Читать онлайн Открой свое сердце, автора - Рей Кимберли, Раздел - 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Открой свое сердце - Рей Кимберли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.12 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Открой свое сердце - Рей Кимберли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Открой свое сердце - Рей Кимберли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Рей Кимберли

Открой свое сердце

Читать онлайн

Аннотация

Роман гувернантки и хозяина дома? Что может быть прозаичнее! Но в отношениях Анабель Лоуэлл и Теда Уилсоу все не так просто. Тед расторг помолвку с обожаемой младшей сестрой Анабель за неделю до свадьбы. Теперь Анабель интересует только месть. Заставить Теда влюбиться и бросить его у алтаря — для кого-то это, может быть, и просто, но Анабель нужно переступить через себя, чтобы превратить в стерву. А когда она понимает, что дети Теда страдают без человеческого тепла, она забывает о мести и пытается научить холодного, язвительного мистера Уилсоу любить. Удастся ли Анабель пробить ледяной панцирь на сердце Теда?


Следующая страница

1

Звонок как всегда прозвучал не вовремя, Анабель увлеклась и не успела закончить рассказ о жизни и творчестве Чарльза Диккенса. Это был ее любимый автор, и учительнице очень хотелось, чтобы ученики с интересом прочли «Приключения Оливера Твиста». Она предпочитала заинтересовывать, а не заставлять.
— Мисс Лоуэлл, а что дальше? — спросил ее бледный, всегда неопрятно одетый мальчишка, сидевший в первом ряду.
— Продолжение на следующем уроке, Уильям, — ответила Анабель.
Класс наполнился разочарованными возгласами.
— Это же почти черед неделю! — огорчился Уильям.
Ей нравился этот мальчик, судя по сочинениям, у него был литературный талант, и Анабель надеялась помочь ему развить этот дар. Но даже те, кто с трудом складывал слова в предложения, после ее уроков брали книгу и погружались в выдуманный мир.
— Вы как раз успеете прочитать первые три главы «Приключений Оливера Твиста». — Анабель улыбнулась. — Урок окончен, можете идти.
Дети неохотно принялись собирать учебники и тетради. Один за другим они потянулись из класса, обсуждая сегодняшний урок. И судя по фразам, долетавшим до учительницы, «Приключения Оливера Твиста» будут прочитаны от корки до корки к следующему занятию.
Да, Анабель имела право улыбаться, сегодня она хорошо поработала.
— Мисс Лоуэлл, могу я вас попросить кое о чем?
Уильям неуверенно переминался с ноги на ногу. Он уставился в пол, хотя обычно дерзко смотрел в глаза даже директору школы, когда его отчитывали за очередную провинность.
— Если ты не против, дойдем до учительской и там поговорим, — предложила Анабель.
У дверей кабинета уже толпились ученики. Уильям закусил губу, и Анабель сразу же стало понятно, что мальчик не хочет, чтобы их разговор слышал кто-то еще.
— Или выйдем во двор, я как раз хотела подышать свежим воздухом, — предложила она.
Лицо Уильяма посветлело, и он кивнул.
— Пойдемте.
Анабель направилась к выходу. Она знала, что Уильям из неблагополучной семьи. Его родители то и дело уходили в запой, оставляя мальчика на произвол судьбы, и в такие дни он становился еще запущеннее. Анабель часто недоумевала, почему искра таланта чаще встречается вот у таких заброшенных, никому не нужных детей. Наверное, трудности закаляют характер, заставляют быстрее взрослеть…
— Как твои дела, Уильям? — спросила Анабель.
— Спасибо, все хорошо, — ответил мальчик, и она сразу же поняла, что Уильям лжет.
Судя по его одежде и ввалившимся щекам, родители в очередной раз предпочли сыну бутылку дешевого виски. Спокойная, уравновешенная Анабель иногда самой себе казалась несокрушимой скалой терпения и безмятежности. А как иначе, если хочешь работать с детьми? Но когда она видела, как из-за взрослых страдают дети, терпению приходил конец. Уже не один раз Анабель порывалась доложить в службу социального надзора о поведении родителей Уильяма, но до сих пор что-то ее останавливало. Сразу после колледжа Анабель полгода проработала в сиротском приюте и хорошо знала, что дети любят своих родителей любыми. Она не встретила ни одного ребенка, который даже после побоев и ежедневных унижений сказал бы хоть одно плохое слово о своей матери. Да, родителей Уильяма уже давно можно было бы лишить родительских прав, но Анабель не была уверена, скажет ли мальчик ей за это спасибо.
Она сели на скамейку под большим дубом. Это было любимое местечко Анабель. Даже в таком шумном месте, как школьный двор, здесь было достаточно тихо. Анабель знала, что посторонних ушей, которых так боится Уильям, здесь нет.
— Что ты хотел рассказать мне? — спросила она, уже догадываясь, о чем пойдет речь. Все же мисс Лоуэлл преподавала уже пятнадцать лет. Ее выпускники уже успели завести свои семьи, детей, а она…
Анабель подавила грустный вздох и заставила себя улыбнуться Уильяму. Каждому свое.
— Я хочу, чтобы вы прочитали это. Уильям протянул учительнице стопку листов, исписанных удивительно красивым почерком. Анабель очень нравился почерк Уильяма, и она часто думала, что и остальных детей стоило бы лишить возможности работать с компьютером.
— Что это, Уильям? — спросила она, пролистывая внушительную пачку.
— Я написал пьесу для вашего театра. Анабель удивленно приподняла бровь. Она уже давно звала Уильяма принять участие в постановках организованного ею школьного театра, но мальчик упрямился, хотя Анабель была уверена в том, что Уильям отлично справится с любой ролью. До сих пор на все свои предложения она получала отказ. Уильям уверял ее, что не интересуется театром.
— Я знаю, вам нечего ставить…
В самом деле, в последние несколько недель Анабель пыталась найти подходящую пьесу, где могли бы сыграть дети разных возрастов. Она уже начала отчаиваться, время шло, дата, к которой должен был появиться новый спектакль, приближалась, а пьесы так и не было.
— Это театральная пьеса? — на всякий случай переспросила Анабель.
Уильям кивнул и поспешил надеть на лицо маску безразличия, но пылающие уши выдавали его.
— Спасибо, Уильям, — искренно поблагодарила его Анабель. — Ты сможешь подойти ко мне завтра после занятий, чтобы мы обсудили твою пьесу?
— Да, мисс Лоуэлл. Если она вам вдруг понравится, вы сразу можете вносить поправки. Я ведь не писатель…
— Я уверена, что поправки будут минимальными. — Анабель говорила совершенно серьезно. — Но ты же понимаешь, что в школьном театре мы не можем поставить любую пьесу, какой бы хорошей она ни была?
— Эта вам подойдет! — уверенно заявил Уильям. — Я пойду?
— Да, встретимся завтра после уроков в учительской.
— До свидания, мисс Лоуэлл.
— До свидания.
Анабель улыбнулась Уильяму и опустила взгляд на его рукопись. Большая перемена, у нее полчаса свободного времени, а ланч подождет. В тени старого дуба так хорошо. Апрельское солнышко золотит свежую листву, ветер весело играет в кроне. Скоро прозвенит звонок, и во дворе станет тихо. Эти минуты тишины Анабель любила почти так же сильно, как и время общения с детьми.
