Читать онлайн Казино Палм-Бич, автора - Рей Пьер, Раздел - Глава 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Казино Палм-Бич - Рей Пьер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.75 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Казино Палм-Бич - Рей Пьер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Казино Палм-Бич - Рей Пьер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Рей Пьер

Казино Палм-Бич

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 21

Я ложусь спать,- сказала Эмилия. Для него это звучало как: «Гамильтон – в постель!» – Иду, дорогая,- ответил он, улыбаясь.- Только приготовлю тебе твой апельсиновый сок.
Это был ежевечерний ритуал. Вот уже в течение двенадцати лет он должен был собственными руками отжимать сок из трех-четырех апельсинов, который она выпивала перед сном. Кроме этого, он должен был подносить ей огонь, как только сигарета оказывалась у нее во рту, и открывать перед ней дверь там, где они появлялись, молчать, когда она говорила, делать обеспокоенное лицо, если она замолкала, терпеть ядовитые замечания Сары, согласовывать свой распорядок дня с ее планами. А взамен он получал право на внешние признаки власти и славы.
– Гамильтон, чего ты ждешь?
– Ложись в постель, я иду.
Он увидел, как она направляется в спальню. В свои пятьдесят лет Эмилия сумела сохранить стройность и фигуру молодой девушки. Гамильтон знал, что мужчины находят ее соблазнительной, но ему она никогда не нравилась.
Он открыл холодильник, достал три апельсина и выдавил сок из них в стакан. Затем на цыпочках подошел к двери и заглянул в комнату. Готовясь ко сну, Эмилия накладывала на лицо какой-то крем ужасного коричневого цвета. Он возвратился в гостиную, достал из маленькой коробочки, которую прятал в кармане, три таблетки, и бросил их в стакан с соком.
– Гамильтон!
– Я здесь.
Она терпеть не могла ждать, это раздражало ее. Он взял стакан и пошел в спальню.
– Ты еще не переоделся?
– Я должен просмотреть кое-какие документы.
Он поставил стакан на ночной столик.
– В три часа ночи?
– Фишмейер ждет ответа. Это займет не более двадцати минут, дорогая. Ты не расстроилась?
– С чего бы?
– Эта неприятная история в «Палм-Бич»…
– Немного понервничала…
Она взяла стакан и залпом выпила содержимое. Он присел на край кровати, взял ее руку и нежно поцеловал.
– Я скоро приду.
Возвратившись в гостиную, он сел в кресло и задумался. Два дня тому назад деньги Джон-Джона Ньютона были переведены в Нью-Йорк. Чтобы не вызвать подозрения у своего управляющего, Гамильтон разместил их в банке Манхеттена, запросив при этом и получив согласие на двенадцать процентов за этот краткосрочный вклад. Но гибель Брокера, к сожалению, спутала все карты. Гамильтон сам подумывал о том, чтобы убрать Брокера, но не раньше чем завершится операция. Брокер знал слишком много, и достаточно было одного его слова, чтобы вся карьера Гамильтона полетела к черту. Об этом страшно было даже думать.
Он глубоко вздохнул и попробовал оценить свое положение. Через несколько часов Джон-Джон Ньютон потребует от него ответа. Если он не предложит соответствующую замену, Ньютон выйдет из дела, а сам он окажется на краю пропасти. Теперь все его будущее зависело от какого-то ничтожного клерка, который, по ошибке получив деньги, возомнил о себе невесть что.
Он посмотрел на часы. Через пять минут снотворное «успокоит» Эмилию, и он сможет нанести визит Алену Пайпу.



