Читать онлайн Всего один поцелуй, автора - Ренье Элизабет, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Всего один поцелуй - Ренье Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.17 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Всего один поцелуй - Ренье Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Всего один поцелуй - Ренье Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Ренье Элизабет

Всего один поцелуй

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Ральф, о приезде которого не было доложено, быстрым шагом вошел в гостиную. Онор с бабушкой в это время доигрывали последнюю партию в пикет, а Шарлотт, чьи волосы при свете горевших свечей отливали золотом, занималась вышиванием.
– Это правда? – не поздоровавшись, с порога спросил молодой человек.
Леди Мартиндейл неохотно положила на столик карты и сверкнула на него глазами.
– Как ты осмелился ворваться без доклада и не поздороваться? Да, ты вхож в наш дом, но, хочу заметить, без моего согласия.
Ральф почтительно склонил голову, его щеки запылали румянцем.
– Прошу прощения, мэм, – извинился он. – Но у меня к Онор неотложное дело.
– Если будешь мне перечить, то Томас тебя и в самом деле выставит, – сухо заметила старуха и, взяв трость, ударила ею по коленям Ральфа. – Покинь комнату и войди, как подобает.
Девушки, чтобы скрыть свое крайнее изумление, опустили глаза. Ральф, словно послушный мальчик, вышел из гостиной. Через минуту вошел лакей и доложил о его визите.
Леди Мартиндейл величаво поднялась с кресла.
– Пусть войдет, – сказала она. И добавила, обращаясь к вошедшему Ральфу: – Если Онор готова тебя выслушать, то, пожалуйста. Это ее дело. Что же касается меня, то я отправляюсь спать.
Ральф предупредительно открыл старухе дверь. Леди Мартиндейл, опираясь на трость, оценила, правильно ли ее внучка и Шарлотт сделали реверанс, и только тогда направилась к двери. Выйдя в коридор, она тут же стала кричать Томасу, чтобы тот позвал ее служанку.
Ральф осторожно закрыл за ней дверь и закатил глаза.
– Mon Dieu, c'est formidable, – произнес он.
– Не пытайся говорить по-французски, – тихо сказала Онор. – Я и так знаю, что великолепна.
Ральф шагнул к ней.
– Не провоцируй меня дальше, – тяжело дыша, сказал он. – Я…
– В плохом настроении, – собирая со стола карты, продолжила за него Онор. – Об этом мог бы сообщить заранее. Так что сядь и успокойся.
Шарлотт отложила рукоделие и поднялась с кресла.
– Ты можешь остаться, – сказал ей Ральф. – Этот разговор касается и тебя. Ты же всегда заодно с Онор.
– Я разделяю ее мысли, – с вызовом в голосе ответила Шарлотт. – Если она, как ты полагаешь, странная, то, значит, и я тоже.
Ральф замолчал. Он сел в кресло и насупился. В эту минуту он стал похож на упрямого ребенка, которого отчитывали за содеянное. Онор едва не рассмеялась.
– Ну, хорошо, дорогой, мы тебя внимательно слушаем, – сказала она. – Расскажи, почему у тебя плохое настроение?
– Это все вы, – ответил он.
Онор изогнула бровь и обменялась с Шарлотт взглядом. Положив на колени руки, Ральф подался вперед:
– Это правда, что ты против строительства канала?
– Правда.
– Но почему?
– Не могу поверить, что ты не знаешь причины. Этот канал нужен для шахт лорда Портинскейла. Разве это не веская причина?
– Но это же полный абсурд. В своей ненависти к лорду Портинскейлу ты переходишь границы. Это уже настоящая вендетта.
– Еще раз, Ральф, прошу – выбирай слова. Никакая это не вендетта. Я с лордом Портинскейлом не ссорилась. Но я просто в ужасе оттого, что творится на его шахтах. Так что это единственная причина, по которой я против канала. Если думаешь, что сможешь меня переубедить, то глубоко ошибаешься. Мистер Баннистер уже был у меня, но ушел ни с чем. Аргументы, которые он привел в защиту строительства канала, на мое решение никак не повлияли.
