Читать онлайн Всего один поцелуй, автора - Ренье Элизабет, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Всего один поцелуй - Ренье Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.17 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Всего один поцелуй - Ренье Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Всего один поцелуй - Ренье Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Ренье Элизабет

Всего один поцелуй

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

В воскресенье Джон встал очень рано. Сославшись на то, что священник в Стентон – Лидерде хороший знакомый его отца, он сказал Силасу, что пойдет в церковь. Джон надеялся на то, что в церкви у него будет шанс поговорить с очаровательной Шарлотт, а заодно встретить там и Онор. Пребывая в приподнятом настроении, он очутился на вершине холма, откуда впервые увидел сверху необъятные владения семьи Мартиндейл.
Подъехав к церкви, Джон заметил возле нее карету с гербом Мартиндейлов, а неподалеку запряженную парой чудесных лошадей огромную повозку. Там же стояли другие кареты и привязанные к воротам лошади.
Спрыгнув на землю, Джон тоже привязал своего коня, смахнул с сапог пыль и вошел в церковь.
Храм оказался слишком роскошным для такой деревни. В первых рядах сидели дети от пяти до двенадцати лет. Каждый ряд замыкала женщина, как он догадался, служанка. Две из них были одеты богаче остальных. Судя по всему, это были горничные богатых дам.
Джон, ловя на себе любопытные взгляды, занял место среди крестьян и ремесленников. Дам из Стентон – Лидерда ему видно не было – их скрывали высокие спинки сидений. Пока шла служба, Баннистер наблюдал за детьми. Поначалу те вели себя пристойно – шептали молитвы и молились. Однако ближе к середине долгой мессы они стали вертеться и перешептываться. Мальчики достали стеклянные шарики и начали ими перебрасываться. Прихожанки из числа крестьянок со смирно сидевшими рядом с ними чадами стали бросать в их сторону укоризненные взгляды. Служанки мисс Мартиндейл тщетно пытались успокоить своих воспитанников. Когда шум, производимый разыгравшимися детьми, стал заглушать голос пастора, кто-то резко ударил по каменному полу палкой. Со скамьи поднялась старая дама. Мгновенно в церкви воцарилась тишина, которая была прервана лишь по окончании службы.
Это, должно быть, и есть леди Мартиндейл, подумал Джон. Что ж, бабка и внучка под стать друг другу. Ему вдруг стало жалко крошку Шарлотт, нелегкая ей досталась доля.
Служба закончилась. Джон остался сидеть на месте. Он не поднимал голову, пока с ним не поравнялась Шарлотт. Когда она проходила мимо, он окликнул ее. От удивления девушка широко раскрыла глаза и на секунду остановилась, но затем, застенчиво улыбнувшись, направилась вслед за Онор и леди Мартиндейл.
Сердце Джона радостно забилось. Теперь все стало ясно – он пришел в церковь, чтобы еще раз увидеть Шарлотт.
Она была в том же желтом платье, что свидетельствовало о ее бедности. Образованная девушка волей судьбы была вынуждена стать гувернанткой. «Таким, как она, трудно найти себе мужа, – подумал Джон. – Вот если бы о своих планах я рассказал ей, то она-то уж точно отнеслась бы к ним с пониманием».
Вспомнив, что судьба канала целиком зависит от мисс Мартиндейл, он нахмурился, поднялся со скамьи и вышел на улицу.
Выходя, он заметил детей, двигающихся строем к большой повозке. Леди Мартиндейл с помощью своей трости руководила их посадкой. Шарлотт с безучастным видом стояла рядом с ней. За детьми, по одному залезавшими на повозку, кто с удивлением, кто с презрением наблюдали окрестные богатеи. Крестьяне же, напротив, смотрели на ребят с открытым сочувствием.
Онор, за подол которой цеплялась Сусанна, в это время о чем-то говорила с пастором. На ней было синее платье и широкополая соломенная шляпа, из-под которой на плечи спадали тугие черные локоны. Бант из шелковой ленты, повязанный у нее под подбородком, делал ее похожей на девочку.
Онор наклонилась к малышке, что-то ей сказала и неожиданно рассмеялась. И снова Джон был удивлен тем, что Сусанна ничего не ответила, а только улыбнулась.
Он стоял в стороне и ждал возможности поговорить с Шарлотт до тех пор, пока повозка с детьми не выехала со двора. Бартоломью, усадив кудрявую девчушку себе на плечи, вслед за слугами направился в Стентон – Лидерд.
Джон, собравшись с духом, подошел к дамам. Он снял шляпу, отвесил поклон и спросил Онор, как она чувствует себя после вчерашнего пожара. Та ответила ему сухо, но представила своей бабке. Большие карие глаза Онор выражали осуждение. Леди Мартиндейл руки ему не подала. Зато Шарлотт радостно ответила на его приветствие и спросила о самочувствии.
– Как видите, рана почти зажила, – ответил Баннистер. – Так что повязка мне уже не требуется. И это неудивительно – ведь вы так хорошо – обработали мою рану.
Девушка улыбнулась одними глазами, ее нежные щечки покрылись румянцем.
– Мисс, хватит болтать! – ткнув тростью в землю, недовольно проворчала леди Мартиндейл. – Дай вам волю, вы весь день будете сплетничать.
