Читать онлайн Завтра будет завтра, автора - Рей Кимберли, Раздел - 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Завтра будет завтра - Рей Кимберли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.59 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Завтра будет завтра - Рей Кимберли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Завтра будет завтра - Рей Кимберли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Рей Кимберли

Завтра будет завтра

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

7

От того, чтобы провалиться в черную бездну депрессии, Кэролайн удерживала лишь работа. Она по двенадцать часов сидела в клинике, вникая в самые мелкие и на первый взгляд не важные детали работы. Но для нее сейчас важным было абсолютно все: начиная с подбора новых сотрудников и заканчивая еженедельным заказом на подгузники для новорожденных.
Чем глубже Кэролайн погружалась в дела клиники, тем больше понимала, какой вред делу ее отца нанес Стенли. Кэролайн было стыдно за то, как легко она позволила вскружить себе голову, но особенный страх вызывал у нее предстоящий разговор с советом попечителей. Умудренные жизненным опытом люди давно подозревали Стенли в каких-то махинациях, но у них были только подозрения, и Кэролайн теперь было совестно, что она не обратила ни малейшего внимания на их слова, да еще и принялась выгораживать Стенли, пользуясь авторитетом покойного отца.
Если бы не необходимость возвращать кредиты, взятые доктором Берном, клиника могла бы давно развиться в национальный центр, как мечтал ее отец. Кэролайн нашла в его бумагах планы и наброски будущего центра диагностики и лечения бесплодия. Она сразу же загорелась этой идеей, но прекрасно понимала, что для ее осуществления потребуются, во-первых, средства, а во-вторых, специалисты. Правда, с последними проблем не было. Не успела Кэролайн вывесить в Сети соответствующее объявление, как буквально в тот же день начали поступать весьма интересные предложения. Так как самостоятельно принимать решение по столь сложному вопросу она не рискнула, в кабинет был в срочном порядке вызван доктор Баррет.
– В чем дело? У меня работы полно, – довольно грубо спросил он, но Кэролайн не обратила ни малейшего внимания на нарушение субординации. К тому же врач был прав: его работа подождать не могла в отличие от практически любой проблемы Кэролайн. Поэтому она сразу же приступила к делу:
– Доктор Баррет, я решила назначить вас главным врачом клиники. Ваша кандидатура прошла обсуждение на совете попечителей и была одобрена.
– Очень лестно, конечно, но почему меня-то забыли спросить?
– Я не раз слышала, что вы хотели улучшить работу медперсонала клиники. Вот вам и карты в руки.
– Понимаете ли, мисс Сотбери, у меня слишком много дел, чтобы возиться с закупками, счетами, судебными исками и прочей ерундой.
– Я и не хотела перекладывать всю ответственность на ваши плечи, доктор Баррет. Просто есть вопросы, в которых я до конца жизни так и останусь профаном. Например, кого из специалистов принять на работу. – Кэролайн указала рукой на внушительную стопку распечатанных резюме. – Скорее я прошу вас стать не главврачом, а моим помощником по всем вопросам, связанным с медицинской частью нашей деятельности.
Доктор Баррет несколько минут размышлял, потом хитро улыбнулся и посмотрел на Кэролайн.
– Я приму это предложение, если мы с вами сейчас же четко определим список моих обязанностей и вы дадите мне слово, что никогда и ни при каких обстоятельствах не будете пытаться заставить меня сделать что-то, что в этот список не входит.
Кэролайн понимающе кивнула.
– Я позволила себе попросить мистера Гриффина составить ваш новый контракт. Ознакомьтесь и, если вы согласны, подпишите.
Доктор Баррет углубился в изучение контракта.
– Я согласен, – наконец объявил он. – Но у меня появилось еще одно условие: вы не будете лезть в мои дела. Хотя бы потому, что я не буду лезть в ваши.
– Я не могу вам это пообещать, – спокойно сказала Кэролайн. – Есть альтернативный вариант. Давайте сформулируем так: я не буду лезть в ваши дела то тех пор, пока ничто не угрожает существованию клиники. Кстати, я бы хотела, чтобы вы ознакомились с кое-какими проектами моего отца и выразили свое мнение по этому поводу.
Она протянула доктору Баррету папку с документами.
– План центра? – уточнил он.
– Откуда вы знаете? – Кэролайн была удивлена, ей казалось, что отец работал над этими планами втайне ото всех. Во всяком случае, Дэвид ничего об этом не знал.