***



– Вы были великолепны, Ален!
– Я даже пальцем не шевельнул.
– А мотоцикл?
– Когда он оказался на столе, я только потянул за скатерть. Боялся, что эта железка может задеть вас.
– На вашем месте мой отчим использовал бы в качестве щита мою мать.
Как только прибыла полиция, Сара утащила Алена из начавшегося там конца света…
– Почему вы так его ненавидите?
– Он пройдоха, ничтожество и посредственность.
– Но ваша мать, надо полагать, другого мнения.
– Он служит для нее ковриком, о который она вытирает ноги, знает об этом и люто ненавидит ее.
Они шли по Круазетт, а мимо них в сторону «Бич» с включенными сиренами проносились пожарные команды и кареты «скорой помощи». Ночь была теплая и безветренная.
– Сара, вы замужем?
– Нет.
– Почему?
– Еще не встретила своего хозяина.
Краем глаза она заметила улыбку Алена.
– Вам смешно?
– Вы говорите о муже, как о подчинении силе.
– А разве не так?
– А доверия друг к другу вам недостаточно?
Вот вы, например, доверяете людям?
– Да.
– И никогда об этом не пожалели?
– Почему же? Почти всегда.
– И тем не менее продолжаете?
– Так уж я устроен.
Отправит его Гамильтон за решетку сегодня или завтра? А что означает появление Марины в компании с Хададом? Еще сколько часов тому назад от всех бед, свалившихся на него, ему хотелось умереть, но встреча с Тьерри резко все изменила. Взгляд ее серых глаз и водопад пепельных волос сумели возвратить его к жизни. Как оказалась Марина в Каннах на благотворительном вечере, если еще неделю назад она даже не знала, что есть такая страна – Франция?
– Ален, вы думаете о чем-то далеком… Где вы?
– Я здесь.
В какой-то миг ему захотелось поделиться с ней своими тревогами, попросить помощи, совета… Он совершенно перестал понимать, в каком мире находится, что происходит вокруг и куда он попал. Несчастный Баннистер в Нью-Йорке, перед тем как сесть за обеденный стол, должен снимать домашние тапочки, а он нагрубил ему… Сара сжала его руку.
– Не хотите ли пригласить меня на бокал вина? К себе…
Возможно, у двери его номера уже нетерпеливо маячат Ларсен и Прэнс-Линч.
– Сожалею, Сара, но я устал. Если не посплю несколько часов – умру.
– Вы умрете в любом случае.
Они подошли к «Мажестик». К отелю одна за другой подъезжали машины, доставляя из «Палм-Бич» миллионеров, перенасыщенных сильными эмоциями. Послушать со стороны – каждый из них был героем.
– Ален?
– Нет, Сара, нет… Я едва держусь на ногах.
– Вы боитесь меня?
Она насмешливо посмотрела на него и напомнила:
– Постарайтесь не забыть, завтра обедаем на островах. Встречаемся в холле, в одиннадцать.
Ален подумал, что у него есть великолепный шанс отобедать завтра в тюрьме.



***



Было восемь часов вечера, и они собирались ужинать. Воспользовавшись тем, что Кристель была на кухне, Самуэль зашел в спальню, открыл шкаф и задумался… Что взять с собой из одежды? Для него это была проблема, потому что ему еще никогда не приходилось отправляться на Лазурный берег. Он прислушался: из кухни доносились привычные звуки переставляемой посуды и позвякивание вилок. С тех пор как она узнала, что его уволили, она перестала придираться к нему. Как воспримет она его сообщение об отъезде?
– Самуэль…
– Кристель?
– Все готово.
– Уже иду.
Он в последний раз проверил замки чемодана, закрыл дверцу шкафа и пошел на кухню.
– Все на столе, можешь садиться.
– Так вкусно пахнет…
Он сел за стол и набросился на жареную куриную ножку. Она села напротив и, не спуская с него глаз, открыла бутылку пива и бутылку кока-колы.
Они ели молча, не зная, что сказать друг другу. Чем дольше длилось молчание, тем труднее было Самуэлю заговорить о своем предстоящем путешествии. Он откашлялся и сказал:
– Кристель.
– Слушаю тебя,- не поднимая головы от тарелки и ковыряя косточкой в зубах, ответила она.
– Сегодня после обеда я разговаривал по телефону с Аленом Пайпом. Дела его – хуже некуда…
Кристель никак не отреагировала. Он вылил остатки пива из бутылки в стакан.
– Я чувствую себя перед ним несколько виноватым. Ты понимаешь?
– В чем?
– Он моложе меня. Я как бы опекал его в «Хакетт»…
Она медленным движением положила крылышко курицы на край тарелки.
– Сейчас он очень нуждается в моей помощи.
– Передвижной госпиталь милосердия торопится на помощь…- пробормотала она сквозь зубы.
– Я управлюсь за пару дней.
Она оросила через всю комнату недоеденный початок кукурузы, и лицо ее побагровело.
– Куда ты собираешься ехать? С кем? Со мной? Пайп! Пайп! Только и слышишь – Пайп. Женись на Пайпе!
– Кристель, речь идет только о…
– В пятьдесят лет ты стал безработным, у жены нет средств к существованию, а ты отправляешься с Пайпом! Мальчикам захотелось развеяться!.. А я? Отдыхала когда – нибудь?
Самуэль положил салфетку на стол и втянул голову в плечи.
После разговора с Аленом, который послал его подальше, он купил билет на самолет до Ниццы. Больше всего его беспокоило и приводило в ужас письмо из «Бурже» и вновь поступившие на счет Алена два миллиона. Пусть Кристель говорит что угодно, но завтра он вылетает в Европу.
– Слушай меня хорошенько, Самуэль! Если завтра вечером тебя не будет к ужину, можешь не возвращаться… Меня здесь больше не будет!
Он от всей души пожелал себе, чтобы она сдержала слово.