Она уселась удобнее и открыла первую страницу.
Когда на улицу высыпала галдящая толпа ребят всех возрастов, Анабель с сожалением оторвалась от чтения пьесы Уильяма. Да, многое в ней было детским, наивным, но Анабель уже поняла, именно этой пьесой их театр будет закрывать учебный год.
Уильям просто и бесхитростно рассказывал о том, как сложно быть не таким, как все, как тяжело найти близких людей, как страшно видеть, что тебя никто не понимает. И, конечно, он говорил о первой любви. Анабель даже казалось, что она узнает героев пьесы. А еще Анабель поняла, что совершенно не знает своих учеников.
Она посмотрела на часы. Через три минуты должен начаться следующий урок. Анабель запомнила страницу, на которой остановилась, и поспешила в класс, понимая, что теперь обречена постоянно думать о пьесе Уильяма. Ей даже пришлось свериться со своими записями, чтобы вспомнить, чем она собиралась заниматься на этом уроке. К счастью, по плану стояло сочинение, а это значит, она успеет дочитать последние десять страниц. Несмотря на весь свой опыт, она не знала, чем автор решил закончить пьесу. Ей почему-то не верилось, что все будет хорошо.
К безмерному удивлению Анабель, финал был счастливым.
Уильям все же еще ребенок, и ему хочется верить в сказку, подумала Анабель, оглядывая класс, где ученики прилежно что-то писали и даже не пытались переговариваться. Впрочем, финал логичен, а для школьной постановки так просто великолепен. Кое-что нужно подправить, но это они сделают вместе с Уильямом завтра после уроков.
Звонок прозвенел, и к столу Анабель потекла струйка работ. Кто-то еще судорожно дописывал, и Анабель ждала до последнего. Наконец все работы были сданы, и она пошла в учительскую.
Дети, разумеется, бегали по коридорам, снижая скорость, когда видели кого-то из взрослых. Но за пятнадцать лет Анабель научилась даже в толпе разбушевавшихся пятиклассников сохранять равновесие. Она снисходительно относилась к детским забавам и останавливала веселье, лишь когда возникала угроза чьему-либо здоровью. Впрочем, школьники с уважением относились к мисс Лоуэлл и старались при ней вести себя хорошо.
Но не в этот раз.
— Дейв, подержите мои вещи. — Анабель сунула старшекласснику книги и работы и бросилась к клубку рук и ног в конце коридора. Она сразу же поняла, что драка была не дружеской возней. Соперники явно вознамерились нанести друг другу как можно больше повреждений. — Уильям! Джим! Что это значит?!
Анабель схватила драчунов за шиворот и встряхнула, как щенков. Дейв удивленно присвистнул. Старшеклассники любили пошутить, будто мисс Лоуэлл носит столько книг лишь для того, чтобы ее не унес порыв ветра. Сама Анабель была слишком увлечена драчунами, чтобы обращать внимание на посторонние звуки.
— Я еще раз спрашиваю: что это такое? — Она была очень сердита. Особенно на Уильяма. Джим был средним мальчиком, и честно говоря, не слишком интересовал Анабель, так, в рамках школьной программы.
Мальчишки молчали и насупленно смотрели на нее, стараясь не встречаться взглядами.
— Вы сейчас же пойдете за мной в учительскую, — сказала Анабель и взяла из рук Дейва свои вещи. — И если вы не будете говорить со мной, придется идти к директору.
Анабель быстро пошла вперед. Она была уверена, что мальчишки плетутся сзади. Вряд ли они посмели бы ее ослушаться.
В учительской никого не было. Анабель была рада этому, ей не хотелось доставлять мальчикам дополнительные неприятности. Она знала, что постарается не доводить дело до исключения драчунов из школы, пусть даже и на два-три дня.
— Итак? — спросила она, садясь в кресло напротив мальчишек.
Они упрямо молчали.
— Хорошо. Джим, из-за чего началась драка? — спросила Анабель.
— Он первым набросился на меня!
— Уильям, почему ты на него набросился? Тот уставился в пол, его уши опять горели, но Анабель подозревала, что вовсе не от стыда, а от гнева.
— Ты же не бешеный пес, чтобы бросаться на людей без причины?!
— Он плохо сказал про мою маму, — еле слышно пробормотал Уильям.
— Джим, что ты сказал? — Анабель чувствовала, что уже устала от этого перекрестного допроса, но кто-то должен был решить конфликт.
Вместо ответа Джим тоже уставился в пол.
— Ясно. — Анабель тяжело вздохнула. — Уильям, выйди и подожди за дверью. Мы с тобой еще поговорим. — Она дождалась, когда за Уильямом закроется дверь, и посмотрела на Джима. — Что ты сказал о его матери?
— Правду. — В отсутствие Уильяма мальчик говорил гораздо охотнее. — Я сказал, что она алкоголичка, а этот псих на меня набросился.
— Джим, ты не имел права говорить такие вещи Уильяму.
— Но ведь это правда!
— Скажи мне, если я всему классу сообщу, что у тебя за сочинение двойка, тебе это понравится?
Джим покачал головой.
— Но ведь это правда.
Мальчик по-прежнему смотрел в пол, однако Анабель чувствовала, что своей цели она добилась.
— Правда иногда бывает такой, что о ней лучше молчать. Разве Уильям сделал тебе хоть что-то плохое?
Джим снова покачал головой.
— Зачем же ты делаешь ему больно? Да, у его родителей проблемы, но ведь сам Уильям хороший мальчик и верный друг. Если бы ты был внимательнее, ты бы давно это понял. Попробуй поговорить с ним, а не с его родителями и своими фантазиями. А теперь иди и перепиши сочинение. Только никому не говори об этом. Позови ко мне Уильяма.
Джим кивнул и пошел к двери. Через минуту на его месте появился Уильям.
— Уильям, когда ты станешь известным писателем, ты будешь драться с каждым, кому не понравится твоя книга и он об этом скажет прилюдно?
Мальчик удивленно посмотрел на учительницу и покачал головой.
— Представляешь, что было бы, если бы люди бросались с кулаками на каждого, кто сказал о них или об их родных какую-нибудь глупость? Если не представляешь, попробуй об этом написать рассказ. И мой тебе совет: если очень хочется ответить, отвечай словом. Им можно ударить больнее, и ты лучше других должен это понимать.
— Да, мисс Лоуэлл.
— Да, мисс Лоуэлл, потому что ты понял, или из вежливости? — Анабель позволила себе чуть заметную улыбку.
— Я понял.
— Вот и хорошо. Поправь рубашку и иди домой. Или, если хочешь, останься, мы обсудим твою пьесу. Мне она очень понравилась.
— Если вы никуда не спешите… — пробормотал Уильям.
Анабель видела, что ему отчаянно хочется остаться, но неловко в этом признаться.
— Я никуда не спешу, — ответила она и с трудом подавила грустный вздох.
Совсем скоро эта фраза станет для нее привычной. Да и куда она может спешить? В тридцать шесть лет на нее уже повесили ярлык старой девы, и Анабель понимала, что уже никуда от этого ярлыка не денется. Слишком много она отдавала школе и ученикам, для остального в ее жизни просто не оставалось места, а иначе Анабель не могла. Кажется, пора заводить кошку.


