелись.
Потом он нырнул под одеяло.
– О-о-о-о-о! – вскрикнула Саванна, ощутив, как его горячий язык проникает в ее рай. Он изогнулся, чтобы добраться до самых потаенных уголков ее плоти. Саванна согнула ноги в коленях. Казалось, Клинтон выедает роскошную сердцевину сочной дыни. Он лизал и сосал ее, пока тело Саванны не начало биться в конвульсиях наступающего оргазма.
Теперь Саванна уже ни на что не обращала внимания. Клинтон перекатился на спину и начал потирать свой член. Она уставилась на его пенис. Клинтон медленно массировал его, как будто приглашая Саванну доставить ему такое же удовольствие, какое он только что доставил ей.
Как только она приблизилась к нему, Клинтон схватил ее за ягодицы и насадил на свой кол. Он легко проник на максимальную глубину. Саванна медленно поднималась и опускалась над его распростертым телом. Наконец, как ей показалось, Клинтон достиг пика наслаждения. Его глаза закатились, он кусал нижнюю губу, а на лбу выступили бисеринки пота. «Хорошо, получи». Она напрягла бедра и позволила его члену еще больше проникнуть в нее. Клинтон застонал.
– Черт! – Саванна начала убыстрять темп. К этому моменту любой другой уже взмолился бы о пощаде, он же просто продолжал двигаться с ней в такт.
– Лежи спокойно, – прошептала Саванна, не давая ему приподняться.
Клинтон улыбнулся и закрыл глаза.
– Детка, по-моему, ты наконец встретила того, кто может выдержать твой темп.
Саванна легла на него, а Клинтон несколько раз хлопнул ее по заднице. Ни на секунду не сбавляя темпа, Клинтон ввел палец в ее задний проход. Она никогда в жизни не ощущала ничего подобного. Он засовывал его вес глубже, заставляя ее куночку крепче прижиматься к его плоти. «Черт, – подумала Саванна. – Он меня сейчас затрахает». Этого она совсем не планировала. По идее, это она должна была его выпороть.
Час спустя Саванна в изнеможении повалилась на постель рядом с Клинтоном. Он привстал и начал с удовольствием подкрепляться чипсами.
Саванна молча лежала на кровати, пока Клинтон смеялся над шутками новой серии «Сейнфелда». Ее охватило какое-то тревожное чувство. Что, если ему не понравилось? Он должен был сразу же заснуть. Он вообще кончил или нет? Она кончила много раз. Такого с ней раньше не бывало. Но Саванна чувствовала, что чего-то не хватает. Что-то она должна была сделать. Что-то такое, что у нее хорошо получается и что понравится Клинтону.
Пока он жевал чипсы и смеялся над шутками, сыпавшимися с экрана телевизора, Саванна медленно залезла под одеяло.
– Саванна, только послушай. Это сцена, где Крамер… Крамер… Ч-е-е-е-рт. – Клинтон уронил чипсы.
Саванна начала сосать его плоть, словно сладкий леденец. Чем глубже Саванна заглатывала его, тем громче он стонал. Саванна купалась в волнах приторного аромата, наслаждаясь нежностью его кожи.
– Детка… детка, о черт, – Клинтон так часто и громко повторял эти слова, что Саванна оглянулась, испугавшись, что кто-то мог его услышать и зайти.
Закончив наконец свое лучшее представление, она начала просматривать газеты, в то время как Клинтон мирно посапывал у нее на плече. Вот так-то лучше.
На следующий день они все еще были вместе. Пока Клинтон спал, Саванна распечатала новую пачку кислых палочек и засунула одну из них в банку. Она стояла, смотрела на банку и думала, как скоро она устанет от Клинтона. Саванне было сложно представить, когда это случится. Минет, который она ему сделала, по идее, предназначался жениху, которого у Саванны уже давно не было. Отставив банку в сторону, она ощутила, как теплая рука ласкает ее плечо.
– Доброе утро или, скорее, день, – сказал Клинтон, весело смеясь и крепко прижимая девушку к груди.
– О, – прошептала Саванна, ставя банку в шкафчик. – Не хотела тебя будить, но мне надо кое-что сделать. – Она не любила врать, но подумала, что будет лучше, если он сейчас уйдет.
– Тебе помочь? – спросил Клинтон.
– Нет. Спасибо. – Саванна достала сковородку и немного сливочного масла. – Ты любишь жареный сыр?
Клинтон кивнул и скрестил руки на груди.
– Почему ты положила в банку только одну палочку, если я купил тебе целую пачку? – Он достал банку.
Саванна вздрогнула:
– Я еще не закончила с теми, что были у меня.
Клинтон не ответил. В воздухе повисла неловкая тишина. Тогда он спросил:
– Я, значит, буду красным? – и нервно рассмеялся.
– Нет, – хмуро вздохнула Саванна, переворачивая бутерброды. Она устала от вопросов. Саванна не понимала, когда это пожарные стали такими догадливыми. – Мне просто так нравится. Одни собирают фантики, а я – кислые палочки. Будешь есть?
Клинтон скептически улыбнулся. Этой улыбкой он как бы хотел сказать, что обязательно найдет объяснение этой ее любви к конфетам.


