Читать онлайн Обещания, автора - Реник Джин, Раздел - Глава 32 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Обещания - Реник Джин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.38 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Обещания - Реник Джин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Обещания - Реник Джин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Реник Джин

Обещания

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 32

С общего согласия смерть Курта стала запретной темой. Ее старались не обсуждать. Однако на какое-то время точкой отсчета событий в пансионе Анни Чатфильд стал день его ареста. В тот день от них уехала Линна. А через день Сэма Боумонта забрали в больницу. Через три дня Матт вернулся в Чикаго, а Джиллиан стала перевозить вещи в дом отца. Еще через два дня после этого к ним переехала Джессика.
Борьба за Данни ушла в историю, на этом фронте был заключен мир, и Джей стал вдруг ощущать мучительную пустоту оттого, что не видит Джиллиан. Он четыре раза звонил ее родителям и каждый раз не заставал дома то по одной, то по другой причине. Ее отец был крайне раздражен настойчивыми звонками и назвал его «одним из самых надоедливых молодых людей, каких ему когда-либо приходилось встречать». С той ночи, когда Джея забрали в участок за пьянку, Джиллиан старалась избегать с ним встречи, что было совсем несложно, так как он тогда с головой ушел в поиски данных для адвоката.
Тогда Джей был убежден, что, как только Джолин выйдет замуж за Паркера, ему будет гораздо легче разобраться в своих чувствах к ее сестре. Но в тот же момент, как только он узнал, что Джиллиан переехала, он понял, как ему не хватает ее и как раздражает его эта гнетущая пустота. Она исчезла, и словно свет померк в жизни.
Тогда Джей стал приставать с расспросами к Линне, пока та, наконец, не призналась, что Джиллиан собиралась провести День Благодарения у своей бабушки в Орландо. Он снова принялся атаковать звонками ее родителей, и в конце концов ему удалось все-таки застать Джиллиан дома за два часа до самолета. Она разговаривала с ним как-то рассеянно и неохотно, говорила неопределенно, не сказала даже, когда вернется. Быстро прикинув, что до Веллингтонского аэропорта около часа езды, Джей сел в машину и помчался к ней домой, чтобы увидеть и попрощаться.
Несколько неловких минут ему пришлось провести в обществе напыщенной миссис Лоуэлл, прежде чем в холле появился доктор Лоуэлл и попросил его помочь справиться с багажом. Джиллиан в это время была в гостиной. Она звонила в аэропорт, чтобы узнать, не отложен ли рейс. Уложив вещи в автомобиль, ее отец стал расхаживать по холлу, что-то ворча себе под нос и нетерпеливо поглядывая на часы, в то время как миссис Лоуэлл бросала подозрительные косые взгляды на Джея, беседовавшего со стоявшей на втором этаже Джолин.
— Как это мило с твоей стороны, что ты пришел проводить Джиллиан, — сказала Джолин, свешиваясь с перил лестницы. — После того как они укатят, у нас с тобой будет несколько минут, чтобы поболтать, прежде чем сюда явится Паркер. Джей, не отрываясь, смотрел мимо нее на Джил-лиан, которая стояла возле телефона в гостиной, и слушал ее голос.
— Она и на Рождество останется у бабушки?
— Она должна приехать на мою свадьбу. А насчет Рождества не знаю, — лениво ответила Джолин. — По-моему, в январе Джиллиан собирается перебраться в Нью-Йорк.
Выходя из дома, чета Лоуэллов кивнула ему, прощаясь. Доктор Лоуэлл с важным видом распахнул перед своей супругой дверь и чинно повел ее к машине.
— Я слышала, к вам переехала твоя тетка. Ты случайно не думаешь, уступить ей свою комнату? — язвительно поинтересовалась Джолин.
Джей попытался перевести разговор на другую тему:
— А где вы с Паркером собираетесь жить после свадьбы?
Джиллиан писала что-то в блокноте, склонив голову. Волосы упали ей на лицо, закрыв от Джея профиль.
В ответ на такой вопрос Джолин просияла. Ее пальцы демонстративно крутили обручальное кольцо, которое, по всей видимости, заставило Паркера здорово раскошелиться.