Ральф вскочил с кресла и нервно заходил по комнате.
– Ты хоть понимаешь, что значит для меня твой отказ в сотрудничестве? Без твоего согласия мои земли им не нужны. Они не могут использовать только один берег реки.
– Весьма сожалею, – поднимаясь, ответила Онор. – Я не хочу, чтобы пострадал природный ландшафт.
Ральф резко повернулся к ней.
– Черт возьми, Онор, это же для меня единственная возможность получить деньги! – воскликнул он. – Конечно, не такую большую сумму, которую бы они тебе предложили, но вполне достаточную для меня, чтобы…
– Еще несколько месяцев содержать своих любовниц и покрыть часть карточного долга? Нет, Ральф, извини. Твои личные дела меня не касаются. Боюсь, что решать возникшие у тебя проблемы ты должен другим путем.
Он зло сверкнул глазами.
– Проклятье! Ты невыносима! Твоя выжившая из ума старуха и ты считаете, что вправе указывать другим, как им жить? Вы полагаете, что можете плевать на всех, кто с вами не согласен? Да вы ведете себя как тираны! Но я вам покажу. Я вас проучу!
Ральф топнул ногой по лежавшему на полу дорогому ковру и выругался по-французски.
– Ральф, ты злишься на меня, потому что я не приняла твое предложение руки и сердца? Ты думал, что после смерти моего отца я приму его и ты, став моим мужем, переедешь в Стентон – Лидерд, и будешь распоряжаться моим наследством? Знаешь, я почти убедила себя, что эта причина взять меня в жены у тебя не единственная. Но за последние два года все иллюзия на этот счет у меня растаяли. Я тебя, Ральф, ни в чем не виню. Жизненные пути у нас разные. Но то, как ты собираешься дальше жить, меня совсем не касается.
Ральф прищурился и сжал кулаки.
– Онор, ты жутко упрямая. Как, впрочем, все в роду Мартиндейлов. Но учти, когда у тебя случится беда, я тебе помогать не стану.
Он шагнул, было к двери, но замер на месте.
– Есть средство, чтобы заставить тебя пойти на уступки. Строители могут обратиться к властям.
Девушка пожала плечами.
– Если они хотят, могут обращаться хоть к королю, – ответила она. – Это еще пока моя земля, и распоряжаюсь ею я.
Ральф рывком распахнул дверь.
– Послушай, не надо быть такой самоуверенной. Не надо.
Джон долго сидел, склонившись над картами и чертежами в доме Силаса. Наконец он поднял голову и откинулся на спинку стула.
– Так я и предполагал, – упавшим голосом произнес он. – Других вариантов нет. Если нельзя пройти по территории мисс Мартиндейл, то весь наш проект неосуществим. На то, чтобы провести канал южнее Стентон – Лидерда, потребуется еще сорок тысяч фунтов. А таких денег у нас нет.
Силас снял с лица носовой платок и, сладко зевнув, вытянулся на диване во весь рост.
– Джон, в таком случае тебе придется ее уговорить. Вот чертова баба! Молодая, но упрямая, как ослица. Послушай, надо действовать лаской. Все женщины любят, когда с ними ласково разговаривают. И еще они обожают комплименты.
Джон нахмурился.
– Сомневаюсь, что сладкие речи на нее подействуют, – ответил он. – Или я совсем не разбираюсь в женщинах. А, кроме того, боюсь, что я не с того начал и испортил о себе впечатление.
– Как же это тебе удалось?
Джон уперся локтями в стол и подпер голову кулаками.
– Знаешь, эта встреча с мисс Мартиндейл у меня была не первой, – сказал он. – Впервые мы встретились с ней два года назад, случайно и в необычной обстановке. Слова, которые я тогда сказал ей, видимо, сильно подействовали на нее. О той встрече она не забыла. А я забыл. Я даже не узнал ее. Вспомнил, только когда уходил от нее. Думаю, что такую женщину, как Онор Мартиндейл, моя короткая память должна была оскорбить.