В следующие две недели они спали то у него, то у нее. Они заказывали еду в номер и смотрели фильмы, а затем до рассвета познавали друг друга. К этому времени на счету у Клинтона было восемь палочек. В банке почти не осталось места. Это означало, что наставала пора расставлять точки над «i».
В пятницу вечером, направляясь домой, Саванна с нетерпением ждала встречи с Клинтоном. Он предупредил, что на сегодняшний вечер запланировал нечто особенное. Она перерыла весь комод в поисках подходящего белья. Кружева? Ажурные чулки? Шелк? Выбор был большим. Она решила выйти голышом, лишь накинув леопардовый халат и обув красные туфли на платформе.
Саванна расчесывала свои длинные черные волосы, пока они не стали гладкими и шелковистыми. Она накрасила губы красной помадой, которая выгодно подчеркивала ее черную кожу. Ее ногти выглядели прекрасно, хотя маникюр она делала целую неделю назад. Когда она втирала в кожу свой любимый бальзам, зазвонил телефон. Она заметалась по комнате в его поисках.
– Саванна, я буду в восемь. Сегодня вечером тебя ждет сюрприз, – сказал Клинтон и положил трубку.
Сюрприз? Саванна подумала, что сюрпризов вроде бы уже не осталось. Клинтон преподнес ей достаточно неожиданностей в постели. Он мог бы с полным правом издать руководство под названием «Как удовлетворить женщину». Например, в прошлую субботу он показал ей «клиторатор». Клинтон покрыл ее клитор своим языком и начал водить им туда-сюда, пока не довел Саванну до потрясающего оргазма. Но, задумавшись, Саванна поняла, что больше всего удивилась, когда обнаружила, что он любит говорить с ней. После секса они говорили обо всем, начиная с обсуждения самых свеженьких фильмов и заканчивая последними событиями в мире. С ним она чувствовала себя уютно и спокойно. Они никогда не спешили расставаться.
Точно в восемь в дверь позвонили. Саванна быстренько обула свои красные туфли и скользящей походкой отправилась открывать дверь. Она запахнулась в леопардовый халат, оставив довольно глубокий вырез.
Когда она открыла дверь, ее глаза расширились от удивления. На Клинтоне был льняной костюм цвета хаки, а в руках – букет цветов. Она не могла поверить своим глазам. Значит, они поедут в город. Она потуже запахнулась в халат.
– Заходи, – пригласила Саванна, принимая букет. – Спасибо.
Клинтон широко улыбнулся, продолжая держать одну руку в кармане.
– Может, мне надо было предупредить. Но я хотел, чтобы это был сюрприз.
Она взглянула на его симпатичное свежевыбритое лицо, ослепительную улыбку и просто не смогла заставить себя рассердиться. Она подумала, что сюрприз удался. Она почувствовала себя дешевой дурой, привыкшей только к сексу. Было понятно, что он хочет большего. Но такое уже бывало. Она могла согласиться и на меньшее.
– Я пойду соберусь. Дай мне пятнадцать минут. – Саванна улыбнулась и поставила розы в дешевую вазу, которая стояла на кухне. Войдя в спальню, Саванна расплакалась. Он что, ведет ее на свидание? На настоящем свидании она не была уже больше года. А если он спросит ее о прошлом, о личной жизни, что она ему скажет?
Саванна порылась в комоде, ища что-нибудь подходящее для вечера. Наконец выудила белую джинсовую юбку и зеленую блузку. Но лиловый поясок не сняла. Позже он мог пригодиться.
«Ла Травиота» был обычным итальянским ресторанчиком на Монтаг-стрит в Бруклине. Стоял восхитительный теплый летний вечер. Слегка дул ласковый ветерок. Они устроились в Глубине зала, подальше от суеты, царившей возле бара. Саванна не чувствовала себя скованно, поскольку вокруг было полно парочек, наслаждавшихся прекрасным вечером. Деревянные полы и люстры на потолке создавали неповторимое ощущение домашнего уюта. Она смущалась по поводу своего довольно откровенного наряда и неумения вести себя за столом.
Когда официант принял их заказ и наполнил бокалы красным итальянским вином, Клинтон заметил, что Саванна чем-то обеспокоена.
– Тебе здесь нравится? Я выбрал этот ресторан, потому что надеялся, что позже мы сможем погулять.
Саванна сделала большой глоток вина:
– Действительно очень мило. Не дождусь того времени, когда смогу добраться домой и поесть своих любимых тефтелек. – Она рассмеялась, под столом лаская ногой его промежность.
– Ну же, Саванна. – Клинтон улыбнулся. – Я хочу делать разные вещи. Я хочу узнать тебя.
– В смысле? Ты знаешь, где я работаю, где живу; ты изучил мое тело. Что еще ты хочешь знать? Пожалуйста, не будь таким серьезным, Клинтон. – Саванна допила вино и прикусила нижнюю губу.
– Ну, неужели ты не хочешь что-нибудь узнать обо мне?
Саванна глубоко задумалась. Ее одолевали сотни вопросов, но тогда и он захочет ее кое о чем спросить.
– Ну же, не молчи, – взмолился он. – Я ведь больше, чем просто парень, который хорошо трахается, – рассмеялся он.
– Да, ты прав, Клинтон. Поэтому я и не хочу ничего портить.
– Почему ты считаешь, что испортишь что-нибудь? Саванна, ты хороший человек… – Он нежно взял ее за подбородок. – Не бойся разговора.
– У тебя есть дети? – спросила Саванна, выливая его вино себе в бокал. Она знала, что ей еще понадобится вино, чтобы пережить этот вечер.
– Насколько я знаю, нет, – усмехнулся Клинтон. Но когда он встретил ее яростный взгляд, то моментально посерьезнел. – Нет у меня детей. Но я хочу их иметь. Желательно – когда женюсь. А у тебя есть? То, что ты живешь одна, не значит, что у тебя их нет.
– Нет, я тоже жду замужества, – ответила она, отрицательно качая головой.
– Где ты выросла? Чем занималась, прежде чем стать учительницей? – поинтересовался он.
– Я выросла в Бруклине, – ответила Саванна, прикидываясь, что ее заинтересовала парочка напротив, ведущая оживленный разговор. Она не хотела смотреть Клинтону в глаза. Может, он поймет намек.
Но он молчал и просто смотрел на нее, как будто ожидая продолжения. «Он готов выслушать все, что я готова рассказать», – подумала Саванна. Было в нем что-то такое, что вызывало у нее доверие и заставляло чувствовать себя в безопасности. Она еще глотнула вина.
– Клинтон, у меня не было обыкновенного детства. Я вела разгульный образ жизни: танцевала, пила и делала вещи, о которых мне противно вспоминать. Пожалуйста, не заставляй меня. Я подумала, что тебе надо хоть что-то рассказать, – сказала она, закрыв глаза. В этот момент Саванна не хотела видеть его выражение лица. Тогда бы она точно пожалела о сказанном.
Их пальцы переплелись, Саванна ощутила прилив необычной энергии, источником которой был Клинтон. Она ощутила тепло и покой. В глазах у нее стояли слезы. Клинтон поднес ее руки к губам и поцеловал их.
Лишь когда прошла половина вечера, Саванна поняла, каким необычным человеком был Клинтон. Она боялась, что его поведение изменится, он начнет донимать ее новыми вопросами или, что еще хуже, судить. Пока ничего не изменилось, однако так ли это на самом деле, покажет время.
– Извини, что я была немного не готова к такому вечеру, но я рада, что мы так его провели, – сказала Саванна, вдыхая аромат дорогого одеколона, когда они шли по Бруклинской набережной.
– Как бы я выглядел, если бы не пригласил тебя на свидание? Я имею в виду, что больше всего меня заводит, когда женщина может поддержать интерес к себе не только в постели. Я хочу увидеть, чем ты занимаешься, – сказал он, нежно улыбаясь.
– А, хорошо. – Саванна бросила на него легкомысленный взгляд. – Как приятно видеть, что голова у тебя не только для шляпы.
Клинтон игриво обнял ее сзади и начал раскачивать из стороны в сторону.
– У тебя острый язычок. Но я, это люблю.
– Будь осторожен в своих желаниях. Можно обжечься. – Саванна снова рассмеялась. Ей нравилось дурачиться с Клинтоном. Саванне было приятно проводить время с человеком, который не обижался и не злился на ее замечания.
– Скажи мне, почему такой бравый пожарный, как ты, ни с кем не встречается? – спросила Саванна, беря его за руку. – Сколько живу в этом доме, ни разу тебя не видела с девушкой. Я знаю, что ты постоянно где-то торчишь.
– Да, в пожарном депо вместе с жирными итальяшками, портящими воздух ночи напролет, – ответил Клинтон, качая головой. – Ну а если серьезно, последний раз я встречался с девушкой два года назад. Мы расстались, потому что я ее обманул. Она была не для меня, а я не для нее, – признался Клинтон, когда они остановились у самой воды, чтобы полюбоваться на мерцающую воду.
– Ты обманул? – удивилась Саванна. Она знала, что не вправе судить его, поскольку сама много обманывала в прошлом. Но Клинтон не был похож на человека, которого ей следовало бояться.
– У нас были непостоянные отношения. Иногда я не знал, есть ли еще что-то между нами или нет. А она… Ну, скажем, она тоже была не святая. После нее мне понадобилось какое-то время, чтобы снова научиться доверять женщинам.
– Значит, она тоже обманула тебя?
– Да уж, на самом деле она обманула первой. Я просто не хочу быть на вторых ролях, – сказал Клинтон, поворачиваясь к Саванне. – Я хочу быть здесь с тобой столько, сколько ты того захочешь. – Он улыбнулся.
Внутри у Саванны все замерло. Она запечатлела на его губах долгий страстный поцелуй. Мимо прошло несколько гуляющих парочек. Саванна чувствовала себя героиней мелодрамы.
– Пойдем, – позвал Клинтон, беря ее за руку. – Давай найдем местечко только для нас.
