Читать онлайн Казино Палм-Бич, автора - Рей Пьер, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Казино Палм-Бич - Рей Пьер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.75 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Казино Палм-Бич - Рей Пьер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Казино Палм-Бич - Рей Пьер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Рей Пьер

Казино Палм-Бич

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

В течение четверти часа Надя Фишлер давала представление театра одного актера. Стол, за который она села играть в рулетку, осаждался со всех сторон желающими стать свидетелями ее непрекращавшегося выигрыша. Интуитивно варьируя, постоянно играя 7 или 9, она не проиграла ни одной ставки с момента вступления в игру.
– Ставки сделаны,- объявил крупье.
Зажав шарик из слоновой кости между большим и указательным пальцами правой руки, он запустил рулетку левой. Шарик запрыгал в обратном направлении движения механизма. Двести пар глаз завороженно следили за его траекторией. Когда движение шарика сместилось в сторону крылышек цилиндра, Надя выкрикнула:
– Конечная девятка и все на двадцать девять!
Большинство игроков с патологическим терпением ждали последней секунды, чтобы объявить выбранные номера. Вдруг разом зазвучали голоса, отдавая приказы крупье, и те с профессиональным артистизмом автоматически разбрасывали фишки по столу.
– Ставки сделаны,- сказал крупье.
На магическую поверхность стола, освещенную лампами-прожекторами, мгновенно упала тишина. Шарик еще несколько раз подпрыгнул на медных перегородках, перескакивая с номера на номер, на мгновение замер между 7 и 18 и наконец улегся в лунку с двумя цифрами.
– Двадцать девять,- объявил крупье.
Легкий ропот прошел среди зрителей. Надя выиграла снова. Гребки крупье, как хищные птицы, налетели на сукно стола, убирая проигранные ставки. Даже на тех, кто не принимал участия в игре, сила волшебства происходящего действовала ошеломляюще: громадные суммы в мгновение ока переходили из рук в руки. Такое мгновенное обогащение в жизни требовало времени, капиталовложений, хороших мозгов, лишений и особенно терпения. В игре все было гораздо проще.
С того места, где он находился, Ален жадно всматриался в лицо Нади, которое на три четверти заслоняли готовы зрителей.
Ее губы и глаза выражали жадное нетерпение и напряженность. Что-то такое, что напоминало приближение оргазма… Он хотел ее с такой силой, как, возможно, никогда в жизни не хотел женщину.
На столе остались лежать жетоны, принадлежащие Наде. Медленным движением крупье, с помощью гребка, стал подвигать в сторону Нади впечатляющую стопку толстых жетонов.
– Триста четыре тысячи пятьсот франков,- прошептала худосочная блондинка стоявшему рядом с ней мужчине.- Мне никогда так не везло.
Надя зажала в губах сигарету. Десяток зажигалок вспыхнули одновременно. Она прикурила, не сводя своих фиолетовых глаз с жетонов, которые, подталкиваемые крупье, приближались к ней.
– Делайте ставки,- предложил крупье.- Господа, делайте ставки!
И снова над столом запорхали жетоны.
– Ставки сделаны!- сказал крупье и запустил рулетку. Надя сидела прямо, положив ладони на край стола.
Ален не сводил с нее глаз и с удивлением отметил, что весь свой предыдущий выигрыш она снова поставила на 29. Между тем шарик танцевал свой ритуальный танец. Пальцы Надиных рук слегка подрагивали.
Ален хотел, чтобы она выиграла еще раз. И как эхо своим мыслям он услышал:
– Двадцать девять.
Толпа возбужденно загудела. Игроки, сидевшие за другими столами, повскакивали со своих мест, чтобы посмотреть, что произошло. По казино прокатился слух, что Надя дважды выиграла по максимуму. Не проявляя никаких эмоций, безразличная к страстному любопытству, которое она вызывала у окружающих, и почтительной тишине, установившейся вокруг нее, она спокойно собрала очередную золотую жатву.
– Господа, делайте ставки!
– Можно мне с вами сыграть,- обратился к Наде мужчина в зеленом смокинге. Ален с удовлетворением отметил, что Надя не удостоила его даже взглядом. Зеленый смокинг метнул на 29 жетон в 10 000 франков.
– Двадцать девять!
