Читать онлайн Всегда с тобой, автора - Реник Джин, Раздел - Глава 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Всегда с тобой - Реник Джин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.34 (Голосов: 59)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Всегда с тобой - Реник Джин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Всегда с тобой - Реник Джин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Реник Джин

Всегда с тобой

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 23

7 апреля 1990 года
Когда ей позвонил уже успокоившийся Джеф из Лондона, Мэриел рассказала ему, что за ней охотился фотограф. Он был очень обеспокоен и искренне извинялся.
— Боже, Мэриел, если это по моей вине, я очень сожалею. Мне и в голову не могло прийти, что такое случится. В твоем положении такие стрессы совсем не нужны. Я просто старался защитить твои интересы и заключить самую лучшую из возможных сделку. Для этого ты меня сюда послала.
— Я знаю, — согласилась она. — Думаю, все происходит без моего участия.
Мэриел рассказала Джефу о письмах, которые получила. С тех пор, как она поменяла номер, который не был занесен в справочную книгу, объем почты утроился. В письмах содержались предложения от инвестиционных проектов до женитьбы. В хорошем настроении Мэриел смеялась над самыми абсурдными, но в целом письма были трогательными, и их количество все росло. Слава Богу, на большинстве конвертов были штемпели не штата Калифорния. Все страстно желали завоевать ее симпатию и внимание. Но когда она читала их, сидя одна дома, чувство глубокой тоски охватывало ее.
— Может быть, ты и прав. Действительно, наверное золото лучше продать. А теперь послушай меня, — решительно сказала Мэриел. — Я не вижу причин, из-за которых мы не можем заключить договор с галереей «Элвис», провести переговоры и договор о наследстве. Я предполагаю, что у тебя не будет сложностей с английским законодательством после того, как мы оплатим все налоги.
— Когда ты свяжешься с деньгами, а кто-то начнет болтать о моральной стороне этого дела, тогда и начнутся разбирательства и головные боли, — заключил Джеф.
Мэриел слушала спокойно. В его словах была доля истины. Она не была уверена в том, что способна принять правильное решение. Передать решение этой проблемы кому-нибудь, выглядело удивительно соблазнительным.
— Я поговорю об этом с мистером Бернсайдом, — уступчиво сказала она.
— Замечательно. Сейчас ты устала, а мне надо бежать в банк, чтобы упаковать это добро и подготовить его к завтрашней отправке. Так что, спокойной ночи, — выдохнул Джеф.
После того, как Мэриел положила трубку, ее охватило сильное беспокойство. Она размышляла о своем наследстве и считала, сколько придется отдать. Налог в миллион долларов придется заплатить Англии, триста тысяч отдать в доход Америки, плюс другие затраты. Итак, Бернсайд был прав — ей повезет, если у нее останется двести тысяч долларов. И это при условии, что ей не придется выступать в суде по поводу иска о возвращении золота Ашанти.
Двести тысяч долларов за то, что было не только украдено, но и священно. Мэриел поняла, что никогда не сможет так сделать. Как заметил Томас, люди творят много глупостей. Так неужели и она тоже?
Утром она первым делом позвонила Мете и Бернсайду. Нужно подумать, как вернуть золото, и спросить о компенсации затрат.
Джефу просто придется понять ее.
Джеф решил, что англичане в душе большие любители чая, несправедливо гордятся своим кофе. Он пил уже четвертую чашку за утро и расхаживал взад-вперед по студии Дункана. Мак Клири прокручивал еще раз весь свой план в голове, пытаясь вспомнить, что он не предусмотрел. К счастью, дела идут отлично, но все же нужно еще многое сделать до приезда Кэти Элвис. Джеф ждал ее к двум часам.
Хорошее начало всегда заставляло его нервничать. Полночи он разрабатывал стратегию и тактику. Джеф решил поставить Кэти Элвис перед фактом до того, как она поймет в чем дело. Потом он планировал пообедать с прекрасной леди в первоклассном маленьком ресторанчике «Челси». Джеф заказал столик на восемь пятнадцать, и консьерж вежливо посоветовал быть пунктуальным.
Это был еще один серый лондонский день, хотя постоянно моросящий дождь немного утих. Служащие банка «Барклай» дружно ворчали по поводу упаковки предметов, которые находились всю ночь в их главном хранилище. Голубой бронированный чемодан от «Сенеки» прибыл ко входу хранилища по расписанию. Охранники «Сенеки», два бдительных чернокожих парня лет около тридцати, в одинаковой голубой униформе, каждый со внушительной кобурой и поясом, полным патронов. Они быстро договорились со службой безопасности банка и перенесли драгоценности из подвала в ожидающий грузовик. Автомобиль проехал четыре квартала по оживленным утренним улицам Лондона от банка до студии без приключений.