***



Ален уже давно перешагнул ту критическую черту усталости, за которой невозможно было уснуть. Держа в руке стакан с виски, он с отрешенным видом сидел в кресле и думал о том, что его путешествие подходит к концу. Через несколько минут придет Гамильтон и устроит ему варфоломеевскую ночь.
В дверь постучали. Он с обреченным видом поднялся из кресла и открыл ее. Перед ним стоял Прэнс-Линч.
– Я вас долго не задержу, мистер Пайп. Вы позволите, я сяду?
Он успел сменить смокинг на черную кашемировую куртку и избавиться от бабочки.
– Мы с вами не знакомы, но я знаю о вас все. Вам тридцать лет, вас только что уволили из фирмы «Хакетт» и вы собираетесь приятно провести время на Лазурном берегу за деньги, которые по ошибке мой банк «Бурже» перевел на ваш счет. Если я не ошибаюсь – миллион сто семьдесят четыре тысячи долларов.
Ален стоял окаменев, не в силах произнести ни одного слова в свою защиту. Напряжение последних дней было настолько велико, что он почувствовал облегчение – все кончилось… Через несколько часов за ним закроются ворота тюрьмы, и он уже никогда больше не встретится с Тьерри.
– Не думаете ли вы, что я допущу, чтобы за мои деньги вы устроили себе здесь жизнь миллионера?
Ален молча вертел в руке стакан с виски. В наступившей звенящей тишине слышалось лишь позвякивание кусочков льда о стенки стакана.
– Вы ничего не хотите мне сказать, мистер Пайп?
Ален устало пожал плечами.
– Вы прекрасно знаете, что я могу отправить вас за решетку.
Ален молчал.
– Я сказал «могу», но не сказал «отправлю». Моя точка зрения такова, что я считаю неразумным заточить человека в вашем возрасте на долгие годы в тюрьму. Может, лучше…
Ален поднял голову и наткнулся на взгляд серо-зеленых, слегка выпуклых, беспощадных глаз. На лице Гамильтона сияла притворно доброжелательная улыбка.
– Я попытался влезть в вашу шкуру и таким образом понять ваши действия. Я задал себе в первую очередь вопрос: как такой умный парень решился на такое глупое предприятие? И нашел лишь один ответ, мистер Пайп: обида и злоба. Вам наступили на ногу, и вы решили отомстить. Или я не прав?
Алену показалось, что Прэнс-Линч чуть ли не одобряет его поступок.
– Но, к несчастью, пробуя насолить Хакетту вы, того не зная, наступили на мозоль мне, потому что ошибку, которой вы воспользовались, совершил мой банк. До сегодняшнего вечера вы были лично знакомы с Арнольдом Хакеттом?
– Нет.
– Человек он жесткий, если не сказать большее… В его жизни главное – годовой доход, а не судьбы человеческие. Я хорошо понимаю тех, кто ненавидит его, но никоим образом не собираюсь оправдывать ваши нечестные действия. Я только пробую найти им объяснение. А теперь вопрос: вы по-прежнему хотите отомстить ему?
– Мне больше ничего не хочется.
– Несмотря на то, что сделал с вами Хакетт?
– Он даже не представляет, что я существую.
– А если я предоставлю вам возможность отплатить ему той же монетой?
– Меня это не интересует.
– Человек, который лишил вас работы и толкнул на бесчестный поступок…
– Все, с меня достаточно! Вызывайте полицейских!
– Ой ли, мистер Пайп?..
Он принялся что-то искать глазами и, отвечая на молчаливый вопрос Алена, сказал:
– Нельзя ли чего-нибудь выпить? В вашей ситуации это меньшее, что вы можете для меня сделать.
Ален посмотрел на него и достал из бара бутылку виски и ведерко со льдом.
– За ваше здоровье, мистер Пайп!
Он сделал большой глоток и причмокнул губами.
– А если я скажу, что пришел к вам как друг?
Ален насторожился.
– Вы хотели бы разорить человека, который выставил вас за дверь?.. Что вы на это скажете, мистер Пайп?
Он сделал очередной глоток виски.
– Я делаю вам очень серьезное предложение и даю возможность взять реванш. Что же касается ваших мальчишеских проказ, я закрываю на них глаза. Чтобы говорить дальше, мне надо заручиться абсолютным согласием. Вы понимаете это?
– Да – ответил Ален, разрываемый желанием быстрее прекратить этот изматывающий его разговор и воспользоваться неожиданно вспыхнувшей искрой надежды.
– Итак, вы говорите «да»?
Ален в замешательстве покусывал губы.