– Невозможно, месье,- сказал крупье.- Максимальная ставка на номер – тысяча пятьсот франков.
Он сделал знак, и концом гребка жетон был сброшен с номера.
– Вам не нужны мои деньги?- с раздражением в голосе спросил толстяк.
– Только полторы тысячи франков, не более.
– Это возмутительно!
– Делайте ставки, господа, делайте ставки!
Зачастую игроки идут по следу выигравшего, но никто еще не сошел с ума, чтобы рисковать поставить на номер, который выиграл уже дважды.
На 29 оставались лежать лишь жетоны Нади, она не меняла цифр.
– Все ставки сделаны, господа, все ставки сделаны.
У Алена перехватило дыхание, словно на кон были поставлены его собственные деньги. Его пальцы впились в жетоны, которые он держал в руках. Шарик отправился в путь…
Стоявшая вокруг стола публика затаила дыхание.
Совершая мертвую петлю, шарик задевал за перегородки, перескакивал из одного отделения в другое, пока наконец в мертвой тишине не раздался голос крупье:
– Двадцать девять!
Еще несколько секунд стояла пронзительная тишина. И вдруг, издав восторженные вопли, зрители рассыпались по залу, как стая воробьев, чтобы обсудить невероятную новость. Оставив все жетоны в распоряжении крупье, Надя встала и вышла из-за стола. Ошеломленный Ален увидел, что она направляется в гриль и обязательно должна пройти мимо него. Ее, казалось, ничего не видящие глаза остановились на нем, и, улыбнувшись, она кивнула на жетоны, которые он судорожно сжимал в руках.
– Надеюсь, вам повезет так же, как и мне.
Ален хотел ответить, но слова застряли где-то глубоко в горле.
– Я проголодалась,- как старому знакомому сказала она.- Составите мне компанию?
Она прошла мимо него. С рвущимся из груди сердцем он двинулся следом. Она обернулась и ослепительно улыбнулась:
– Каждый раз, когда я выигрываю, у меня пробуждается волчий аппетит. А у вас?
Ален не знал, что ответить.
– Вы уже ужинали?
– Нет, нет,- торопливо ответил он.
Не успела Надя преодолеть две ступеньки, отделявшие игорный зал от гриля, как перед ней возникли сразу три метрдотеля.
– Столик, мадам Фишлер? Пожалуйста, пройдите сюда.
Едва они сели, как официант хлопнул пробкой «Дома Периньон».
Она окунулась взглядом в глаза Алена и пристально посмотрела на него с легкой улыбкой на губах.
– Как вас зовут?
– Пайп,- пересохшим горлом с трудом ответил он.- Ален Пайп.
– Ален Пайп,- задумчиво повторила она.- А я – Надя Фишлер. Может ли Надя Фишлер узнать у Алена Пайпа, что он делает в казино «Палм-Бич» в ночь с двадцать пятого на двадцать шестое июля?
Ален заерзал на стуле.
– Смотрю на вас.
– И чтобы посмотреть на меня, вы приехали…
– …из Нью-Йорка.
– Ну а теперь, когда вы меня увидели?- доставала она Алена, не спуская с него глаз.- Чего бы вы хотели от Нади?..
Ален решил не отказать себе в маленьком удовольствии:
– Хочу вас… обнять…
Она строго посмотрела на него.
– Правда? Я тоже!
Они рассмеялись. От запаха ее духов, ее присутствия, голоса, взгляда и, возможно, потому, что он почувствовал, что она догадалась о самых его сокровенных мыслях, ему стало легко и свободно.
– Чем бы вас побаловать? Мне кажется, вы так же голодны, как и я. Угощаю!
– Ну уж нет!- сказал Ален и положил на стол жетоны.
Она насмешливо посмотрела на него.
– Мистер Пайп почувствовал себя уязвимым, получив приглашение от женщины? Я права?
– Нет, нет… но…
– Икра? Жареные лангусты? Взбитый кофе? Выбирайте!
– Я буду то же, что и вы.
– Хорошо! Марио, спагетти!
– Слушаюсь, мадам Фишлер! Сейчас же закажу. Как всегда с жареным салом?
– Вы любите нарезанное мелкими кусочками и хорошо поджаренное сало?- спросила Надя у Алена.
– Я люблю все.
– Он неподражаем,- шепнула Надя Марио.- Тогда с салом. Мистер Пайп обожает сало!
