Читать онлайн Казино Палм-Бич, автора - Рей Пьер, Раздел - Глава 24 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Казино Палм-Бич - Рей Пьер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.75 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Казино Палм-Бич - Рей Пьер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Казино Палм-Бич - Рей Пьер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Рей Пьер

Казино Палм-Бич

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 24

Баннистер вышел из такси, расплатился с шофером и, попросив подбежавшего носильщика заняться его багажом, направился в холл отеля.
– Где я могу найти мистера Пайпа?- спросил он в службе регистрации.
Он еще не возвращался. Его ключ здесь.
– Моя фамилия Баннистер. Самуэль Баннистер. Я прилетел из Нью-Йорка. Я его лучший друг. Он меня ждет. Дайте мне ключ от его номера.
Администратор быстро провел коротенькое совещание со своими стоявшими рядом коллегами.
– Это невозможно, мистер. Господин Пайп не оставил нам никаких указаний на этот счет.
– Он забыл. Я очень устал. Мне надо принять душ. Давайте ключ!
– Право, мистер, я очень сожалею…
– Повторяю вам, что я лучший его друг. Ладно… У вас есть свободный номер?
– Сожалею, мистер но все номера заняты по август включительно. Вы можете обождать мистера Пайпа в баре.
– А душ?
В своем твидовом пиджаке он умирал от жары.
– Последний раз спрашиваю: «да» или «нет»?
– Напоминаю вам, мистер…
– Прекрасно!
Решительным шагом он направился к ближайшему креслу. Он уселся в кресло, снял туфли, галстук, расстегнул рубашку, стянул носки и начал расстегивать брюки. Народ, находившийся в холле, раскрыв рот, с удивлением наблюдал за неожиданно подвернувшейся сценкой мужского стриптиза.
– Быстро найди мистера Голена!- приказал администратор молодому посыльному.
– Кто это?- безразличным тоном спросила графиня де Саран. Граф ушел играть в гольф, а она только что возвратилась из магазина, купив себе небольшую коллекцию парфюмерии. Ее помятое накануне тело пронизывала сладостная истома.
– Этот человек выдает себя за друга мистера Пайпа, госпожа графиня. К сожалению, мы не можем дать ему ключ от номера мистера Пайпа.
Вид волосатых ног Баннистера крайне возбудил графиню. Этот мужчина был так некрасив, так зауряден, но в то же время так смел в отношении «общественного мнения», что она почувствовала болезненную необходимость отдаться ему, и немедленно. Ко всему прочему у него было лошадиное лицо. Лечь под лошадь была заветная мечта эротических фантазий графини. Она собралась уже вмешаться, но тут, в сопровождении посыльного, появился Голен. Он несколько секунд подискуссировал с Баннистером и сдался. Посыльный собрал одежду Баннистера, взял ключ от номера Алена и пошел к лифту. Мэнди машинально провела языком по губам.
– Какой номер у мистера Пайпа?
– 751-й, госпожа графиня.
Она вошла в лифт и поднялась на седьмой этаж. Дверь 751-го номера была приоткрыта. Она толкнула ее и вошла в комнату.
– Привет!
– Привет…- автоматически ответил Баннистер, не соображая, что может быть нужно от него этой холеной женщине.
Не давая ему прийти в себя, она всем телом прижала его к стене, засунула свой язык ему в рот и, запустив руку в его трусы, сказала:
– Трахни меня!



***



– Миссис, поклянитесь!
– Да, идиотка, да! Клянусь!
Алиса, горничная Нади, поднесла руку ко лбу.
– Господи! Мы выиграли три миллиона долларов!
– Я поклянусь тебе еще в одном… В этот раз я никому их не отдам… Я только что купила «Ла Вольер»!
– Виллу?!
– Ты вспомнила? Я же тебе говорила, что однажды она будет принадлежать мне. Все! Она – моя! Два миллиона долларов!
– О, миссис, это великолепно!.. Восхитительно! Нам будет там спокойнее.
– Сейчас ты отправишься туда,- сказала Надя.- Я хочу, чтобы все знали! Мой реванш! Сегодня вечером я устраиваю потрясающий прием! Приглашаю все побережье. Бетти Гроун умрет от зависти!
– А не поздно ли сегодня, миссис?
– Ты о чем? Я уже все уладила. Десять мальчишек-посыльных из «Мажестик» разносят в этот момент тысячу приглашений. Веселимся с полуночи и до полудня… Для тех, кто выживет, завтрак будет сервирован на берегу моря. Приглашено десять оркестров! Давай убирайся! Шофер ждет тебя.
Опустив голову, Алиса направилась к выходу. Надя остановила ее.
– Ты даже не поинтересовалась, у кого я выиграла эти деньги.
– У кого, миссис?
– У Хадада.
– Надеюсь, вы не пригласили его?
– Конечно же он приглашен. Но я не думаю, что он придет. Почему ты не спрашиваешь у меня, что ты будешь делать в «Ла Вольер»?
– Что я буду там делать?- послушно спросила Алиса.
– Ты будешь руководить разгрузкой. Мы устроим настоящий карнавал! В девять тридцать из Парижа прибывает спецрейс. Я вызвала трех костюмеров. Должны привезти маски, перья… Это будет птичий карнавал!.. И он состоится в моем доме!
– Миссис, кто же будет причесывать всю эту массу народа?
– Александр! Он прилетает в Ниццу последним рейсом. С ним будет пятнадцать помощников.