Шарлотт сделала Джону реверанс и поспешила к карете. Как только экипаж тронулся с места, девушка помахала ему рукой. На душе у него стало еще теплее. Лицо Онор Мартиндейл ему видно не было – только ее соломенная шляпка да лента на ней, которая на этот раз показалась ему довольно фривольной.
Во вторник, оседлав коня, Баннистер снова выехал на дорогу, ведущую в Стентон – Лидерд. Достав часы, которые после счастливого возвращения показывали почему-то неправильное время, Джон сверил их с часами на башне и, к своему огорчению, понял, что на встречу с мисс Мартиндейл приедет на полчаса раньше. Он уже собирался свернуть в парк, чтобы скоротать время, как вдруг услышал чей-то смех и неожиданно, прямо под копыта лошади, выбежала раскрасневшаяся Шарлотт, а за ней – двое ребят. Увидев Баннистера, девушка замерла на месте, дети на бегу наскочили на нее и сбили с ног. Лошадь под Джоном встала на дыбы. Он с огромным трудом успокоил животное и спрыгнул на землю.
– Вы ушиблись? – опустившись перед Шарлотт на колени, с тревогой в голосе спросил Баннистер и усадил ее на траву. – Не могу себе простить, что так напугал вас.
При падении из прически девушки выпали заколки, и распустившиеся волосы прикрывали ей лицо. Платье испачкалось и порвалось, с ладоней капала кровь.
Джон, обняв Шарлотт за плечи, поставил ее на ноги. Дети, широко раскрыв глаза, в страхе смотрели на нее.
– Я… я… – запинаясь, произнесла девушка, – кажется, ничего себе не повредила. Я сама во всем виновата. Мне следовало бы играть с детьми на лужайке.
И тут с каменной террасы донесся знакомый удар тростью. В глазах Шарлотт застыл ужас. Дети моментально разбежались.
– Что означает сия сцена? – злобно прошипела леди Мартиндейл. – Шарлотт, я бы не поверила, что ты способна так бесстыдно себя вести, если бы сама не увидела.
Девушка, расправив широкие юбки своего платья, присела в реверансе.
– Мэм, уверяю вас, это был несчастный случай, – пролепетала она.
– Несчастный случай! Я увидела тебя сидящей на земле с задранными юбками, а этот мужчина обнимал тебя. И ты еще имеешь наглость уверять меня, что это несчастный случай.
Джон сделал шаг по направлению к леди Мартиндейл.
– Мэм, я могу объяснить, как это произошло.
– Сэр, в этом я даже не сомневаюсь. Мужчины солгут и не покраснеют. А ты, Шарлотт, немедленно иди в свою комнату и будь там, пока я тебя не вызову.
Девушка, густо покраснев, в отчаянии посмотрела на Джона, неловко сделала реверанс и побежала к дому. Леди Мартиндейл проводила ее суровым взглядом и снова повернулась к Баннистеру.
– А вы вообще-то как здесь оказались? – прищурив глаза, спросила она.
– Сегодня мисс Мартиндейл назначила мне встречу, – с трудом сдерживая гнев, ответил Джон.
– Моя внучка сама назначила вам рандеву? Я в это не верю. Она же против строительства вашего дурацкого канала.
– Да, это так, мэм. И, тем не менее, она пригласила меня.
Старуха словно не расслышала, что он сказал.
– Так это вы на прошлой неделе устроили нам пожар? – сверля Баннистера своими черными глазами, спросила она.
Джон был так потрясен ее вопросом, что даже не знал, что и ответить. Молчание было истолковано леди Мартиндейл как признание им вины.
– Молодой человек, вы своими действиями все равно ничего не добьетесь, – сказала она. – От нас, Мартиндейлов, это уж точно. Нас можно только переубедить, но никак не запугать.
– Я ничего такого, о чем вы думаете, мэм, не делал, – теряя терпение, ответил Джон. – Как же я мог поджечь дом, если в то время снимал с дерева ребенка? Мисс Таунли может это подтвердить.
Леди Мартиндейл ударила тростью по каменному полу.
– Вы могли поджечь траву вокруг летнего домика, а затем быстро доскакать на лошади до дуба. Но умный мальчик Бартоломью разгадал ваш трюк.
– Вы, в самом деле, думаете, что это я… – не веря своим ушам, начал Джон, но старуха прервала его:
– Ну конечно. Такого же мнения и моя внучка. Мистер Баннистер, вы еще не обнаружили пропажу своей трутницы?
Пока Джон пытался понять, к чему клонит леди Мартиндейл, в арке мелькнула тень, а затем появилась Онор. Лицо ее было очень бледным, темные глаза лихорадочно блестели.
– Мисс Мартиндейл, может быть, вы объясните мне, что все это значит? – надеясь внести хоть какую-ту ясность, спросил Джон. – Похоже, меня обвиняют в поджоге, который я якобы совершил, чтобы заставить вас согласиться с моим планом. Может быть, я что-то не понял?
– Рядом с вашими часами нашли трутницу, – ответила Онор, отводя от него взгляд.
У Баннистера возникло такое чувство, словно его связали по рукам и ногам. Перед двумя решительными женщинами он оказался бессилен.
– Но я выронил часы, когда тушил пожар, – теряя терпение, почти выкрикнул Джон.
– Ну, это ваше объяснение, – с ехидцей заметила леди Мартиндейл. – В хитрости вам не откажешь. Устроил пожар, чтобы его затем геройски потушить и тем самым расположить к себе мою внучку.