– Да ладно, дружище. Нельзя же помнить всех хорошеньких женщин, с которыми когда-либо встречался.
– Наверное, нельзя. Но ее я был обязан запомнить. Это женщина потрясающей красоты, тонкая натура и при этом, заметь, очень умная.
Силас сел и хлопнул себя по колену.
– Раньше ты влюблялся только в шлюх. Послушай, у меня возникла блестящая идея! Я знаю, как можно реализовать наш проект. Для этого тебе надо жениться на этой даме. Тогда ты сможешь распорядиться ее землями и сэкономить сорок тысяч. На эти деньги можно будет построить еще дюжину отличных каналов. Например, между Карстоком и Бафом. Тогда к своему дому или конюшне ты смог бы подплывать на лодке.
Джон свернул топографические карты.
– Иногда я жалею, что смотрю на жизнь не так легко, как ты, Силас, – сказал он. – Тогда для меня все было бы значительно проще. Ты думаешь, что все проблемы можно решить одним поцелуем?
Силас рассмеялся.
– Старина, с девятью женщинами из десяти – да, – заметил он. – А что? Отличная мысль! Тебе следует попытаться. Я приложу все усилия, и твое божественное создание вспомнит, что она всего лишь женщина, а ты красивый молодой мужчина.
Поднявшись к себе в спальню, Джон распахнул окно и посмотрел на усыпанное звездами небо. Он сел в кресло и мысленно вернулся на два года назад. Вот такой же ночью, на балу, он встретил загадочную женщину, которая, как ему показалось, нуждалась в утешении. Их разговор был прерван начавшейся грозой. Страсть вспыхнула в нем мгновенно. Но он все же сумел сдержать себя. Долгое время после этой встречи он постоянно думал о ней, затем уехал в Италию, с головой ушел в работу и забыл о ней. Ее образ стерся из его памяти. Теперь эта женщина встала между ним и его мечтой, работой, к которой он долгие годы готовился. Онор Мартиндейл… Нет, она явно не та женщина, сердце которой можно было бы завоевать одним горячим поцелуем. В этом он был абсолютно уверен.
На следующее утро по дороге в Стентон – Лидерд Джон случайно встретил Шарлотт. Девушка, окруженная детьми, с озабоченным лицом вглядывалась в крону огромного дуба. Ее густые волосы выбились из-под маленькой шляпки. Шарлотт протягивала руки к ветвям дуба, шелковая ткань желтого платья туго обтягивала ее стройную девичью фигурку.
«Если бы сейчас мой дружок Силас мог прочитать мои мысли, то он больше бы не говорил, что женщины меня перестали волновать», – подумал Джон и натянул поводья. Он спрыгнул с лошади и, взяв ее под уздцы, повел за собой.
– Простите, у вас что-то случилось? – спросил он девушку. – Я могу вам чем-то помочь?
Она обернулась, и он увидел ее испуганные глаза.
– У нас неприятности. Наш Джордж залез на дерево и теперь не может с него слезть.
Джон поднял глаза и увидел отчаянно вцепившегося в ветку дерева шестилетнего мальчугана. От страха тот всхлипывал. Джон привязал к дубу коня и протянул Джорджу руки.
– Ну, малыш, прыгай, а тебя поймаю. Мальчик посмотрел вниз, но даже не пошевелился.
– Ну, Джордж, давай же! – крикнула ему Шарлотт. – Этот господин не даст тебе упасть.
Однако ни ее слова, ни ободряющие крики детей эффекта не возымели – малыш упрямо держался за ветви. Тогда Джон снял с головы треуголку, бросил ее на траву и полез на дуб.
– Сэр, прошу вас, будьте осторожны, – взмолилась Шарлотт. – Если вы упадете…
«Если я упаду, – подумал Джон, – может быть, в твоих голубых глазах появится отчаяние? И ты прижмешь меня к своей груди? Как странно, я ехал для трудного разговора с одной девушкой, а встретил другую, настоящую красавицу с добрыми глазами».