Она кивнула в сторону жетонов.
– Вы намереваетесь вставить их в раму?
Ален посмотрел на нее, не понимая, к чему она клонит.
– Я не видела, чтобы вы играли. Вам не нравится играть?
– Мне никогда не приходилось,- чистосердечно признался Ален.
– Никогда?!- воскликнула она, удивленно округлив глаза.- А… для чего же тогда эти жетоны?
– Хотел попробовать,- ответил Ален, сглотнув слюну.
– Во что вы хотите их проиграть?
Он почувствовал, что клетка захлопнулась. Она уже встала из-за стола.
– Идемте,- сказала она, взяв его за руку.
Не отпуская его руку, она потащила Алена в противоположный угол зала, где царила особая тишина, та, которая сопровождает борьбу гигантов. Ален попробовал высвободить руку, но Надины пальцы только сильнее сжали его запястье. Она по-хозяйски забрала у него жетоны и шепнула на ухо.
– Пополам…
– Пятьдесят тысяч в банке,- объявил крупье.
– Банк,- выкрикнула Надя.
У Алена повлажнели ладони. Он поднял глаза на банкомета и от неожиданности вздрогнул – перед ним сидел Арнольд Хакетт. Алену пришлось собрать всю свою волю в кулак, чтобы не сбежать. Пока он утихомиривал дрожь в ногах, Надя небрежным жестом выбросила на стол взятые карты: два короля. С хитрой улыбкой на лице Хакетт открыл свои: четверка треф и двойка пик.
Ален едва не застонал, когда увидел, как забирают его бесценные пять жетонов. Гребок крупье двигал жетоны в сторону Хакетта, который тут же накрыл их своими маленькими жирными руками. Справедливость начинала торжествовать: волей случая Хакетт возвратил в Каннах часть того, что «Бурже» по ошибке выдал в Нью-Йорке. Новый кон…
– В банке сто тысяч,- спокойно произнес крупье.- Сто тысяч.
Надя сильно сдавила руку Алену.
– Ваша очередь.
– Что я должен делать?- едва слышно спросил он.
– Говорите «банк».
Ален вдохнул полной грудью и услышал свой голос:
– Банк.
Но голос оказался таким слабым, что крупье пришлось переспросить.
– Кто сказал «банк»?
Не в силах больше произнести это слово, Ален поднял вверх два пальца.
Арнольд Хакетт уважительно кивнул головой и сдал ему две карты, Надя заставила Алена спрятать их в глубине ладони, вытащила их кончики и бросила на них безразличный взгляд.
Хакетт открыл свои карты.
– Восьмерка в банке,- сказал крупье.
Старому крабу недолго осталось жить,- шепнула Надя.- Выбрасывайте свои.
Ален выложил на стол 5 бубен и 4 треф.
– Девятка на понтер,- сказал крупье.
Два жетона по 50 000 франков проделали путь и легли перед Аленом.
– Переход,- предупредил крупье.
Он положил перед Аленом колоду карт.
– Берите банк,- шепнула Надя. Он растерянно посмотрел на нее.
– Берите!
Она выложила на стол все жетоны: два по 50 000 и пять по 10000.
– В банке 150 000,- произнес крупье.- Господа, делайте ваши ставки.
– Банк,- сказал Хакетт.
– Две карты ему, две себе,- подсказала Надя.
Ален неловко выбросил две карты, и крупье пришлось подвинуть их гребком к Хакетту.
– Карту,- попросил Хакетт.
Ален открыл ему третью карту. Хакетт подозрительно посмотрел на нее и наконец сказал:
– Семь.
– Девять,- радостно воскликнула Надя.
Крупье передал Алену в руки несколько жетонов по 100 000 и один на 50 000. Ален машинально зажал жетоны под мышкой, но Надя вытащила их и хладнокровно положила на сукно стола рядом с тремя выигранными жетонами.
– Триста тысяч в банке,- сказал крупье.
Ален быстро подсчитал в уме, что ставит на игру 70 000 долларов. Его лоб покрылся испариной.
– Он их ненавидит,- прошептала Надя, вид которой говорил о том, что все это ее очень забавляет.
Лицо Арнольда Хакетта приобрело коричневый оттенок. Казалось, он колеблется…
– Триста тысяч в банке,- повторил крупье.- Господа, триста тысяч…
– Банк,- решительно произнес Хакетт.