Баннистер был потрясен словами старой женщины. Нет, они не только сверх меры эксцентричные, но и слегка помешанные, подумал он.
Джон посмотрел на Онор в надежде, что та положит конец этому безобразию. Но девушка упорно смотрела в сторону.
– Ну, хорошо, – зло произнес он. – Пусть так оно и будет. Я приехал к вам, чтобы изложить свои аргументы в пользу канала. Тщательно подготовился к разговору. Хотел найти у вас понимание, рассчитывал на вашу терпимость. Собирался умолять вас, чтобы вы отбросили предрассудки и помогли тем, для кого я собираюсь строить канал. Но вы к моим словам остались глухи: вы замкнулись в своем узком мирке и боитесь прогресса. Я пытался вас переубедить, а вы меня назвали преступником. Что ж, в таком случае мы переходим к открытой вражде. Между нами война, а на войне все средства хороши.
Баннистер коснулся пальцами полы своей шляпы, прыгнул в седло и, пришпорив коня, поскакал к воротам. Леди Мартиндейл, сжав губы, проводила его холодным взглядом.
– А что еще можно было от него ожидать? – сказала она. – Ведь он инженер, а джентльменов среди инженеров не бывает.
Постучав в дверь, Онор вошла в комнату Шарлотт. Девушка ничком лежала на кровати и рыдала. Онор присела рядом.
– Скажи, что произошло, – попросила она. – Убеждена, что бабушка заблуждается. Она рассказывала, что ты бросилась к ногам мистера Баннистера.
Шарлотт села на кровати, поджав под себя колени.
– Так оно фактически и было, – ответила она и с присущей ей смешливостью хихикнула. – Это получилось так смешно, если не считать того, что я сильно испугалась, когда его конь встал на дыбы. Но мне не следовало бояться лошади, поскольку мистер Баннистер превосходный наездник.
Онор поджала губы.
– Ты не ушиблась? – спросила она.
– Нет. Вот только руки немного поцарапала. Шарлотт протянула Онор свои ободранные ладони.
– Моя бедная Шарлотт, – со стоном произнесла Онор. – Дай-ка я их тебе вымою. – Она поднялась с кровати и налила в тазик воды из кувшина.
Шарлотт рассмеялась: – Где это видано, чтобы хозяйка мыла руки гувернантке?
Онор недовольно обернулась.
– Я когда-нибудь давала тебе повод так говорить? – укоризненно спросила она. – Я когда-нибудь давала тебе почувствовать, что ты мне не ровня?
Шарлотт свесила ноги на пол.
– Да. На прошлой неделе меня отчитали за то, что Джордж влез на дерево, – сказала она. – А сегодня леди Мартиндейл говорила со мной словно с прислугой. И оба этих случая произошли в присутствии мистера Баннистера, человека, который ничего, кроме восхищения, у меня не вызывает.
Онор нашла чистый лоскут, намочила его в воде и слегка отжала. Движения ее были замедленными – она думала, как ей ответить подруге.
– Дорогая, если я тебя обидела, то прошу меня простить, – наконец произнесла она. – Этого я совсем не хотела. Поверь, я отношусь к тебе, как к своей сестре.
Шарлотт подняла голову и прижала руку Онор к своей щеке.
– Прости, я это знаю. Наверное, я повела себя глупо. Но мне было немного обидно. А сегодня утром…
– Ну, что касается моей бабушки, то ты ее не первый день знаешь, – прервав девушку, сказала Онор. – Я осмелилась прийти к тебе только потому, что она сейчас занялась проверкой счетов. Нет еще такого человека, который бы не боялся ее злого языка. Но ты не обращай на нее внимания. Она над тобой не властна.
Шарлотт тяжело вздохнула:
– Но она портит мне жизнь.
Онор протерла влажной тканью ладони девушки.
– Надо научиться терпеть, – ответила она. – Будь моя мама жива, бабушка жила бы в приюте для вдов. – Она неожиданно рассмеялась. – Хотя я уверена, что ее следовало бы и сейчас туда перевезти.
– Замечательная идея! Как было бы хорошо, если бы леди Мартиндейл жила в другом месте!
– Я тоже этого бы хотела, – рассматривая ладони Шарлотт, ответила Онор. – Но я знаю, что бабушка, несмотря на свою суровость и нетерпимость, меня все-таки любит. Кроме того, я нуждаюсь в ее поддержке.
– Ты?! – удивленно воскликнула Шарлотт. – Да таких сильных женщин, как ты, я еще не встречала!
Онор отпустила руку подруги, подошла к окну и выглянула во двор.
– Шарлотт, сейчас я чувствую себя очень слабой, – задумчиво произнесла она. – У меня столько врагов. А сегодня я способствовала тому, что появился еще один. И он настроен более решительно, чем остальные. У лорда Портинскейла я из-под носа увела детей. Лишила его дешевой рабочей силы. Но он не очень-то и расстроился. Скорее всего, он купит других так, что я об этом даже не узнаю. А тут я встала на пути технического прогресса. Для достижения своей цели такой человек, как мистер Баннистер, ни перед чем не остановится. Фактически он сам об этом заявил всего лишь час назад.
Шарлотт растерянно посмотрела на стоявшую у окна подругу:
– Онор, ты шутишь. Уверяю тебя, мистер Баннистер очень мягкий и добрый человек. Такой дружелюбный. Возможно, он и не аристократ, но манеры у него превосходные. Да и ведет он себя так, как подобает настоящему джентльмену.