Он влез на дерево, с трудом разжал побелевшие пальцы мальчугана, обхватил его и, сидя на толстом суку, спустил незадачливого Джорджа на землю. Затем спрыгнул сам.
Дети радостно зашумели. Шарлотт шутливо надрала уши провинившемуся и повернулась к Джону:
– Спасибо, сэр. Огромное вам спасибо. Я вам так благодарна, мистер…
– Баннистер. Джон Баннистер. К вашим услугам. – Он вежливо поклонился.
Шарлотт в ответ присела в реверансе.
– О боже, – упавшим голосом произнесла девушка. – Вы тот самый господин, который собирается прокладывать канал. Это правда?
Джон молча кивнул.
– Сэр, думаю, что мисс Мартиндейл не захочет вас принять. Боюсь, что она будет недовольна, когда узнает, что я с вами разговаривала.
– Неужели же я такой злодей? – улыбнулся Джон.
Шарлотт отвела глаза:
– Нет-нет, на злодея вы совсем не похожи. Вы мне кажетесь очень добрым. Но вы…
– Я все понимаю, – прервал ее Джон. – Мисс Мартиндейл полагает, что я работаю на злодея в образе лорда Портинскейла. Надеюсь, что сегодня мне удастся убедить ее, что канал послужит не только лорду, но и простым людям тоже. Он принесет выгоду и самой мисс Мартиндейл, поскольку она сможет покупать уголь по более низкой цене.
– О, эти доводы на нее не подействуют. Во-первых, она очень богатая, а во-вторых, уголь лорда Портинскейла она не покупает. В качестве топлива в Стентон-Лидерде мы используем торф и дрова.
Теперь Джон понял, почему мисс Мартиндейл все считают странной девушкой – она, самая богатая в округе, топила тем же, что и бедняки.
– Как вы считаете, я смог бы ее переубедить?
В глазах Шарлотт промелькнул испуг.
– Даже и не знаю, – ответила девушка. – Когда Онор считает, что поступает правильно, то решений своих не меняет. А вот и она. Будет лучше, если вы с ней сами обо всем поговорите.
Онор, пришпоривая лошадь, быстро приближалась к ним. На ней было синее бархатное платье с кружевными манжетами и воротником и шляпа со страусовым пером, касавшемся ее плеча. Рядом с ней на сером пони скакал мальчик, сбоку на длинном поводке бежал волкодав.
Завидев Онор, дети было бросились ей навстречу, но Шарлотт с криком, что они могут попасть под копыта лошади, мгновенно их остановила.
Девчушка со светлыми кудряшками протянула ручонки к Онор и запрыгала от радости. Онор намотала поводья на руки.
– Шарлотт, подсади Сусанну, – попросила она.
Джон рванулся вперед:
– Прошу вас, позвольте это сделать мне.
Онор поблагодарила его кивком. Девочка, оказавшись на лошади, крепко прижалась к хозяйке. Та быстро прикрыла ноги ребенка подолом своего бархатного платья. На какое-то мгновение суровое выражение ее лица смягчилось, она перевела взгляд на Джона, и тот прочитал в ее глазах осуждение.
– На этот раз, мистер Баннистер, вы пытаетесь войти с черного хода? – спросила Онор. – У вас появились новые аргументы в защиту своего проекта, или вы пытаетесь переманить мисс Таунли на свою сторону?
– Онор, но это же несправедливо, – возмутилась Шарлотт. – Просто мистер Баннистер очень помог мне. – И девушка рассказала Онор, какую помощь он ей оказал.
– Не надо было позволять Джорджу взбираться на дерево, – укоризненно заметила Онор.
Нежные щечки Шарлотт мгновенно покрылись багрянцем.
– Онор, ну как же ты так можешь? – воскликнула она в отчаянии и, взяв себя в руки, почтительно присела в реверансе.