Ален сдал карты.
– Семь на понтер,- сказал крупье.
– Восемь – банк!- ликующим голосом воскликнула Надя.
Крупье придвинул Алену три жетона по 100 000 франков.
Если присовокупить их к тем, что составили банк, получилось 600 000 франков, или 140 000 долларов!
Когда он подумал, что ему потребовалось бы проработать в «Хакетт» шесть лет, чтобы заработать эту сумму, его охватило непреодолимое желание забрать выигрыш.
– Он начинает ломаться,- возбужденным голосом шепнула Надя.
Глазами смертника Ален наблюдал за тем, как Надя выкладывала на стол весь выигрыш.
– Шестьсот тысяч франков в банке. Господа, шестьсот тысяч.
Хакетт наклонился к Гамильтону Прэнс-Линчу и что-то прошептал ему на ухо. Гамильтон задумчиво смотрел на молодого человека, который, если верить шоферу, был одним из его клиентов.
– Банк,- сказал он.
– Банк принят! Карты!..
Влажными руками Ален сдал две карты Прэнс-Линчу и две себе.
– Карту,- дрогнувшим голосом попросил Прэнс-Линч.
Ален выбросил ему карту. Надя бесстрастно следила за игрой. Он вопросительно посмотрел на нее и в ответ получил ободряющую улыбку. Прэнс-Линч открыл 10 бубен и 6 треф.
– Шесть,- объявил крупье.
– Семь,- взвизгнула Надя, не в силах сдержать эмоции.
– Семь – банк,- повторил крупье.
Он забрал шесть жетонов из стопки Гамильтона и аккуратно положил их перед Аленом.
– Вы хотите продолжать?- умирающим голосом спросил он у Нади.
– При такой удаче?!
Она рассмеялась и небрежным движением руки отправила весь выигрыш на середину стола.
– Сейчас увидим, на что они способны!
– Миллион двести тысяч франков в банке, господа. Миллион двести тысяч…
Ален низко опустил голову, моля Бога, чтобы никто не принял банк. Только теперь он заметил, что их стол окружила плотная толпа зрителей.
– Господа, миллион двести тысяч!- бесстрастным голосом повторил крупье.
Арнольд Хакетт и Гамильтон сделали вид, что очень заняты разговором между собой.
– Надя, можно вопрос?- спросил Луи Гольдман.- Кто из вас играет? Ты или месье?
Алену захотелось спрятаться под стол.
– Касса общая, дорогой,- ответила она нежнейшим голосом.- Ты не собираешься покончить жизнь самоубийством?
Гольдман расхохотался. Перед ним лежало всего лишь три жетона по 50 000. Он вытащил чековую книжку из кармана, нацарапал цифры и передал ее лакею, который бросился к кассе и тут же возвратился назад, сказав несколько слов на ухо распорядителю игры. Два лакея выложили перед Гольдманом стопку жетонов на 150 000 франков. Он бросил на пол погасшую сигарету, тут же прикурил очередную, не забыв в промежутке сделать глоток шампанского, посмотрел на Надю, затем перевел взгляд на Алена и, саркастически хохотнув, сказал:
– Банк!
Опасаясь, что руки могут его выдать, Ален положил две карты, предназначенные сопернику, перед собой. Крупье переправил их Гольдману.
Посмотрев их, он пробормотал:
– Еще…
Трясущимися руками Ален бросил ему карту и украдкой посмотрел свои.
– Девять,- произнес Гольдман.
Лицо Алена осунулось.
– Девять на понтер,- объявил крупье.
Ален открыл свои карты.
– Девять – банк. Поровну.
Толпа загудела.
– Последний кон,- объявил крупье.
Тыльной стороной ладони Ален вытер пот со лба. Единственным его желанием было вырваться из-за этого проклятого стола.
– Оставляем банк прежним?- вежливо спросила Надя у Луи Гольдмана.
Не успел он ответить, как раздался чей-то тихий голос:
– Мистер Гольдман, вы позволите мне?
Ален почувствовал, что сердце его может не выдержать. Сумасшедший, который хотел вступить в игру, был мужчина с тонкими чертами лица и узенькой полоской черных усов. Гольдман сделал великодушный жест рукой.