Онор повернулась к девушке:
– Шарлотт, не надо себя обманывать. Прошу тебя, не увлекайся им. Чтобы так говорить, у меня достаточно оснований. – Она взяла девушку за руку. – Пойдем в мою комнату, и я смажу твои царапины. Я тебе представлю доказательства, что верить мистеру Баннистеру нельзя.
Войдя в спальню, Онор открыла комод, достала из него трутницу и протянула ее ничего не понимающей Шарлотт. На вопрос, что это такое, она рассказала, как трутница оказалась у нее. Шарлотт взяла маленькую коробочку, поднесла к свету и, повертев ее в руках, осторожно ногтем соскоблила с нее прилипшую грязь.
– Ты наверняка знаешь, чья она, – сказала девушка.
– Как же я могу это знать?
– Если нет, но ты, Онор, совсем ненаблюдательная. Хотя я, возможно, обратила на нее внимания только потому, что у моего отца была почти такая же. Кроме того, на ней имеется вмятина. Могу утверждать, что я ее уже видела.
Онор взяла из рук Шарлотт трутницу и нахмурилась.
– У кого? – спросила она.
– Ну, конечно же, у Ральфа Хатерби. Когда он раскуривал свою трубку.
После полудня Онор отправилась к Хатерби Грандж. На другой берег реки ее провел Бартоломью. Дальше она пошла пешком. Упадок, в котором теперь пребывало имение Ральфа Хатерби, поразил ее. Ее также шокировал и беспорядок в доме – сестра Ральфа все больше времени проводила в Стентон – Лидерде.
О найденной трутнице Саре она не сказала – Ральф мог легко найти объяснение, почему его вещь оказалась возле летнего домика. Замешательство, в которое пришел Ральф после того, как Онор показала ему трутницу, подтвердило ее подозрения.
– Я потерял ее неделю назад, – отведя в сторону глаза, ответил Ральф. – Но, скорее всего, ее у меня украли. А где ты ее нашла? В кармане одного из твоих приемышей?
– Эту вещь нашли после пожара возле летнего домика.
– Правда? И кто же ее нашел?
– Разве это так важно?
– Думаю, что да.
– Ну, хорошо. Твою трутницу нашел Бартоломью.
Ральф улыбнулся, глаза его заблестели.
– Онор, тебе пора найти мужа, – сказал он. – А то ты такая легковерная. Неужели ты не поняла, что этот парень украл ее у меня, а потом подбросил на место пожара?
– Можешь называть меня легковерной, – резко ответила Онор. – Если, как ты утверждаешь, твою трутницу украл Бартоломью, то ему проще было бы выбросить ее в реку.
– Просто ему захотелось, чтобы это меня обвинили в поджоге.
– А зачем?
– Естественно, чтобы спасти свою шкуру. Так что можно предположить, что поджог совершил он.
– До пожара мальчик все время был со мной, – спокойно ответила Онор. – Так что придумай какое-нибудь другое объяснение.
Ральф покраснел как рак.
– А зачем мне понадобилось устраивать пожар? – выйдя из себя, крикнул он.
– Над этим я как раз и думаю. В детстве, когда я в чем-то оказывалась лучше тебя, ты всегда пытался взять у меня реванш. И порой довольно странным образом. Когда мы были совсем маленькими, ты дергал меня за волосы, позже бил, а однажды сломал мою самую лучшую французскую куклу. Тогда ты этим ничего не добился. Не добьешься и сейчас.
Онор направилась к выходу. Ральф даже не проводил ее до двери. Она вспомнила свое детство. Они часто вместе играли, и им было весело. Если Ральф проигрывал ей в лудо или шашки, то сразу же выходил из себя. Были случаи, когда он лез на нее с кулаками, и тогда в качестве миротворца выступала Сара. Уже сидя в лодке, девушка вспомнила, что чуть было, не согласилась выйти за Ральфа замуж, и содрогнулась. – Барти, – обратилась она к налегавшему на весла мальчику, – помнишь наш разговор о том, что будет, если станет известно, что ты воруешь? Сэр Ральф обвинил тебя в воровстве. Он утверждает, что ты у него украл трутницу. Если это правда, то последствия будут самыми серьезными.
– Я даже не знал, что трутница его, – растерялся мальчик. – Думал, что она принадлежит мистеру Баннистеру.
Онор отвела глаза.
– Я тоже так думала, – задумчиво произнесла она. – Да простит меня Всевышний.
Вернувшись домой, девушка заперлась в кабинете и более часа провела за составлением письма с извинениями. Закончила она его просьбой понять ее и простить. На следующее утро письмо было отправлено с лакеем по адресу, который сообщил Бартоломью, заверивший, что знает, где остановился мистер Баннистер. Прошло четыре дня, в течение которых Онор тщетно надеялась услышать топот копыт лошади самого Джона или его посыльного. Ни тот ни другой так и не приехали. О своем послании девушка рассказала только Шарлотт. Бабке про свое письмо рассказать она не осмелилась, поскольку та считала, что извиняться Мартиндейлы ни перед кем не должны. Она уже стала жалеть о том, что сделала. Как-никак Баннистер, перед тем как уйти, повел себя весьма вызывающе. Она понимала, что ее резкие слова задели не только ее самолюбие.
Шарлотт, видевшая, как волнуется Онор, и втайне мечтавшая о встрече с Джоном, предложила вместе съездить на то место, где уже началось строительство канала.