Учебный год закончился. Пьеса Уильяма прошла с оглушительным успехом, и Анабель была уверена, что эта постановка будет популярна еще много лет. Дети с удовольствием играли в пьесе, и даже Уильям приходил на репетиции, чтобы поправить реплики кого-то из персонажей. Ему очень нравилась роль автора. И Анабель заметила, что в школе Уильям начал пользоваться авторитетом. Во всяком случае, больше никто не вспоминал о его неблагополучных родителях. Но больше всего Анабель обрадовалась, когда увидела Уильяма и Джима увлеченно гоняющих мяч. Значит, все было не напрасно. Анабель так хотелось верить, что жизнь Уильяма сложится удачно, что он все же разовьет свой талант, а не станет в барах рассказывать собутыльникам о том, как много лет назад в школьном театре ставили его пьесу.
Анабель гордилась собой, ей так хотелось поделиться своей победой, и она рассказала о Уильяме единственной подруге Лоре. И тут же получила отповедь:
— Очень мило, что ты так заботишься о чужом ребенке, и я рада за будущую звезду литературы, но когда ты займешься собой? — Лора раздраженно постучала ложечкой по блюдцу с куском торта.
Анабель в ответ лишь махнула рукой.
— Ты молодая красивая женщина, ты должна интересоваться мужчинами! — не отступала Лора.
— А где взять этих мужчин? — спросила Анабель.
— Знаешь, мне иногда кажется, что даже если в твою дверь постучит прекрасный рыцарь на белом коне, ты ему не откроешь, потому что будешь слишком увлечена проверкой сочинений.
— Может быть. — Анабель улыбнулась. — Я чувствую себя на своем месте, и мне ничего не хочется менять.
Анабель лукавила. Еще год назад она часто мечтала о том, что в ее жизни появится мужчина, который станет ее мужем, у них родятся дети и будет крепкая и дружная семья. Но мужчина не спешил, и Анабель решила оставить эти мечтания. Она не любила тратить время попусту.
— Посмотрела бы на свою сестру, — с укором сказала Лора. — Двадцать один год, а уже собралась замуж.
— Разве можно сравнивать меня и Сьюзи! — Анабель рассмеялась. — Она ведь у нас красавица и умница.
— Тебя тоже природа не обделила, — заметила подруга. — И, кстати, многие мои знакомые мужчины говорили, что ты привлекательнее Сьюзи, уж слишком много она о себе воображает.
— Сьюзи ничего не воображает. Она на самом деле достойна лучшего.
— А почему ты недостойна?
У Анабель не было ответа на этот вопрос.
— Подумай о том, что у тебя и Сьюзи одна мать. Разве тебе не говорили, что ты очень на нее похожа?
— Говорили.
— А разве Сьюзи не похожа на вашу маму?
— Похожа.
— И, между прочим, сразу видно, что вы сестры.
— Это тебе видно, потому что ты нас обеих знаешь с пеленок. А посторонние не верят, что она моя сестра. У нас ведь даже фамилии разные.
Отец Анабель умер, когда девочке было шесть лет. Ирен, ее мать, во второй раз вышла замуж через девять лет. Отчим даже не попытался стать для Анабель вторым отцом, за что девочка была ему благодарна. Пусть о родном отце у Анабель сохранились смутные воспоминания, но она бы не простила Адену, новому мужу матери, попытки занять место папы. Зато Аден стал для падчерицы другом и советником. Анабель относилась к нему, как к близкому родственнику, и всех это устраивало.
Рождению Сьюзи Анабель радовалась едва ли не сильнее Ирен и Адена. Она с первого же дня взяла на себя большую часть забот о малышке, ведь мать долго оправлялась после тяжелых родов. А потом для всех как-то стало привычным, что Анабель меняет Сьюзи подгузники, кормит из бутылочки, учит ходить и говорить, водит в школу, помогает с домашними заданиями, дает советы, как вести себя с мальчиками… Иногда Адена и Ирен это пугало. Они видели, что Анабель слишком много сил вкладывает в сестру, ради нее отказываясь от личной жизни, а потому Аден настоял, чтобы учиться Анабель отправилась в Бостон. Аден любил падчерицу и надеялся, что вдали от обожаемой сестры Анабель займется собой, сделает карьеру, выйдет замуж и порадует их внуками. Но Анабель так привыкла отказывать себе во всем, что не стала менять образ жизни. Нет, она встречалась с парнями, один раз ее роман продлился почти полгода, но Анабель читала слишком много сказок младшей сестре, когда остальные девочки постигали азы макияжа, и она все ждала принца, а их, как известно, на всех не хватает.
Тем временем Сьюзи расцвела, превратилась в первую красавицу их небольшого городка и даже стала королевой выпускного бала. Анабель постоянно сравнивала себя с сестрой и понимала, что проигрывает. Когда Сьюзи исполнилось восемнадцать, Анабель окончательно убедилась в том, что она дурнушка, искренно порадовалась сестре-красавице и отказала себе в будущем. В сказках принцы приходят к красавицам. Значит, если кто-то и достоин принца, то только ее Сьюзи.
Аден схватился за голову, когда понял, что случилось. Он чувствовал и свою вину: в их семье младшей дочери уделялось слишком много внимания. Теперь раз в неделю Аден пытался на пару с женой убедить Анабель изменить свои взгляды на жизнь. До сих пор им это не удалось.
— Знаешь, мне иногда кажется, что тебе нужно сходить к психоаналитику — у тебя в голове такой бардак! — Лора осуждающе покачала головой. — Вот скажи мне, что важного в твоей жизни случилось за ту неделю, что мы не виделись?
— Вчера была премьера нашей пьесы и выпускной бал.
— Опять! Об этой пьесе я слышу вот два месяца. Ты стала типичным синим чулком: живешь только своей работой, на мужчин внимания не обращаешь…
— Лора, на кого обращать внимание? — перебила ее Анабель. — Легко влюбляться, когда тебе двадцать и мир кажется нежно-розовым. А мне уже тридцать шесть, я кое-что знаю о жизни и прекрасно понимаю, каким хочу видеть своего избранника.
— Если ты все так хорошо понимаешь, почему же ты ищешь принца?
— Я устала от этих разговоров. Может быть, ты позвонишь Адену и вы обсудите эту тему без меня? Да, Лора, ты совершенно права, моя проблема в том, что я ищу принца, а принцев мало, слишком мало. Но на меньшее я не согласна.
— То есть ты согласна остаться до конца жизни одной, без детей?
— Ну, для того чтобы появился ребенок, мужчина нужен минут пятнадцать. А при современных возможностях медицины я с ним могу никогда и не встретиться.
— Можно подумать, ты пойдешь на это! — фыркнула Лора.
Анабель тяжело вздохнула. Подруга права. Она не станет заводить ребенка неизвестно от кого, как спасение от одиночества. Уж лучше кошка. Значит, ее судьба — школьные спектакли, бесконечные сочинения и задушевные беседы с учениками. На самом деле, не такая уж и плохая судьба.
— Тебе нужен безукоризненный мужчина, и при этом ты готова смириться с неполноценной жизнью.
— Мне моя жизнь кажется полноценной.
— Ты можешь сколько угодно обманывать себя, но меня тебе обмануть не удастся. — В голосе Лоры звучала горечь. — На самом деле ты привлекательная женщина, и еще очень долго на тебе будут задерживаться восхищенные взгляды мужчин.
— Что-то я не замечаю у своих ног штабелей поклонников.
— Просто твоя красота неброская, ее замечают лишь те, кто умеет ценить в женщине душу, а не кукольное личико. Мне так жаль, Анабель, что ты не понимаешь этого. Но я все же надеюсь, что когда-нибудь и к тебе постучится любовь. Тогда ты потеряешь голову, забудешь все свои мечты о принцах и отправишься в шалаш с каким-нибудь неформалом.
— Ну и пророчества у тебя! — Анабель передернуло. — Уж лучше остаться старой девой.
Лора покачала головой.
— Не лучше. Ты хоть когда-нибудь влюблялась?
Анабель пожала плечами.