– Прошу, принц.
– Благодарю,- ответил тот.
Он пристально и вызывающе посмотрел на Надю. Алену захотелось убить его.
– Банк,- сказал принц, не сводя с нее глаз.
– Сдавайте,- шепнула Надя.
Алену показалось, что Надя занервничала.
Он вытащил две карты из колоды и положил их на стол. Крупье придвинул карты Хададу. Даже не взглянув на них, он сделал знак, что достаточно. Ошарашенный, Ален открыл свои.
– Восемь,- сказал крупье.- Восемь – банк.
Принц небрежно выбросил свои карты.
– Семь,- объявил крупье.
Ему пришлось дважды поработать гребком, прежде чем перед Аленом оказалось двенадцать жетонов по 100 000 франков каждый.
– Игра закончена, господа!
Все встали. Хадад обошел вокруг стола, поклонился Наде и любезным голосом, с волчьей улыбкой на лице, сказал:
– Примите мои поздравления, мадам! Надеюсь, вы не уклонитесь от реванша?
– Когда вам будет угодно,- холодно ответила Надя.
На Алена принц даже не взглянул. Надя взяла его под руку.
– Пойдем…
Ален хотел собрать жетоны, но Надя, улыбнувшись, сказала:
– Никто их не возьмет. Через четверть часа начнется новая партия.
Она повела его в сторону гриля.



***



На автомобильной стоянке казино три белых «роллса» стояли рядом.
– В чем заключается твоя работа в агентстве?- спросил Анджело Ла Стреза у Норберта.
Все трое шоферов были в расстегнутых пиджаках, без галстуков и форменных фуражек. Грум из казино подкатил к ним столик на колесиках с шампанским, холодной осетриной, сыром и ванильным мороженым.
– Я еще на работе,- сказал Норберт и, подцепив вилкой кусочек осетрины, положил его на бокал с шампанским, давая понять, что от спиртного отказывается.
– У тебя нелимитированный рабочий день?
– В принципе, да. Я всегда должен быть готов. Сколько ты уже работаешь у Прэнс-Линча?
– Гамильтона? Пять лет.
– Приятный он человек?
– Прохвост. Дай-ка мне твое шампанское. Спасибо. Он относится к тому типу людей, которые, улыбаясь, могут вспороть тебе живот.
– Ужасно!- прокомментировал Норберт.
– Мой еще хуже,- вступил в разговор Ричард Хэвенс.- Хакетт никогда не пошутит, не скажет доброго слова, не поблагодарит, ничего… Смотрит на меня как на ломовую лошадь.
– А его жена?- поинтересовался Анджело.
– Чуть лучше. Витает где-то… Ты разговариваешь с ней, а она всегда просит повторить еще раз. Они не трахаются уже лет тридцать, я полагаю… А он – ходок еще тот!
– В его-то возрасте?
– А что? Сколько раз, вместо так называемой работы, я возил его к телкам!
– Там, в Штатах, вы состоите в профсоюзе?- спросил Норберт.- Я имею в виду служащих фирмы.
– Я даже не знаю, есть ли у нас профсоюз. Профсоюз чего? Для чего? Чтобы гнуть спину на других? В Америке стоит щелкнуть пальцем, и ты получишь место, какое пожелаешь.
– Это так,- подтвердил уверенно Анджело.- Наша профессия нарасхват. Не хозяин тебя нанимает, а ты его выбираешь.
– Таким же образом обстоит дело и с прибавкой к жалованью. Два раза повторять не приходится, тут же получаешь.
– Ты просил у Хакетта?
– Да.
– У меня не так. Все решает она. Хочу сказать вам, что Гамильтон – под каблуком у своей женушки. Ох и неласковая же она, мамаша Эмилия! Ох и жадина! Ей кажется, что весь мир положил глаз на ее бабки. И дочь ее, Сара, такая же. Когда парни начинают вертеться вокруг нее, она думает, что только из-за ее капусты. Норберт встал со стула.
– Не кажется ли вам забавным, что эти стулья в стиле Луи XV находятся на автостоянке?
– Да у них просто нет ничего другого,- ответил Анджеле.
– Ты куда?- спросил Ричард.
– Хочу вас угостить ужаснейшим арманьяком. Он у меня в машине.
