Читать онлайн Всегда с тобой, автора - Реник Джин, Раздел - Глава 28 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Всегда с тобой - Реник Джин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.34 (Голосов: 59)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Всегда с тобой - Реник Джин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Всегда с тобой - Реник Джин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Реник Джин

Всегда с тобой

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 28

26 июня 1990 года
В три часа ночи медсестра позвонила Талии по внутреннему телефону и разбудила ее. Дану лихорадило, она была вся мокрая от пота. Медсестра измеряла температуру и накладывала холодный компресс на лобик младенца. Талия стучалась в дверь спальни Томаса. Он мгновенно вскочил с постели.
У малышки была высокая температура, и когда ее повезли в больницу, девочка стала задыхаться. Доктор Гудин сразу же направил Дану в отделение реанимации. Томас встретил одну из уже знакомых дежурных медсестер. Она тоже узнала его и кивнула. Сексон увидел, как на ее лице появилось выражение страха. Медсестра тут же отвела взгляд.
— Боюсь, что у Даны пневмония, Томас, — через несколько минут сказал доктор. — Это не по твоей вине. К сожалению, это очень распространенное явление у недоношенных детей.
Доктор Гудин замолчал, а потом предостерегающе добавил:
— Будь готов, это не обещает ничего хорошего. Томас услышал свой голос как будто со стороны:
— Я понимаю.
Внутри него бушевала ярость. Ему хотелось кого-нибудь ударить. Когда же будет конец? Сколько же, черт возьми, еще придется расплачиваться этому ребенку? Злость росла, Томас взывал к Богу. Для чего Ты давал жизнь, если хочешь оборвать ее и так дьявольски долго тянешь?
Нехотя Томас заказал переговоры с Алисой и убедил телефониста отеля не принимать во внимание записку «не звонить». Ответа не было и телефон, казалось, замолчал навсегда. Наконец, телефонист вышел на линию, и Томас оставил краткое сообщение о том, что Дана больна, и указал номер телефона, по которому его можно найти.
Потом он ждал.
Большими шагами Том Сексон расхаживал по приемной доктора и пытался расслабиться. Невозможность заняться чем-нибудь физически, выйти из оцепенения, что-то решить, мучали его. Он ничем не мог помочь своей дочери и вся его знаменитость была бессильна. Никакие деньги, никакая власть и положение не могут помочь. Жизнь диктует свои правила и деньги теряют силу.
Талия сидела, опустив голову в молитве, перебирая пальцами деревянные четки. Ее спокойствие мало утешало его. Томас чувствовал себя слишком обессиленным, чтобы возносить молитвы к Создателю. Создателю, который, похоже, намеренно посылает тяжкие испытания его дочери.
Его дочь. Неожиданно Сексон понял, что называет ее так без колебаний. А ведь до этой ночи, каждый раз, когда он думал о ней, появлялось болезненное, но отчетливое сознание того, что Дана не его ребенок. Не его кровь. Но это граница исчезла, как только появилась новая угроза ее жизни. Может быть, в этом и есть высшая справедливость. Томас оставил Талию в приемной, а сам, показав пустую чашку, направился в кафетерий.
Там, имея массу свободного времени и много кофе, он заново переиграл встречу с Мэриел в офисе Джона Мейсона. Красивая, округлившаяся из-за беременности, радостная от предстоящего материнства, она представлялась ему светом в середине темного туннеля, каким оказалась его жизнь с Алисой. Тогда в приемной потребовались огромные усилия, чтобы казаться небрежным. Мейсон — не дурак, и Сексону пришлось вести себя очень осторожно, чтобы не возбудить подозрений.
Томас видел, что в его присутствии Мэриел чувствует себя неуютно. Он уловил это и изо всех сил старался сгладить неловкость. Сексон не мог понять, почему беременные женщины считают себя непривлекательными для мужчин. Мэриел прекрасна, она олицетворение женской красоты, ведь она носит под сердцем ребенка.
Сексон допускал, что и мужчина тоже принимает участие в создании нового человека. Но возможность выносить и родить дарована исключительно женщине. И это тайна для каждого мужчины на земле.
Рядом с Мэриел Томас чувствовал себя простым человеком, она пробуждала в нем главные мужские инстинкты — обладать и защищать. Он хотел ее. Округлившуюся, мягкую, с ребенком другого мужчины. Ему хотелось прижать Мэриел к себе и заявить на весь мир:
«Руки прочь». И никогда еще он так ясно не осознавал, что не имеет прав на эту женщину.