– Это я предложил вашему отцу расширить клинику до центра. У нас уже есть почти все, что для этого нужно: собственные лаборатории, великолепные специалисты, женщины, с которыми можно работать. Осталось только привлечь научных сотрудников, закупить аппаратуру, ну и построить отдельный корпус. Я рассказал об этой идее вашему отцу и предложил воплотить ее в жизнь. Сам я не способен создать ни бизнес-план, ни найти спонсоров, максимум – подобрать научный персонал.
– Большего от вас и не потребуется. Конечно, буквально завтра мы не сможем начать строительство нового корпуса, да и, наверное, в ближайшие лет пять все это так и останется планами, но если мы с вами сумеем вытащить клинику из ямы, следующим нашим шагом будет создание центра по диагностике и лечению бесплодия имени Дэйва Сотбери.
– Я рад, что вас интересуют перспективы. Теперь давайте обсудим, что и в какие сроки я должен сделать.
– Вы должны подобрать персонал и наладить работу в клинике в прежнем темпе. Мне не нравятся очереди в коридорах. Все требования на материалы и медикаменты оформляйте письменно и отправляйте в хозяйственный отдел. Я уже отдала приказ выдавать вам все незамедлительно. Также я просила бы вас контролировать медикаменты и материалы на складе, просто потому, что не знаю, что вам нужно. Полагаю, будет достаточно, если вы просто составите список с примерным расходом одного наименования в месяц. Дальше пусть на складе сами следят за тем, что есть, а чего нет. Встречаться я предлагаю в понедельник утром и в пятницу вечером. В понедельник мы будем обсуждать план работы на неделю, а в пятницу подводить итоги.
Доктор Баррет несколько минут молчал, потом придвинул к себе контракт и подписал его.
– Дайте мне резюме желающих работать в нашей клинике, – потребовал он. – Я посмотрю, если ли среди них хоть кто-нибудь достойный.
Кэролайн, с трудом сдерживая улыбку, протянула ему пачку резюме. Даже она, человек далекий от медицины, знала некоторые имена.
– Наверное, у меня появятся еще кое-какие вопросы к вам, мисс Сотбери, пока я не войду в курс дела и мы не научимся четко разделять, где ваши дела, а где мои. Так что я не прощаюсь.
Он вышел, плотно затворив за собой дверь.
Кажется, я сделала хороший выбор, подумала Кэролайн. Надеюсь только, нам с доктором Барретом придется встречаться не чаще двух раз в неделю.
Но надежды Кэролайн не сбылись. Уже через два часа, как раз когда она с головой ушла в изучение одного особенно запутанного контракта на поставку медикаментов, в ее кабинет без стука ввалился кипящий от гнева доктор Баррет и с порога заявил:
– Это уже слишком! Я требую, настоятельно требую, чтобы его немедленно арестовали!
– Кого? – не поняла Кэролайн.
– Берна, кого же еще?! Этот… этот… – Доктору Баррету очень хотелось высказать все, что он думает о Стенли Берне, но при даме даже он не решался произнести такое.
– Да что случилось, вы можете сказать толком?!
– Берн утащил с собой данные из нашего архива доноров!
– Как это получилось?
– Просто: он имел доступ ко всей, даже самой секретной информации. Пока эти ротозеи из полиции считали ворон, он просто скопировал на диск все данные, имена и кодовые номера доноров спермы.
– Но ведь сам материал он не взял?
– Как вы можете так легко ко всему этому относиться! Ведь это секретная информация! Мы должны были обеспечить этим мужчинам секретность! Никто не должен знать их имен. Думаю, мало кто из женщин откажется узнать, как зовут отца ее ребенка и где он живет. Вы хоть представляете, какие это может иметь последствия?
– Отлично представляю, – спокойно сказала Кэролайн, – но предпочитаю не делать из этого трагедию. Во-первых, для Стенли Берна это слишком мелко. Во-вторых, нам сейчас не нужна лишняя шумиха. Хватит и того, что мы с позором только что выставили главного врача клиники. Если мы теперь во всеуслышание объявим о том, что пропала секретная информация, скандал будет такой, что замять его еще долго не удастся.
Доктор Баррет остановил свой бешеный бег по кабинету Кэролайн и задумался. На размышления ему понадобилось ровно десять секунд.
– Ладно, – сказал он, – пока сделаем вид, что ничего не заметили…
– …А если вдруг что-то всплывет, сразу же укажем на мистера Берна, – закончила за него Кэролайн. – Но я верю, что Стенли просто хотел нас позлить. Он не станет использовать эту информацию. Если только, конечно, какой-нибудь наш бывший донор не станет премьер-министром.
Доктор Баррет фыркнул, кивнул Кэролайн и вышел из кабинета.
Надо будет сказать об этом Дэвиду, подумала Кэролайн и вернулась к контракту. Когда в десять вечера Дэвид чуть ли не силой заставил ее покинуть рабочее место, она уже и думать забыла о похищенной информации.