– Раз ты уже встал и не употребляешь, захвати из моей колымаги лед.
– О'кей,- ответил Норберт.
Он покопался в баре машины и извлек бутылку. Анджело ударил себя ладонью по лбу.
– А кофе?
– В самом деле, мы же заказали,- засуетился Ричард.
– Уснули они там, что ли? Сейчас я им напомню…
Анджело подошел к своему «роллсу» и трижды нажал на клаксон. Спустя две минуты появился парнишка с серебряным подносом в руках.
– Не торопишься,- упрекнул его Ричард.
– Извините, мистер… Не справляемся.
– Не справляемся… не справляемся…- проворчал Анджело.
Увидев, как Ричард опустил руку в карман, он живо запротестовал:
– Нет, старина, нет! Оставь, рассчитаюсь я.
С убийственным спокойствием он отвалил груму солидные чаевые.
– Держи, малыш, и прибери со стола,- попросил Ричард.
Он посмотрел на Анджело, потом на Норберта.
– Не возражаете против партии в покер?



***



– Марио!
– Мадам Фишлер?
– Могу ли я посекретничать с вами?
– Разумеется, мадам Фишлер.
Надя устало ткнула вилкой в тарелку со спагетти, стоявшую перед ней.
– Ваши спагетти – отвратительны!
– Но, мадам Фишлер… Сейчас же заменю их!
Марио никогда не пытался вникнуть в причины недовольства клиентов.
Кухня здесь была ни при чем. Все зависело от их настроения, усталости, самочувствия, проигрыша… Не стоило себе ломать голову, потому что один профессиональный психиатр облысел, думая над этой проблемой.
Все игроки были экзальтированы и неуправляемы в своих капризах… Оставалось исполнять их прихоти и никогда не противоречить, какие бы глупости они не говорили.
– Марио!
– Мадам Фишлер?
– Они холодные.
– Вы совершенно правы. Не желаете ли ликера, пока приготовят следующую порцию?
– Я ничего не хочу, Марио. Спасибо…
Властным и незаметным жестом Марио отослал официантов, стоявших в ожидании заказа вокруг стола. Затем поклонился и удалился.
– Вы хотите еще спагетти?
– Я… вы знаете… откровенно говоря…- залепетал Ален.
– Да или нет?
– Как скажете…
Она встала и бросила салфетку на стол.
– Меняем кофейню. Я знаю место, где готовят великолепные спагетти.
– В Каннах?- чтобы как-то поддержать разговор, спросил Ален.
– В Риме,- ответила она.
Думая, что она шутит, Ален вежливо улыбнулся.
– Марио!
– Мадам Фишлер?
Она сунула ему в руку пачку денег, которую он быстро, но с достоинством спрятал в карман.
– Немедленно позвоните Альберто, виа Ливорнио в Риме. Скажите ему, что через два часа я буду там. Пусть приготовит спагетти!
– Хорошо, мадам Фишлер.
– Позвоните еще в «Локейт» в Ниццу.
Марио украдкой посмотрел на часы, но Надя заметила его жест.
– Плевала я на время! Разбудите их.
– Разумеется, мадам.
– Мне нужен «Фалькон-10». Туда и обратно. Соберите мои жетоны на картах и рулетке. Марио!
– Мадам?
Самолет должен быть готов к вылету через тридцать минут.
Она повернулась к Алену.
– Вы на машине?
Он смотрел на нее круглыми, ошарашенными глазами. – Да.
– Великолепно! Поехали!
Она взяла его под руку и повела к выходу.
– Довольны выигрышем?
– Да… да…
– Это ерунда! Когда я в форме, я способна разорить их к чертовой бабушке. Однажды я это уже сделала. Где ваша развалюха?
– Сто двадцать семь… Белый «роллс».
– Сто двадцать семь… Приятное сочетание,- весело сказала Надя.- Как бы вы их разложили? Один и двадцать семь или двенадцать и семь?
«Роллс», заложив вираж, достойный гонки «Большого приза», едва касаясь покрышками земли, подлетел к ступенькам.
Норберт не успел шевельнуться, как два лакея распахнули дверцы машины.
– Опустите верх, не люблю ветер. В аэропорт в Ниццу – молнией,- приказала Надя.
– Слушаюсь, мадам,- сказал Норберт.