Пройдя по набережной до конца, они обнаружили несколько лавочек, поставленных полукругом. За фонтаном был небольшой парк. Саванне не терпелось узнать, что задумал Клинтон.
Слева, на одной из лавочек, устроилась какая-то парочка.
Когда они зашли за фонтан, Саванна нагнулась, уперев руки в спинку лавочки. Когда она задрала юбку, прохладный ночной ветерок заставил ее вздрогнуть. Клинтон подошел сзади и аккуратно стянул с нее трусики.
– Выгни спинку, детка, – прошептал он ей на ухо. Саванна отставила задницу, став коленями на лавку. Клинтон нежно обнял ее и начал осторожно массировать рай, пока его пальцы не увлажнились.
– Иди ко мне, – простонала Саванна, ощущая внутри всепожирающий жар.
Клинтон раздвинул ее ягодицы и мастерски вошел в нее. Саванна прикусила язык, пытаясь сдержать крик вожделения. Клинтон входил в нее все глубже и глубже, нежно покусывая девушку за шею.
– 'Гебе нравится, детка? Скажи мне, что тебе нравится, – шептал он, убыстряя ритм.
– Да, нравится. Сильнее, пожалуйста, сделай мне больно. – Саванна закатила глаза от удовольствия. Клинтон двигался все быстрее и быстрее. Саванна исцарапала пальцы в кровь, но не замечала этого. Через несколько минут они вместе достигли верха блаженства. Одевшись, они повалились на лавку.
На следующее утро Клинтон предложил пойти в один ресторанчик в Мэдисон-сквер. Она думала, что они будут обсуждать прошлую ночь, но потом спохватилась. Просто так Клинтон хотел заставить ее почувствовать себя особенной, увидеть, как он воспринимает ее. «С таким мужчиной, как Клинтон, – подумала она, – дни Банки Мужчин, похоже, сочтены. Но стоит подождать».
Они стояли в очереди за жареной грудинкой, греясь под лучами яркого летнего солнца. Саванна игриво массировала плечи Клинтона. Она посмотрела на поваров, нарезавших аппетитные куски мяса. Ей не терпелось попробовать его.
Клинтон заказал мясо и пиво, и они направились к дереву, тень от которого манила к себе. Клинтон достал скатерть, разрисованную в зеленую и белую клетку.
– Держу пари, ты даже представить себе не могла, что мужчина может быть готов к такому повороту событий, – сказал он.
Саванна подхватила другой конец скатерти и помогла ее расстелить.
– Да. Я знаю немногих мужчин, которые носят в рюкзаках скатерти. Но мне это нравится. Тебе больше не надо пытаться меня соблазнить, Клинтон. Я уже твоя.
– Почему ты так цинично ко всему относишься? Почему я не могу делать это просто потому, что хочу быть милым и полезным? Или, может, ты хочешь усесться на то, что здесь оставили собачки? – Он опустился на скатерть и похлопал рукой возле себя.
– Действительно. Ну, это очень мило, – сказала Саванна, прижимаясь к Клинтону.
Они ели мясо, время от времени кормя друг друга. У Клинтона на губе осталось немного соуса. Тогда Саванна повалила его на спину и слизала соус. Казалось, никто не замечал, как они катались по траве. Саванна чувствовала себя настолько свободно, словно, кроме них, никого вокруг не было. Она подумала, что если это и есть любовь, то она вовсе не прочь пустить это чувство себе в сердце.
По парку гуляли парочки, слушая, как оркестр играет джаз на другом конце парка. Клинтон щелкал пальцами, пытаясь попасть в ритм. У Саванны было несколько дисков с такой музыкой – она ее очень любила. Ускорение и замедление темпа напоминало ей ее жизнь, тоже полную подъемов и падений, похожую на качели. Дети резвились на траве. Один мальчуган чуть не споткнулся об их еду. Это расстроило Саванну, тем более что родители ребенка даже не удосужились извиниться. К счастью, Клинтону удалось разрядить обстановку.
– Я должен задать тебе один вопрос, – сказал Клинтон, ложась на спину и устремляя свой взгляд в чистое бирюзовое небо.
Саванна тоже лежала на спине, наблюдая за двумя серыми птичками, которые спокойно сидели на ветке и смотрели на царящую кругом суматоху.
– Ты пойдешь завтра со мной на день рождения к сестре? Не на весь день. – Он вытер соус с губ Саванны.
Саванна задумалась. Снова неожиданность.
– Думаю, пойду.
Клинтон допил пиво, и они вместе захлопали музыкантам.
Каким-то шестым чувством Саванна ощущала, что они плывут по течению. Но она к этому не привыкла. Как бы там ни было, то, что он пригласил ее, говорило, что они двигаются по течению вверх, а не вниз. Ей просто нужно оставить все как есть – пока.
Когда они поели, то решили заглянуть в маленькое кафе в Гринич-виллидж, чтобы полакомиться десертом и домашним печеньем. Они просидели до закрытия, разговаривая и шутя по поводу проведенного дня и их зверского аппетита в еде и сексе. Саванне так понравилось проводить время с Клинтоном, что она решила просто общаться с ним, а не пытаться определиться с их отношениями.
Саванна и Клинтон занимались любовью до поздней ночи. Когда она проснулась в его постели, то почувствовала запах жарящегося бекона и кофе. Ей захотелось снова заснуть, чтобы не пропало это прекрасное ощущение покоя. Прежде чем она успела всерьез задуматься над этим, в комнату вошел Клинтон. В руках он держал два подноса с поджаренными хлебцами, яичницей и сочным беконом.
Пока они молча наслаждались завтраком, предвкушая наступающий день, Саванна начала вспоминать все, что случилось вчера. Так много времени она не проводила ни с одним парнем. Приглашение посетить семейный праздник тоже было в новинку. Ей хотелось познакомиться с родственниками Клинтона. Интересно, какие они? Заносчивые или простодушные, толстые или худые, высокие или низенькие? Саванна надеялась, что они похожи на него. Ей было необходимо, чтобы они приняли ее. К тому же у нее сейчас была только одна подруга – Жизель. Поэтому Саванна была не прочь завести еще друзей, пусть даже не таких надежных.
Клинтон надел просторные джинсы и белую рубашку. Саванна любовалась тем, как он неспешно застегивает каждую пуговицу. Она подумала, что у Клинтона есть чувство стиля. Он был внимателен не только к ее телу, но и к себе. Саванна это уважала.
– Ты все утро будешь пялиться на меня? – поинтересовался Клинтон. Саванна сидела на кровати, поэтому он стал перед ней на колени и запечатлел на ее губах жаркий поцелуй.
Она потянулась к нему:
– Твоя сестра ждет первого ребенка?
– Нет, второго. От какого-то парня, которого никто никогда в глаза не видел. Сколько я ни рассказываю сестрам о мужчинах, живущих в этих местах, они все равно верят им. Потом залетают и остаются у разбитого корыта. Мне так их жаль, – сознался он, на секунду закрыв глаза.
– Никто не застрахован от ошибок, Клинтон. Я уверена, что когда твои сестры встречались с этими парнями, то считали, что им повезло.
– Наверное, ты права, но они ведь мои младшие сестренки, и я за них в некотором смысле отвечаю. Ну, ты понимаешь. Я никогда не видел ни одного из их парней. Они, просто у нас никогда не появляются. Но если бы появились, то, наверное, хорошенько бы подумали, когда увидели, что такой здоровяк, как я, держит все под контролем.
– Но ведь они уже взрослые. Я уверена, что ты являешься для них примером хорошего мужчины. Однако иногда женщина, даже понимая, что что-то принесет ей только неприятности, все же идет на это. Как сказал один умный человек, «будь то во благо ал и во вред».
– Это правда. Бог свидетель, и я иногда попадал в неловкие ситуации, – сознался Клинтон. – Тиффани родила первый раз, когда ей было двадцать три. Вы почти одного возраста. Хотелось бы, чтобы она была такой же умной, как ты, когда дело касается мужчин. – Он поцеловал Саванну в лоб.
– Я умная? – фыркнула Саванна. – Никогда о себе так не думала. Но, возможно, ты прав, – продолжила она игриво.
– Уверен, у вас найдется о чем поговорить, – заметил Клинтон, брызгаясь дорогим одеколоном.
Впрочем, Саванна не была в этом так уверена.
Сестра Клинтона Тиффани жила с матерью в небольшой двухкомнатной квартире на Флэтбуш-авеню. Когда Клинтон и Саванна приехали, квартира уже была искусно украшена зеленой и розовой мишурой. Даже торт был с розовой глазурью и зелеными марципановыми цветами. На бумажной скатерти было написано ее имя: Тиффани Дэниэлс.
– О, привет! – поздоровалась мисс Дэниэлс, открыв дверь. – Наконец-то ты приехал повидать своих родственников.
– Как жизнь, мамуля? – спросил Клинтон, крепко обнимая ее. – Познакомься, это Саванна, моя девушка.
Губы Саванны были плотно сжаты.
– Привет, дорогая, – поздоровалась мать Клинтона, заглядывая Саванне в глаза.
– Привет, мисс Дэниэлс. Очень рада познакомиться, – ответила Саванна, протягивая руку.
Саванна научилась определять, насколько человек искренен, по его рукопожатию. У мисс Дэниэлс было слабое рукопожатие. Складывалось впечатление, что она боялась заразиться гриппом.
Мисс Дэниэлс провела их на кухню, где уже ждали своего часа покрытые фольгой сковородки. Приятный запах свежего хлеба разбудил в Саванне волчий аппетит.
– Угощайтесь, дети. Вот тут есть немного свежевыжатого сока. На улице так жарко, вы, наверное, ужасно хотите пить, – предположила она, протягивая Клинтону два запотевших стакана.
– Мисс Дэниэлс, у вас такие красивые украшения на стенах. Вы делали их своими руками? – спросила Саванна, чувствуя, что молчание затянулось. Она не хотела показаться тихоней или грубиянкой.
– Ой, конечно, нет. Это все друзья Тиффани. Они будут с минуты на минуту. Они с Дейдрой пошли в магазин купить еще льда. – И снова Саванна заметила, что мисс Дэниэлс, не удостоив ее взглядом, обращалась исключительно к Клинтону, хотя вопрос задал не он.