— Вообще-то мы еще не решили. Сразу после свадьбы, скорее всего, будем жить у его предков. Его отец сейчас тяжело болен, и Паркер не хочет оставлять дом. Трудно что-либо планировать. Может быть, позже купим квартиру.
Она спустилась вниз по лестнице, взяла Джея под руку и заглянула ему в глаза.
— У нас будет совсем скромная свадьба, потому что его родители не ожидали, что он женится до Рождества, — доверительным тоном сообщила она. — У нас просто не хватит времени, чтобы подготовить большое торжество. Я пыталась уговорить Паркера устроить свадьбу в Акапулько, но он настаивает на том, чтобы обязательно присутствовал его отец, и моя затея сорвалась. Конечно, я понимаю Паркера.
Она многозначительно улыбнулась.
— Ну а ты, неужели коротаешь ночи в гордом одиночестве на своей старой кровати-развалюхе?
Джей посмотрел на нее с удивлением, но прежде чем успел что-либо ответить, из гостиной вышла Джиллиан, неся перекинутое через руку пальто. Джей открыл перед ней входную дверь, и вместе с ним к двери подошла Джолин, так и не выпуская его руки. Со двора раздался шум двигателя, мистер Лоуэлл заводил машину.
Джиллиан взглянула на них обоих.
— Желаю вам хорошо провести День Благодарения. Увидимся, когда вернусь. Быстрый поцелуй Джолин, подобие улыбки в сторону Джея, и Джиллиан исчезла за дверью.
Джей высвободился из цепких рук Джолин и вышел на крыльцо в тот момент, когда доктор Лоуэлл стал осторожно выезжать на заснеженную дорогу из-за его грузовика. И вот уже их машина покатила по направлению к шоссе, взвизгнули шины, и автомобиль скрылся за поворотом.
Джей заметил, как Джиллиан на секунду обернулась и бросила на него быстрый взгляд через заднее стекло. Господи, что она сейчас думала?
— Я обещал тебе танец, — грустно произнес он и повернулся в сторону своего грузовика.
— Какой ещё танец? — раздраженно спросила Джолин, взглянув на него с удивлением. — Почему бы тебе не остаться на несколько минут? Ты ведь так и не ответил мне, кто теперь будет жить в твоей комнате.
— Скажи, вы с Паркером собираетесь пригласить меня на свадьбу? — задумчиво спросил он.
— А ты придешь? — недоверчиво усмехнулась она.
— Непременно, — уверил он. — Обязательно приду.
— В таком случае я позабочусь, чтобы тебе было послано приглашение, — колко ответила она. Джей пристально посмотрел на нее и пошел к своему грузовику.


День Благодарения. Все многочисленные Спренгстены сидят в столовой за обеденным столом, держа друг друга за руки. В голосе Джея звучит спокойная уверенность, он произносит слова благодарности за то, что судьба оказалась благосклонна к их семье.
— Я уверен, мама и папа гордились бы нами, — тихо закончил он.
Крепче сжались ладони, и все они еще долго держали друг друга за руки, прежде чем разомкнуть круг. Аминь.
Приготовленная Анни индейка была необычайно аппетитной, сочной, с золотисто-коричневой корочкой. По тарелкам горками разложили гарнир. На большом блюде внесли домашнее печенье, посыпанное сахарной пудрой. Но гвоздем обеденной программы стали испеченные тетей Джессикой пирожки с тыквой и густо взбитые сливки. Это был один из самых чудесных, незабываемых дней для всей семьи.
В начале восьмого зазвонил телефон, и Чарли подскочила со стула, чтобы ответить на звонок.
— Стефен, — с насмешливо-дразнящей физиономией повернулась она к брату и тоненьким голоском пропела: — Это сноваааа… Стефаниииия…
Стефен залился краской и неторопливо вышел из-за стола, чтобы взять у сестры трубку.
— Уже четвертый раз на этой неделе, — сообщила она, с педантичностью ведя строгий контроль сестры.
— Чарли! — это был предупреждающий голос тети Джессики. Чарли подбежала к столу и взяла с тарелки еще один пирожок с тыквой. Тетя Джессика часто бывала занудой, но пироги, следует признать, она пекла так же здорово, как и Анни.