– Прекрасно, мистер Пайп! А теперь открываем карты! Сегодня утром я перевел на ваш счет два миллиона долларов.
Значит, Баннистер, сказал правду.
– Надеюсь, вы понимаете, что я вас обкладываю со всех сторон…
– Для чего эти деньги?- пробормотал Ален.
– Вы – в заднице, мистер Пайп, и я пытаюсь вас вытащить… Кроме того, я не хочу иметь официальные дела с человеком, у которого в кармане нет ни цента.
– Какие дела?
– Небольшое дельце, которое вас позабавит.
– Что вы хотите от меня?
– Я хочу, чтобы вы выкупили фирму «Хакетт».
Ален вскочил со стула.
– Что вы сказали?
– В скором времени вы выкупите «Хакетт Кэмикл Инвест»,- ровным голосом повторил Прэнс-Линч.
– Вы сошли с ума!
– Вам лучше знать.
– «Хакетт» стоит по меньшей мере двести миллионов долларов.
– У вас будет эта сумма.
– Никто не поверит, что простой служащий, уволенный несколько дней тому назад, смог купить…
Смех Гамильтона, прервавший слова Алена, напоминал скрежет заржавевших шестеренок.
– С того момента, когда вы сможете платить, вопрос «верить или не верить» перестанет для всех существовать, мистер Пайп. Все забудут ваше прошлое, и никто не будет копаться в поисках происхождения ваших денег.
– Чем вам досадил Хакетт?
– Проблема Хакетта – не ваша!
– То, что вы задумали,- это реально? Ваша операция осуществима?
– Это не «моя операция», а ваша, мистер Пайп. Ничего сложного в ней нет. Предполагаю, что вы хорошо знаете, что представляет собой «организация». Завтра от своего имени вы публично заявите о желании купить «Хакетт».
– Но, мистер Прэнс-Линч, даже в том случае, если все мелкие держатели уступят свои акции, вы ровным счетом ничего не добьетесь. Все знают, что Арнольд Хакетт владеет контрольным пакетом акций. Шестьдесят процентов капитала принадлежат ему.
– Мистер Пайп,- резко прервал его Прэнс-Линч,- если бы вы так же хорошо, как и я, знали, что почем и кто чем обладает, вы были бы сегодня на моем месте – во главе «Бурже»! А я был бы на вашем – в дерьме. Будьте любезны делать то, что я вам говорю, и, ради Бога, не пытайтесь думать за меня. В качестве вознаграждения, по окончании операции, вы получите двадцать тысяч долларов. Вы сами снимете их со своего счета, на котором у вас находится миллион сто семьдесят тысяч четыреста долларов… Остальные возвратите.
Лицо Алена побледнело.
– Маленькая неприятность, мистер Прэнс-Линч. Этих денег больше нет.
– Что-о-о?
– А чем, по-вашему, я играл вчера вечером?
– Но вы же выиграли?
– У вас, да! А принцу Хададу все проиграл.
– Вы играли против Хадада?
– Не я, моя партнерша. Надя Фишлер. Она-то все и проиграла.
– Вы думаете, я вам поверю?
– Я говорю вам правду. В казино все об этом знают. Можете поинтересоваться.
– Вор! Подонок! Вы лжете? Я хочу получить свои деньги! Вы принимаете меня за идиота?
Сжав кулаки с такой силой, что побелели костяшки пальцев, он стоял перед Аленом и смотрел на него вылезшими из орбит глазами.
– Я сдам вас в полицию! Я сделаю так, что вас на десять лет упрячут за решетку! Даю вам время до десяти утра, чтобы достать и возвратить всю сумму. До десяти утра! Вы меня поняли? Выкручивайтесь со своей проституткой как хотите! И маленький вам совет… Не пытайтесь скрыться! С этой минуты вы – под наблюдением! Вы меня поняли?
Он бросил на пол стакан, из которого пил, и, пошатываясь, направился к двери.
Чувствуя себя на грани нервного срыва, Ален подождал, пока успокоится биение сердца. Собравшись с мыслями, он попытался проанализировать только что закончившийся разговор. Прэнс-Линч сказал ему слишком многое. Ален чувствовал, что совершенно случайно прикоснулся к тайне, смысла которой пока не понимал. Стоит ли предупреждать Хакетта? Он вспоминал слова Прэнс-Линча: «С этой минуты вы – под наблюдением». Лучший способ проверить реальность угрозы – это спровоцировать ее. Он положил в сумку джинсы, несколько рубашек и необходимые предметы туалета. Было три часа ночи. Часам к семи утра он, пожалуй, доберется до дома, где живет Тьерри. Главное, перед тем как оказаться в тюрьме,- увидеться с ней, а там хоть потоп…
В дверь постучали.