Саванна потягивала сок и мысленно представляла, как выглядит со стороны. На ней был довольно консервативный, наряд: синяя юбка до колен, блузка без рукавов и золотой пояс. Она хотела надеть брюки, но по каким-то причинам Клинтон настоял на юбке.
Внезапно Саванна услышала женские голоса. Громко цокая каблуками, в дом вошли несколько девушек.
– Мама, ты звонила Николь, чтобы они с Тиффани приехали вовремя? – спросила молодая девушка, одетая в черную мини-юбку и красный топ, на ее ножках были ажурные чулки.
– Уже позвонила, Дейдра. Будь вежливой девочкой и поздоровайся с братом и его спутницей, – сказала мисс Дэниэлс.
«Спутница».
– Как житуха, большой брат? Где ты все время прячешься? – ухмыльнувшись, поинтересовалась Дейдра, уперев руки в бока. Она бросила на Саванну быстрый взгляд и, покачивая бедрами, направилась к холодильнику.
– Дейдра, это моя девушка, Саванна, – представил Клинтон.
Саванна решила при первой возможности спросить Клинтона, что все это значит. У нее сложилось впечатление, что с родственниками Клинтона было что-то не так.
Дейдра на секунду обернулась, потом снова принялась складывать лед в холодильник.
– Привет, подруга, как жизнь? – Она по-прежнему стояла к Саванне спиной.
– Нормально. Вы очень мило все украсили. – Саванна сделала большой глоток; жаль, что в соке нет алкоголя.
Дейдра не обращала на нее ни малейшего внимания.
– Клинтон, помнишь, я тебе говорила, что к нам придет моя подруга Джамейка? Она ужасно хочет с тобой познакомиться. Я ей рассказала о большом симпатичном пожарном, который живет в приличном районе Бруклина.
Саванна метнула в Клинтона яростный взгляд, но он пожал плечами, всем своим видом показывая, что не понимает, о чем идет речь.
– Джамейка? Это та твоя подруга, у которой больше детей, чем во всем штате Луизиана? – Клинтон поставил стакан на стол.
По его раздувающимся ноздрям Саванна поняла, что он рассердился.
– С каких это пор ты стал так предвзято относиться к одиноким женщинам с детьми на руках? Может, ты думаешь, что лучше их, потому что у тебя нет детей? Сейчас почти у каждой женщины есть ребенок. У меня двое, и что? – Дейдра резко развернулась, как будто собиралась обороняться.
– Я просто говорю, что ты несешь чепуху. Ты что, пьяна? – Клинтон взглянул на мать, которая утвердительно кивнула головой.
– Дорогая, а у тебя сколько детей? Может, они прячутся где-то здесь? – спросила Дейдра, первый раз улыбнувшись Саванне.
– У меня нет детей. Извини. – Саванна сама не могла понять, почему извиняется, но ощущала, что Дейдра ожидала другого ответа.
– Понятно, – пробормотала Дейдра. – Конечно, ты не увивался бы за какой-нибудь наглой девчонкой, которая ненавидит детей. Я уверена, что у нее был ребенок.
Эта фраза задела Саванну за живое. Ее охватило острое желание встать и избить Дейдру до полусмерти.
– Извините, мне надо в ванную.
Саванна вышла из комнаты, однако она не знала, где находится ванная, и нашла ее лишь после того, как несколько раз попала в стенные шкафы. До ее слуха донесся голос Клинтона, перекрывающий крики Дейдры. По всей видимости, он рассказывал, что думает по поводу ее поведения. Саванна села на краешек ванны и зарыдала. Внутри у нее все просто кипело. Она не знала, стоит ли рассказывать Клинтону о том, что много лет назад она была беременна. Об этом она собиралась рассказать только мужу, и никому больше. Саванна сидела в ванной, пока в комнате все не успокоилось.
Когда она вернулась в комнату, Клинтон уже ее ждал.
– Извини, детка. Моя сестра пьяна. Она просит прощения. Я просто не знал, что она будет так себя вести на празднике своей собственной сестры. – Клинтон обнял се за талию.
– Пустяки, никто не идеален. – Саванна улыбнулась. Его объятия заставили ее почувствовать себя в безопасности. Она так давно ждала это чувство.
Саванна вошла в гостиную, где на черных кожаных диванах уже сидели несколько женщин. Ей очень понравился разукрашенный стул виновницы торжества. Дейдра познакомила их со всеми. Она слабо улыбнулась Саванне, давая понять этим, что раскаивается. Но Саванна не улыбнулась в ответ. Она выискивала глазами эту Джамейку. Она знала, что узнает ее, прежде чем их познакомят.
В углу сидела какая-то девушка. Ее губы были подведены алой помадой. Красная футболка с надписью «Пососи это» и облегающая джинсовая юбка выгодно подчеркивали ее фигуру. Взгляд девушки был прикован к Клинтону, как будто, кроме него, в комнате никого не было. Саванна оглядела ее с головы до ног. У нее была фигура профессиональной стриптизерши. Ее тело было исключительно соблазнительным. Черт, и зачем она послушалась Клинтона и надела все это?
– А это Джамейка. Она появилась в нашем районе недавно. Джамейка, это мой брат Клинтон, – сказала Дейдра, отдирая его руку от Саванны.
Клинтон вежливо пожал девушке руку. Джамейка явно не понимала, что происходит.
– А это моя девушка, Саванна, – сказал Клинтон, делая знаки Саванне, чтобы она подошла и поздоровалась с Джамейкой.
– Привет, – поздоровалась Саванна.
– Привет, подруга, – ответила Джамейка с искусственной улыбкой на лице. – Присматривай за ним. Ты же знаешь, как женщины любят мужчин в форме, – сказала она, смеясь.
Клинтон тоже рассмеялся, но как-то натянуто.
В этот момент вбежала мисс Дэниэлс и сообщила, что вернулась Тиффани.
Клинтон притушил лампы. Все затаили дыхание. Джамейка стояла недалеко от Клинтона. По мнению Саванны, слишком недалеко.
– Сюрприз! – В темноте засверкали вспышки фотоаппаратов. Почти все присутствующие бросились к Тиффани, чтобы провести ее в комнату.
– Не могу поверить, – повторяла Тиффани, опускаясь на свой особый стул. – Я думала, что вы запланировали это на следующие выходные.
Дейдра включила свет.
– Это сюрприз. Естественно, ты не должна была знать, – сообщила она, проводя рукой по своим коротко остриженным волосам. – А это девушка Клинтона. Ее зовут Джиорджина.
– Саванна, – поправила Саванна, пожимая Тиффани руку. Ее рукопожатие было таким же нежным, как и улыбка.
– Добро пожаловать. Чем мой брат заслужил такую девушку? – спросила Тиффани, но, прежде чем Саванна успела ответить, ее внимание уже переключилось.
Вот это уже лучше. Может, Тиффани она и полюбит, но Дейдру – ни за что. Вообще все как-то странно посматривали в ее сторону и улыбались. Вероятно, они не привыкли видеть рядом с Клинтоном девушку, которая так широко улыбается.
Тиффани начала распаковывать подарки. С ее лица не сходила радостная улыбка. Ей очень понравилось металлическое блюдо, которое подарил Клинтон. Саванне оно тоже понравилось. Кое-кто дарил сексуальное белье, хотя Саванна не могла понять, зачем оно беременной женщине. Ей это казалось пошлым. Но тут начали накрывать на стол. Подали цыпленка, зеленые овощи и сладкий картофель. За этим последовали увесистые ломти торта. Саванна держалась возле Клинтона. Он явно был не против. Саванна видела, что в своей семье он чувствовал себя совершенно свободно. Он отличался от остальных мужчин тем, что брал от жизни все, что она могла ему предложить. Казалось, все им восхищаются.
Когда Клинтон поднялся, чтобы пойти наполнить их стаканы лимонадом, Джамейка мгновенно вскочила на ноги. Саванна знала, что она собирается делать. Она сама так поступала, когда хотела отбить понравившегося мужчину. Какая-нибудь, другая девушка на ее месте потребовала бы, чтобы они пошли домой. Но только не Саванна. Она хотела посмотреть, как Клинтон будет вести себя с Джамейкой.
Улыбаясь, Джамейка взяла из рук Клинтона кувшин и налила им обоим сока. Пока они говорили, Клинтон тоже все время улыбался. Он нагнулся и прошептал что-то ей на ухо. Джамейка рассмеялась. Сердце Саванны чуть не выскочило из груди. Клинтон наверняка знал, что она наблюдает за ним. Затем Джамейка потерла живот Клинтона и в шутку показала рукой на свое сердце. Саванну раздражало, что другая женщина флиртует с ее мужчиной. Впрочем, она не боялась этого, хотя и должна была бы. Но тут Клинтон достал что-то из кармана и протянул Джамейке.
– Пойдем, детка, сфотографируемся, – подошел он к Саванне, поставил перед ней напитки и обнял за талию.
Саванна изобразила на лице самую счастливую улыбку, на какую была способна. Она надеялась, что это про изведет на Джамейку впечатление.
После того как Джамейка их сфотографировала, она всунула аппарат Клинтону в руки.
– Возьми. – Девушка взяла несколько чипсов и направилась к группке женщин, оживленно беседующих между собой о том, чьего парня видели в клубе.
– Хм, – сказала Саванна.
– В чем дело? Получилась прекрасная фотография. Посмотри, – сказал он.
Саванна согласилась с ним, хотя ожидала, что ее на фотографии вполне могло и не быть. Затем Клинтон сфотографировал их вместе с Тиффани. Также он сделал несколько фотографий с мамой. Саванна не могла понять, почему ему так понравилось фотографировать, но не возражала. Если она не сможет навеки остаться с Клинтоном физически, пусть хоть напоминает о себе на фотографиях.
Перед уходом мать Клинтона отвела Саванну в сторонку и сказала:
– Извини, что сначала тебе пришлось у нас несладко. Просто мы не привыкли, чтобы Клинтон кого-нибудь приводил домой. Наверное, ты ему действительно дорога.
Последняя фраза сделала вечер идеальным.