– Там мы сможем застать мистера Баннистера, – сказала она. – Или, по крайней мере, узнать, где он. Может, он заболел или уехал.
– Если он и заболел, то кто-нибудь наверняка мог дать ему бумагу и перо. Почему мы сами должны ехать к нему, если он так дорожит своим проектом? Впрочем, если ты так хочешь, давай посмотрим, что там и как. Лорд Портинскейл сейчас в Лондоне, с ним мы не встретимся. Знаешь, каждый раз, когда я его вижу, прихожу в ярость. В этот момент мне хочется врезать ему хлыстом.
Шарлотт засмеялась и схватила Онор за руку.
– Если до драки дойдет, то я бы хотела присутствовать при этом действии, – сказала она. – О, это было бы запоминающееся зрелище!
В тот же день, оседлав лошадей, девушки в сопровождении лакея, Бартоломью и волкодава отправились на строительную площадку. Они остановились неподалеку от того места, где находились угольные шахты. Онор была удивлена темпами строительства канала. Долина буквально кишела рабочими. Слышались громкие крики, удары молота, грохот тяжелых цепей.
Бартоломью, как всегда больше всех знающий, указывая хлыстом, давал объяснения:
– Вот те, кто к нам ближе, копают траншею, а те, что с тачками, возят гравий и глину, чтобы укрепить берега. Среди этих людей есть плотники, каменщики и судостроители. Мисс, это же целая армия. Вот только в армии подчиняются приказам, а здесь нет.
– Что ты имеешь в виду? – спросила Онор.
– Многие, главным образом разнорабочие, самовольно ходят на ярмарку, которая находится за холмом, и учиняют там разные безобразия. Пристают к деревенским девчатам, а это приводит к дракам. В одной из таких драк был убит извозчик и несколько человек ранены.
– Барти, откуда тебе это известно? – спросила Шарлотт. – Мне кажется, что ты сочиняешь.
Мальчик послюнявил палец и провел им себе по горлу.
– Клянусь, это не выдумка, а, правда. Во всяком случае, я слышал все от знающих людей.
Онор дернула лошадь за повод.
– Мне тоже интересно, откуда ты все узнаешь, – сказала она. – К тому, что ты рассказываешь, я отношусь с некоторой долей скепсиса.
Увидев, что Бартоломью сморщил лоб, девушка поняла, что слово «скепсис» ему незнакомо.
– С некоторым сомнением, – пояснила она. – На прошлой неделе ты пугал меня историями, которые могут произойти со мной, если я не соглашусь на строительство канала. Но после того пожара у нас пока все спокойно.
– Да. Если не считать… – Бартоломью неожиданно замолк.
– Почему ты замолчал? – спросила Онор.
– Я не хотел вам этого говорить, мисс. Ваш управляющий просил сохранить это в тайне.
– Ты же должен понять, я обязана знать все, что происходит в моем имении. Так что рассказывай.
Мальчик провел рукой по гриве своего пони.
– Два дня назад какой-то человек тайком проник в наш парк. В руках у него были лук и стрела.
– Лук и стрела? – удивленно переспросила Онор.
– Но этот человек не играл в индейцев. Он охотился за оленем. Мы с Генри напугали его. – Бартоломью гордо поднял голову. – Думаю, что это чужой человек, не сэр Ральф, – продолжил он. – Это совершенно точно. У сэра Ральфа не так много слуг, и всех их я знаю в лицо. Я хорошо разглядел незнакомца.
– О, так это был всего лишь браконьер, – вздохнула с облегчением Онор. – Они к нам часто наведываются.
Мальчик с видом превосходства посмотрел на нее:
– Мисс, в жаркий полдень и с луком и стрелой? Да еще шел на оленя не с подветренной стороны? Нет, это явно не браконьер.
– Так кто же это, по-твоему, был? – спросила Шарлотт.
Бартоломью указал большим пальцем на долину.
– Один из тех рабочих, – ответил он, – которые трудятся у мистера Баннистера.
– Почему ты настроен против мистера Баннистера? – возмущенно спросила девушка. – Можно подумать, что он тебе чем-то насолил.
– Он пытался заставить мисс Онор сделать то, чего она не хочет. Враг мисс Онор – мой враг.
– Барти, я тебе так благодарна. – Онор положила руку на голову мальчика. – Но не следует делать скоропалительных выводов. Я на этом уже обожглась и теперь сожалею. Прежде чем кого-то обвинять, надо иметь веские доказательства.
– И я их найду! – с жаром произнес мальчик. – В следующий раз я поймаю нарушителя и приведу его к вам.
Онор не смогла сдержать улыбку.
– Умоляю, не делай этого. Не хочу, чтобы ты из-за меня пострадал.
– Будь я постарше и благородного сословия, то вызвал бы этого мистера Баннистера на дуэль. А также лорда Портинскейла и сэра Ральфа.
– Ну, ты и храбрец! – улыбнувшись, воскликнула Шарлотт. – Ты что, победил бы этих трех драконов сразу?
Бартоломью повернулся к ней, щеки его окрасились румянцем.
– Можете смеяться, мисс, но я готов сражаться за мисс Онор до последней капли крови. И она это знает.
– Конечно, Барти, знаю, – заверила его Онор. – Мисс Шарлотт нисколько не сомневается в твоей храбрости. Ну что, подъедем к ним поближе? Если мы встретим мистера Баннистера, то я прошу тебя, Барти, будь с ним вежлив.