В пятницу после Дня Благодарения Джей отправился к Боумонтам навестить Линну. Когда она позвонила ему, чтобы пригласить к себе, он загорелся мыслью предстать перед Сэмом и выяснить все без обиняков, но разум в конце концов одержал верх, и он передумал. Чего он этим добьется? Старик был на пороге смерти, да и жизнь не щадила его. Джей входил в холл Боумонтовского дома с дурным предчувствием. Как только он переступил порог, перед ним появилась домработница и взяла у него из рук куртку.
Он огляделся по сторонам, пытаясь представить себя в этой обстановке. Как невообразимо отличалась бы его жизнь от теперешней. Трудно вообразить. Линна была бы его сестрой. Паркер был бы братом. Но когда Линна вышла к нему, и он поцеловал ее в щеку, то вдруг подумал, что, в конце концов, не таким уж значительным было бы это отличие.
Она провела его в библиотеку отца.
— Расскажи мне обо всех, — попросила Линна. Он начал свое повествование с того дня, когда к ним переехала тетя Джессика, упомянул о новом парике Анни, доложил о последних стычках между Стефеном и Чарли из-за новой подружки брата, затем достал из сумки огромную бутыль сладкого яблочного сока, которую передала ей Анни, и пакет с пирожками, начиненными тыквой, от тети Джесс. Линна поставила гостинцы на стол, с удовольствием слушая новости и следя глазами за каждым его движением. Когда он закончил, она стала рассказывать ему о своем отце, который взбунтовался и открыто заявил врачам, что не будет следовать их предписаниям, но все же он держался молодцом и, несмотря на испытываемую им мучительную боль, старался не падать духом.
— Знаешь, со мной случилось нечто удивительное, — призналась вдруг Линна, и на ее лице появилась счастливая улыбка. — И мне кажется, отчасти именно поэтому папа все еще с нами.
Заинтригованный ее словами, Джей с любопытством взглянул на нее, ожидая услышать что-то необычное и теряясь в догадках, что бы это могло быть.
— Я вижу! — восторженно сообщила Линна. — Нет, не в полном смысле этого слова, но теперь я различаю свет и тень. Черная завеса исчезла, и врачи говорят, есть надежда, что я когда-нибудь прозрею.
Джей потерял дар речи. Так вот, оказывается, что в ней изменилось. Ее глаза на самом деле следили за его движениями, а не за голосом.
— Все началось с головных болей, которые стали меня мучить после того, как ты по случайности ударил меня той злосчастной, а может быть и наоборот, счастливою доской по голове. Потом, когда меня ограбили, моя голова снова пострадала, и после этого я стала видеть вспышки света. Врачи никак не могут объяснить это явление, говорят только, что иногда клин клином вышибается. Конечно, нервные клетки моих глаз до некоторой степени атрофированы, но есть надежда, что… — она замолчала, не в силах выговорить, о чем так давно мечтала.
Джей от всего сердца обнял ее.
— Боже мой, да это настоящее чудо! Когда это все случилось?
— Я стала замечать изменения после того вечера, когда мне пришлось искупаться в ледяной воде. Когда я проснулась на следующее утро, перед главами была, как обычно, чернота, но не такая глубокая, как раньше, похожая больше на цвет обуглившегося дерева. И с каждым днем она становится все светлее, и процесс этот пока не останавливается, по крайней мере, до сегодняшнего дня. Сейчас, например, у меня такое впечатление, что я вижу тени в мутной воде.
— Просто фантастика!
Линна захлебывалась от счастья.
— Да, правда? Ведь правда же? Я пока ни на что особенно не надеюсь. Только однажды за все это время я подумала, что вот было бы здорово… Но папа просто на седьмом небе, — она глубоко вздохнула. — Послушай, знаешь, почему я тебе позвонила? Мой папа хочет поговорить с тобой. Наверное, собирается поблагодарить. Ты ведь не против встретиться с ним, правда?
Джей с трудом заставил себя ей ответить.
— Поблагодарить за то, что та доска стукнула тебя тогда? Да… конечно. Ну разумеется, за что же еще?
Линна выглядела взволнованной.