Он включил первую передачу, и «роллс» мягко тронулся с места.
– По шоссе или по набережной?
– По набережной,- ответила Надя.
Она взяла Алена за руку и прислонилась к его плечу.
Теперь я по-настоящему голодна. Вы знаете Альберто?
– Нет.
– А Рим?
– Тем более.
Она засмеялась и еще плотнее прижалась к нему.
– Чем вы занимаетесь в Нью-Йорке?
– Бизнесом.
– Недвижимость? Биржа? Промышленность? Финансы?
– Всем понемногу.
– У вас грустный вид. Устали?
– Нет, нет. Впрочем… Я только сегодня прилетел. Я не спал уже двадцать часов…
– А вы знаете, сколько времени я могу обходиться без сна?
– Сколько?
– Свой рекорд я поставила здесь, в «Бич»,- семьдесят два часа. Какая была партия!
– Выиграли?
– Проиграла все, что только можно. Вы знаете людей, которых сегодня пощупали?
– Нет.
Два жмота в начале игры – Арнольд Хакетт и Гамильтон Прэнс-Линч.
– Хакетт?- простодушно спросил Ален.
– Хакетт из «Хакетт Кэмикл Инвест». Годовой доход – 500 миллионов долларов. Второй – Гамильтон Прэнс-Линч, прозванный Хэмом Бурже. Он женился на Эмилии Бурже, вдове Франко Бурже III.
Несмотря на опущенный верх машины, Ален почувствовал, как у него на голове зашевелились волосы.
– Бурже?.. Банк?..- спросил он.
– Да. «Бурже Траст Лимитед». Воры!
– Вы их клиентка?
– Раньше или позже я была, буду или уже клиентка всех банков планеты. Через своих любовников…
Она рассмеялась, затем наклонилась к его уху и показала пальцем на затылок Норберта. – Как зовут вашего лихача? – Норберт. Она шлепнула шофера по плечу.
– Эй, Норберт, нельзя ли побыстрее? Остынут спагетти!
Машина рванулась вперед.
Удобно развалившись на заднем сиденье, Ален не мог поверить в то, что сегодняшними карточными соперниками у него был его собственный хозяин и владелец банка «Бурже».
– Толстяк с сигарой – это Лу Гольдман, продюсер. Последнего вы тем более не знаете. Араб – принц Хадад. Если он захочет поразвлечься… может купить казино, Канны, Лазурный берег и всю Францию с потрохами. Его доходы – десять тысяч долларов в минуту. Вы знаете, сколько минут в сутках? Тысяча четыреста сорок. Ну, и… четырнадцать миллионов четыреста тысяч долларов за двадцать четыре часа. Что бы вы делали с такими деньгами?
– Не знаю,- ответил Ален.
Надя наклонилась к нему, и ее губы коснулись его лба.
– Сейчас я вам скажу. Вы делали бы то, что сейчас именно и делаете. Пригласили бы красивую женщину в Рим на спагетти.
В аэропорту их уже ждал мужчина в летной форме с отличительным знаком авиакомпании «Локейт». Он поздоровался с Надей, затем с Аленом.
– Самолет к вылету готов.
– Мне ждать вас, мистер?- спросил Норберт.
– Нет, спасибо,- ответил Ален.
– Конечно же, ждать,- властно сказала Надя.- Мы возвратимся через три часа, не позже. Поспите в машине.
В сопровождении служащего они прошли через пустынное здание аэропорта, сели в поджидавшую их машину и направились по взлетной полосе к импозантному «Фалькону-10». Поднялись в самолет, и радист закрыл люк.
– Пристегните ремни. Взлетаем сразу.
Он улыбнулся и исчез в кабине пилота. В салоне самолета стояло пять широких кресел. Надя села у иллюминатора, откинула спинку кресла и вытянула ноги. Ален устроился рядом. Она подняла руку вверх и включила плафон.
– Все в порядке?
Он нежно сжал ее пальцы.
– Все в порядке,- ответил он, чувствуя, как ему не хватает воздуха.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Казино Палм-Бич - Рей Пьер



в юности зачитывался этим романом
Казино Палм-Бич - Рей Пьерниколай
4.04.2013, 13.53





Классный роман!!!!!!!
Казино Палм-Бич - Рей ПьерLilRock
4.10.2013, 9.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100