Проснувшись на следующий день, Саванна и Клинтон решили посмотреть кабельное. Она вспомнила, что уже давно не проверяла сообщения на автоответчике. Их оказалось семь. Она не хотела их прослушивать, но потом подумала, что в противном случае Клинтон начнет что-нибудь подозревать.
– Если бы ты не была учительницей, то кем бы хотела стать? – вдруг ни с того ни с сего спросил он.
– Хм. Наверное, всемирно известной танцовщицей, которая путешествует по миру, флиртует с итальянцами и ест на обед дорогие сыры, – ответила Саванна, поглаживая голову.
– Почему я не удивляюсь? Я представляю, как ты своими красивыми ножками выделываешь на сцене всякие па. Конечно, в рамках приличий, – сказал он, беря с плетеной тумбочки бутылку колы.
– Точно. Может, однажды мои дети смогут гордиться мной, – мечтательно сказала Саванна, убавляя звук телевизора. – А ты кем хотел стать?
– Не знаю. Ни о чем особенном я не думал, но всегда хотел жить на пляже. Вот эта жизнь была бы по мне. Единственная проблема – пришлось бы постоянно выгребать из машины песок.
Саванна мысленно согласилась с ним, поскольку тоже всегда любила теплую погоду и даже подумывала когда-нибудь переехать в Майами-Бич. С ее живым характером и любовью к сексу это было бы как раз то, что нужно.
Когда Клинтон пошел в ванную, Саванна решила-таки прослушать сообщения. Она убавила звук на автоответчике и принялась прослушивать их, стирая одно за другим. Впрочем, люди в основном вешали трубку, не оставляя никакого сообщения. Когда она добралась до конца, то обнаружила сообщения от Жака и Чайно.
«Неужели ты хочешь, чтобы Чайно, твой желтокожий мужчина, повесился? Моя девушка уезжает из города на выходные. Я хочу встретиться с тобой и оторваться по полной, как мы сделали это в прошлым раз…» Гудок.
«Это Жак. Ой. У меня что-то во рту. Посмотрим. С, А, В, А… Получается Саванна, нежная и сладкая Саванна! Так и хочется слопать…» Гудок.
У Саванны возникло неудержимое желание вырвать, когда она выключила автоответчик. Она услышала, что Клинтон вышел из ванной. Саванна усилием воли заставила себя успокоиться. Не успела она вытереть слезы, как в комнату вошел Клинтон. Она чувствовала себя последней шлюхой. Всем этим мужчинам было наплевать, на нее, как и ей на них. Она никогда не была так счастлива с мужчиной, как это было с Клинтоном.
– В чем дело? – спросил Клинтон. На его лице читалось неудовольствие.
Саванна повернулась к нему спиной и уставилась на свою небольшую стереосистему.
– Ничего особенного. Кажется, нам надо немного поспать. Ложись.
– Твою мать, кто такие Чайно и Жак?
У Саванны внутри все похолодело. Клинтон подслушивал.
– Что это за дурацкие сообщения? – глаза Клинтона сузились. Он стоял возле кровати на том же месте, где стоял в их первую ночь.
– Послушай, это парни из моего прошлого. Я просто должна сказать им, чтобы они отвязались, – ответила Саванна, вскакивая с кровати. – Теперь, пожалуйста, ложись.
– Сколько еще мужиков здесь лежит, Саванна? – Клинтон сложил руки на груди и широко расставил ноги, напоминая сержанта американской армии.
– Клинтон, у меня до тебя был секс. Я встречалась с несколькими парнями, и…
– Какого они цвета?
– Что?
– У тебя вдруг возникли проблемы со слухом? – Клинтон пронзил Саванну холодным взглядом. – Неудивительно, что эта банка забита палочками всех цветов долбаной радуги.
– Клинтон, подожди, – взмолилась она, сбрасывая одеяло и подбегая к нему. – Подожди, все не так, как ты думаешь! Я могу избавиться от банки.
Клинтон сгреб свою одежду, быстро натянул штаны и туфли и направился к двери.
– Мне нужна женщина, а не маленькая девочка, любящая подобные игры. Надеюсь, один из твоих друзей даст то, что тебе нужно.
– Ну и ладно! – бросила Саванна вдогонку. – Я не собираюсь умолять тебя. Ни за что, – добавила она. Она хотела крикнуть, но ее горло, как будто стиснула невидимая рука.
Клинтон обернулся, прорычал:
– Подожди до вечера, – и исчез за дверью. Сегодня она не хотела быть одна. Саванна осторожно закрыла дверь. Она ждала. Ждала, что Клинтон позвонит ей. Но этого не случилось. В одиннадцать часов вечера, окруженная кучками мокрых от слез салфеток, Саванна набрала его номер, но никто не поднял трубку.
В душе она корила себя, что сразу не прояснила ситуацию, испортив тем самым их только что возникшие отношения. Она знала, что Клинтон рассердился на нее за то, что она врала ему и обращалась с ним – и вообще с мужчинами – как с вещами. Саванна подумала, что она тешила себя мыслью, что сможет поддерживать нормальные отношения, но они принесли ей только боль и разочарования. Впрочем, как всегда. Она потеряла всякую надежду на то, что он позвонит, хотя отчаянно надеялась на это.
В ту ночь ей снова снилось, что она закрыта в горящем здании. Но на этот раз там не было сексуального пожарного, который спас бы ее.