— Подожди. Прежде чем ты поднимешься к нему, прошу тебя, выслушай меня. Мне нужна твоя помощь. Я в такой растерянности, не знаю, что делать.
— Слушаю тебя, — сказал Джей. — Говори, в чем дело.
— Это касается… ммм… это касается Матта.
— Хэлстона? Полицейского? Она вспыхнула.
— Мне кажется, это очень серьезно. По крайней мере, для меня. Но он уехал в свой Чикаго, и я не знаю, что мне теперь делать.
Он слушал ее с удивлением.
— Ты говорила ему о своем зрении? Она отрицательно покачала головой, и Джей снова пришел в замешательство.
— Почему?
— Просто потому, что мне вовсе не прибавило уверенности в себе и самостоятельности то, что я стала различать свет и тень.
— У меня другое впечатление, — признался Джей. — Ты выглядишь достаточно самостоятельной. Во всяком случае, мне так кажется.
— Знаешь, с тех пор, как я потеряла зрение, я ни разу ничего не приготовила, не постирала, не сходила в магазин за покупками. Я не имею ни малейшего представления, как утюжить вещи. Я совершенно беспомощна в этом отношении, даже о себе не могу сама позаботиться, не умею делать элементарного. Конечно, я могу научиться и обязательно научусь, но на это потребуется время, а Матт между тем может найти себе кого-нибудь другого, и…
— Хочешь, я отвезу тебя в Чикаго?
— Нет. Вообще-то можно было бы поехать, но я хочу знать твое мнение на этот счет. Стоит ли мне это делать? Я богата, и по завещанию мне достанется значительная часть собственности отца. Как ты думаешь, не будет ли он чувствовать себя униженным? Как бы ты чувствовал себя на его месте?
— Я, должно быть, просто обезумел бы от счастья. Чтобы такая красивая девушка, как ты, последовала за мной в Чикаго? Я бы на самом деле чувствовал себя счастливчиком.
Она покачала головой.
— Это правда? Я хочу сказать, что с тех пор как Матт уехал, он никак не дает о себе знать, не звонит, не пишет. Поэтому мне не хотелось бы ставить его в неловкое положение.
— Он уехал, ведь так? И чем же ты рискуешь в таком случае? Что потеряешь? Она задумалась.
— Гордость?
— Гордость многого стоит. Значит, ты готова заплатить эту цену, чтобы его потерять? Она покачала головой:
— Нет.
— Я отвезу тебя в Чикаго. Только скажи, когда.
— Ой, только не сейчас. Я хочу убедиться, что мое зрение на самом деле улучшается, — она всхлипнула. — Может быть, после того, как мой папа…
— Когда захочешь.
Она провела его через дом на второй этаж в комнату отца. Самьюэл Паркер Боумонт лежал в постели, и на его лице отражалась, заставлявшая страдать, боль.
— Увидимся позже, — прошептала Джею Линна и скрылась за дверью, оставив их наедине.
Джей внимательно посмотрел на человека, который, вполне возможно, был его отцом, ожидая, когда старик начнет разговор. Сэм Боумонт взглянул своим единственным налитым кровью глазом и долго не сводил его с Джея, затем жестом предложил ему сесть на стоявший возле кровати стул, так и не отрывая от него оценивающего взгляда.
— Я должен тебе очень много… — наконец с трудом произнес он, — …как, однако, повернулась жизнь. Я очень рад, что дожил до того дня, когда… теперь и могу сказать тебе.
Джей кивнул, не зная, как ответить.
— Линна замечательный человек. Я восхищаюсь ею и очень надеюсь, что чудо произойдет. Но в любом случае, прозреет она или нет, хочу вас заверить, что все мы будем заботиться о ней и во всем помогать, — медленно сказал он.
— Это произойдет, — в голосе Сэма была уверенность. — Послушай, сынок, я очень богатый человек. Но в жизни разное случается. Все могло быть по-другому… если бы я не был… Я понимаю, уже слишком поздно заглаживать свою вину перед тобой, но я все-таки попытаюсь. Он повернулся на кровати, и лицо его исказилось от боли.
— У тебя есть какое-нибудь желание? Чего ты хочешь?