— Да все как-то не до того было… Сначала Сьюзи была слишком маленькой, ты же знаешь, первые полгода, пока мама то и дело лежала в больнице, в основном я ухаживала за ней, потом учеба, работа в сиротском приюте — не лучшее место для романтических мечтаний…
— А потом все как-то само собой затихло, — подытожила Лора. — И все же, может быть, ты попробуешь просто встречаться с мужчинами? Я знаю одного замечательного и интересного человека, уверена, он тебе понравится. Конечно, не принц, но вполне потянет на джентльмена.
— Лора, я очень ценю твою заботу, однако предпочитаю сама устраивать свою жизнь.
— Если дело будет продвигать такими же тепами, ты ничего не добьешься и через сто лет. Ладно, что об этом говорить. — Лора обреченно махнула рукой. — Чем ты собираешься заняться на каникулах?
— Через неделю свадьба Сьюзи. Потом я погощу у мамы и Адена, может быть, куда-нибудь съездим.
— Ясно. Значит, так: через одиннадцать дней я уезжаю в Ливерпуль.
— Куда?!
— В Ливерпуль, город есть такой в Великобритании.
Изумлению Анабель не было предела. Конечно, Лора была способна на неожиданные (и часто необдуманные) поступки, но переехать в другую страну — это было слишком даже для нее.
— Что ты там забыла?
— Свою любовь. — Лора смущенно отвела глаза и покраснела.
После сообщения о Ливерпуле Анабель казалось, что подруга уже ничем не сможет поразить ее. Они дружат так долго, что многие не верят, и вот увидеть своими глазами, как Лора краснеет… Это что-то!
— Мне кажется, я что-то пропустила, Лора?
— Я собираюсь замуж.
— Поздравляю! Я так рада за тебя! Наконец-то Джимми решился на этот шаг. Но при чем здесь Ливерпуль?
— Джимми никогда ни на что не решился бы. Я поняла это недели три тому назад. Мы расстались.
— Лора, я уже ничего не понимаю! — призналась совершенно растерявшаяся Анабель.
— Я рассталась с Джимми, даже для меня это было серьезным потрясением, хотя я давно понимала, что этим все закончится, ну так вот, чтобы немного успокоиться, я оставила свою анкету на сайте знакомств. Решила подлечиться флиртом.
Анабель закатила глаза и покачала головой.
— Ладно тебе, мне этот способ отлично помогает. А в этой дыре все знают, что я девушка Джимми, кто бы решился со мной флиртовать?
— Действительно, — согласилась Анабель.
— Я могу продолжать? Так вот, один милый британец прислал мне письмо, мы стали общаться и через некоторое время поняли, что идеально подходим друг другу.
— Лора, извини, что перебиваю, но через некоторое время — это как быстро?
— Через пять дней.
— О! Твой личный рекорд?
— Не язви, — попросила Лора. — Ричард приехал ко мне, мы провели вместе чудесный уикэнд и поняли, что больше не хотим расставаться ни на минуту. Ричард сделал мне предложение, я согласилась. Он уже знаком с моими родителями, скоро я познакомлюсь с его. А на двадцать пятое августа мы назначили свадьбу. Мне как раз хватит времени, чтобы освоиться и подготовить все к торжеству. Ты будешь моей подружкой. Будем считать, что твое присутствие — уже подарок. Все же учителя зарабатывают не так много, чтобы летать на свадьбы подруг за океан.
— Лора, все просто замечательно, но не кажется ли тебе…
— Нет, не кажется, — решительно сказала Лора. — Я влюбилась, Анабель, как в первый раз. А может быть, и на самом деле в первый раз влюбилась по-настоящему. Мне плевать, что будет дальше, пока я рядом с любимым человеком, все доводы разума бессильны. Я очень надеюсь, что и ты когда-нибудь поймешь меня. Может быть, в августе ты встретишь какого-нибудь симпатичного британца и осядешь рядом со мной. Говорят, Ливерпуль чудесный город.
Лора подмигнула подруге. Анабель лишь в очередной раз возвела глаза к потолку и тяжело вздохнула.
— Кстати, я бы очень хотела попросить тебя приехать пораньше, дней за десять. Мне понадобится твоя помощь. Жить ты будешь у нас. У Ричарда большой дом в пригороде. Там просто замечательно.
— Ты же никогда там не была.
— Ричард присылал снимки. И потом, я уверена, он не стал бы жить в плохом месте. Так ты приедешь?
— К августу я расправлюсь со всеми делами. Думаю, я смогу приехать, но обещать пока ничего не буду. Еще столько времени!
— Ладно, мне и этого достаточно, — смилостивилась Лора.
— Так что же, получается, мы с тобой сегодня в последний раз обедаем вместе в Америке?
— Так просто ты от меня не отделаешься! — рассмеялась Лора. — Я собираюсь в это воскресенье закатить грандиозную прощальную вечеринку. Так что готовь откровенный наряд.
— Ох, Лора, как же мне будет тебя не хватать!
Анабель положила руку на ладонь подруги и посмотрела ей в глаза. Она видела, что Лора с трудом сдерживает слезы.
— Глупости! — фыркнула Лора. — Я уверена, старушка Британия покорит твою снобистскую натуру и ты останешься там навсегда. Ух ты, уже половина десятого, Ричард будет в чате через полчаса. Я была рада повидаться с тобой, Анабель. Созвонимся насчет вечеринки. Пока, дорогая.
— Пока!
Лора ураганом вылетела из кафе. Анабель улыбнулась ей вслед и подумала, что на этот раз подруга точно влюбилась. Обычно Лора не обращала внимания на такие пустяки, как договоренность. Она была выше условностей. Анабель оставила на столике деньги и вышла из кафе.
В воздухе пахло летом: нагретой за день землей, пылью, магнолиями под окнами аккуратных домиков, зеленью и чем-то неуловимым, отчего кружилась голова и хотелось забыться, упасть в густую траву, вдыхать ее запах и любоваться крупными звездами в далеком небе.
Может, и правда, влюбиться? — вдруг подумала Анабель и тут же покачала головой. Нет, она не Лора, она не способна бросить все и умчаться в Ливерпуль к едва знакомому мужчине.
Обычно она гордилась этим, но сегодня отчего-то Анабель стало грустно.
Она взяла себя в руки и поспешила домой. Еще нужно созвониться с мамой и сказать, что она приедет в понедельник, а не в воскресенье, как обещала. Конечно, со свадьбой Сьюзи было много хлопот, но Анабель не собиралась отказываться от прощальной вечеринки Лоры.
Путь домой занял всего пятнадцать минут. На улицах было безлюдно, и Анабель наслаждалась тишиной. Квартира в одноэтажном старом доме, которую она снимала вот уже одиннадцать лет, находилась в симпатичном районе, недалеко от школы, что очень нравилось Анабель. Она поднялась по скрипучим ступенькам и удивленно уставилась на девушку, сидящую у ее двери на чемодане.
— Сьюзи, что случилось?! — растерянно спросила Анабель.
Девушка подняла заплаканные глаза цвета чистого весеннего неба, хлюпнула аккуратным носиком, скривила чуть пухловатые, но от этого еще более милые губки, и по ее фарфоровым щекам потекли слезинки. Золотистые локоны прилипли к губам, но Сьюзи этого будто не заметила.
— Милая, что случилось? — Анабель не на шутку испугалась. Она бросилась к сестре и обняла ее.
— Он… он бросил меня! — Сьюзи с трудом справлялась с дыханием.
— Как бросил?!
— Свадьбы не будет, Анабель, понимаешь? Не будет!
Сьюзи уже рыдала на плече старшей сестры. Больше от нее ничего нельзя было добиться. Анабель осторожно подняла ее, подхватила чемодан и открыла дверь.
Лишь через полчаса, когда Сьюзи была умыта, напоена чаем и усажена в кресло у открытого окна, Анабель смогла разобраться, что же все-таки случилось.
— Тед заявил, что не любит меня и не желает иметь со мной ничего общего. Выбросил за дверь мои вещи и сказал, чтобы я катилась на все четыре стороны, — все еще с трудом сдерживая рыдания, рассказала Сьюзи.
— Но почему?! — Анабель искренно недоумевала. Что могло заставить этого Теда выгнать ее сестру за неделю до свадьбы?
— Он ничего не объяснил. — Сьюзи всхлипнула и сделала еще один глоток чая. — Знаешь, мне сейчас кажется, что он никогда меня не любил, просто пользовался. А когда наши отношения зашли слишком далеко, испугался, что я лишу его свободы.