Часть третья

Почти месяц от Клинтона ничего не было слышно. Она не знала, что он делает. Последние выходные она провела с Чайно, а предыдущие – с Жаком, но даже эти встречи потеряли свое неповторимое очарование. С ними она даже не смогла достичь оргазма! Все было бесполезно. Она думала только о нежных руках Клинтона и его любящем взгляде. Если с другими мужчинами она занималась сексом, то с Клинтоном она занималась любовью. Это была такая любовь, которая заставляла людей терять работу, опаздывать с оплатой счетов и по целым дням валяться в постели. Он любил ее такой, какая она есть. В постели с ней такого никогда не случалось. Это заставляло ее чувствовать себя свободной и беззаботной.
Последний школьный день прошел без всяких торжеств. Обычно по случаю начала летнего отпуска Саванна и Жизель пропускали по стаканчику. Но у Жизель с мужем были свои проблемы. Чтобы отвлечься, Саванна взялась преподавать в летней школе. Ее примеру последовал мистер Томас. Это был первый раз, когда он решил поработать летом. Неужели из-за нее?
В среду, после урока, посвященного искусству, Сашина стала отдирать от парты прилепленную бумагу. Она отмывала парты от клея и блесток и вытирала шкафчики. Обычно этим занимались школьники, но Саванна не спешила домой.
– Так-так, я смотрю, мисс Эвери у нас за уборщицу, – сказал мистер Томас, входя в класс и закрывая за собой дверь.
Саванна бросила на него взгляд, который говорил о том, что сегодня она не в настроении. Она стала тереть еще энергичнее, надеясь, что он в конце концов уйдет. Вместо этого он подошел к ее столу.
– Мистер Томас, я могу вам чем-нибудь помочь? Если нет, то я очень занята, – холодно сказала Саванна, глядя на него. На мистере Томасе были джинсы и белая рубашка. Ей пришлось признать, что выглядел он довольно привлекательно. Он всегда напоминал ей Тома Селлека в молодости.
– Ничего особенного, просто зашел, потому что не видел вас сегодня. В этих туфельках вы выглядите обворожительно, мисс Эвери. – Мистер Томас медленно подошел к ней уверенной походкой мачо, можно было подумать, что сейчас он схватит ее и увезет с собой.
– Послушайте, мистер Томас, – сказала Саванна, держа в одной руке веник. – Спасибо за комплимент, но сегодня я очень устала. Урок затянулся, ребятам не хватало материалов…
Мистер Томас забрал у нее веник и схватил за руку.
– Вы так приятно пахнете, что я хочу вас съесть, – прошептал он ей на ухо.
Ее запах был чистым и свежим. Мистер Томас нежно гладил Саванну по спине. Она оперлась спиной о шкафчик, все теснее прижимая мистера Томаса к себе. Его руки блуждали по ее телу, забираясь в его самые укромные уголки. Ей понравилось, как он крепко сжимает ее зад. Они не целовались, но их языки переплетались в эротичном танце. Теперь уже он был прижат к стене, а Саванна страстно обнимала его. Лицо мистера Томаса покраснело, а его пенис так сильно уперся в нее, что Саванна даже посмотрела вниз, чтобы убедиться, что он все еще в штанах. Она начала медленно тереться о него, затем расстегнула верх платья и оголила одну грудь. Мистер Томас принялся сосать ее, словно это был сладчайший сироп.
– Давай в шкаф, – прохрипел он, ногой открывал дверцу.
Внезапно Саванна опомнилась. Ее тело могло отвечать, но ее сердце и душа принадлежали Клинтону. Внезапно она почувствовала, что его руки стали какими-то влажными и холодными.
– Нет, нет. Я не могу. Это все неправильно. Мистер Томас, я вас прошу, уходите, – попросила Саванна, застегивая платье. Она не могла позволить, чтобы мимолетное удовольствие закончилось продолжительным разочарованием.
Лицо мистера Томаса побагровело. Он убрал руки.
– Хорошо, хорошо, мисс Эвери. Я просто немного потерял голову. Извините.
– Мистер Томас, мы оба немножко не в себе. Давайте сделаем вид, что ничего не было. До встречи, – сказала Саванна с улыбкой. Они пожали руки, и мистер Томас ушел, прижимая скоросшиватель к тому месту, которое уходить не хотело.
Саванна тяжело опустилась на парту. Ей необходимо вернуть Клинтона. Ей нужен настоящий мужчина, который не только бы хорошо трахался, но мог бы выслушать и позаботиться о ней. Она не могла позволить, чтобы Клинтон исчез из ее жизни. Он не звонил, но что-то подсказывало ей, что он наблюдает за ней. Саванна поняла, что настало время забыть о гордости и нанести ему визит.
Саванна пригласила к себе Жизель поесть пиццу и поговорить о жизни. Они обычно встречались в «Шугаркейн», но Саванна подумала, что, если она хочет чего-то добиться, ей незачем шататься по барам.
– Ну, подруга, расскажи-ка мне о мистере Пожарном. Держу пари, брандспойт у него немаленький! – Подзуживала Жизель, наклоняясь к Саванне.
– Умом он, конечно, не блещет, но очень мил, – Саванна не знала, как начать, но Жизель изучила ее хорошо, поэтому перед ней не нужно было притворяться. – Думаю, я все испортила.
Жизель перестала жевать.
– Он слышал сообщения на автоответчике от Чайно и Жака… – Саванна замолчала, наполняя свой бокал белым вином. – Ну, ты знаешь, какие я получаю сообщения.
– Саванна. – Жизель наконец оставила пиццу в покое и замахала руками. – Он обеспеченный мужчина. Ты знаешь, что, даже если через десять лет он выйдет на пенсию, все равно будет неплохо получать, плюс медицинская страховка…
– Извини, Жизель, я совершенно забыла о таких мелочах, – ответила Саванна, закатывая глаза. – Мне как-то плевать на эту ерунду. Мне он нравится тем, что может рассмешить меня, с ним я чувствую себя особенной, как будто я действительно хорошая женщина.
– Ты и есть хорошая женщина. И тебе не нужен мужчина, чтобы понять это. Они могут забрать у тебя это ощущение в любое время. Ты сама должна это осознать. Не мучай себя за то, что ты привыкла быть собой. Ты собираешься ему позвонить, пойти к нему домой или на работу, чтобы помириться?
– Черт, конечно нет! Я ни к одному мужчине не пойду на работу и не собираюсь вызванивать его. У него есть мой номер, но он мне не звонит.
– Конечно, не звонит. Он уязвлен. Все выглядит так, как будто он открылся тебе, а потом обнаружил, что ты запросто открываешься настежь и другим мужчинам!
Саванна вздохнула:
– Я знаю, что должна сделать. Надо дать ему понять, что мне не все равно.
– Тебе надо нанести ему визит, это точно, – посоветовала Жизель.
Саванна взглянула на часы, стоявшие на телевизоре. На них было десять часов вечера. Сегодня четверг, и у него выходной. Идя сюда, Саванна увидела его машину, припаркованную возле дома. Ей сразу стало легче. Как только Жизель уйдет, она расставит все точки над «i».
– Ну, теперь, когда с тобой мы все выяснили, расскажу о своей проблеме, – сказала Жизель, делая глоток вина из почти пустой бутылки.
– У. тебя-то еще что-то случилось? – Саванна рассмеялась, глядя на кривлянья Жизель.
– Дорогая, ты знаешь, что у нас с Треем не все гладко. Я уже не знаю, чего хочу. Когда я выходила за пего, то думала, что полюблю его, но ничего не получилось. Мы живем, как чета престарелых пенсионеров. Мы редко делаем что-либо вместе, – жаловалась Жизель, бросая взгляды на телевизор. – Ты знаешь, брак не может исправить того, что сломано.
Саванна подумала, что Жизель наконец начинает учиться на своих ошибках. Она не хотела жить, как подруга, поэтому ей нужно выяснить отношения с Клинтоном. Ей совсем не хотелось выходить замуж просто так.
– Вам нужно провести вместе выходные. Трей слишком много работает. Вдруг что и получится, – сказала Саванна, закидывая ногу на ногу.
– Он говорил что-то о психологе. Хотя это только для белых, – заметила Жизель. – Правда?
– Неправда. Это для пар, которые хотят вместе пережить тяжелые времена. Я знаю, что ты хочешь зтого, Жизель. Не надо все разрушать, – сказала Саванна, понимая, что этот же самый совет ей раньше давала Жизель.
Жизель вздрогнула:
– Наверное, ты права. Может, мы сможем начать все сначала. Я хочу все уладить, пока у нас еще нет детей.
– Вот видишь, я как раз об этом и говорю. По тебе не скажешь, что ты хочешь бросить мужа.
Жизель пожевала губами и схватила свою сумку.
– Послушай. Мне уже надо бежать, а то Трей сейчас начнет звонить. Спасибо за то, что выслушала. Я знаю, что должна делать, – сказала она с улыбкой и ушла.
Саванна закрыла лицо руками. Она не была, как большинство женщин, одержима желанием выйти замуж, а Жизель была хорошим примером человека, который так и не ощутил удовлетворения от брака. Саванна гадала, насколько она сама похожа на Жизель.
Саванна поднялась на несколько этажей к квартире Клинтона. У нее было достаточно времени, чтобы подумать. Но, ступив на последнюю ступеньку, она услышала мужской смех и цоканье женских каблучков.
Саванна притаилась на лестничной площадке и решила проверить свои предчувствия. Клинтон вышел из лифта вместе с женщиной, в руках у нее был пакет, в которые в ресторанах складывают еду навынос. Мозг Саванны приказывал ей пойти и устроить Клинтону скандал. Но она не могла сдвинуться с места; Домой она тоже не могла пойти. На женщине были облегающие джинсы и облегающий красный топ. Она постоянно что-то шептала Клинтону на ухо, пока он рылся в карманах в поисках ключей.
Этого было достаточно, чтобы Саванна поняла, как она ошибалась. По всей видимости, у него было несколько женщин, хотя с ней он делал вид, что у него никого нет. Как он смел ругать ее за то, что она встречается с целой кучей мужчин, когда сам ничем не лучше? Саванна вернулась в свою квартиру и уселась возле окна. Она целую ночь не могла уснуть – смотрела старые фильмы и время от времени плакала. Она все еще сидела у окна, когда в четыре часа утра некая молодая женщина вышла из их дома.
В пятницу после школы Саванна сразу же пошла домой. Она вынула из банки все синие и желтые кислые палочки. Настала пора избавиться от них.
Сидя на кухне, она думала, понадобится ли ей еще когда-нибудь эта банка или нет. Она олицетворяла часть се прошлого. Но отсутствие в ней палочек указывало на то, что она решила избавиться от груза этого прошлого. Все кислые палочки она затолкала в мусорное ведро, оставив только красные.


Приблизительно через неделю Саванна решила, что готова поговорить с Клинтоном. Они с другом как раз мыли его машину. Саванна почти час наблюдала за ними. На Клинтоне была футболка без рукавов и шорты цвета хаки. Она была поражена тем, как сексуально он выглядел. Одежда Клинтона намокла от воды и пота. Каждый раз, когда он протирал капот, у него на руках вздувались мышцы. Его друг тоже был хорош Собой, но не шел ни в какое сравнение с Клинтоном. Саванна прикинула, когда Клинтон вернется в свою квартиру.
Когда она позвонила, он сразу же снял трубку.
– Это я, – сказала Саванна, держа трубку дрожащей рукой. – Давно мы с тобой не общались.
Клинтон вздохнул, как будто у него свалился с души камень. Она хотела сказать ему, как сильно скучает и как он ей нужен. Но она поняла, что и у него было припасено достаточно теплых слов для нее.
– Я переезжаю, – вдруг заявил Клинтон.
– Ох, – Саванна опустилась на диван. – Это из-за меня?
– Мой срок аренды заканчивается в следующем месяце, и я не собираюсь его продлевать. Решил, что ты должна об этом знать. – Его глубокий голос немного подрагивал, как будто он пытался скрыть свои чувства.
Затем наступила тишина. Саванна поняла, что сейчас она должна проявить решимость:
– Я избавилась от своего грязного белья. Мне пришлось решить много проблем. Я клянусь, что готова быть такой, какой ты хочешь, чтобы я была. Извини, я просто была напутана. Думаю, что ты должен узнать об этом, прежде чем переедешь. Так что береги себя.
– Саванна, не вешай трубку. Спасибо тебе, и тоже извини, что я был немного резок с тобой. У меня просто больше нет времени на эти игры. До свидания. – И он повесил трубку.
Саванна отшвырнула телефон. «Значит, так? Спасибо и извини? Как будто я совсем ничего для него не значила». Она не могла понять, как он мог так просто решиться на переезд. Подобный шаг был одним из его козырей. Это должно было заставить ее проявить настойчивость, если она хотела чего-то добиться. Ей придется сделать больше, чем просто позвонить. К тому же его переезд совсем не оставлял им времени. У нее же просто больше не было сил.
Всю ночь Саванна не могла уснуть. Она все время смотрела на часы и гадала, чем Клинтон сейчас занимается.
В три часа ночи у них впервые был секс. Она мысленно вернулась в то раннее утро и даже ощутила запах его одеколона, Как будто он сейчас был возле нее. Она облизнула пальцы и скользнула ими в свои зеленые шифоновые трусики. Массируя свой рай, она представляла, как в темноте Клинтон исследует ее секретный сад. Она нажимала на свой клитор, пока он не набух и не стал чувствительным к любому прикосновению.
– А-а, я хочу тебя, – шептала она, переворачиваясь на живот. Не убирая руки со своего рая, она начала водить бедрами из стороны в сторону. Внутри у нее росло напряжение. Она хотела остановиться, но не могла себя заставить. Саванна немного снизила темп. Она засунула в себя палец и начала двигать им вверх-вниз, представляя, что за ней наблюдает Клинтон. Это помогло, потому что она никогда не любила мастурбировать в одиночестве. Снова перевернувшись на спину, Саванна начала ласкать свои груди. Она почти увидела, как возле кровати стоит Клинтон. Устав, она успокоилась и, тяжело дыша, откинулась на подушку.
Через полчаса в дверь постучали. До конца не проснувшись и налетая на мебель, Саванна доковыляла до двери и посмотрела в глазок. Это был Клинтон.
– Да, – сказала она, стараясь, чтобы голос звучал расстроено. Но прежде чем он успел что-либо сказать, Саванна распахнула дверь. – Я спала.
– Отлично. Я пытался уснуть, но не смог… Ну, ты понимаешь.
Саванна пошла назад в спальню, оставив Клинтона стоять у двери. Ей было наплевать, как она выглядела сзади в бабушкиных трусах и выцветшей футболке. Если верить ему, то между ними все было кончено, поэтому она с трудом понимала, что он собирался делать. Она решила просто наблюдать.
Клинтон лег на кровать возле нее.
– Я хочу все выяснить, – прошептал он ей на ухо. Он пахнул свежим мылом, а не как мужчина, только что вернувшийся с работы.
– Я тоже. Мне тебя не хватало. – Она натянула на себя персиковую простыню и свернулась калачиком на своей половине кровати.
– Мне тоже тебя очень не хватало, – сказал он, лаская ее твердеющие соски. Затем он крепко схватил их и начал разминать пальцами так, как ей нравилось. Она хотела оттолкнуть его, но, возможно, это был их последний секс. Клинтон массировал ее плечи, прижимаясь губами к ее шее.
– Как мне этого не хватало, – прошептал он, лаская ее сочную трепещущую промежность. – Ч-е-е-е-рт, – Саванна перевернулась на живот, и он схватил ее за ягодицы. – И этого. – Он шептал ей ласковые слова, посасывая мочки ушей.
На глазах Саванны застыли слезы. Она хотела лежать и заниматься любовью, позволяя ему делать с ней все что угодно. Она повернулась к нему, и его глаза пожирали всю ее без остатка. Он целовал слезинки в уголках ее глаз, потом осторожно стянул с нее футболку и начал нежно сосать ее груди. Он ласкал то одну грудь, то другую, как будто пытался напиться одновременно из двух фонтанов. Волна блаженства прокатилась по телу Саванны. Клинтон нежно покусывал ее соски, и боль превращалась в удовольствие.
– Это была только закуска, а сейчас пришло время обеда. – Он стянул с нее трусики и понюхал их. – Я просто сгораю от голода. – Клинтон улыбнулся.
Саванна широко раздвинула ноги и приняла его в себя.