Этим вечером Дэвид, как всегда, чуть ли не силой вытащил Кэролайн из ее кабинета.
– Нельзя столько работать! – уже в который раз выговаривал он своей подопечной. – Вы же так подорвете свое здоровье!
Кэролайн лишь устало прикрывала глаза и ничего не отвечала. Разве Дэвид не понимал, что дома ее ждет все та же черная тоска?
– Если вам несложно, давайте заедем в супермаркет. У меня в холодильнике совсем ничего нет.
Кэролайн немного покривила душой. В холодильнике у нее были продукты, но за месяц со дня выявления аферы Стенли успели испортиться даже кукурузные хлопья.
Дэвид легко согласился и окинул фигурку Кэролайн не слишком довольным взглядом. За этот месяц она сильно исхудала, и если раньше была просто миниатюрной, то сейчас больше напоминала больную анорексией.
– Сбалансированное питание вам совсем не помешало бы… – Дэвид постарался как можно мягче выразить свое отношение к изменениям, происходящим с Кэролайн.
Она кивнула, но предпочла никак не комментировать его слова. Еда сейчас интересовала Кэролайн меньше всего. На самом деле в последнее время ей было страшно возвращаться домой. Особенно жутко было в первые минуты после того, как она закрывала дверь на ключ и не могла найти в себе силы включить свет в холле. Пока Кэролайн удавалось справляться с этим страхом, но с каждым днем становилось все труднее и труднее бороться с собой.
Она никогда не боялась темноты, да и теперь темный дом не пугал ее, она боялась одиночества и мыслей, которые приходили с ним. Каждый раз, оставаясь наедине с собой, Кэролайн в мельчайших подробностях раз за разом переживала свои краткие отношения со Стенли. Иногда ей все это казалось сном: ну разве можно за каких-то две недели влюбиться без памяти и потерять все в один миг? Такое бывает только в кино, да и там рядом с героиней всегда оказывался кто-то, с кем можно поделиться своими переживаниями, кому можно поплакаться в жилетку, в конце концов, с кем можно отправиться в ближайший бар и впервые в жизни напиться.
Представления Кэролайн об алкоголе были весьма смутными и исчерпывались дорогими винами, которые подавались в доме отца к столу каждое воскресенье. Дэйв Сотбери не слишком жаловал алкоголь, и это отрицательное отношение передал и Кэролайн.
Я же не собираюсь напиваться до потери пульса, уговаривала себя Кэролайн в супермаркете, выбирая вино, я просто выпью немного, чтобы было проще уснуть.
Наконец она выбрала бутылку мадеры и собиралась спрятать ее среди других покупок. Кэролайн было очень стыдно перед Дэвидом. Ей не хотелось, чтобы он знал, как она собирается провести сегодняшний вечер.
Но Дэвид уже давно все понял. Он тихо подошел к Кэролайн и взял у нее из рук бутылку.
– Сразу видно, что вы ничего не знаете об алкоголе.
Кэролайн почувствовала, как краска заливает ее щеки.
– Я просто хотела… приготовить пирог, – нашлась она.
– Для выпечки используют кулинарный херес, он на другой полке. А напиваться этим вином я бы вам не советовал: утром у вас будет жутко болеть голова и вы не сможете ни с кем разговаривать из-за страшного перегара. У вас когда-нибудь бывала мигрень?
Кэролайн кивнула.
– Так вот это в сто раз хуже, особенно потому, что понимаешь: ты сам это сделал и никто тебя не заставлял. Если вам уж так хочется напиться, советую виски. Хороший виски утром не оставляет никаких следов. И еще советую позвать меня в компанию. От алкоголизма это вас не убережет, но будет веселее.
– Мне так стыдно, Дэвид, – призналась Кэролайн. – Но я просто не вижу другого выхода! Я не сплю уже почти две недели. Так, урывками по полчаса. Я вымотана, я на пределе. Еще немного, и я попаду в психиатрическую клинику.
– А вы не думали обратиться к специалисту?
– И что он мне скажет? Нужно было думать головой, а теперь продолжайте жить, используя полученный опыт. У меня даже есть цель в жизни – клиника отца, но вот смысла я не вижу.