Мальчик почесал подбородок и пробурчал:
– Как скажете, мисс.
На узком участке дороги им встретился огромный мужчина в рабочей одежде, правящий ломовой лошадью. Пропустив их вперед, он обратился к Онор.
– Прошу прощения, мисс, – приподнимая шляпу, произнес он. – Вы, должно быть, мисс Мартиндейл, владелица Стентон – Лидерда?
– Да, – ответила удивленная Онор.
– Я – Силас Чорли, помощник мистера Баннистера. Он, наверное, говорил вам обо мне? О вас он мне точно много рассказывал, как и о другой молодой очаровательной леди тоже.
– Мы как раз ищем мистера Баннистера, – вступила в разговор Шарлотт. – Он на строительстве канала?
– О нет, мисс. Он неделю, назад уехал в Лондон.
– Так вот почему… – произнесла Онор и замолчала. – Я отправила ему письмо на ваш адрес, мистер Чорли.
– Так, значит, это письмо от вас? Если бы я это знал, то послал бы вам ответ с объяснениями. Ваше письмо получила моя младшая дочь. Она не запомнила ни от кого послание, ни как выглядел передавший его слуга.
– А когда вернется мистер Баннистер? – стараясь не выдать волнения, спросила Шарлотт.
Силас сдвинул парик на затылок и почесал себе темя.
– Все зависит от того, как он закончит свои дела, мисс, – ответил он и с улыбкой посмотрел на Онор: – Мне передать ему, что вы его ждете?
– Я уже назначала ему встречу, – холодно ответила девушка.
Силас хлопнул ладонью по колену.
– В таком случае он сразу же примчится и Стентон – Лидерд, – сказал он и перевел взгляд на Шарлотт: – Джон далеко не повеса, но в женской красоте разбирается.
Онор напряглась и натянула поводья.
– Мисс, вы собираетесь ехать дальше? – спросил ее Силас. – Если да, то я советую вам быть осторожной. Дорогу разбили тяжелые повозки, и теперь она в жутком состоянии. Кроме того, рабочие, которых вы встретите, говорят совсем не так, как в Памп-Рум.
Онор пожала плечами.
– А какой смысл ехать нам дальше? – ответила она. – Для прогулки на лошадях теперь эта долина не годится. Ваши рабочие изуродовали ее.
– Когда строительство канала будет завершено, мисс, долина станет еще красивее. По каналу поплывут не только баржи с углем, но и парусные лодки и гондолы… – Заметив, как изменилась в лице Онор, Силас растерялся. – Как видите, работы идут быстро, – после неловкой паузы, запинаясь, произнес он.
– Мистер Баннистер мне об этом поведал. Но на своей земле я подобного не хочу.
Силас вновь почесал себе темя.
– Очень жаль, что вы против канала, мисс Мартиндейл. Мы с Джоном поклялись построить канал, и обратного пути для нас уже нет.
Онор вздернула подбородок.
– Я, мистер Чорли, тоже поклялась противостоять лорду Портинскейлу.
– Мисс, но это неразумно. Вы же делаете плохо не только ему.
Девушка приподнялась в седле.
– Ну, это мне решать, что хорошо, а что плохо. Прощайте.
Онор сделала знак находившимся в отдалении Бартоломью и лакею следовать за ней, затем развернула свою лошадь и вместе с Шарлотт поскакала по дороге.
Силас поднял парик и вытер выступивший на лысине пот. «На месте Джона я бы не сомневался, кому из этих дам отдать предпочтение, – глядя вслед девушкам, подумал он. – Блондинка, может быть, и не такая хорошая наездница, как брюнетка, но с ней гораздо легче общаться».
По дороге домой Онор не проронила ни слова. Несмотря на то, что она довольно резко ответила Силасу, девушка понимала, что в чем-то он прав. «Что хорошего в борьбе против строительства канала? – спрашивала она себя. – Как подчеркнул Джон, выгода от него будет не только для лорда Портинскейла. Интересно, а возражала бы я против канала, если бы угольными шахтами владел не лорд, а кто-то другой? Может, тому виной мое упрямство? Или чисто женский эгоизм? Я же вижу, какими глазами Джон смотрит на Шарлотт. Да и она, судя по всему, им увлечена».
Как только они въехали в ворота усадьбы, Онор повернулась к подруге.
– Шарлотт, как ты считаешь, я действительно иногда поступаю неразумно? – спросила она.
Та удивленно посмотрела на нее, покраснела и отвела глаза.
– Я хочу знать. Ну, пожалуйста. Если скажешь «да», то я на тебя нисколько не обижусь.
Шарлотт резко вскинула брови. Их взгляды встретились.
– Да, дорогая, иногда это с тобой бывает.
Онор нахмурилась, и они долго молчали.
– Например, в случае с каналом? – наконец спросила она.
– Да. Наверное, тебе следовало бы отбросить предрассудки и перестать быть такой… такой упрямой. – Девушка коснулась рукой юбки Онор. – Дорогая, прости меня. Но ты же сама просила сказать, что я об этом думаю.
Онор стала чернее тучи.
– Я так и предполагала, – задумчиво произнесла она. – Видимо, упрямство передалось мне от бабушки. – Девушка крепко сжала руку Шарлотт. – Спасибо тебе, дорогая. Ты помогла мне разобраться в себе.