Часть четвертая

Утром Саванна лежала на кровати, а Клинтон размазывал детское молочко по ее коричневым бедрам, а потом втирал его.
– Ах, это слишком хорошо, – простонала Саванна, зарывшись лицом в подушки. – Есть ли что-нибудь такое, чего ты не умеешь делать, Клинтон?
Он рассмеялся, обнимая ее за плечи. Саванна погрузилась в приятную дремоту. Утро только началось, и у них впереди было все воскресенье.
Когда Клинтон закончил втирать ей молочко, он заключил ее гладкое, блестящее тело в свои объятия. Проведя языком у нее за ухом, он сказал:
– Переезжай вместе со мной.
Саванна убрала с лица свои длинные волосы и взглянула на него.
– Повтори, что ты только что сказал.
– Ты знаешь, что мой срок аренды заканчивается, но я хочу встречаться с тобой, – сказал Клинтон, распрямляя ее длинные локоны.
– А что мне делать со своей квартирой? У меня аренда еще на полгода. И ты не уточнил, хочешь ли, чтобы мы принадлежали только друг другу. – Саванна не могла поверить, что говорит такое. В Клинтоне было что-то такое, что заставляло ее хотеть принадлежать только ему, но между ними не должно остаться какой-либо недосказанности. Она не хотела закончить, как его сестры, с ребенком на руках и без мужа.
Клинтон заворчал. Саванна вздрогнула. Она любила, Когда он так ворчал, однако это означало, что он был недоволен. Пощелкав по каналам телевизора, он задумчиво потер усы.
– Мужчина не обязан постоянно все объяснять, детка. Я хочу быть с тобой. Если я прошу, чтобы ты переехала со мной, разве этого не достаточно?
– Пойдем, я хочу тебе кое-что показать. – Саванна голой выпрыгнула из постели, повела Клинтона на кухню и показала пустую банку.
– Я избавилась от всего этого, потому что оно мне больше не нужно. Мне не надо ничего, сделанного наполовину. Раньше я просто боялась, что меня бросят. Таким, образом, я первой избавлялась от мужчин, прежде чем они успевали избавиться от меня. Ты можешь думать, что это игра, но для меня все было очень серьезно. И после этого ты все еще считаешь, что мне хватит слова «достаточно»? Клинтон, я должна иметь либо все, либо ничего.
Клинтон забрал у нее банку и начал внимательно ее изучать.
– Если ты хочешь знать мое мнение, то тебе лучше как можно быстрее избавиться от этой банки.
– Пока у меня не будет веской причины, я этого не сделаю.
Клинтон поднял руки вверх:
– Хорошо, хорошо. Конечно, ситуация не такая простая, какой она может показаться из моих слов. Ты уже знаешь, чего я хочу, но я пойму, если тебе нужно время подумать. Кроме того, я должен тебе сказать еще кое-что.
Саванна достала из холодильника апельсиновый сок. Она села, потому что знала, что ей лучше сесть.
Клинтон продолжал стоять, опершись на кухонный стол.
– Когда мы поссорились, у меня был секс с несколькими девушками. Я также знаю, что ты следила за мной тогда на ступеньках.
– И?.. – спросила Саванна резко.
– И я тоже видел тебя с несколькими мужчинами. Я хочу сказать, что у нас обоих были отношения на стороне, но теперь все это в прошлом, не так ли?
Саванна кивнула. Подойдя к нему, она провела рукой по его груди. Став на колени, Саванна стянула с него трусы. Его возбужденная плоть слегка касалась ее носа. Она массировала его рельефные ягодицы, пока не добралась до его маленького мешочка, обтянутого нежной кожей. Осторожно держа член рукой, она водила языком вверх и вниз по его древку.
Клинтон убрал с ее лица волосы, чтобы лучше видеть, как она засовывает его волшебную палочку себе в рот. Саванна причмокивала от удовольствия. Клинтон ощутил в коленях приятную слабость.
– Саванна, детка, – простонал он, расставляя пошире ноги, – ты такая сексуальная, когда делаешь это. Черт.
Его слова заставили ее еще глубже заглотнуть его рог, поскольку она чувствовала себя невероятно сексуальной и сильной. Чем глубже его фаллос проникал в горячий альков ее рта, тем сильнее он прижимал ее голову к себе.
– Я больше не могу, о-о-о-х. – Клинтон схватил Саванну за голову, а она продолжала ласкать его алый конец. Она не собиралась отпускать его, а хотела проглотить каждую капельку его жидких сливок.
Клинтон скрипнул зубами, выпуская ей в рот тугую горячую струю. Саванна схватила Клинтона за мокрые от пота ягодицы, судорожно глотая его соки. Потом она принялась целовать и лизать его яички.
Клинтон повалил Саванну на холодный кухонный пол и виртуозно вошел в нее. Они катались по полу, мокрые от пота, но счастливые.
Клинтон заставлял ее тело вздрагивать от толчков своего внушительного рога. Он ласкал солено-сладкие верхушки ее восхитительных полушарий, заставляя Саванну стонать от блаженства.
– Клинт-о-о-о-н, Клинто-о-о-о-н… – шептала она, помогая ему поглубже проникнуть в ее норку. – Я люблю тебя.
– Я тоже люблю тебя, детка. – Клинтон поцеловал дрожащие губы Саванны, затем аккуратно вытащил из нее свой вздрагивающий фаллос.
Вся грудь и живот Саванны были забрызганы его тянучкой. В этот момент она могла думать лишь о том, как это было прекрасно.