— Но ведь он сам сделал тебе предложение!
— Конечно, сам. А как бы еще он добился бы от меня… — Сьюзи запнулась и смущенно посмотрела на старшую сестру.
Анабель махнула рукой, мол, все и так понятно.
— Бедная моя девочка! — сказала она, обнимая сестричку. — Не убивайся так. Тебе всего-то двадцать один год. У тебя будет еще много мужчин, ведь ты такая красивая, и ты обязательно встретишь свою любовь. Достойного человека, который ни за что не поступит с тобой так ужасно. Ты еще любишь его?
Сьюзи покачала головой.
— Знаешь, когда я ехала к тебе, в моей душе все перегорело. И сейчас я хочу одного.
— Домой?
— Нет! Я хочу ему отомстить.
Сьюзи резко выпрямилась, глаза ее заблестели, и от этого блеска Анабель покрылась мурашками. Она отшатнулась. Анабель еще никогда не видела свою сестру такой. Наверное, только сейчас Анабель поняла, что крошка Сьюзи выросла.
— Я хочу отомстить, — повторила Сьюзи. — И ты мне в этом поможешь.
— Я?! — изумилась Анабель. — Сьюзи, мне кажется, это не самое разумное решение.
— Бель, я могу рассчитывать только на твою помощь.
Анабель смутилась, ведь сестра назвала ее так, как звала только мать. Даже Аден никогда не решался называть ее Бель. Она и так не могла отказать Сьюзи, а теперь расхотела даже спорить.
И все же Анабель была уверена, что решение сестры ошибочно.
— Сьюзи, месть непродуктивна, она только разрушает. Просто забудь этого мерзавца и начинай новую жизнь.
— Я никогда не смогу забыть его. — Сьюзи упрямо покачала головой. — Кто-то должен отомстить. Тед уверен, что его богатство и привлекательность достаточное оправдание для любых поступков. Я даже представить себе не могу, скольких девушек он обманул так же, как меня. Кто-то должен проучить его. И это сделаем мы с тобой, вместе.
— Но как?
Сьюзи впервые улыбнулась.
— У меня было время подумать. Все очень просто, Анабель, ты очаруешь Теда, доведешь дело до свадьбы и у алтаря бросишь его, объяснив прилюдно, почему ты это сделала.
— Я?!
Да уж… Теперь история Лоры уже не казалась Анабель удивительной.
— Ты. Бель, больше никто не поможет мне. Только ты!
Анабель расхохоталась.
— Сьюзи, посмотри на меня! Ну разве преуспевающий, пользующийся популярностью мужчина посмотрит на меня?
— Конечно, посмотрит! — Уверенности Сьюзи не было предела. — Не знаю, почему у тебя такая заниженная самооценка, но я уверена, что Тед, едва увидев тебя, не сможет оторвать глаз. Я неплохо изучила его, ты вполне отвечаешь основным требованиям мистера Уилсоу: умная, образованная, хорошо сложенная, привлекательная. Заметь, красота на последнем месте. Тед любит женщин, с которыми можно поговорить. И потом, когда вокруг калейдоскоп красок, глазу так приятно отдохнуть на сером тоне.
Анабель криво усмехнулась.
— Если ты хочешь сделать ставку только на мою серость…
— Ну что ты такое говоришь! — Сьюзи всплеснула руками. — Я вовсе не хотела обидеть тебя.
— Я и не обиделась. Но мне кажется, что эта затея провалится. Ну встречусь я один раз с этим Тедом, а потом что? Он же забудет меня через минуту, как только в поле зрения появится эффектная блондинка.
— Ты совсем не хочешь меня слушать. Да, может быть, после беглого взгляда Тед тебя и забудет. Значит, тебе нужно поговорить с ним, а еще лучше пожить под одной крышей некоторое время.
— И как ты себе это представляешь? Мистер Уилсоу, можно, я поживу у вас пару дней, а то мне некуда податься?
— Не иронизируй, у тебя это плохо получается, — поморщилась Сьюзи. — Я все уже продумала. У Теда двое детей, им вновь нужна гувернантка. Тед постоянно ищет новых нянек, потому что с этими чертенятами никто не может справиться.
— Почему ты не говорила, что у твоего жениха есть дети?
— Они все равно должны были поехать учиться в закрытые школы в Англии, — легкомысленно бросила Сьюзи.
— Дорогая, нельзя так относиться к детям, ведь они ведут себя так, как их воспитывают взрослые.
— Вот-вот, чудненько! Расскажешь Теду о своих взглядах на воспитание детей, у тебя огромный опыт, кстати, ты произведешь на него неизгладимое впечатление, если сумеешь справиться с ними. И, между прочим, отправить детей в Англию решил Тед. Я уговорила его подождать, — Сьюзи вздохнула, — надеялась, что сумею найти с ними общий язык. Им ведь тяжело без матери…
— А что с их матерью?
— Тед развелся с ней пять лет назад. Дети ее совершенно не интересуют. В общем, я не удивляюсь, почему они себя так плохо ведут. Ладно, речь не о них. Ты согласна мне помочь?
— Сьюзи, ты же знаешь, для тебя я готова на все, но я совершенно не уверена в результате. Все же я провинциальная учительница, синий чулок. Мне не дано очаровывать мужчин, нет во мне шарма, изюминки. Я даже одеться и накраситься толком не могу!
— О, не переживай! Есть в тебе и изюминка. Может быть, и к лучшему, что ты ее не видишь. А поход в косметический салон и по магазинам одежды легко исправит кое-какие мелочи. В общем, ты согласна.
— Прошу тебя, не дави на меня!
— Анабель, если ты не согласишься, Тед так и останется безнаказанным. Ты ведь всегда помогала мне. У меня нет никого дороже и ближе тебя. Ты ведь во многом заменила мне маму, только ей не говори, хотя она и сама все отлично понимает. Я очень прошу тебя, Бель, ради меня, ради наших отношений!
Анабель отдавала себе отчет в том, что все решилось, когда Сьюзи только задумывала этот план, так как прекрасно понимала, что просто не сможет отказать любимой младшей сестренке.
— Хорошо, — с тяжелым вздохом сказала она. — Но только, если твоя идея провалится, меня не винить.
— Ура! — Сьюзи со счастливым визгом бросилась на шею сестре. — Все пройдет как по маслу! Я знаю, если ты чего-то хочешь добиться, ты сделаешь все, и даже больше. Спасибо, Анабель, твое согласие так много значит для меня! Итак, завтра мы едем в Нью-Йорк. Нужно пройтись по магазинам, я отведу тебя к своему мастеру…
— Стоп! В воскресенье я должна быть на вечеринке у Лоры. Она уезжает в Ливерпуль.
— Вот и отлично! — спокойно сказала Сьюзи. — Насколько я знаю Лору, на этой вечеринке будут мужчины, потренируешься. Тед проводит собеседование в понедельник с одиннадцати. Значит, в пятницу мы в Нью-Йорке, в воскресенье ты на вечеринку, а в понедельник к Теду на собеседование.
— Эй, Сьюзи, а как же моя работа?
— Насколько я знаю Теда, если ему нравится женщина, он предпочитает не тянуть кота за хвост, а сразу переходить к активным действиям. Я очень надеюсь, Анабель, что ты успеешь все закончить к сентябрю.
Анабель хотела сказать, что в августе она должна быть на свадьбы Лоры, но прикусила язык — упоминание о чужой свадьбе было бы слишком болезненно для Сьюзи. В конце концов, Анабель была уверена, что вся эта затея провалится еще во время собеседования.
— Завтра нам рано вставать. Первый автобус в шесть утра, — сказала Анабель. — Я постелю тебе в спальне, а сама лягу здесь. Кто будет звонить родителям?
Сьюзи тяжело вздохнула. Это спихнуть на сестру не удастся.
— Я сама поговорю с мамой.
— Вот и отлично. — Анабель ободряюще ей улыбнулась. — Тогда спокойной ночи.
— Спокойной ночи, сестричка, и спасибо тебе за все. Я люблю тебя.
— И я тебя люблю, Сьюзи.
Анабель поцеловала сестру и с трудом сдержала слезы. Даже когда Сьюзен исполнится шестьдесят лет, для нее она так и останется малышкой Сьюзи, крошечным комочком, который нужно любить и оберегать.
Ради тебя я готова на все, подумала Анабель.
Ей не нужно было говорить об этом вслух, Сьюзи и так все прекрасно знала.