«Надо отбросить все личное и еще раз обдумать предложение мистера Баннистера, – подумала Онор. – Как жаль, что я прошлый раз так его и не выслушала. Возможно, нужно было бы согласиться с его предложением, которое сулит выгоду не только ненавистному мне лорду Портинскейлу. Как долго пробудет мистер Баннистер в Лондоне? Интересно, прочитал ли он мое письмо? Если прочитал, то простил ли меня? Может быть, мне послать ему еще одно послание, сообщить, что я готова пересмотреть свое решение?
А вдруг, прочитав его, он решит, что его угрозы напугали меня? Нет, лучше я подожду и посмотрю, что он предпримет. Если наша встреча состоится, то я предстану перед ним уже не мегерой, а такой же милой, как Шарлотт. Возможно, тогда он вспомнит ту ночь в саду леди Марреньер и забудет все, что произошло потом».
Онор сильно удивилась, увидев перед своим домом дюжину лошадей под седлом. Две фермерские лошади, навьюченные мешками, несколько пони и черная кобыла, принадлежащая приходскому священнику, были привязаны к коновязи. Слышались громкие мужские голоса и заливистый смех.
Девушка подъехала к конюшне и послала Бартоломью узнать, зачем к ней пожаловали гости. Тот убежал и через несколько минут вернулся с горящими от возбуждения глазами.
– Мисс, приехала целая делегация во главе с пастором, – сообщил он, – Они хотят просить вас о помощи. Пастор ждет вас в библиотеке.
Бартоломью поднялся на цыпочки. Глаза его от радости сияли.
– Мисс, они все за вас! – воскликнул он. – Теперь вы в своей борьбе не одиноки.
Онор поспешила в дом.
Она вошла в библиотеку и увидела пастора, занятого рассматриванием расставленных на полках книг.
Это был пожилой человек, чья жизнь на протяжении многих лет зависела от семейства Мартиндейл. Более того, он состоял с ним в дальнем родстве.
Увидев девушку, пастор протянул к ней руки. Болезненную слабость его ладоней девушка чувствовала даже через свои перчатки.
– Онор, дорогая, прости, что заранее не сообщил о своем визите. Но страсти жителей настолько накалились, что я решил направить их в нужное русло. Все возмущены строительством канала.
– Кто эти люди, кузен Николас? – растерявшись, спросила Онор. – Чем они недовольны?
– Не могу вспомнить, что они мне говорили, – приложив руку ко лбу, медленно произнес он. – Знаешь, дорогая, с годами я стал плохо слышать. Да и с памятью у меня не все в порядке. Прошу, выслушай их сама. Они тебе все объяснят.
– А что они хотят от меня? – удивленно спросила девушка. – Чем я могу им помочь? – И тут она увидела, как у пастора вытянулось лицо. – Ну, хорошо, хорошо. Я выслушаю их.
Онор взяла пастора под руку и, подстроившись под его неверный шаг, вместе с ним вышла во двор. Как только они появились на пороге, голоса сразу же стихли. Мужчины, собравшиеся перед домом, замолчали и сняли шляпы.
– Кто из вас будет говорить? – спросила Онор. – Я готова вас выслушать.
В толпе она узнала двух мельников, хозяина гостиницы, расположенной в миле от Бафа, и нескольких мелких землевладельцев, всегда сидевших на воскресной мессе позади нее. Остальные были ей незнакомы.
Онор поднялась на ступеньки сарая, в котором хранилось сено. Мужчины переминались с ноги на ногу и молча разглядывали ее. Один мельник повернулся к своему соседу и тихо произнес:
– Эта девица – настоящая Мартиндейл. Все члены их семьи были борцами. Так что мы правильно поступили, что пришли к ней.
И тут все собравшиеся одновременно заговорили. Онор смогла ухватить всего лишь несколько фраз: «Они заберут у нас лучшие земли», «…у нас не станет воды для мельниц», «Мы лишимся работы».
Девушка подняла руку, требуя тишины.
– Умоляю вас говорить по очереди. Пусть один говорит, а остальные молчат.
Мужчины вмиг успокоились. Каждый излагал свои жалобы, тщательно подбирая слова, опуская грубые выражения. Получалось, что в результате строительства канала все они в той или иной степени несли убытки. Владельцы вьючных лошадей, возчики и носильщики предсказывали, что в недалеком будущем товары и грузы будут перевозиться по каналу. Того же опасались и владельцы платных дорог. Мельники говорили о том, что из-за забора речной воды, которую направят в канал, их мельницы работать не смогут, а землевладельцы жаловались на то, что самые плодородные земли, располагавшиеся вдоль берега реки, будут безвозвратно утрачены.
Онор терпеливо слушала их, не перебивая. Перед ней стояли те, кто был бессилен перед лордом Портинскейлом и торговцами, для которых канал был во благо, те, кто по завершении его строительства лишался последних средств к существованию.
Когда все замолкли, слово взял пастор и изложил последнюю жалобу.
– Работы по строительству канала ведутся и в священный день отдохновения, – сказал он. – Рабочие богохульствуют, затевают драки, пристают к нашим женщинам и охотятся в частных владениях. Своими действиями они наводят ужас на всю округу. Как мне сказали, они убили одного добропорядочного человека.