– Привет, подруга! – Жизель помахала Саванне. Она сидела на летней площадке в «Скопелло», небольшом итальянском ресторанчике на Лафайетт-стрит. Прошла уже не одна неделя с тех пор, как они виделись в последний раз. У них накопилась масса новостей, но времени было в обрез.
– Два бокала красного, – Саванна показала молодой официантке два пальца. Она надела солнцезащитные очки, чтобы спрятаться от безжалостных лучей августовского солнца, и улыбнулась. Жизель определенно изменилась. Казалось, она набрала немного в весе, что и пыталась спрятать под длинным голубым платьем.
– Уф, в поезде сегодня было так много народу. Да еще эта духота. Кондиционер был сломан, а люди имели нахальство вонять. – Она рассмеялась, усаживаясь напротив Саванны.
Саванна поправила свою леопардовую шляпку:
– Ну, это не их вина. Сколько раз за день я брызгаюсь дезодорантом, и в результате все равно от меня попахивает.
Жизель снова рассмеялась:
– Вечно я твержу об одном и том же. В любом случае, ничто не смогло помешать мне встретиться с тобой сегодня.
Подошел официант и поставил перед Ними по стакану холодной воды. Жизель с удовольствием принялась потягивать прохладную жидкость, наблюдая за спешащими с работы людьми.
– Ну, как там поживает твой муженек? – спросила Саванна, игриво наклоняя голову набок.
– Все хорошо. Он сказал, что его это тоже беспокоит, но он не хочет терять меня. – Жизель взяла у официантки бокал с красным вином и отпила немного. – Я гоже не хочу его терять. Тяжело, если с самого начала ничего не ладится. Прежде чем дальше развивать отношения с мистером Пожарным, убедись, что у тебя с ним все получится. Черт с ней, с медицинской страховкой.
Саванна рассмеялась и поднесла к губам бокал:
– Х-м-м, ну, мы это уже прошли. Последнее время мы часами валяемся в постели. Не знаю, как это у него получается, но рядом с ним я не могу думать ни о чем и ни о ком, кроме него.
– Я тебя такой никогда не видела. Даже с этим уродом Дерриком. Мистер Пожарный, похоже, не только тушит пожары, он еще и раздувает пламя в тебе, подруга!
Саванна осторожно похлопала себя по влажному от духоты лбу.
– Просто немножко страшно. Я не хочу отдавать себя какому-либо мужчине, как я это делала раньше. Когда ты так делаешь, они смешивают тебя с дерьмом.
– Но, похоже, этот парень не такой. Видать, он один из тех хороших парней, которые на дороге не валяются. Так что хватай его, подруга, пока тебя не опередили.
Саванна рассмеялась:
– Видишь ли, в чем дело: мне не пришлось его хватать, он сам меня схватил.
– Звучит так, как будто ты уже все просчитала.
Вернулась официантка с их салатами. Обмахиваясь ладонью, Саванна сказала:
– Может быть, он захочет большего. – Она слегка поперчила свой салат. – Его аренда закончилась, он переезжает и зовет меня с собой.
– Когда ты уезжаешь? – Жизель принялась жадно запихиваться салатом, ошарашенно глядя на Саванну.
Но Саванна ничего не ответила.
– Дорогая, главное, чтобы ты ничего не испортила. Этот мужчина показывает, что не собирается уходить от ответственности. Тебе нужно позаботиться о своих делах.
– Жизель, – воскликнула Саванна, бросая салфетку на стол. – Все мои дела – это я. Так я защищаю свои интересы. Я буду жить только с мужем. Пока я не замужем, я сама себе хозяйка.
– Ладно, ладно, – сказала Жизель, качая головой, словно Саванна была безнадежно больна.
– То, что вы с Треем начали жить под одной крышей до свадьбы, не означает, что у всех должно быть так же. Вы, по крайней мере, были обручены. У меня в жизни многое изменилось, и я знаю, что хочу теперь всего этого: стабильности, нормальных отношений с одним мужчиной. И он это знает.
Жизель нахмурилась, но постепенно на ее лице появилась сочувственная улыбка.
– Я хочу, чтобы ты была счастлива, какое бы решение ни приняла. Поговори с ним. Но помни: иногда вместо разговоров о том, какой жизни ты хочешь, нужно просто жить. Если бы я продумывала все до конца, то до сих пор танцевала бы в том клубе, потому что боялась бы разочарования. К тому же часто самое хорошее в жизни происходит неожиданно, – сказала Жизель. – Я беременна! Шесть недель, подруга.
– Поздравляю! – пронзительно воскликнула Саванна. – Теперь понятно, почему ты выглядишь такой счастливой. Я хочу быть крестной, – попросила Саванна, сжимая руку Жизель.
– О нет, этого я не переживу. Спасибо, не надо.
Саванна не могла с ней спорить, и девушки залились веселым смехом.


– Мне понравилась трехкомнатная квартира на Седьмой авеню, там очень красивые эркеры, и она недалеко от твоей школы, – сказал Клинтон, показывая ей фотографии на цифровой камере. Они уютно прижались друг к другу под черными шелковыми простынями.
Саванна посмотрела фотографии и просто влюбилась. Квартира была залита светом. На кухонной стене был изображен прекрасный остров. Ванна имела круглую форму. Там же находилась душевая кабинка. Если бы это было возможно, она бы тут же сквозь камеру проникла в эту квартиру.
– Так что ты думаешь? – Клинтон погладил ее по плечу. – Я знаю, тебе нравится.
– Да. Ух, я думаю, ты будешь в ней счастлив. В ней есть все, что я видела в одном из модных каталогов. – Саванна старалась, чтобы ее голос звучал радостно. На самом деле она была в замешательстве.
– Думаю, ты еще не готова переезжать.
– Клинтон, я просто не…
– Саванна, я готов к настоящим отношениям. Я уже взрослый мужик и хочу просыпаться каждое утро рядом со своей женщиной. Тебе уже пора понять, что мы пара.
– Так и есть, – Саванна приподнялась на постели.
– Слушай, каждый раз, когда я пытаюсь приблизиться к тебе, ты отстраняешься, – нахмурился Клинтон.
Саванна повалилась на постель.
– От меня до Седьмой авеню на автобусе ехать десять минут. Это же не из штата в штат переезжать. Я буду постоянно рядом. Я хочу сделать все правильно, Клинтон, – сказала Саванна, гладя его по груди. – Ты же знаешь, что я люблю тебя.
Клинтон тяжело вздохнул, а Саванна услышала глухой стук его сердца.
– Позволь мне просто сказать это, – начал он. Казалось, взгляд его темных глаз проникает ей в душу. – До того как я тебя встретил, о браке я даже не думал. Теперь я хочу жениться на тебе. Но мне надоело все время играть по твоим правилам.
Саванна попыталась внешне выглядеть невозмутимой, но внутри у нее все пело и плясало. Они были вместе всего четыре месяца, а она уже чувствовала себя его неотделимой частью. И именно поэтому ей нужно было время. Для нее очень важным было иметь свою собственную территорию. Все, что она знала о мужчинах, сводилось к тому, что они обладали всей полнотой власти после брака. Она останется независимой, пока он не покажет, что не будет помыкать ею позже.
– Я тоже никогда не задумывалась о браке. Но я не собираюсь бросаться к твоим ногам только потому, что ты упомянул слово «брак», – заметила Саванна. Она не хотела говорить так дерзко, но чувствовала, что Клинтон пытался предъявить ультиматум.
Клинтон вздохнул. Ох, как хорошо она знала этот признак разочарования. Он привык все делать по-своему, но она его не обвиняла. Он любил ее так, как умел. Она тоже.
– Ну, если так, то я подыщу себе то, что хочу. Я сделал тебе предложение, но, смотрю, ты уже приняла решение, – сказал Клинтон, вставая с постели и натягивая серые спортивные брюки и футболку.
– Клинтон! Ты куда? – Саванна выпрыгнула из постели, но он отвернулся от нее.
Саванна смотрела, как он ищет ключи и уходит. Неужели он решил, что она отталкивает его? Вернувшись в постель, Саванна задумалась: «Что, если он бросит меня?» Тяжелый груз утраты лег на ее сердце. Ее грудь высоко вздымалась. Саванна судорожно вздыхала, пытаясь не расплакаться. Постель, которая всего несколько минут назад была теплой и желанной, теперь казалась холодной и неприветливой. Саванна хотела успокоить его, сделать все правильно. Но он ушел. Она уснула, и ей снилось, как они занимаются любовью и Клинтон шепчет ей на ухо пошлые глупости.
Четыре часа спустя она проснулась, разбуженная нежным голосом.
– Саванна, – позвал Клинтон, гладя ее по волосам. – Я хочу показать тебе кое-что.
Она протерла глаза и пошлепала за ним на кухню.
– Ты решил вернуться? – спросила она, взглянув на Клинтона, держащего в руках сумку.
Открыв сумку, Клинтон протянул ей пачку красных кислых палочек:
– Этот запах никогда не выветрится.
– Я хочу, чтобы мы в конце концов жили вместе. Я знаю, это должно подействовать. – Она обвила руками его шею и запрыгнула ему на руки.
Клинтон достал из шкафчика банку, и на его губах появилась хитрая улыбка:
– О большем я не мог даже мечтать.
Несколько минут спустя Саванна была покрыта сладкой пудрой красных кислых палочек. Ее сердце радовалось от сладкой возможности получить любовь, которая будет всецело принадлежать ей одной.


Читать онлайн любовный роман - Хорошие мужчины на дороге не валяются - Рейд Мериэнн

Разделы:
мериэнн рейд

Часть первая


Часть вторая


Часть третья


Часть четвертая


Ваши комментарии
к роману Хорошие мужчины на дороге не валяются - Рейд Мериэнн


Комментарии к роману "Хорошие мужчины на дороге не валяются - Рейд Мериэнн" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа
мериэнн рейд

Часть первая


Часть вторая


Часть третья


Часть четвертая


Rambler's Top100