Сексон понимал свое положение. Он сдерживал невольные порывы, следя за собственными руками, касался ее животика, ее плеча. И только иногда, когда рука Мэриел касалась его руки, во всем теле появлялась легкость. Боже, как хотелось ему удавить Мейсона за его неуместное вмешательство.
Томас не был уверен, что смог бы продолжать такую игру. Но именно в этот момент из лифта вышла Алиса. Он знал — она увидела их вместе. Было совершенно ясно, зачем жена вышла из кабинета Джона и направилась в туалет. Она искала неприятностей. Мысль о том, что может произойти какая-нибудь глупость, приводила Сексона в ужас. Еще немного и он бы ворвался в туалет, чтобы остановить Алису. Но тут из своего кабинета вышла Ширли. Она сразу оценила ситуацию и немедленно направилась к туалету. Мэриел вела себя так, как будто ничего не произошло. Алиса, напротив, даже не пыталась скрыть свое раздражение. В продолжение всей встречи она была вспыльчива и язвительна.
Сработал передатчик и Сексон немедленно вернулся в приемную доктора Гудина. Состояние Даны не улучшалось. Было шесть часов утра и врач выглядел изможденным.
— Я могу видеть ее?
— Можете, но не нарушайте ее покой.
— Я послал за ее матерью.
— Думаю, это самое лучшее. Я собираюсь немного поспать. Если что-нибудь изменится, мне сообщат. — Гудин растянулся на кровати и мгновенно заснул.
Томас оставил спящего доктора и отправился узнавать: нет ли вестей от Алисы. Ничего не было. Он прошел в отделение реанимации и провел несколько минут с Даной, наблюдая за ее тяжелым дыханием.
В восемь Сексон отослал Талию домой, затем позвонил в студию и на съемочную площадку. Он сообщил о последнем кризе и предупредил, что позвонит, когда будут какие-нибудь новости. Эпизод, который должен идти на этой неделе, был на девяносто процентов закончен. Продюсер заверил, что они смогут работать с дублером. Они договорились снимать сцены, где необходимо его личное участие, как только представится возможность.
От Алисы не было ни слова — в отеле никто не отвечал. Наконец Томас решился позвонить Мэриел. Состояние Даны не улучшалось и сегодня же газеты опубликуют эту новость. А ему не хотелось, чтобы Мэриел узнала о его несчастье из других источников. Он пытался приготовить ее к худшему.
— Я приеду через несколько минут, — ответила Мэриел и повесила трубку.
Она нашла его в приемной доктора. Томас сидел рядом со спящим Гудином. Без слов они обняли друг друга. Страх за Дану разрывал сердце Томаса, несмотря на ее прикосновение. Так же молча они отправились в реанимацию.
Мэриел удивилась столь разительной перемене в Дане за такое короткое время. Девочка набрала целых пять фунтов и уже больше походила на ребенка, родившегося в срок. Черные волосики обрамляли задумчивое лицо. Бледная, с влажным лобиком она лежала в кувезе и тяжело дышала. Мэриел просунула руку и положила ее на грудь малышки. Она хотела влить в это измученное маленькое тельце силы. Наклонившись ближе, Мэриел слушала как бьется крошечное сердце.
— Она поправится, — прошептала Мэриел. — Не знаю, как я это чувствую, но она поправится.
Несчастный отец положил свою руку с другой стороны. Прислушиваясь к прерывистому дыханию малышки, они молча сидели по обе стороны, пока девочка не уснула.
Газеты получили сообщение слишком поздно для утреннего выпуска. Но в утренних программах новостей по телевидению и радио рассказали, что Дана опять в больнице. Множество людей немедленно откликнулись на это известие. Огромное количество пожеланий, цветы и подарки для малышки, буквально засыпали больницу. Детские игрушки, шарики, счастливые амулеты, одежда, одеяльца — все это сопровождалось открытками с молитвами за здоровье девочки. Доброжелатели и просто любопытные заполнили холл. Персонал больницы выделил одну комнату для хранения. Каждые три минуты новая почта и игрушки доставлялись туда. В воздухе витал аромат роз. Цветочные букеты и их запах напомнили Томасу похороны Ноела и воспоминания вызвали в нем дрожь.