Онор вглядывалась в лица собравшихся. Широкоплечие мужчины с суровыми обветренными лицами с надеждой смотрели на нее и ждали, что она скажет. Почтенные отцы семейств и совсем мальчишки застыли в молчании.
– Почему вы обратились ко мне? – спросила девушка.
Мельник, первым изложивший свои жалобы, выступил вперед.
– Мисс, вы самая богатая землевладелица в округе, – сказал он. – Мы слышали, что вы против строительства этого канала. Вы, наверное, меня знаете, мисс. Моя семья живет по соседству с вами вот уже много лет. Ваш отец утонул, когда спасал моего племянника. Не в обиду вам будет сказано, все Мартиндейлы отличались упрямством. Но все они были борцами за правое дело, не важно где, на поле битвы или в парламенте. Конечно, мы предпочли бы, чтобы во главе нашей оппозиции встал мужчина, но если хотите нам помочь, то мы сделаем все, что вы скажете.
Мельник повернулся лицом к своим сподвижникам:
– Вы согласны со мной?
Над толпой пронесся гул, похожий на раскаты грома. Этот звук настолько испугал Онор, что она схватилась обеими руками за перила.
– А что я должна сделать? – оправившись от испуга, спросила девушка.
– Это решать вам, мисс, – ответил все тот же, мельник. – Вы много знаете. Не то, что мы. – Он оскалил в улыбке зубы. – И потом, в вас есть сила духа Мартиндейлов. Говорят, что вы славно отчитали инженера и выгнали его.
– Да, я против планов мистера Баннистера, – растерянно произнесла Онор. – Но я уверена, что он не хочет причинить вам зла. Тем, кто пострадает в результате строительства канала, обязательно будет выплачена компенсация.
– Тогда расскажите о ней поподробнее! – крикнул один из возчиков.
Онор сказала, чтобы собравшиеся обратились к ее управляющему, который поможет составить им письменные претензии. После того как бумаги будут подписаны, она проконсультируется со своим адвокатом и землевладельцами, тоже недовольными строительством канала.
– Так это значит, что драться мы за свои интересы не будем? – недовольно прокричал возчик. – Что-то не помню случаи, когда что-нибудь решали бумаги.
Фермер, стоявший рядом с ним посоветовал ему попридержать свой язык. Пастор, старавшийся перекричать толпу, умолял не проливать кровь.
Онор вновь подняла руку. На этот раз в и ее голосе прозвучали властные нотки.
– Если вы хотите, чтобы я вам помогла, делайте, что я сказала. Если нет, то вы свободны. И…
– Нет, мисс, – прервал ее мельник. – У всех жены и дети. Того, что мы сейчас зарабатываем, хватает лишь на еду и одежду. У нас на борьбу со строителями нет ни времени, ни средств. Только вы и можете нам помочь. И дело здесь не только в том, что у вас есть власть. Судя по тому, что вы приютили бедных детей, у вас еще и доброе сердце.
Его слова тронули Онор.
– Хорошо, – тихо произнесла она. – Я сделаю все, что в моих силах. Предлагаю вам выбрать старшего. Через два дня я сообщу ему, как лучше всего поступить.
Толпа одобрительно загудела. Девушка так расчувствовалась, что с трудом смогла сдержать неожиданно подступившие к глазам слезы. Приподняв подол длинного платья для верховой езды, она спустилась по ступенькам и, гордо подняв голову, направилась к дому.
Онор делала ночной обход, чтобы самой убедиться, что с ее детьми все в порядке. Она поднялась по ступенькам на сеновал, где они спали на набитых соломой матрацах. Поскольку ночь стояла теплая, накрыты они были всего лишь тонкими пледами. Лунный свет, проникающий сквозь узкие оконца хозяйственной постройки, давал возможность разглядеть спящих детей, поэтому зажигать лампу Онор не стала.
Она медленно шла вдоль ряда уютно посапывающих детей, нежно гладила по головкам тех, кто крепко спал, и тихо говорила с теми, кого еще не сморил сон. Дойдя до Сусанны, девушка опустилась на колени, осторожно взяла ребенка и, завернув ее в плед, прижала к груди. Вот в чем заключается настоящее счастье, подумала она.
До приезда Джона Баннистера, воскресившего в ее памяти их встречу двухлетней давности, Онор чувствовала себя счастливой и мысли о возможном замужестве гнала от себя. Своего будущего супруга она должна была сначала полюбить. Кроме того, она не была свободна, как Шарлотт. Ее положение в обществе и богатство накладывали на нее определенные обязательства. «Таких сильных женщин, как ты, я еще не встречала», – сказала ей Шарлотт. Ну что ж, такой она и должна быть. Но только не для своего собственного благополучия, а для тех, кто слабее ее. Так что ее вражда с Джоном Баннистером должна продолжаться, хочет она того или нет.
Онор нежно поцеловала девочку в щечку и уложила обратно на матрац. И тут она поймала на себе пристальный взгляд Бартоломью. Мальчик, как оказалось, не спал.
– Мисс, у вас проблемы? – прошептал он. – Я могу вам чем-то помочь?
Девушка улыбнулась и положила руку ему на плечо.
– Нет, Барти, все в порядке. Спасибо, дорогой, – ответила она. – Свои проблемы я должна решать сама.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Всего один поцелуй - Ренье Элизабет

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

Ваши комментарии
к роману Всего один поцелуй - Ренье Элизабет


Комментарии к роману "Всего один поцелуй - Ренье Элизабет" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100