Десять минут назад знаменитые куранты Биг Бена пробили десять раз. Бронированная машина припарковалась перед студией «Дунканз Портретс». На дверях студии висела табличка «Выходной». При помощи тележки на колесиках ящик с драгоценностями быстро вкатили в просторную студию, состоящую из двух комнат. Джеф сразу поставил одного охранника у дверей, а второго — у запасного выхода.
Наконец, все было готово, и он закончил пить кофе. Пришло время начинать съемки.
Джеф открыл первую коробку, и положил на черную бархатную ткань огромную золотую голову барана. Он оглянулся на фотографа. Глаза Дункана округлились, и рот слегка приоткрылся. Джеф, удовлетворенный, улыбнулся оторопевшему фотографу. Как только милая мисс Кэти Элвис увидит золотые сокровища, у нее не останется ни одного шанса.
— Это то кровавое добро из Африки, о котором писали все газеты. И я это должен фотографировать? — сопящий англичанин ходил вокруг стола с открытым ртом и благоговейным трепетом. Внезапно тень сомнения отразилась на маленьком лице фотографа. — Вы знаете, вы не можете использовать мои снимки в коммерческих целях без моего разрешения.
— Эти фотографии делаются в целях обеспечения безопасности, и вы не можете продавать их без моего согласия, — отпарировал Джеф. — Конечно, если нас устроит качество, мы захотим устроить другую встречу.
Успокоившись, Дункан начал устанавливать свет. Зашумела аппаратура, раздались первые щелчки камеры. Он тщательно наводил резкость и регулировал свою фототехнику. Слишком тщательно, как выяснилось. К полудню были отсняты только талисманы.
— У меня только один день, — жаловался Джеф. — Нельзя ли поторопиться немного?
— Нет, если вы хотите получить качественные снимки, то нельзя, — надменно произнес Дункан. — Если вы хотели получить халтуру, вам следовало обратиться к Лемонту Я делаю либо первоклассную работу, либо никакую.
— Все это добро в четыре часа должно быть погружено в машину. Банк закрывается в пять. Я думаю, вы согласитесь, что в наших интересах к этому времени все отснять.
Дункан ничего не ответил, но после короткого ланча, его темп работы заметно ускорился. По порядку золотые предметы выплывали один за другим из ящика, ложились на черный бархат перед камерой: спереди, с боку с другого бока, сзади. И назад, в коробку.
Без десяти два Джеф сообщил терпеливым охранникам, что скоро должен появиться посетитель — красивая молодая леди.
— Никого другого не пускать, — предупредил он на тот случай, если она придет с экспертом.
Охранник поднял руку к кепке, давая понять, что указания ясны, и многозначительно посмотрел на своего товарища, но тот ничего не сказал. Он подошел к входной двери, и начал ждать.
Ровно в два часа появилась Кэти, одетая в головокружительную накидку, напоминающую монашескую сутану. Ее капюшон, обшитый по краю золотой нитью, был слегка накинут на голову. Золотые браслеты приятно позвякивали на ее запястье, и по три золотых кольца изящно покачивались в каждом ухе. Охранники из «Сенеки», затаив дыхание, не отрывая глаз, наблюдали, как она скинула накидку. Под ней Оказался черный шелковый костюм, великолепно подчеркивающий идеальную фигуру. На этот раз взгляды, которыми они обменялись, выражали мужскую зависть.
Леди вошла в студию легкой плавной походкой. Она сразу обратила внимание на сверкающие золотые фигурки, выставленные в ряд на столе. Они ожидали своей очереди. Джеф видел, что Кэти хочет их приобрести, и даже не пытается скрыть от него свой интерес. Он решил, что сделка состоится, и все его условия будут приняты. Стоит ли теперь думать о том, как побыстрее и подороже сбыть сокровища? Золотые драгоценности Мэриел продавали сами себя.
Глубокий вздох сорвался с губ Кэти. Она провела пальчиками в черных перчатках по золотым фигуркам.
— Сраженные воины, — наконец, произнесла она, как заклинание. Красавица посмотрела на Джефа — на ее ресницах были слезы. — Они совершенны. Они прекрасны.
— Хотите взглянуть на остальное? — предложил он, довольный состоянием потенциального покупателя. — Мы уже отсняли амулеты и украшения сабель. Они в коробке.
Джеф отошел в сторону и стал наблюдать, как она присела на колени и стала рассматривать содержимое ящика. Было видно, что Кэти была бы на седьмом небе от счастья, если бы смогла приобрести это добро. Но только у него одного находился ключ от этого счастья. День был удачным. А, возможно, и ночь.