Пока все ждали новостей, Мэриел помогала сортировать подарки и попросила отнести цветы в палаты старшим детям. Одежда и игрушки отправлялись в приют для пострадавших детей из Санты-Моники, продукты решили отдать бездомным. Мэриел где-то раздобыла папку со скоросшивателем для хранения адресов и имен тех, кто посылал подарки и открытки. К полудню вернулась Талия с корзиной сэндвичей и поджаренных хлебцов. Она взялась за разбор подарков и отправила Сек-сона с Мэриел на ланч.
Томас принес из кафетерия два пакета молока и было решено устроить импровизированный пикник в уединенном дворике. Он свернул пиджак и положил его на стул под спину Мэриел. Убедившись, что ей удобно сидеть, он устроился рядом. Они быстро расправились с сэндвичами с курицей и приступили к шоколадным чипсам.
— Давно хотел спросить, что случилось с наследством, — сказал Сенсон. — Я чуть не позвонил тебе, когда прочитал в газете о краже.
Подробный рассказ Мэриел просто ошеломил Томаса. Он возмутился тем, что английское правительство требует уплаты налогов за украденные драгоценности.
— Джеф подал иск на страховую компанию, — Мэриел пожала плечами. — Не думаю, что это как-то изменит положение.
Томас быстро достал блокнот и ручку.
— Вот телефон Бари Купера, — он протянул ей листок. — Обязательно позвони. Он поможет тебе выпутаться из этой неразберихи. У Бари в фирме есть два специалиста по международному праву. Уверен, что все твои права будут соблюдены. Я позвоню ему сегодня и скажу, чтобы он ждал твоего звонка.
К ним подошла застенчивая молоденькая медсестра и передала записку.
— Вот и закончился пикник, — не отрывая глаз от бумаги, Мэриел заметила, как Томас изменился в лице, когда прочитал сообщение.
— Алиса вылетела из Хьюстона. Она звонила с самолета, — он автоматически посмотрел на часы. — Самолет приземлится через двадцать минут.
Они вернулись в приемную. Время стало для них на вес золота. Томас звонил по телефону:
— Джо, через пятнадцать минут необходимо встретить Алису в аэропорту.
В это время вошел доктор Гудин. Не успела телефонная трубка лечь на место, как засигналил датчик Гудина. Теперь он подошел к аппарату. Мэриел и Томас в томительном ожидании смотрели как врач разговаривает по телефону. Наконец, он положил трубку.
— У нее все стабилизируется, — объявил доктор. — Уже есть небольшие улучшения. Опасность еще до конца не миновала, но можно с уверенностью сказать, что угрозы жизни нет. Ты счастливчик, Сексон. Могло случиться все что угодно.
Одной рукой Гудин опять держал трубку, отвечая дежурному врачу, а другую жал Томас. Через минуту доктор вышел и они остались одни.
— Я чувствовала это, — счастливо улыбаясь, произнесла Мэриел. — Не знаю правильно или нет, но я запишу это на свой счет. И сейчас уйду отсюда.
— У меня такое чувство, как будто я всегда говорю тебе до свидания.
Томас взял Мэриел за плечи и поцеловал ее губы.
— Невозможно выразить, что значило для меня твое присутствие здесь, сегодня утром.
На мгновение Мэриел смутилась, но потом ответила на поцелуй. Он положил руки на ее волосы и снова поцеловал Мэриел. С минуту длилось напряженное молчание.
— Я тоже люблю Дану, — просто сказала она и взглянула на часы. — Думаю, мне лучше уйти. Когда появится возможность, дай мне знать, как идут дела.
— Пообещай мне, что ты встретишься с Купером, — настаивал Томас, желая растянуть их расставание на несколько секунд. — Он самый лучший в стране адвокат и ему не составит труда посмотреть твое дело.
— До свидания, — Мэриел исчезла в коридоре и Томасу стало грустно. Он сел на стул, где прежде сидела она и вдохнул ее запах, еще слегка витавший в воздухе. С приездом Алисы не оставалось надежды на новое свидание. И он был рад, что решился поцеловать Мэриел. И она поцеловала его в ответ. Он вспоминал вкус ее губ и растрепавшиеся волосы. Спешно собираясь в больницу, она только прихватила их заколкой из панциря черепахи. Цвет ее волос всегда изумлял Томаса и его пальцы помнили их шелковистость.
В тот памятный вечер при свете камина волосы представлялись серебряным водопадом. Он помнил их чудесный запах. Томас с удовольствием перебирал каждую прядь волос, когда целовал ее губы. Той ночью он целовал ее шею и плечи и ему нравился солоноватый привкус ее кожи. Ее тело было совершенно. Она лежала рядом с ним на ковре перед камином и огонь отражался на ее коже.