Анабель все еще не была уверена в том, что приняла правильное решение. От природы скромная и кроткая, Анабель была просто не способна на месть. Она не умела обижаться и не понимала, как можно таить зло на кого бы то ни было. Сьюзи не могла даже представить, о чем попросила сестру. Для Анабель эта поездка была не увлекательным приключением, как могло показаться кому-то, не способом провести свободное время. Чтобы месть осуществилась, Анабель нужно было изменить не только внешность, она должна была изменить свою суть.
Она так и не смогла сомкнуть ночью глаз и несколько раз порывалась разбудить Сьюзи и отказаться; в конце концов, Сьюзи уже не девочка, пусть сама разбирается со своими проблемами. Наверное, это было бы самое верное решение. Сьюзи уже двадцать один год, сколько можно прятаться за спину старшей сестры? Но Анабель не могла так поступить, Сьюзи была для нее больше чем сестрой. Анабель никогда не задумывалась над своими чувствами к Сьюзи, иначе она бы давно поняла, что относилась к сводной сестре, как к дочери. И сильно испугалась бы, ведь именно в этом могла крыться причина ее неудач в личной жизни.
Наверное, именно поэтому Анабель предпочитала не размышлять на подобные темы. Она учительница литературы, а не психоаналитик. Кесарю кесарево…
Уснуть Анабель удалось за полчаса до звонка будильника, поэтому она чувствовала себя совершенно разбитой. Есть не хотелось, но впереди был долгий, тяжелый день, нужно было подкрепиться, чтобы набраться сил.
Анабель успела привести себя в порядок и приготовить завтрак, когда сестра наконец встала. Сьюзи была хмурой и неразговорчивой. Ровно в шесть утра Анабель и Сьюзи сели в автобус и отправились в Нью-Йорк.
Через двадцать минут после отправления автобуса Сьюзи начала вертеться и вздыхать.
— Тебе привет от мамы, — наконец сказала она.
— Спасибо. Как она отреагировала?
— Ужасно! — От волнения Сьюзи даже подпрыгнула в кресле, из чего Анабель сделала вывод, что именно эта тема так волновала сестру с самого утра.
— То есть? — спросила она, предвкушая долгий рассказ с многочисленными отступлениями.
— Она сказала, что я сама во всем виновата и это послужит для меня хорошим уроком.
— Мама так и сказала?! — Удивлению Анабель не было предела.
Мать любила Сьюзи так же сильно, как и старшая сестра. Малышку любили все без исключения, но у Ирен к ней были особенные чувства. Рождение Сьюзи ей досталось дорогой ценой, больше Ирен не могла иметь детей, и эта мысль постоянно тяготила ее. Да и тот факт, что в первые полгода жизни Сьюзи Анабель практически заменила ей мать, постоянно давил на психику. И все же Ирен трезвее оценивала Сьюзи, чем Анабель.
— Да, так и сказала. — Сьюзи закусила губу и отвернулась к окну.
— Она хотя бы объяснила, что имеет в виду?
— Я спросила, а она ответила, что, если я сама ничего не понимаю, объяснять что-либо бесполезно.
— Наверное, она начала переживать за тебя, зная, как ты все принимаешь близко к сердцу. Думаю, мама хотела сказать, что нельзя так убиваться из-за мужчины. Может быть, мы с тобой просто погуляем по городу, пройдемся по магазинам? Тебе нужно забыть о нем, стоит ли прилагать такие усилия ради того, что не принесет никакой пользы?
— Из-за Теда стоит убиваться! Ты сама все поймешь. И я не зря решила отомстить. Его нужно проучить, да и мне станет сразу же легче. А о моих переживаниях мама не сказала и слова. Анабель погладила Сьюзи по плечу.
— Я уверена, вы с мамой скоро помиритесь. Она не хотела сказать тебе ничего обидного. Ты же знаешь, как мама тебя любит.
— Бель, не разговаривай со мной, как с шестилетним ребенком, — попросила Сьюзи. Она криво усмехнулась и добавила: — Еще вчера я была помолвлена.
Анабель проглотила намек: что только не скажет чувствительный человек в минуту серьезного расстройства! Сьюзи так много пришлось пережить всего лишь за сутки: расторжение помолвки, непонимание матери…
— Бедняжка, — прошептала Анабель, но вновь прикоснуться к сестре не решилась.
Больше они не сказали ни слова.
В Нью-Йорке Сьюзи сразу же преобразилась. От обиженной и расстроенной девочки не осталось и следа. Она как будто подобралась, в глазах появился блеск, который кто-то мог бы назвать охотничьим, движения стали плавными, а голос вдруг приобрел бархатистость и глубину.
Сьюзи сделала глубокий вдох, как будто пыльный и загазованный воздух большого города придавал ей сил, и приступила к активным действиям.
— Итак, начнем с салона. Нельзя покупать вещи, пока мы не определимся с твоим стилем.
Деятельная Сьюзи нравилась Анабель гораздо больше плачущей, и она с удовольствием подчинилась. Сьюзи сразу же поймала такси, и уже через пятнадцать минут они стояли в шикарном салоне красоты.
Анабель обомлела и растерялась от обилия зеркал, позолоты и улыбок на лицах обслуживающего персонала.
— Мисс Белл! — Администратор зала поспешила им навстречу, счастливо улыбаясь Сьюзи. — Не ожидала увидеть вас так рано. Вам не понравилась стрижка?
— Нет, Кати, все в порядке, как и всегда. Андре непревзойденный мастер. — Сьюзи ответила администратору не менее ослепительной улыбкой. — Это моя сестра, Анабель Лоуэлл, я записывала ее к Андре на одиннадцать.
— Да-да, конечно. Прошу вас.
Анабель совершенно растерялась и даже отказалась от чая, хотя ее мучила жажда. Или просто от страха во рту пересохло?
Она не заметила, как оказалась в кресле и вокруг нее начал суетиться высокий, худой как жердь молодой человек с тщательно уложенными волосами. Таких роскошных волос Анабель никогда не видела.
— Так-так, Сьюзи, значит, это твоя сестра. Приятно познакомиться, Анабель.
В ответ она пробормотала что-то невразумительное. Андре критично осмотрел ее, запустил пальцы в волосы и хмыкнул.
— Давно пора было прийти ко мне. Но в общем и целом случай не безнадежный. У твоей сестры, Сьюзи, роскошные волосы. Совсем не такие, как у тебя.
— У нас разные отцы, — объяснила Сьюзи.
— Правда, за ними толком не ухаживали, — закончил Андре.
— Я мою голову дорогим шампунем! — возмутилась обретшая дар речи Анабель.
Андре скривился.
— Милочка, даже самый дорогой шампунь не сможет сделать с вашими волосами то, на что способен отличный мастер. И начнем с того, что их уже давно пора подстричь. — Стилист повернулся к Сьюзи, видимо решив, что на Анабель не стоит больше тратить время. — Что вы хотите, леди?
— Мы бы хотели с твой помощью изменить Анабель, создать ей новый имидж, — ответила Сьюзи. — И я не знаю никого, кто сделал бы это лучше тебя, Андре.
— Польщен. Кем работает твоя сестра?
— Анабель преподает в школе.
— Угу. — Андре еще раз критически осмотрел клиентку. — Это сразу понятно. Серьезная?
Сьюзи улыбнулась.
— Очень.
— Ладно, ничего кардинально менять не будем, — милостиво сообщил Андре. — Видно, что вы, Анабель, еще не готовы превратиться из учительницы в звезду кабаре. У вас шикарные густые светло-русые волосы. Очень интересный оттенок, платиновый. Значит, мы придадим им блеск и форму. Длину, я думаю, сохраним по максимуму. Редко встретишь сейчас такую шевелюру. Я просто придам волосам форму. Вы явно не в ладах с феном, сделаю так, чтобы можно было просто вымыться, высушиться и отправиться на прием к королеве. В конце концов, не зря французы говорят: чистые волосы — уже прическа.
— А что делать со всем остальным? — поинтересовалась Сьюзи.
— Макияж не помешает, — решил Андре, внимательно всмотревшись в лицо Анабель. — Сколько лет?
— Тридцать шесть.
— Так, значит, курс массажа, маски, и будете выглядеть на двадцать пять. А еще лучше влюбиться. — Андре рассмеялся и подмигнул Сьюзи. — Макияж я рекомендую максимально натуральный. У вас отличный цвет лица, приятный медовый оттенок кожи. Глаза зеленые, но это нужно подчеркнуть тенями изумрудного цвета. Губам достаточно блеска. Ну и румян немного. Вы всегда такая бледная или просто испуганы?
Анабель неопределенно дернула плечом.
— А что с гардеробом? — продолжила расспросы Сьюзи.
— Только классика! — категорично заявил Андре. — Никаких мини-юбок. Да, учительница, но самая умная, самая талантливая и самая любимая детьми. И, конечно, уважаемая. Можно поэкспериментировать с романтическими платьями. Рекомендую обтягивающую одежду, не кислотный латекс, конечно. Но стоит надеть обтягивающие брючки, если фигура позволяет.
— Спасибо тебе, Андре, — поблагодарила Сьюзи. — Я все поняла. Пока вы тут будете заняты, я пробегусь по магазинам, присмотрю пару-тройку вещичек. — Она подмигнула ему, чмокнула Анабель в щеку и выпорхнула из зала.
— Приступим! — объявил Андре, радостно потирая руки.
Анабель прикрыла глаза.