В то время, как Кэти внимательно разглядывала каждую вещицу в коробке, Дункан продолжал снимать. От нее пахло удивительными экзотическими духами, которые Джеф помнил с их первой встречи. Когда она наклонилась, чтобы взять золотую голову барана, он еще раз позволил себе оценить ее стройную и гибкую фигуру. Кэти покрутила золотую вещицу в руках, и на мгновение приложила ее к груди.
— Вот эта, особенно хороша, —отметил Джеф, не отрывая взгляда от третьего размера.
— Да, — согласилась она. — Мне кажется, эта самая лучшая вещь в этой группе.
Джеф решил ковать железо, пока оно горячо. Мэриел, наверно, обидится, но ведь согласилась же она обсудить этет вопрос с Бернсайдом. Она сойдет с ума. Особенно, когда он удивит ее целыми тремя миллионами. Ее сын родится миллионером. Никакая мать в данной ситуации не может сказать — «нет».
— Я разговаривал с моим клиентом. Она определенно настроена на рассмотрение вопроса о продаже. Если мы придем к соглашению, — доверительным тоном закончил он.
— К какому соглашению? — голос Кэти прозвучал с профессиональной небрежностью. Маска не спала с ее лица, но он знал, что она вся во внимании. Ей хочется купить, а ему хочется продать.
— Я резонно полагаю, что мы сможем прийти к соглашению, которое может быть заключено, ну скажем, в течение трех месяцев. Однако сюда придется включить одно условие — продажа состоится после того, как доверенность вступит в силу и все налоги будут уплачены, — он внимательно смотрел, как Кэти воспринимает его слова. Она все еще разглядывала золотую голову.
— Я уже объясняла, что нам придется пересмотреть наше предложение, если у вас возникнут сложности с оформлением наследства, — ответила она шелковистым голоском.
— Да, но вы не сказали, почему, — забеспокоился Джеф.
— Потому, что нам придется иметь дело с судом, юристами, — Кэти осторожно положила золотую голову в коробку. — Это потребует дополнительных денежных затрат и массу времени. Нам придется нанимать собственного юриста для участия в переговорах, и при малейшем осложнении все рухнет.
— Не будет никаких осложнений, уверяю вас, — убеждал ее Джеф.
— Несомненно будут. В таком случае, я забираю наше предложение назад и уменьшаю цену до двух миллионов пятьсот тысяч, — Кэти была серьезной. Она не собиралась сдавать свои позиции, несмотря на желание владеть золотом, лежавшим сейчас перед ней. Джеф был недоволен своим просчетом.
— Получается, полмиллиона на юристов? — с упреком спросил Джеф.
— Нет, полмиллиона на ухудшение ситуации, — она со злостью взглянула на него, и Джеф понял, что мисс Элвис ведет переговоры очень профессионально. Он решил быть более осторожным.
Ребенок Мэриел появится где-то в конце июля, и договор немедленно войдет в силу. С этого времени три месяца — сентябрь, начало октября. Достаточный срок.
— Три миллиона долларов, и не центом меньше, — настаивал Джеф, и улыбнулся, видя ее замешательство. — Если по вине продавца возникнут осложнения, они будут рассмотрены в течении девяноста дней с момента их возникновения, и мы снизим цену. С другой стороны, если покупатель будет создавать проблемы — цена останется три миллиона.
Хорошо, — они пожали друг другу руки. Ее рука слишком долго задержалась в его.
— Позвольте мне позвонить в офис, и сказать, чтобы они начинали оформлять документы, — она подарила Джефу изумительную улыбку, полную обещаний.
— Вы можете воспользоваться телефоном в офисе Дункана, — предложил он. — Сейчас в Калифорнии очень рано, чтобы я мог позвонить туда и подтвердить наш договор у моего клиента. Но я уверен, она согласится. А потом, я бы хотел пойти с вами в лучший ресторан и отпраздновать это событие.
Когда мисс Элвис через несколько минут вернулась, Джеф взглянул на нее с удовлетворением.
— Все устроилось?
Боюсь, нет, — сказала она. Кэти казалась очень расстроенной, и его первой мыслью было, что это еще одна уловка.
— Почему? Что случилось? — Джеф пытался определить, что могло произойти за эти три минуты, и вызвать такие перемены в ее решении. Неужели он что-то не предусмотрел? Чего еще она могла хотеть?
Кэти решительно прошла через комнату, взяла свою огромную кожаную сумку, подняла накидку, и направилась к двери, собираясь уйти.