***



Спортивный пляж был заполнен стройными юношами, которые с нескрываемым интересом смотрели на них. Ален взял Тьерри за руку и провел в тихое место, за здание кафе.
– Слушай меня внимательно, Тьерри… Сейчас ты поедешь домой. Я вызову такси… Ты закроешься в своей комнате и не двинешься с места до тех пор, пока я не приеду к тебе.
В ее серых глазах еще отражался ужас пережитых мгновений.
– Ты слышишь меня, Тьерри?
– А ты? Что ты собираешься делать?
– Мне кажется, я знаю егеря сегодняшней охоты. Я хочу убедиться в своих предположениях и сразу же приеду к тебе.
– Когда?
– Через час… два…
Ему было страшно за нее. Их больше не должны видеть вместе. Первым его желанием было спрятать ее на яхте, но убийцы уже, вероятно, знают о ее существовании. Над именем организатора его уничтожения он долго не размышлял: это мог быть только Гамильтон Прэнс-Линч!
Он вспомнил завуалированные угрозы, когда отказался участвовать в предложенной ему игре, и его охватило дикое желание схватить Гамильтона за горло и бить его головой о стену до тех пор, пока она не расколется.
– На улицу не выходи…
Он зашел в бар, попросил вызвать такси и возвратился к Тьерри. Ее сотрясала нервная дрожь. Ален обнял ее.
– Не волнуйся, все будет хорошо.
Словно ища у него защиты, она всем телом прижалась к нему.
– Я люблю тебя, Тьерри… Я люблю тебя,- шептал он, зарывшись лицом в ее волосы.
Эти, произнесенные им слова оглушили его: никогда раньше он никому не говорил их.
– Ален… Ален… Я люблю тебя,- как эхо повторила она.
– Э! Мистер! Ваше такси.
– Иду,- ответил Ален.
Последнее пожатие руки, долгий, взволнованный и удивленный взгляд Тьерри…