Сьюзи вернулась через два с половиной часа. За это время Анабель сделали массаж лица, маникюр, тонирование волос, стрижку и, конечно, макияж.
Она удивленно смотрела на себя в зеркало и отказывалась узнавать. Серенькой учительницы из провинциальной школы больше не было. Из зеркала на Анабель смотрела настоящая красавица. Невысокая, хрупкая, но без болезненной худобы, и сейчас она была почти блондинкой. Совсем как в детстве. Зеленые глаза, умело подведенные, казались огромными. Кожа светилась здоровьем, и впервые Анабель поняла, что у ее кожи действительно приятный медовый оттенок. Да, кожа Сьюзи была словно фарфоровой, но не всем же быть куклами.
— Ну и куда вы дели мою сестру? — требовательно спросила Сьюзи, входя в зал.
Анабель повернулась к ней и робко улыбнулась. Сьюзи внимательно осмотрела ее и удовлетворенно кивнула:
— Андре, ты как всегда выше всяких похвал. В ответ он согнулся в шутовском поклоне.
— Рад бы стараться, тем более что на свет появилась такая красота. Значит, мисс Лоуэлл, в понедельник в половине девятого вы записаны на массаж. И мы проведем еще несколько процедур с вашими волосами. Кажется мне, скоро вы станете настоящей блондинкой…
Анабель с ужасом подумала об этом моменте, но не решилась возразить. В роли блондинки она себя не представляла, хотя ловить восхищенные взгляды ей определенно нравилось. И нравилось понимать, что она если не так же красива, как Сьюзи, то, по крайней мере, привлекательна.
Получив счет, Анабель долго его разглядывала, пока смущенная Сьюзи не вырвала бумажку у нее из рук и не оплатила услуги.
Только оказавшись на улице, Анабель спросила:
— Это действительно стоит так дорого?!
— Между прочим, нам сделали скидку.
— И все равно это очень дорого, Сьюзи.
— Послушай, у тебя нет мужа, нет детей, ты не выплачиваешь кредиты. Скажи мне, зачем тебе деньги?
— Ну… — И Анабель обескураженно умолкла.
— Тем более что это того стоило. Обрати внимание, как на тебя смотрят мужчины. Готова поспорить, еще до обеда пятеро попросят твой телефончик.
— Не уверена, что мне так уж этого хочется, — пробормотала Анабель.
Но она не могла согласиться со Сьюзи. И постепенно ее отражения в витринах и восхищенные глаза идущих навстречу мужчин вытеснили воспоминания о сумме в чеке.
— А теперь отправляемся разорять бутики! — заявила Сьюзи, поднимая руку, чтобы поймать такси.
Торговые районы Сьюзи знала, как свои пять пальцев, словно выросла там. Она протащила совершенно ошеломленную сестру по Пятой авеню, легко соря деньгами. Голова кружилась от названий «Прадо», «Булгари», «Гуччи»… У Анабель были солидные сбережения, ей ведь особенно не приходилось тратиться. Она чувствовала, что ее счет в банке существенно сократился за этот безумный день. И все же, как сказала Сьюзи, удовольствие того стоило.
Да-да, впервые в жизни Анабель испытала радость от похода по магазинам! Раньше она покупала вещи, когда в этом возникала настоятельная необходимость. Анабель давно для себя решила, что ее гардероб будет состоять из четырех блузок, двух брюк, трех юбок и двух костюмов, причем непременным условием было, чтобы все детали можно было сочетать между собой. Да, еще скромное черное платье для торжественных случаев.
Но рядом со Сьюзи все вдруг предстало в другом свете. Анабель впервые в жизни покупала вещи просто потому, что они ей нравились, ну и, конечно, шли. По совету Андре они придерживались классического стиля. Анабель даже представить не могла, какой простор для творчества открывает этот, казалось бы, устоявшийся стиль. Не удержалась она и от покупки нескольких совершенно легкомысленных платьиц с кружевами и оборками. В них Анабель чувствовала себя такой юной!
В четыре часа пополудни, когда до отправления автобуса оставалось около часа, Анабель и Сьюзи сидели в небольшом уютном кафе, под столиком стояли бесчисленные пакеты с покупками. Они пили кофе, болтали и много смеялись. Наверное, впервые Анабель общалась со Сьюзи, как с подругой, а не как с сестрой, а то и с дочерью. И ей это ужасно нравилось.
Сьюзи еще утром заявила, что не поедет к Анабель, а отправится к родителям. Анабель была вовсе не против: диванчик в ее гостиной был слишком узким и жестким. Но вечером появилось обстоятельство, весьма ее смущающее.
— Я просто не дотащу все это одна! Давай, Сьюзи, хоть на денек. Сходим вместе на прощальную вечеринку Лоры.
— Ты же знаешь, мы с Лорой не слишком хорошо ладим. И потом, я сяду в автобус через полчаса после того, как ты уедешь, а если я поеду к тебе, мне придется потом возвращаться в Нью-Йорк, болтаться здесь целый день…
В одном сестры были удивительно похожи: их совершенно не тянуло за руль. Уже лучше потрястись в автобусе!
— Приехали бы в понедельник. Проводила бы меня на собеседование.
— Уж лучше Теду не знать, что мы с тобой родственницы… Не надо уговаривать меня, Анабель. Я помогу тебе загрузиться в автобус. А уж на месте, уверена, найдется галантный мужчина, который поможет тебе донести пакеты с покупками.
Сьюзи подмигнула сестре. Анабель смущенно махнула рукой. За сегодняшний день она услышала больше комплиментов, чем за последние десять лет. Несколько раз Анабель даже поймала себя на мысли, что сожалеет о том, что только сейчас отправилась к стилисту. Кажется, кое-что она упустила.
Но и приобрела немало, осадила себя Анабель. За один день сложно измениться, и я все еще люблю свою работу, своих учеников. Эти десять лет я прожила отлично, мне не о чем сожалеть.
— О чем задумалась? — поинтересовалась Сьюзи.
— Так, о смысле жизни, — вяло ответила Анабель и посмотрела на часы. — Ну что, пойдем?