— Мне посоветовали не продолжать. Есть несколько вопросов, касающихся личности владельца, — резко сказала она, не глядя на него.
— Подождите минуточку, — потребовал он, не в состоянии что-либо понять. — Вы аннулируете ваше предложение? Какие вопросы? В чем проблема? — он попытался остановить ее у дверей. Если это очередная хитрость, то сыграно было очень талантливо. — С владельцем все ясно, — настаивал он. — Мы заключаем сделку.
С невозмутимым видом Кэти открыла дверь, и обратилась к охранникам:
— Джентльмены. Пожалуйста, войдите. Мистер Мак Клири и я хотим, чтобы вы были свидетелями, сказала она жестким голосом на грани раздражения. Все еще пытаясь осознать перемену в ее тактике, Джеф слишком поздно понял, что в ситуации изменилось нечто главное.
— Мне надо вам кое-что показать, — Кэти несколько секунд что-то искала в сумке, потом остановилась, чтобы придержать дверь, и впустить охранников. — Это где-то здесь.
Когда Кэти повернулась, Джеф увидел в ее хрупких руках тяжелый автоматический пистолет..
— О, нет, — Джеф почувствовал огромный груз на своих плечах. Ему казалось, что он видит кошмарный сон. — Нет, этого не случится, — произнес он.
Охранники стояли, словно замороженные. Она направила на них пистолет. «Ты не сделаешь этого, скажи мне, что ты не сделаешь этого…» — повторялось в голове у Джефа, как будто это могло что-то исправить.
Вы, джентльмены, пожалуйста, присаживайтесь. Вы — здесь, он — там. Положите руки за голову и не глупите, — Кэти была вежлива, но голос не предвещал ничего хорошего.
Раздосадованные охранники медленно опустились на пол в указанном месте. Глаза обоих мужчин выражали смущение и злость. Фотограф быстро поднял вверх руки, и скрылся за огромной камерой. Один Джеф в оцепенении стоял в центре комнаты. Его разум отказывался воспринимать происходящее.
— Вы тоже можете сесть, мистер Мак Клири, — указала она. — Дункан, вы останетесь стоять. Мы все сейчас поболтаем несколько минут. И если будете делать то, что я попрошу, ни один из вас не пострадает.
В запасную дверь студии стукнули один раз, потом еще три. Кэти направила фотографа, чтобы он открыл заднюю дверь. Дункан впустил двух мужчин в безупречных деловых костюмах, перчатках и лыжных масках. Один держал гладкоствольный автоматический пистолет, а другой катушку липкой пленки. Джеф позже вспомнит, что именно с этого момента он понял, что кража неизбежна.
Мужчина с пистолетом встал у дверей в студию, мужчина с пленкой, молча двигаясь по комнате, быстра разоружил охранников, и умело обмотал их запястья и ладошки пленкой. Чтобы обеспечить тишину, он добавил по маленькой полосочке им на рот. То же самое сделали и с Дунканом. В это время Джеф брызгал слюной:
— Я доверял вам. Я не могу поверить, что был так глуп.
В следующее мгновение молчаливый чернокожий мужчина, затратив минимум усилий, заклеил Джефу рот, руки и ноги. Не имея выбора, разъяренный мистер Мак Клири сел и стал наблюдать, как сверкающие золотые предметы исчезали в коробке. Зрелище, которое он будет видеть в своих снах еще долгие годы. Сокровища, стоимостью в три миллиона долларов, невероятно быстро были упакованы, ящики, один за другим, вынесены.
В студии наступила тишина. Джеф слышал только отчаянные удары своего сердца, и дыхание связанных мужчин, сидевших на полу возле него. Тем временем, Кэти опустошала различные колбочки с химикатами, выливая их в раковину. Еще через несколько минут она уничтожила все пленки — плод творческих усилий Дункана.
Когда мисс Элвис открыла камеру, чтобы засветить пленку внутри ее, Дункан застонал в профессиональной агонии, а Джеф кипел от собственной глупости. Кроме себя, некого винить. Пленка на губах не позволяла открыть рот, и его горло переполнялось слепой дикой яростью. Джеф певернул голову и посмотрел на эту красивую женщину. Двое мужчин вернулись за последней коробкой, потом снова исчезли, так и не проронив ни единого слова.
Кэти встала в центре комнаты и начала раздеваться перед четырьмя совершенно ошалевшими мужчинами, сидящими на полу.
— В жизни я поняла одну вещь, всегда есть уроки, которые надо извлекать, — она обращала свои комментарии к двум бдительным охранникам.