***



Ален вошел в холл «Мажестик» бледный, переполняемый ненавистью и молил Господа, чтобы ему не встретился Гамильтон. В тот момент он был готов совершить любой безрассудный поступок.
– Ключ,- резким тоном обратился он к администратору.
– Его только что забрал ваш друг, мистер.
– Кто?
– Мистер Баннистер из Нью-Йорка. Мы делали все возможное, чтобы он не получил его, но он прямо здесь, в холле, разделся до трусов…
– Баннистер?!
Круговорот событий так закружил его, что он напрочь забыл о нем.
– Ален, где вы скрывались?
К нему прижалась Сара и трясла его за плечи.
– Я повсюду вас ищу. Жду вас целый час! Вы меня обманули!
Собрав волю в кулак, чтобы не накричать на нее, он осторожно высвободился из ее объятий.
– Извините, Сара, у меня непредвиденные обстоятельства… К сожалению, я должен срочно подняться к себе в номер.
– Я иду с вами!
– Это невозможно! Ко мне приехал мой друг. Он ждет меня.
– Пусть подождет! Мне нужно с вами поговорить.
– Сара, честное слово, я не могу.
– Ален, это очень важно!
– Позже, Сара, постарайтесь меня понять…
Он повернулся к ней спиной и почти бегом направился к лифту. Она бросилась следом. Из лифта вышла маленькая девочка, держа на поводке трех огромных собак.
– Ален, это не терпит отлагательства! Речь идет о нашем с вами будущем.
В этот момент в холл вошла возвращающаяся из «Палм-Бич» Марина. Увидев Алена, она остолбенела. Не задумавшись над тем, каким образом он оказался здесь, она бросилась к нему. Ее в свою очередь заметил Арнольд Хакетт, который выходил из бара, где провел несколько часов, наблюдая за ее окном. Забыв о своем возрасте, достоинстве, положении в обществе, он быстро засеменил к ней. Стальные двери лифта закрылись прямо перед носом Марины и Хакетта.
– Ален. Но секунду времени вы можете мне уделить?
– Нет.
– Ален!
– Нет, нет и нет! Оставьте меня в покое!
– Грубиян! Но я все же скажу! Я выхожу за вас замуж! Вы слышите?
Ален прислонился к стенке лифта.
– Что вы сказали?
– Вы и я, мы женимся.
Посмотрев на его выражение лица, она добавила:
– Мама об этом знает…
Мигнула лампочка пятого этажа.
– Сара, вы сошли с ума!
– Да, благодаря вам! Вам ни о чем не придется беспокоиться! Мои адвокаты составят брачный контракт! Медовый месяц мы проведем там, где вы скажете…
Проехали шестой этаж.
– Ален… Я знаю, что у меня импульсивный характер… Но впервые в жизни мне захотелось выйти замуж.
– Я не хочу!
– Мы будем прекрасно жить!
– Никогда!
Седьмой этаж. Двери лифта раздвинулись. Одновременно прибыл и второй лифт, откуда вышли Хакетт и Марина.
– Марина, я требую объяснений!
– Надоело! Все вам надо объяснять!
Она остановилась как вкопанная.
– Ален!
– Марина!- воскликнул Алей.
– Как ваши дела?- учтивым тоном поинтересовался Арнольд у Сары.
– Ален, кто эта женщина?- спросила Сара.
– Это – Марина,- чувствуя, что сходит с ума, ответил Ален.
– Здравствуйте, мистер,- холодно поздоровался Хакетт.
Марина бросилась Алену на шею, забыв, что встретила его в Каннах, когда всего лишь несколько дней тому назад рассталась с ним в Нью-Йорке.
– Как ты оказался здесь? Невероятно! Ты знаешь, с Гарри все кончено.
– Ален, прошу вас, представьте меня,- четко произнося каждую букву, ледяным тоном попросила Сара.
– Марина, это – Сара… Сара, это – Марина.
– Откуда вы ее знаете?- занервничал Арнольд.
– Ален, ты только послушай, что он говорит!- Марина рассмеялась. Затем повернулась к Хакетту и зло бросила:- Если вы такой любопытный… Мы жили вместе!
– Ален, это правда?- спросила Сара.
– Послушайте,- по слогам произнес Ален.- Слушайте меня внимательно!
Он глубоко вздохнул, собираясь сказать заключительное слово и прекратить эту перебранку, но нужных слов не находил. Это оказалось не так просто… Неожиданно он юркнул в коридор и, добежав до своего номера, забарабанил кулаком в дверь.
– Ален!- одновременно крикнули Марина и Сара и бросились за ним.
– Самуэль, открой! Это я! Открой!- стуча в дверь, умолял Ален.