Джей почувствовал, что еще секунда, и он не сдержится, их разговор примет совершенно иной оборот. Желание высказать этому человеку, что он думает о нем, переполнило все его существо. Обличительные, злые слова так и рвались с языка. «Каким образом ты собираешься искупить свою вину? Что хочешь сделать для меня? Не ты ли женился на Дороти Стивенс? Не от тебя ли она забеременела? Не ты ли лгал ей все время, а потом откупился от нее? Ответь мне на все эти вопросы. Ведь ты же мой отец. Так ответь же!» Но Джей заставил себя выбросить из головы эти мысли. Все до одной.
— Нет, сэр. Ничего.
Умирающий человек смотрел на него не отрываясь, будто бы взвешивая что-то в уме. Наконец он медленно протянул ему руку, и Джей взял его сухую ладонь. Старик едва сдерживался, чтобы не расплакаться. Джей долго держал его руку в своей, пока Сэм Боумонт не позволил ему выйти из комнаты.


— Хэлстон, это тебя. Какой-то старик. Говорит, он твой друг.
В участке была обычная рабочая суматоха. Галдеж стоял такой, что по телефону было трудно что-либо разобрать. Поэтому Матт отложил в сторону бумаги и направился в кабинет Дино, откуда можно было поговорить более или менее спокойно. Он взял трубку и к своему удивлению услышал голос Сэма Боумонта.
— Да, сэр. Чем могу быть полезен?
— Я звоню по весьма деликатному делу, — с трудом ответил голос больного человека. — Обычно о таких вещах говорят не по телефону, но мне пришлось позвонить вам потому, что я, к сожалению, не в силах больше путешествовать.
— Да, сэр.
Мозг Матта стал лихорадочно соображать, что могло случиться: Линна заболела? у Линны какие-то неприятности? Линна — черт побери, только не это! — беременна? Ведь они не предохранялись в ту ночь. Он толкнул дверь ногой, чтобы захлопнуть, и сосредоточился на словах ее отца.
— Принимая во внимание интерес моей дочери к вам… я взял на себя ответственность, потому что не вижу другого выхода. Вы показались мне хорошим полицейским, знающим свое дело… заслужили две благодарности за три года, быстро продвигаетесь по службе. Вам тридцать четыре года, через двенадцать лет можете уйти в отставку.
Мрачное предчувствие закралось Матту в душу. Разузнать такие факты из его биографии было не так-то легко, однако Боумонт каким-то образом сумел собрать о нем информацию. Матт поежился. Не очень-то приятно слушать по телефону доклад о себе самом.
— Я занимаюсь издательским делом. У меня есть своя газета здесь, в Веллингтоне. И я бы хотел знать… не заинтересует ли и вас работа на этом поприще. Разумеется, я понимаю, что несколько опережаю события, и это для вас слишком неожиданно…
— Мне кажется, я не совсем вас понимаю, — настороженно ответил Матт. — Вы хотите предложить мне работу?
— Следует признаться, что именно в этом и заключается вся щепетильность нашей беседы. Мне, право, неловко говорить с вами об этом… Откровенно говоря, дело здесь касается вас и моей дочери… Как вам известно, очень скоро я не смогу заботиться о ее благосостоянии, и так как мне показалось, что вы могли бы успешно справиться с этой работой, то у меня возникла мысль, сделать вам это предложение.
— Честно говоря, я не знаю, что вам ответить. Я всегда был полицейским и никогда не искал себе другого дела. Скажите, а каким образом все это относится к Линне?
— Она унаследует «Боумонт Херальд». В настоящее время газетой руководит исполнительный директор, с которым я подписал договор на пять лет. Так вот, я бы хотел заключить с вами двухгодичный контракт… с гарантией того, что газета перейдет к вам в случае, если вы… найдете взаимопонимание с моей дочерью.
— Извините, но мне не совсем удобно вести с вами этот разговор, мистер Боумонт.
— Могу вас понять, и по правде говоря, меня это радует. Не думаю, что мне было бы удобно, будь я на вашем месте. Но вы же понимаете… таковы обстоятельства. У меня просто нет времени, чтобы поступать более цивилизованным образом. Так вы подумаете над моим предложением?