– Что-то я вас не понимаю, – пробормотал Дэвид. Он подошел к соседней полке и взял с нее бутылку виски «Белая лошадь». – Это подойдет. Предлагаю следующий план действий. Сейчас мы набираем продуктов и отправляемся к вам домой. Там готовим ужин и в спокойной и, я бы даже сказал, домашней атмосфере распиваем эту бутылку. Мы можем сидеть хоть всю ночь и говорить обо всем, о чем нам только захочется. Ведь так вам не будет страшно. – Он широко улыбнулся, как бы говоря: я знаю о вас все, Кэролайн.
– Вы читаете мои мысли! – возмутилась она. – А я ничего не могу понять по этой вашей улыбочке!
«Белая лошадь» перекочевала в корзинку Кэролайн, и Дэвид взял покупки у нее из рук.
– Думаю, нам обоим этот вечер пойдет на пользу. Что бы нам такое приготовить?
– Вы умеете готовить? – заинтересовалась Кэролайн.
– Если мужчина дожил до тридцати двух лет, не женился и не обзавелся язвой желудка, значит, он умеет готовить. Но честно признаюсь, делаю я это крайне редко и неохотно.
– Я тоже!
Кэролайн вдруг поняла, что она улыбается впервые за последний месяц! Непринужденное общение с Дэвидом возвращало ее к жизни.
– Надеюсь, сейчас именно такой момент. Я очень голоден, и изменить это вполне в моих силах. Так что не будем задерживаться.
Кэролайн показалось, что Дэвид скупил половину магазина. Когда они приехали к ней домой и Дэвид выгрузил пакеты из машины, у Кэролайн был только один вопрос:
– Как мы все это съедим?
– Человек может существовать без пищи сорок дней, – нравоучительно изрек Дэвид. – Тридцать дней вы уже прожили, будете наверстывать. А то, честно признаться, на вас, Кэролайн, без слез смотреть невозможно. Вы очень быстро расцвели и так же быстро завяли. Куда подевался тот прекрасный розовый цветок, что выбежал мне навстречу в один замечательный день?
– Да вы поэт, Дэвид! – усмехнулась Кэролайн.
Ей было весьма неприятно слышать от Дэвида такие слова. Но не признать его правоту было невозможно. Кэролайн недолго ходила в хорошеньких платьицах и деловых костюмах и не успела к ним привыкнуть. В глазах Кэролайн не было того сияния, что делало ее неотразимой, а без этого даже самое красивое платье смотрелось на ней, как на манекене.
– Я не поэт, просто мне больно видеть, как вы медленно погружаетесь в пучину. Когда вы только встали у руля, вам многое прощалось, но теперь вы деловая леди, руководитель большого коллектива и просто не имеете права распускаться. К тому же, – Дэвид окинул взглядом ее фигуру, – платья и юбки идут вам гораздо больше джинсов.
– Я учту, – пробормотала Кэролайн. – Давайте оставим мой гардероб в покое и займемся едой.
– У вас пробудился аппетит?
– Вы так на меня смотрите, что я предпочла бы накормить вас как можно быстрее, – парировала она с той легкостью, что после предательства Стенли казалась навсегда потерянной.
– Как прикажет моя госпожа! – Дэвид отвесил шутливый поклон и вернулся к пакетам. Он вытащил огромного омара и торжественно положил его на стол. – А найдется у вас кастрюля, достойная этого представителя фауны?
Приготовление ужина заняло у них почти полтора часа. Кэролайн чувствовала, что ее желудок изголодался по еде почти так же сильно, как душа – по простому человеческому общению.
– Вы очень ценный друг, Дэвид, – призналась она, закончив накрывать на стол.
– Приятно слышать. А в чем же моя ценность? – поинтересовался Дэвид, зажигая свечи. Он отступил на шаг, с удовольствием осмотрел красиво сервированный стол и оценил: – То, что надо! Так в чем моя ценность?
– Вы можете дать человеку не только душевную пищу, но и телесную, – пояснила Кэролайн.
– Тогда прошу к столу.
Кэролайн смущенно улыбнулась и зарделась. Дэвиду нравилась эта ее удивительная способность быстро краснеть по любому поводу. Это было очень мило и беззащитно…
– Подождите еще пару минут, я бы хотела переодеться к ужину.
– Мне сейчас станет стыдно, – признался Дэвид. – Я настолько снизил вашу самооценку?
– Ну не льстите себе! Просто я подумала, что у меня осталось несколько платьев с еще не срезанными этикетками. Почему бы не проверить их на вас? Судя по всему, вы понимаете толк в прекрасном.
Кэролайн загадочно улыбнулась и упорхнула.
Или я ничего не понимаю в этой жизни, или она только что кокетничала со мной! – подумал ошеломленный Дэвид.