– Ален, со мной никто никогда так не обращался,- подбежала Сара.
– Оставьте его в покое, сумасшедшая,- кричала Марина, оттягивая Сару за рукав платья.
– Закройте рот, вы! И не притрагивайтесь к моему жениху!
– Марина,- повысив голос, чувствуя, что нервы его на пределе, сказал Хакетт,- вынужден вам заметить…
– Да пошел ты, старый козел…
Дверь открылась, и показалась взлохмаченная голова Баннистера. На нем были только трусы и один носок, а выражением лица он напоминал боксера, только что поднявшегося с пола ринга после глубочайшего нокаута. Ален оттолкнул его в сторону и прошел в комнату. За ним дружно проследовала вся группа.
В гостиной его поджидал сюрприз: прямо на полу широко раздвинув ноги лежала графиня де Саран. С достоинством королевы Франции, восседающей на троне, она кивком головы поприветствовала вошедших.
– Самуэль!- истерично закричал Ален.
Баннистер бессильно развел руки в стороны.
– Ален, клянусь жизнью Кристель…- Он указал подбородком в сторону графини и тихо добавил:- Она меня изнасиловала.
С шутливым выражением лица Ален сказал:
– Разрешите представить вам моего лучшего друга Самуэля Баннистера. Сэмми, это – Марина, о которой ты уже слышал, это – мистер Арнольд Хакетт и мисс Сара Бурже.
Каждое произнесенное Аленом имя было как удар в солнечное сплетение. Показав на графиню, которая, не обращая никакого внимания на присутствующих, непринужденно облачалась в платье, Ален сказал:
– Графиня де Саран…
Арнольд Хакетт вдруг словно переломился в пояснице.
– Мое почтение, госпожа графиня! Я вас здесь не видел.
Мэнди рассеянным жестом протянула ему руку для поцелуя.
– Ален, я жду ответа,- потребовала Сара.
– Что ей от тебя надо?- ироничным тоном спросила Марина.
– Ален, я с вами разговариваю?
– Я имею право знать, чем вы занимались с этим арабом.
– Принимала ванну из шампанского!
– Ален,- дрожащим голосом обратился Баннистер,- я хочу чего-нибудь выпить. Покрепче…
В дверь постучали.
– Ален…
В комнату вошла Надя Фишлер. Ее лицо сияло. Не обращая внимания на присутствующих, она подошла к Алену и нагло впилась в его рот страстным поцелуем.
– Дорогой, я все отыграла! Вот денежки!
Она помахала перед носом Алена увесистым пакетом. Ален попытался вырвать его, но она быстро убрала руку за спину.
– Он – твой, но при одном условии… Дай слово, что ты придешь сегодня на мой праздник. Обмываю свою покупку… «Ла Вольер»!.. Приглашаю вас всех,- сказала она, делая широкий жест рукой.- Придешь?
– Надя, я не могу.
– Сколько здесь денег?- спросил Баннистер.
– Восемьсот тысяч долларов!- торжественным голосом объявила Надя.
– Он придет,- истошно закричал Самуэль.
– Я хочу, чтобы было весело, безумно весело!- сказала Надя, засовывая пакет за пояс брюк Алену.- Ночь птиц! Будем летать! Сегодня… В полночь… «Ла Вольер»…
– А сейчас все уходите!- нетерпеливым тоном сказал Ален.- Уходите! Он грубо оттолкнул обнявшую его Сару.
– Я тоже?- спросил Баннистер, поддерживая рукой трусы.
– До чего же ты нервный,- сказала Марина.
– До скорой встречи, дорогой!- сказала Сара.- Я незамедлительно даю публичное объявление о нашей свадьбе.
Хакетт посторонился, пропуская вперед величественную графиню де Саран, и во всю прыть засеменил своими коротенькими ножками за Мариной.
Ален повернул ключ в замочной скважине и прислонился спиной к стене. Широко раскрыв рот и прерывисто дыша, он молча смотрел на Баннистера отсутствующим взглядом.
– Ален, тебе плохо? Ален! Ты где?
– Убиваю одного типа,- произнес Ален, отстраняя его.
Баннистер вжался в стену.
– Ты можешь объяснить мне, что происходит в этом сумасшедшем доме?
– А чем ты сам занимался в трусах в холле?
– Послушай…
Ален закрыл лицо руками.
– Там бар… Есть виски… Налей мне.
Самуэль налил в стакан виски и протянул Алену. Тот опустился на пол и, глядя в пустоту, начал рассказывать о своих приключениях, беспорядочно перепрыгивая с одних событий на другие.