— Со всем моим уважением к вам, сэр, я готов дать ответ прямо сейчас. Боюсь, что ваше предложение меня не заинтересовало.
На другом конце провода наступила продолжительная пауза.
— Понимаю. Скажите, был бы ваш ответ иным в том случае, если бы я сказал, что меня попросила позвонить вам моя дочь?
— Не думаю, что она сделала бы это.
— Вы совершенно правы. Она этого не делала.
— В любом случае, мой ответ был бы таким же.
— Извините, что побеспокоил вас, Матт. Надеюсь, наша беседа не повлияет на ваши дружеские отношения с Линной
— Обещаю, что не повлияет.
— И все же, если вы вдруг передумаете, всегда буду рад обсудить с вами этот вопрос.


После того, как Сэм повесил трубку, Матт уставился в стену. Неужели в основе всего — тот факт, что она слепая? Ее отец предложил ему выход из затруднительного финансового положения. Сэм Боумонт чувствовал себя крайне неловко, когда предлагал, отлично понимая, что эта сделка рискует показаться платой за дочь, которую он хотел передать в руки Матта.
Он знал Линну сколько? Месяц? Меньше. Целовались однажды ночью. А через два дня переспали. Вот и все. Но дело обстояло не так просто, как казалось, и он это знал. Матт ни на секунду не переставал думать о ней с того момента, когда увидел ее на обочине, пытавшуюся справиться с колючей веткой. Он с первого взгляда невзлюбил Курта, и вовсе не потому, что тот был производителем наркотиков. Какая-то химическая, если можно так выразиться, связь возникла между ним и Линной. Их связывало какое-то вполне осязаемое вещество, которое было настоящей зажигательной смесью, смесью чего-то дурманяще-сладкого и воспламеня-юще-страстного. Ему никак не удавалось забыть ее с тех пор, как он уехал из Уолден-Сити. Двадцать четыре часа в сутки он думал о ней и даже грезил наяву. И никак не мог прийти к какому-нибудь решению.
Отец Линны только что предложил ему свою помощь» но он тотчас же отверг ее, не соизволив подумать над его предложением хотя бы двадцать минут. «Черт, ты думал целых два месяца, прежде чем купить машину», — отругал он себя. Матт понял, что сегодня не сможет уже отвязаться от мыслей о предложении Сэма Боумонта, на что старик, очевидно, и рассчитывал.
Должно быть, Боумонт считал его отношение к Линне достаточно серьезным, раз сделал ему подобное предложение. Честно говоря, Матту приятно было так думать, но в то же время в сознании шевелились такие «неудобные» слова, как «покупать» и «содержать». Большие, огромные камни преткновения. Уже восемь лет он служит в полиции, делает карьеру, перед ним многообещающее будущее. А газета была для него незнакомым зверем. Нести на своих плечах социальную и политическую ответственность означало снова окунуться в круглосуточную работу без выходных. Черт, по сути дела, он не разбирался ни в чем, кроме своей работы, работы полицейского, не говоря уже о том, чтобы взвалить на себя груз руководителя газеты. Но главная проблема была не в этом. Что, если у них с Линной ничего не выйдет? Ведь с ней ему придется полностью изменить свой образ жизни, научиться заботиться не только о себе, но и о ней тоже, знать о ее нуждах, предвосхищать желания, находить для Линны время, несмотря на свою сверхзанятость на новой работе. Захочет ли она так же ждать и волноваться, как ждут и волнуются все обыкновенные жены обыкновенных мужей? Ведь они не прожили вместе, бок о бок, ни одного дня. Что, если она передумает? Что, если им не удастся найти «взаимопонимание», как выразился ее отец?
Матт никак не мог сосредоточиться. Он вышел на улицу, сказав Дино, что хочет пораньше уйти на обед. Вернувшись в участок после продолжительной прогулки, Матт решил, что все-таки позвонит Сэму Боумонту и обсудит с ним его предложение. Разумеется, при этом придется поступиться гордостью, но в данной ситуации он готов был пойти на все, только бы не потерять Линну.


В тот же вечер Сэм Боумонт неожиданно скончался.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Обещания - Реник Джин


Комментарии к роману "Обещания - Реник Джин" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100