Боже мой, я с ним заигрываю! – поняла Кэролайн.
Она почти влетела в свою комнату и прислонилась лбом к прохладной двери.
Зачем я это делаю? – спросила себя Кэролайн. Уже в который раз за последние два месяца у нее не было ответа на этот вопрос.
Кэролайн подошла к шкафу и вытащила чудесное нежно-голубое платье, украшенное по глубокому вырезу стразами. Оно просто идеально подходило к ее глазам, да и надевать его было легко: достаточно всего лишь застегнуть «молнию» на спине.
Легко надевать, легко и снимать, подумала Кэролайн. Стенли сразу же стал для меня любимым, а Дэвид все это время был моим другом. Настоящим другом. На него можно опереться в любой ситуации, с ним можно говорить обо всем. Он всегда поймет и поддержит. И вот теперь я хочу заполучить Дэвида-мужчину, дав отставку Дэвиду-другу. Нет, я определенно сошла с ума! Ведь еще сегодня утром я клялась себе, что в моей жизни больше не будет мужчин. Одна только работа…
Руки Кэролайн сами делали все, что надо: волосы были распущены и расчесаны до блеска, на ресницах появилась тушь, а на губах – нежная помада, чуть-чуть румян с блеском на щеки – и вот из зеркала на Кэролайн смотрит незнакомая девушка. Ее глаза сияют как два бриллианта, стразы бросают яркие блики на белоснежную кожу груди, ненадежно укрытую в глубоком вырезе. Четко очерченные губы оказались чуть приоткрыты, словно в ожидании поцелуя. Кэролайн одним жестом откинула на спину волосы и улыбнулась.
Замухрышки в потертых джинсах больше нет. Перед зеркалом стояла зрелая и уверенная в себе женщина, решившая во что бы то ни стало заполучить мужчину, который ждал ее внизу.
Нет, я определенно сошла с ума! Мало мне Стенли, можно подумать!
Но даже мысли о Стенли не смогли испортить ей настроение, хотя та часть сознания Кэролайн, что отвечала за разумные и взвешенные решения, стремилась к этому.
А почему бы и нет? – подала свой голос беспечность, которой крайне редко давали слово. Дэвид красивый мужчина, я ему нравлюсь, странно, что я этого раньше не замечала. Так что мне мешает быть рядом с ним? Неужели мне мало того, что Стенли испортил мне целый месяц жизни? Я не позволю ему испортить и всю остальную жизнь. Хватит. Эта страница для меня закрыта с сегодняшнего вечера. Я бросилась головой в омут, практически не зная Стенли. В Дэвиде я уверена, как в самой себе. Он никогда не предаст меня, просто потому что не способен на этот шаг. Будем ли мы вместе? Я никогда не узнаю ответа на этот вопрос, если буду бездействовать.
Кэролайн улыбнулась, нанесла любимые духи по капельке на запястья и на шею, там, где билась жилка, отсчитывая удары ее сердца.
Сегодня или никогда.
Кэролайн запихнула на самую дальнюю полку шкафа джинсы и свитер. Завтра же сожгу, решила она.
Дэвид приготовил для Кэролайн сногсшибательную шутку. И даже встал в удобную позу, прислонившись плечом к камину и держа в руках бокалы с виски, но, когда Кэролайн спустилась в гостиную, дар речи покинул Дэвида. Он смог лишь одной силой воли удержать свою челюсть на месте.
Сегодня перед ним был не цветок. Это была морская стихия – непредсказуемая и загадочная. Он не мог знать, чего ждать от нее: штиля или бури, не знал и какие сокровища скрывает она. Только в одном Дэвид был уверен: рядом с ней ему никогда не станет скучно.
– Ты прекрасна, – с трудом выдавил он из себя.
Кэролайн лукаво улыбнулась, словно именно на такую реакцию и рассчитывала. Она взяла бокал из онемевших пальцев Дэвида и осторожно прикоснулась к его бокалу.
– За нас! – чуть слышно сказала Кэролайн.
Она поднесла бокал к губам и сделала глоток. Приятное тепло наполнило ее тело. Легкая дрожь появилась в кончиках пальцев. Кэролайн показалось, что она сейчас взлетит.
– Так мы будем сегодня ужинать? – спросила она, глядя Дэвиду в глаза.
Эти два горных озера уже много ночей не давали ему уснуть. Как он мечтал увидеть в ее глазах желание, и вот теперь не знал, что ему делать.
Я не должен, я просто не имею права. Если я сейчас протяну руку, это будет означать одно: я воспользовался ее положением. Кэролайн не хочет меня, ей просто нужен кто-то рядом, кто-то, кто утешит, поддержит, успокоит. И постель тут совершенно ни при чем!
Но перед Дэвидом стояла желанная женщина, и в ее глазах он видел призыв. Завтра будет завтра, решил он и сделал всего один шаг.
Тонкие чувственные пальцы Дэвида взяли бокал из пальцев Кэролайн и поставили его на каминную полку.
– Сейчас мы ужинать точно не будем, – чуть слышно пробормотал Дэвид.
Она была так близко… Ее запах, нежный запах розы с чуть горьковатой ноткой лаванды сводил Дэвида с ума. Сегодня он не готов к компромиссам, сегодня он должен получить все.
От его близости у Кэролайн закружилась голова и начали подгибаться колени. Чтобы не упасть, она обвила шею Дэвида тонкими руками. Дэвид прижал к себе ее теплое податливое тело и осторожно прикоснулся к манящим губам. Он знал, что у ее поцелуя вкус майского меда: солнечное обещание лета и счастья.
Руки Дэвида жили своей жизнью. Пальцы зарылись в шелковистые волосы Кэролайн, ласкали тонкую шею, медленно скользили вниз вдоль позвоночника.
Сквозь рубашку Дэвид чувствовал, как напряглись соски Кэролайн. Его пальцы нашли наконец замок «молнии», и платье с тихим шорохом упало к ногам Кэролайн. Кружево белья, больше похожее на морскую пену, последовало за ним.
Кэролайн дрожала от возбуждения и какого-то странного чувства, очень похожего на страх. Как будто вот-вот собиралась броситься с высокой горы, держась на одной лишь веревке. Все тело Кэролайн напряглось в ожидании прыжка. Ее руки дрожали, и она уже не могла справиться с этой дрожью.
Лишь с помощью Дэвида ей удалось расстегнуть пуговицы его рубашки. Но тут он вновь прильнул к ее губам, и Кэролайн почувствовала, что она все же не удержалась на краю.
Его губы были везде: белоснежная шея Кэролайн трепетала под ласковыми прикосновениями, соски превратились в две льдинки, никак не желавшие растаять от горячих поцелуев. Голова у Кэролайн кружилась, и ноги не держали ее.
Она не знала, как оказалась лежащей на ковре перед камином. Взор застилали цветные пятна, словно она рассматривала детский калейдоскоп. Дэвид, обнаженный и прекрасный, лишь на секунду завис над ней, в его глазах Кэролайн уловила сомнение. Еще было время сказать «нет», отступить и потом сделать вид, что ничего не было, но она развела бедра и подалась навстречу Дэвиду.
Он вошел очень медленно и осторожно, словно боялся причинить боль Кэролайн. Дэвид держался на локтях, пристально вглядываясь в ее лицо. И Кэролайн видела только его серые глаза, медленно затуманиваемые первобытной страстью.
Кэролайн положила руки на спину Дэвида и притянула его к себе. Ей хотелось ощущать его вес, чувствовать тепло его тела, быть так близко к нему, как это только возможно.
Темп становился все быстрее. Дэвид закрыл глаза и закусил губу. Кэролайн больше не могла сдерживать себя. Она впилась ногтями в кожу на спине Дэвида и начала изгибаться под ним, сливаясь в одном темпе.
Мириады звезд проносились мимо нее. Она была цветком на лугу и песчинкой в бесконечном космосе, она была всем и ничем. Вселенные рождались перед ее глазами лишь для того, чтобы умереть в яркой вспышке. Свет, невыносимый свет, становился все ярче и ярче. Последняя вспышка ослепила Кэролайн, она тихо застонала и обмякла в крепких руках Дэвида.
Кэролайн открыла глаза, когда почувствовала, что Дэвид смотрит на нее.
– Ничего не говори! – попросила она.
Дэвид понимающе улыбнулся и осторожно поцеловал ее. Кэролайн крепче обхватила его руками и прижалась к его сильному и надежному телу.