***



Граф с беспокойством и нетерпением ждал жену. Во время погрома в казино она куда-то исчезла, и теперь, сидя перед телефоном, он думал, стоит ли звонить в полицию.
Неожиданно в замочной скважине заскрежетал ключ, и в комнату вошла графиня.
– Мэнди! Что с вами случилось? Я умираю от беспокойства…
Черное муслиновое платье висело на графине лохмотьями, на одной из туфель не было каблука, спутавшиеся волосы на голове были испачканы грязью.
– Мэнди!
Жестом руки она попросила его замолчать. Опершись спиной о стену и закрыв глаза, она прерывисто дышала. Ее грудь судорожно поднималась и опускалась.
Он подошел к ней.
От нее исходил запах бензина и отработанного масла.
– Мэнди, что с вами сделали?
– Дайте отдышаться, Хюберт.
Он внимательно ее рассматривал: ее шея была покрыта подозрительными, напоминающими кровоподтеки, пятнами. Она заметила его взгляд.
– Это мелочи,- сказала она странным голосом.- Посмотрите сюда…
Она задрала подол вечернего платья, и граф увидел фиолетового цвета полосы на ее теле. Его лицо стало мертвенно-бледным.
– Они меня отстегали ремнями, Хюберт.
– Они изнасиловали вас?- дрожа всем телом, спросил он. Она молча кивнула головой.
– Они делали это на своих мотоциклах…
– Сколько их было?
– Не знаю.
– Я вызову полицию.
– Не надо, Хюберт,- устало запротестовала она и в каком-то животном экстазе почти крикнула:- Это было восхитительно, Хюберт!.. Восхитительно!..