— Позвольте мне рассказать вам кое-что о доверии., Португальские моряки прибыли в Африку в тринадцатом веке с очень интересным грузом, — она расстегнула. костюм, и он скользнул по ее телу на пол. Кэти перешагнула блестящий круг черной материи. — У них было много великолепных бус и зеркал, а в трюмах лежало много красивых камней, аккуратно разрезанных на квадраты. Они использовались как балласт.
Милая леди слегка толкнула ногой шелковую груду. Она повернулась лицом к Джефу, показав свою голую спину двум связанным охранникам, и только маленькие кружевные черные трусики и черные шелковые перчатки оттеняли ее красивую кожу. Несмотря на ярость и безумие, охватившее Джефа, он не мог не подтвердить свою первую оценку. Ребята из школы согласились бы — идеальная грудь, третьего размера. Сучка.
— Они посещали вождей племен в селениях, разбросанных по побережью, и объявляли, что у них на борту есть каменщики и святые люди. Они просили разрешения строить церкви, большие церкви, — продолжала Кэти, невозмутимая своей наготой и спокойная к ненавистным взглядам мужчин. С рук сняты браслеты, из ушей — серьги. И на груде блестящего шелка засверкало и заискрилось от яркого света студии золото.
— За это капитан корабля пообещал, что у них будут святые люди и они одарят их удивительным благословением, — она достала из сумки пару спортивных носок, и грациозно балансируя, как танцовщица, сначала на одной ноге, потом на другой, надела их. Затем Кэти извлекла из сумки другую одежду — поношенные джогерские штанишки, бейсболку и голубой выцветший мужской свитер.
— Вожди соглашаются после уплаты соответствующей дани. Я не знаю точно, но думаю, что в этом деле всегда было доверие, раз благословение состоялось. И, конечно, велись переговоры о покупке рабов, — наконец она достала кроссовки. — Они заключили соглашение, португальцы получили землю для постройки церквей. И купленные ими рабы выгружали камни и таскали их на себе.
Ее аудитория была в восторге, когда Кэти облачила свое гибкое тело в спортивную одежду и взяла в руки кроссовки.
— После того, как люди получили благословение и эти церкви были построены, они превратились в крепости. Это правда, — развязно сказала она им. — Но вы не найдете этого ни в одной книге по истории, потому, что историю всегда пишут победители.
Кэти посмотрела на Джефа и печально покачала головой, натягивая на ноги кроссовки.
— Так что, давай обсудим с тобой вопрос о доверии, — сказала она ему. — Я говорила тебе, что собираюсь вкладывать в золото и получать доход от общественных сборов и публичного показа. Ты воспринял эту информацию по-своему. Ты противоречил мне и самому себе, — она надела на голову кепи и заправила волосы. Ее темные глаза сверкали. Джеф пристально смотрел на нее, не в силах отрицать обвинение.
— Не говори мне о доверии, — сказала она и улыбнулась ему. Все еще в перчатках, она осторожно завязала шнурки. Когда раздался телефонный звонок, все ее вещи — черная шелковая одежда, золотые украшения и туфли — были мгновенно спрятаны в сумку. — Время уходить, мой дорогой.
Джеф беспомощно наблюдал, как она подошла к нему. Кэти нагнулась, взяла его голову в руки и поцеловала Джефа в губы через липкую пленку. Долгий, томительный поцелуй.
— Благославляю тебя, сын мой, — проникновенным голосом произнесла она. Ее черные глаза сверкали триумфом. — Если ты обманываешь, то обманут и тебя. Вот ты и попался…
Кэти взяла сумку и тихо, как мышка, выскользнула за дверь. Мужчины услышали громкий щелчок замка.
Через три часа их обнаружил любопытный лондонский полицейский, увидевший бронированный грузовик с просроченным временем парковки.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Всегда с тобой - Реник Джин



Можно почитать.
Всегда с тобой - Реник ДжинКэт
5.11.2014, 16.13





Несмотря на то что героиня по характеру мягкая простушка по поступкам она намного решительней и честнее чем главный герой вроде мачо, а по поступкам как нерешительная барышня. А так роман отличный, понравилась интрига вокруг наследства и хорошие подруги вобщем читайте!
Всегда с тобой - Реник ДжинСветлана
7.11.2014, 9.46





Несмотря на то что героиня по характеру мягкая простушка по поступкам она намного решительней и честнее чем главный герой вроде мачо, а по поступкам как нерешительная барышня. А так роман отличный, понравилась интрига вокруг наследства и хорошие подруги вобщем читайте!
Всегда с тобой - Реник ДжинСветлана
7.11.2014, 9.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100