– Ты считаешь меня подонком?
– Ну разве лишь потому, что ты так и не дал мне поесть! Дэвид, мы оба хотели этого. Ты, по крайней мере, отдавал себе в этом отчет. Я же гналась за какой-то странной мечтой, как бабочка за светом, и попалась в сети. Ну что мне стоило оглядеться вокруг и спокойно подумать над своими чувствами?!
– Неужели ты сегодня много думала?
– Я вообще не думала. И хорошо. Если бы я начала думать, я бы испугалась, что могу вообще потерять тебя, и ни за что не решилась бы на все это.
– Я рад, что ты рядом.
Теплая ладонь легла на его щеку.
– Я тоже очень рада.
Тихий смешок и нежный поцелуй.
– Тебе не холодно?
Отрицательное покачивание головой. Матовая кожа словно светится в неверном свете луны. Кэролайн пытается придвинуться еще ближе к Дэвиду.
– Когда ты рядом, мне не холодно. Ты ведь будешь рядом?
– Конечно. Я так долго ждал тебя.


Кэролайн нервно комкала носовой платочек, отделанный кружевом ручной работы. Дэвид совершенно спокойно шел рядом с ней, его волнение было заметно лишь по тому, как сильно он сжимал ее руку. Подъездная аллея Гриффин-холла была довольно длинной, и большую часть пути им нужно было проделать пешком. По чудесному парку, разбитому еще в начале семнадцатого века, прогуливались приехавшие ранее гости.
Но Кэролайн игнорировала открывающиеся ее взгляду красоты. Ее просто трясло от страха!
– А вдруг я им не понравлюсь? – в который раз спросила она.
– Разумеется, я тебя сразу же брошу, – спокойно ответил Дэвид. На разумные доводы у него уже просто не было сил.
– И ты думаешь, я так просто тебя отпущу сейчас, когда только нашла? – хмыкнула Кэролайн.
– Вот так-то лучше. Ты говоришь чудовищные глупости: ну как ты можешь не понравиться кому бы то ни было?!
– Спасибо, Дэвид. – Кэролайн признательно ему улыбнулась, но платочек так и не оставила в покое.
– Тебе не нравится этот платочек?
– Почему же не нравится? Очень нравится.
– За что тогда ты собираешься превратить его в тряпку? – поинтересовался Дэвид.
– Лучше мне его убрать! – Кэролайн повозилась с замком своей сумочки, и это на несколько секунд отвлекло ее. Когда она наконец закрыла сумку и взяла Дэвида под руку, он не смог удержаться от смешка. – Что еще, Дэвид?
– Теперь ты собралась превратить в тряпку мой костюм?
– Ох! – Кэролайн в отчаянии посмотрела на измятый ее пальцами рукав.
– Почему ты так переживаешь? Мои родители нормальные люди, молодых красивых девушек не едят. К тому же я уверен, что ты им понравишься.
– Я просто еще никогда не знакомилась ни с чьими родителями, – призналась Кэролайн. – К тому же по некоторым твоим фразам я поняла, что у вас не слишком хорошие отношения. И я боюсь, что мое появление испортит их еще больше.
– Не переживай, у тебя безупречная репутация. Даже мой отец очень высоко отзывался о тебе сразу же после скандала со Стенли. Он сказал, что ты вела себя в высшей степени достойно. Когда я сообщил ему, что приеду с тобой, он был просто вне себя от счастья. Да и наши отношения начали налаживаться полтора месяца назад.
– А почему вы были в ссоре?
– Из-за упрямства. Впрочем, это у нас семейное. Я расскажу тебе как-нибудь потом, потому что сейчас… – Дэвид ловко повернул Кэролайн к родителям, которых уже давно заметил в толпе. – Разрешите представить вам Кэролайн Сотбери. Кэролайн, разреши представить тебе моего отца лорда Эдварда Гриффина и мою маму леди Анну Гриффин.
– Очень рад знакомству с юной леди, которая наконец-то заставила нашего сына явиться на прием как положено. – Лорд Эдвард тепло улыбнулся Кэролайн и наклонился к ее руке.
– Добро пожаловать в Гриффин-холл, дорогая. – Леди Анна радушно улыбнулась и протянула Кэролайн руку. – До официального начала приема у нас есть полчаса, хотите, я покажу вам сад?
– Конечно, – пробормотала смущенная этим теплым приемом Кэролайн.
По редким упоминаниям Дэвида о родителях Кэролайн представляла их совсем другими. Уж точно не такими милыми.