Собираясь на уикенд, у Сексона не было желания совратить Мэриел. Конечно, такая мысль возникала у него в голове, и, если быть честным, не единожды. Но куда больше его занимало, как она поведет себя. Если они начнут заниматься любовью, ну что ж, все окей. Позже, мысленно возвращаясь в тот день, Томас не мог себе представить, что он не любил бы ее в ту ночь.
Ягоды и крем были шуткой, только немного подразнить ее. А в конце концов, шутку сыграли с ним. Это он побывал в ее постели в Палм Дезерт. И более того, это он смотрел в ее лицо, когда Мэриел подносила ко рту ягодку. И сам убедил себя в том, что хочет быть с ней всю жизнь. Она посмотрела с таким чувством вины. И покраснела. Покраснела!
Хватило несколько минут, чтобы окончательно понять — он будет добиваться любви этой женщины. Во. что бы то ни стало. Он употребит на это все силы и способности.
И когда этот момент настал, Томас был словно загипнотизированный — он не мог и не хотел останавливаться. Еще никогда в своей жизни он не занимался любовью так, как в эти два дня. Мэриел свела его с ума.
Он ее хотел. Не беременную, конечно. Но скоро. Как только она разрешит ему войти в ее жизнь. Его нестерпимо тянуло в ее домик. И опять начать с крема и ягод, лежа на ковре. От этой мысли ему стало больно, он встал и опять сел на стул.
Прекрати, приказал себе Сексон. Надо было знать, с кем спать. Но только не с этой грязной сучкой из великого штата Техас. Он попытался вернуть в нормальное состояние свои голову и тело. Ради всего святого, ведь Мэриел на девятом месяце.
Томас старался заставить себя думать об отношениях Мэриел с бывшим мужем. Он прикидывал, какого цвета у ее ребенка будут волосы. У Джефа волосы темно-каштанового цвета. А может они будут такие же светлые, как у нее, или… Эта мысль возникла совершенно случайно. Так ему, по крайней мере, казалось. Он тут же ее отбросил. Это невозможно.
Сексон не обладал хорошей памятью на имена и даты. Но теперь его мозг лихорадочно работал. Он возвратил Томаса в ту ночь в Мехико. Тогда Алиса объявила о своей беременности и сказала ему, что он — отец. Это случилось в сентябре прошлого года. Тридцать первого. Дата, которую он не забудет никогда, проживи он хоть сто лет.
Меньше четырех дней отделяли эту ночь от уикенда, который он провел вместе с Мэриел. Сентябрь. Начиная с большого пальца Сексон стал отсчитывать месяцы. Июнь пришелся на палец с обручальным кольцом. Девять месяцев после сентября — это июнь. Он все еще отрицал очевидное. Этого не может быть,
Но где-то в глубине души чувства говорили ему обратное.
Скорее всего ты ошибаешься, предупредил он сам себя. Ты был там, когда Мэриел сообщала Мак Клири, что она беременна. Ты видел его лицо, когда прозвучали эти слова. Он опять считал месяцы. И снова останавливался на пальце с обручальным кольцом. Мэриел исчезла из его жизни, когда состоялась октябрьская пресс-конференция.
Сексон всегда думал, что она беременна от бывшего мужа. Но что-то в этой математике начинало не сходиться. Если теперь у нее девятый месяц беременности, а не восьмой — значит, она забеременела в дни их уикенда. Едва ли он провел бы лучшие дни в его жизни с Мэриел, носящей ребенка бывшего мужа…
Значит, это его ребенок?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Всегда с тобой - Реник Джин



Можно почитать.
Всегда с тобой - Реник ДжинКэт
5.11.2014, 16.13





Несмотря на то что героиня по характеру мягкая простушка по поступкам она намного решительней и честнее чем главный герой вроде мачо, а по поступкам как нерешительная барышня. А так роман отличный, понравилась интрига вокруг наследства и хорошие подруги вобщем читайте!
Всегда с тобой - Реник ДжинСветлана
7.11.2014, 9.46





Несмотря на то что героиня по характеру мягкая простушка по поступкам она намного решительней и честнее чем главный герой вроде мачо, а по поступкам как нерешительная барышня. А так роман отличный, понравилась интрига вокруг наследства и хорошие подруги вобщем читайте!
Всегда с тобой - Реник ДжинСветлана
7.11.2014, 9.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100