***



– Господи, какая ты бледная! Ты не заболела?
– Все прекрасно, Люси!
– По твоему виду этого не скажешь. Ты встречалась с ним?
– Мы вместе провели почти целый день на катере Дермонта.
– Рассказывай! Хорошо было?
– Чудесно!- ответила Тьерри, отводя глаза в сторону.
– Я встретила ребят из нашей компании… Кажется, они лихо провели ночь. Из Канн они перебрались в Монте-Карло и устроили погром в нескольких казино. Класс! Сегодня вечером они отправляются в Сьесту. Ты едешь?
– Нет.
– Почему?
– За мной должен заехать Ален.
– Нет, вы только посмотрите! У вас серьезно?.. Ты влюбилась? Попалась все же рыбка на крючок!
– И, кажется, до конца своих дней,- тихо, словно самой себе, сказала Тьерри.



***



Баннистер допивал шестую порцию виски. Ален заканчивал только вторую. Выполнение задуманного требовало светлой головы.
– Налей еще,- попросил Баннистер.
– Не терпится напиться?
– Отнюдь. Я очень расстроен тем, что не узнаю тебя. Такое впечатление, что ты – это не ты, а кто-то другой!
– А ты как думал? Прожить здесь три дня и остаться невинным! В Нью-Йорке меня замордовала работа и я мечтал, как теперь понимаю, сам не знаю о чем. Мне казалось, я был в этом уверен, что работа – это средство к обеспеченной жизни… Я был баран в стаде баранов и считал их честными и любезными. Я никогда не видел волков в деле. И я с интересом наблюдаю, как они рвут друг на друге шкуру, стараясь схватить зубами кусок пожирнее.
– Ты думаешь, что они счастливее нас?
– Двадцать пять лет ты натирал мозоли на заднице, работая на них. В итоге тебя, как прокаженного, выбросили на улицу… И ты еще говоришь о счастье. Пойми, Сэмми, жизнь дается один раз! Еще утром я хотел все бросить и возвратиться в прежнюю жизнь, в Нью-Йорк: вымолить какое-нибудь место и надрывать здоровье за полторы тысячи долларов в месяц. Это желание подтверждает, что я такой же недоумок, как и ты. Но тут появился Ларсен. Клянусь тебе, Сэмми, я не поверил ему! Когда же я увидел, что его слова не блеф, я понял, что в этом мире все возможно…
– Не спорю. Зато я сплю спокойно.
– Потому-то ты уже труп. Социально, финансово, сексуально! Свою немочь ты выдаешь за добродетель. А когда у тебя была такая женщина, как та, которую ты трахал здесь, в моей постели?
– С меня достаточно Кристель.
– Лгун! Ты всегда боялся переспать с другой.
Баннистер покачал головой, снял очки, достал платок и протер линзы.
– Ты прав. Но поступать так, как ты собираешься…
– Меня пытались убить, осел! Я всем нужен. Ты хотел бы, чтобы я всем простил?
– Не кипятись,- спокойно заерзал Баннистер.- Поставь себя на мое место. Пять дней тому назад я провожал парня, который находился в состоянии ужасной депрессии. Причина его болезни вполне уважительная: его вышвырнули с работы. А сейчас я встречаю контрабандиста оружием, который строит из себя набоба на Лазурном берегу: воротит свое рыло от стелющейся перед ним наследницы самого большого частного банка в Соединенных Штатах. А этот банк хочет проглотить шестьдесят тысяч работников фирмы и нанимает этого несчастного для такой щепетильной операции. Есть от чего закружиться моей голове.
– Ты сам меня на это толкнул! Все твои упреки – это твои же требования. Забыл?
– Это были слова.
– Безработный? Тоже слово? А мои останки в формалине в каннском морге? Тоже слова? Я знаю, ты бы взялся за организацию поминок по улетевшей на небеса моей душе! О, я могу представить себе эту сцену! Пять минут крокодиловых слез по несчастному Пайпу – и жуткая попойка в «Романос» вместе с коллегами.
– Не рви мне душу, Ален.
– Не надо было вкладывать в мою голову свои мысли. Гамильтон – подонок! Хакетт – мразь! Ты хочешь, чтобы я сказал им слова благодарности после того, что они с нами сделали? Все, Сэмми! Больше никаких подарков! Я прошел здесь хорошую школу.
Самуэль хотел возразить, но Ален прервал его:
– Слова закончились, переходим к делу.
Судорожным движением пальца он набрал три цифры на телефонном диске.
– Гамильтон Прэнс-Линч? Говорит Ален Пайп. Я хочу с вами встретиться. Немедленно! В холле. Иду…
Он повернулся к Баннистеру.
– Прекрати дрожать и не двигайся отсюда… Я скоро вернусь.