К концу вечера Кэролайн вполне освоилась со своей новой ролью и даже перестала смущенно краснеть, когда у нее спрашивали о чем-то так, словно она могла распоряжаться здесь на равных с хозяйкой правах.
Поздно вечером, когда гости разошлись по отведенным им спальням, Дэвид чуть ли не тайком вывел Кэролайн в сад.
– Куда мы идем? – спросила она, с удивлением рассматривая искусно подстриженные кусты. В воздухе разливался сладкий запах жасмина, смешанный с запахом чайных роз.
– Здесь есть одно место, которое я хотел бы первым тебе показать. Я вижу, ты уже совсем освоилась.
– Твои родители – милые люди, особенно леди Анна.
– Да, мама просто прелесть, – согласился Дэвид.
– Тебе не стыдно, что ты так долго был с ними в ссоре?
Дэвид усмехнулся.
– Мама уже успела обработать тебя?
– Ничего подобного! – возмутилась Кэролайн. – О тебе мы не сказали ни слова. Леди Анна вспоминала моего отца и расспрашивала меня о делах в клинике.
– Ладно, не обижайся. Мы с родителями долго были в ссоре, потому что мне казалось, что они видят в Дэвиде Гриффине лишь продолжателя фамилии, будущего лорда, но никак не человека. Сейчас я понимаю, как сильно ошибался. Может быть, родители не слишком явно выражали свою любовь ко мне, когда я был в нежном возрасте, но им хватило смелости сказать об этом сейчас.
– Это значит, они очень сильно тебя любят и хотят, чтобы ты был рядом! – уверенно сказала Кэролайн.
– Именно так я и подумал. А мы с тобой уже пришли.
Кэролайн осмотрелась и ахнула. Они стояли возле небольшого фонтанчика, журчавшего в замшелых камнях. Вьющиеся розы оплетали все вокруг, лишь с усыпанного звездами неба ярко светила луна, и ее лучи дробились в каменной чаше, разлетаясь сотнями чуть видимых лунных зайчиков.
– Как здесь красиво, – прошептала пораженная Кэролайн.
Дэвид улыбнулся, как ей показалось, чуть напряженно.
– Я очень хотел первым привести тебя сюда и именно лунной ночью. Я очень люблю здесь бывать и ни за что не согласился бы расстаться с Гриффин-холлом хотя бы из-за этого места. Говорят, это чудесный фонтан. Загляни в него, Кэролайн.
Дэвид мягко подтолкнул ее к каменной чаше. Кэролайн наклонилась и… ничего не увидела, лишь скопление лунных зайчиков на дне.
– Смотри в сердце, – тихо сказал Дэвид. Он стоял за спиной Кэролайн, и она чувствовала притягательную силу, исходящую от него.
Напрягая зрение, Кэролайн всмотрелась в скопище лунных зайчиков и тихо вскрикнула:
– Это же!..
Она оглянулась на Дэвида, словно ища подтверждение тому, что увидела.
– Достань, – предложил он.
Кэролайн опустила пальцы в теплую, льнущую к коже воду и вытащила из чаши кольцо с бриллиантом. Именно он пускал в лунном свете зайчики на стены чаши.
Дэвид осторожно взял кольцо из рук Кэролайн и опустился перед ней на колено.
– Кэролайн Аннабель Сотбери, я прошу тебя оказать мне высочайшую честь: будь моей женой.
Кэролайн чувствовала, что сейчас расплачется.
– Я клянусь быть рядом с тобой до конца жизни, оберегать тебя от любого зла и сделать все, чтобы ты была счастлива.
– Просто люби меня, Дэвид, – прошептала Кэролайн, протягивая ему левую руку.
Кольцо легко и свободно наделось на ее безымянный палец, будто было сделано по заказу самым искусным ювелиром. Дэвид прикоснулся губами к ее руке и встал с колена.
– Я боялся, что ты испугаешься и откажешь мне, – признался он.
– Ты же сам сказал, что этот фонтан волшебный. Теперь я люблю это место так же сильно, как и ты.
– Но не сильнее, чем я люблю тебя.
– Нет, не сильнее, – согласилась Кэролайн. – Сильнее всего на свете я люблю тебя.
Дэвид наклонился и поцеловал Кэролайн.
– Здесь нас никто не найдет, – прошептал он ей на ухо.
Кэролайн почувствовала, как у нее вновь подгибаются колени.
– Даже если и найдет… – Она не стала договаривать и только прижалась плотнее к его сильному и надежному телу.