***



В дверях стоял Ларсен. Увидев сумку в руках Алена, он удивленно спросил:
– Вы уезжаете?
– Не совсем так…
На Ларсене был смокинг, а его свежий, безукоризненный вид в такой час вызывал восхищение.
– Я понимаю, время не располагает к разговору, но дело не терпит отлагательства.
Он жадным взглядом посмотрел на бутылку виски.
– Со льдом?- спросил Ален.
– Без! Лед портит алкоголь.
Ален нервничал. Каждая истекшая минута уменьшает его шанс сбежать. Он бросил на Ларсена нетерпеливый вопросительный взгляд.
– Мистер Пайп,- начал гигант,- я хочу сделать вам предложение. Но прежде чем я изложу суть дела, позвольте задать вам несколько вопросов. У вас американское гражданство?
– Да.
– Где вы живете?
– В Нью-Йорке.
– У вас есть фирма?
– Нет.
На лице Ларсена появилось недоуменное выражение.
– Я думал, что вы в бизнесе.
– Сегодня исполнилось ровно три дня, как я безработный.
– Великолепно!
Ален с удивлением посмотрел на него.
– Что вы хотите этим сказать, мистер Ларсен?
Ларсен колебался не более секунды.
– Не хотели бы вы выступить в качестве посредника, мистер Пайп? За приличные комиссионные, разумеется.
– А если поточнее, мистер Ларсен? За что комиссионные?
– За организацию некоей сделки…
– Какой сделки?
– Вы прекрасно знаете, чем я торгую, мистер Пайп.
– Самолетами?
– Совершенно верно.
– Вы предлагаете мне купить у вас самолеты?- делая от удивления круглые глаза, спросил Ален.
Онор утвердительно кивнул.
– Что же от меня требуется?
– Прикрыть сделку своим именем.
В течение последних тридцати минут ему во второй раз предлагали стать подставным лицом.
– Почему вы обратились ко мне, мистер Ларсен?
– Потому что у моего постоянного посредника возникли непреодолимые препятствия, а сделка должна завершиться в течение сорока восьми часов. К большому сожалению, замены на данный момент у меня нет. Вы согласны?
– Сколько самолетов?
– Сто.
Неужели виновата в этом усталость? Ален отчетливо ощутил, как ноги подогнулись в коленках, и вынужден был сесть в кресло.
– Ваша миссия заключается в том, чтобы своим именем подписать соответствующие документы, мистер Пайп. Аппараты будут поставлены в определенную страну, где их заберет покупатель. Вам ни о чем не придется беспокоиться, а за свои труды вы получите 0,5 процента от суммы сделки.
– Которая равняется?..- поникшим голосом машинально произнес Ален.
– Восьмистам миллионам долларам,- ответил Ларсен, нервно хихикнув.- Эту цифру вы сможете проверить по документам, которые будут подписывать.
– Интересно,- выдохнул Ален, стараясь не выдать охватившего его волнения.
Мозги в его голове кипели. Четыре миллиона долларов. Появлялась возможность рассчитаться с «Бурже» и покончить со всем этим кошмаром. Гамильтон дал ему время возвратить деньги.
– Когда вы намереваетесь провести эту операцию, мистер Ларсен?
– Как можно быстрее. Сегодня!
– Я согласен, мистер Ларсен. Можете ли вы перевести в мой банк в Нью-Йорке какую-то предварительную сумму?
От переполнившего его чувства облегчения Ларсену захотелось увеличить процент. Но это была мимолетная слабость.
– Безусловно! Вас устроит половина суммы комиссионных?
– Эти деньги вы переведете в момент подписания контракта. А когда я получу оставшуюся часть?
– Как только товар будет принят заказчиком. Скажем, через две недели. Вы первым узнаете об этом, потому что без вашей второй подписи сделка не может быть завершена.
– Когда подписываем документы?
– Вас устроит в восемь утра?
– Через четыре часа… Отлично! Но сделаем это, если вы не возражаете, за пределами стен «Мажестик».
Ларсен поморщился.
– Где вы предлагаете?
– На моей яхте,- ответил Ален.- Она стоит у причала в старом порту. «Виктория II».




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Казино Палм-Бич - Рей Пьер



в юности зачитывался этим романом
Казино Палм-Бич - Рей Пьерниколай
4.04.2013, 13.53





Классный роман!!!!!!!
Казино Палм-Бич - Рей ПьерLilRock
4.10.2013, 9.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100