***



Гамильтон сильно сжал телефонную трубку.
– Что? Что вы сказали?
– Все провалилось,- повторил Цезарь ди Согно.
Гамильтон с опаской посмотрел на дверь: теперь его судьба полностью в руках Пайпа. Каким бы дураком он ни был, он догадался, кто организатор покушения.
– Надо во что бы то ни стало довести дело до конца!
– Мои люди предпринимают все возможное для второй попытки.
– Не будет ли она такой же «результативной», как и первая?
– Я делаю все, что в моих силах.
– Постарайтесь сделать больше! Я хочу, чтобы ликвидация осуществилась до того, как наступит завтрашний день.
В его голосе слышались угрозы. Гамильтон держал ди Согно в руках, и эта слизь знала, что он – в его власти.
– Я контролирую ситуацию,- сказал Цезарь.- Все будет в порядке.
– Я вам этого желаю…
Вне себя от ярости, Гамильтон бросил трубку.
– Кому ты звонил?
От неожиданности он конвульсивно дернулся и обернулся. Эмилия с ехидным выражением в упор смотрела на него. Как же он не заметил ее?
– Ошиблись номером…
Взгляд ее стал подозрительным.
– Ты отсутствовал весь день. Где был?
– Искал тебя. Заглянул в «Палм-Бич», на пляж Карлтон, на спортивный пляж, в порт Канто… Вот пришел…
– Ты чем-то обеспокоен?
– Тебе кажется. У меня – никаких проблем.
На ее лице появилась загадочная улыбка, именно та, которая всегда предшествовала очередной гадости, которую она собиралась сообщить.
– У меня неприятности с Сарой.
Любые неприятности, происходившие с Сарой, ласковым теплом грели душу Гамильтона. Но он нахмурил брови, и на лице появилось страдальческое выражение.
– Прекрати ломать комедию,- презрительным тоном сказала Эмилия.- Я знаю, что ты в восторге… К несчастью, ее проблема касается и тебя. Представь, она вбила себе в голову выйти замуж за Алена Пайпа!
Гамильтон почувствовал, как кровь отливает от лица. Зазвонил телефон, но он даже не обернулся.
– Чего ты ждешь? Возьми трубку!- В ее голосе слышались раздраженные нотки.
Гамильтон взял трубку с такой осторожностью, словно она была раскалена.
– Слушаю… Да… Это я…
Лицо его изменилось. Эмилия насторожилась. Он предупреждающе поднял руку.
– Когда? Где? Прекрасно! Я спускаюсь.
Он положил трубку.
– Ален Пайп. Он хочет срочно встретиться со мной.
– Я иду с тобой.
– Эмилия, это невозможно!
– Я лучше тебя знаю, что надо сказать этому альфонсу. И вообще, Сара – моя дочь!
Ему нестерпимо захотелось влепить ей пощечину.
– Эмилия, не торопи события. Позволь мне первому получить удар. Я выслушаю его, потом мы посоветуемся, и ты начнешь действовать. Хорошо?
– Долго не задерживайся!- резким тоном предупредила она.
Ален Пайп был уже в холле. Он ждал Гамильтона, сидя в кресле под пальмой, высаженной в кадке.
– Присаживайтесь, мистер Прэнс-Линч.
Гамильтон сел на краешек кресла, готовый в любую секунду броситься бежать, если Пайп вытащит оружие.
– Ваше предложение все еще в силе?
– Вы изменили свое отношение?- подозревая ловушку, спросил Прэнс-Линч.
– Я подумал и решил, что могу оказать вам услугу, но на несколько других условиях.
Гамильтон позволил себе немного расслабиться: никаких намеков на разговор о Саре, а тем более о покушении…
– Слушаю вас.
– Вы предложили мне сто тысяч долларов. Мои условия – двести тысяч!
От охватившей его радости Гамильтон чуть не бросился Алену на шею.
– Это – большие деньги, мистер Пайп!
– Не мне об этом судить, мистер Прэнс-Линч.
– Предположим, что я согласен.
– Ваши предположения меня не устраивают. Да или нет?
– Вы приставляете мне нож к горлу.
– Когда я получу деньги?
– Половину – как только мы придем к согласию. Вторую – по завершении операции. Но вначале я должен перевести на ваш счет два миллиона долларов, которые, после вашего отказа, были, естественно, отозваны.
– В какой банк вы собираетесь положить мои двести тысяч?
Гамильтон с недоумением посмотрел на него.
– В мой, разумеется! В «Бурже».
Ален решительно покачал головой.
– Нет, нет и еще раз нет! Я не испытываю никакого доверия к банку, который пользуется неисправным компьютером и который к тому же предает своего клиента.
Исходя из этих соображений, я аннулирую свой счет в вашем банке. Будьте любезны перевести эту сумму в «Фирст Нэйшнл». А теперь объясните мне в мельчайших подробностях механизм предстоящей операции. И в конце скажите, что именно требуется от меня взамен на двести тысяч долларов. Я внимательно вас слушаю.
Выпучив от удивления глаза, Гамильтон долго и молча смотрел на собеседника. Затем, положив руки на колени, начал говорить.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Казино Палм-Бич - Рей Пьер



в юности зачитывался этим романом
Казино Палм-Бич - Рей Пьерниколай
4.04.2013, 13.53





Классный роман!!!!!!!
Казино Палм-Бич - Рей ПьерLilRock
4.10.2013, 9.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100