Утром следующего дня было объявлено о помолвке Кэролайн Аннабель Сотбери и Дэвида Эдварда Гриффина. Свадьба была назначена на самую благодатную пору – первый день осени. Церемония должна была пройти в Гриффин-холле. На этом настояла сама Кэролайн, объединив по такому случаю свои усилия с леди Анной. В тот день Дэвид шепнул отцу:
– Кажется, спокойная жизнь для меня закончилась.
Они переглянулись и рассмеялись. Наверное, впервые с рождения Дэвида отец и сын так хорошо понимали друг друга.
За оставшиеся до свадьбы полтора месяца Дэвиду и Кэролайн нужно было многое сделать. Особенно Кэролайн. Она должна была привести в порядок дела в клинике, или, по крайней мере, довести их до той стадии, когда можно спокойно все бросить и отправиться в свадебное путешествие с чистой совестью. Дэвид сразу же предложил уехать куда-нибудь, где не работает сотовая связь. Он был полон дурных предчувствий, что в самый неподходящий момент их все время будут отвлекать телефонные звонки.
В любом случае Кэролайн и Дэвид вернулись в Ноттингем. Там они объявили о помолвке, но этот факт ни у кого не вызвал и тени удивления. Конечно, эта свадьба была несколько поспешной, но влюбленные не желали терять ни минуты, и никто не упрекал их в этом.
Иногда, когда в темноте ночи Кэролайн лежала без сна, прислушиваясь к ровному дыханию Дэвида, она и сама удивлялась тому, как быстро все получилось. Со смерти ее отца прошло всего три месяца, два месяца назад она выслушивала страстные признания Стенли, и всего-то тридцать дней, как она вышла из черной меланхолии.
Ее жизнь неслась в бешеном темпе. Спокойное и тихое существование, долгие дни у картин Халса и одинокие вечера, когда она наслаждалась своим одиночеством, казались Кэролайн какой-то другой жизнью в другом мире. Сейчас Кэролайн жила чувствами, забыв обо всем рациональном. Если в минуты апатии она переживала каждый миг, проведенный рядом со Стенли, то сейчас, свернувшись калачиком под теплым боком Дэвида и положив голову ему на плечо, Кэролайн просто тихо улыбалась. Она ничего не вспоминала, потому что не могла выделить какие-то отдельные моменты. Все время с того памятного вечера она была счастлива, безумно, беспредельно счастлива. Кэролайн упивалась не воспоминаниями, а этим чувством – бескрайним, как небо, и глубоким, как океан.
Кэролайн чувствовала, что сейчас все делает правильно, и если о чем и сожалела, то только о том, что ее отец не дожил до этого дня. Теперь-то она знала, кого Дэйв Сотбери прочил ей в женихи…




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Завтра будет завтра - Рей Кимберли

Разделы:
1234567891011

Ваши комментарии
к роману Завтра будет завтра - Рей Кимберли



понравилось ,неожиданный поворот сюжета и развязка
Завтра будет завтра - Рей Кимберлилюдмила
14.12.2011, 9.14





И почему порядочные люди должны расплачиваться за негодяев? В жизни так тоже бывает и ,увы, частенько... А роман в целом понравился: 7/10.
Завтра будет завтра - Рей Кимберлиязвочка
10.12.2012, 17.54








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100