Сьюзи оказалась права. Еще в автобусе Анабель познакомилась с приятным молодым человеком по имени Рей, который не только проводил ее до дома, но и попросил о свидании.
А на вечеринке у Лоры Анабель просто блистала. Она надела алое платье для коктейля и туфли на шпильке. Ноги ужасно болели, но Анабель мужественно терпела, боясь признаться даже себе, что ей приятна эта усталость.
Ей так хотелось верить, что сказка не закончится, как только месть Сьюзи осуществится!
Ты сама хозяйка своей судьбы, подумала Анабель, возвращаясь с прощальной вечеринки Лоры в сопровождении очередного нового знакомого. Ты сможешь совместить прежнюю Анабель и ту, что появилась благодаря советам Андре.




Следующая страница

Читать онлайн любовный роман - Открой свое сердце - Рей Кимберли

Разделы:
12345

Ваши комментарии
к роману Открой свое сердце - Рей Кимберли



пресно
Открой свое сердце - Рей Кимберлиольга
22.01.2012, 15.38





полное отсутствие эмоций
Открой свое сердце - Рей КимберлиНаденька
3.05.2012, 11.47





Ну уж автор загнула - 2 ребенка и оба неродных! Герой выглядит полным дураком, ведь о первом ребенке он знал почти наверняка и все равно женился. Да и вторая его невеста, сестра героини, слишком уж гротескно выписана. При этом герой еще хвастается своей проницательностью - смешно! Только героиня выглядит реально, но ее почему-то жалко - и себя не любит, и сестру балует, и личной жизни никакой. Может с героем она будет счастлива: 6/10.
Открой свое сердце - Рей Кимберлиязвочка
9.12.2012, 12.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100