Девушка велела детям встать парами и, склонив голову и опустив плечи, повела их строем в сторону дома.
Онор, нахмурившись, смотрела им вслед.
– Мисс Мартиндейл, – тихо кашлянув, произнес Джон, – я приехал, прежде всего, чтобы принести свои извинения. Я виноват, что не сразу узнал вас.
Она пожала плечами и провела рукой по кудряшкам Сусанны.
– А почему вы должны были меня узнать? На балу я была в вечернем платье и с высокой прической.
– Мисс, вы очень ко мне снисходительны, но я себе этого простить не могу.
И тут Джон вспомнил о совете Силаса.
– Ваша удивительная красота должна была врезаться…
– Не надо мне льстить, мистер Баннистер, – прервала его Онор. – Мужчины прибегают к такой тактике, но я уже достаточно взрослая. Среди тех, кто просил моей руки, люди в три раза меня старше, с высокими титулами и без оных, молодые амбициозные мужчины, которым нужны мои земли, чтобы иметь возможность пройти в парламент. Многие хотели бы продать лакомый участок земли на берегу реки. Такие претенденты в мужья мне не нужны.
– Со дня нашей первой встречи вы сильно изменились, – заметил Джон.
Онор вновь пожала плечами:
– Что ж, возможно. Тогда я еще не знала, как мне жить. Теперь знаю и очень счастлива. – Она прижалась щекой к светлой головке девочки. – Для вас такое счастье, наверное, покажется странным. Ведь я окружила себя сиротами и детьми из бедных семей. Мужчины часто смотрят на женщину, которая недурна собой и не глупая, как на потенциальную жену, но никогда не разделят ее взглядов на жизнь. А я свою цель нашла.
– Мне кажется, что вам просто не повезло, – приободренный ее миролюбивым тоном, заметил Джон. – Я знаю мужчин, которые советуются со своими женами. И это только укрепляет их брак. Вы смотрите на жизнь с позиции богатой и наделенной властью женщины. Естественно, что вас окружают мужчины, которых привлекает ваше состояние. Неужели вам не довелось встретить того, кто заронил бы в вас хоть искорку чувства?
– Нет, такой мне пока не встретился, – чуть быстрее, чем нужно, произнесла Онор и отвела глаза в сторону. – Правда, мне однажды показалась, что я встретила такого человека. Но как оказалось, то была игра моего воображения. А теперь у меня есть дети. В них и заключена вся моя жизнь. И это то, что мне необходимо.
– Они не всегда будут с вами. Малыши вырастут и разлетятся, как птенцы из гнезда.
– Да, конечно! – воскликнула девушка. – Но их место займут другие.
– Всех детей, которым суждено работать на шахтах, вы не спасете, – возразил Джон.
Онор свела брови.
– Это меня постоянно печалит, – ответила она. – То, что я делаю, – только капля в море. Но меня не остановят трудности. Я продолжу начатое мной дело.
Онор крепче прижала Сусанну к себе и поцеловала ее в розовую щечку.
– Из-за того, что я не смогу помочь остальным детям, я должна отказаться от этого чуда? Странно, что вы хотите, чтобы я сошла с выбранного мной пути. Два года назад вы посоветовали мне совсем другое.
Джон качнул головой.
– Нет, я к этому вас не призываю, – сказал он. – У вас врожденная сила воли, и оттого, что вы избрали, никогда не откажитесь.
– И все же тогда в саду вы сказали бы мне совсем другое, если бы знали, что произойдет в ту ночь.
– В какую ночь? – удивленно спросил Джон.
– Когда я с бала возвращалась домой. Вы же этого не знаете.
Он слушал ее молча, поглаживая морду лошади. Девушка вкратце рассказала ему о застрявшей на дороге телеге с детьми и о том, что она велела привезти их в Стентон – Лидерд.
– Теперь, мистер Баннистер, вам понятно, что я своего решения по поводу канала не изменю.
Он вскинул руку.
– Позвольте, я объясню вам, как положительно скажется наличие канала на судьбах таких вот детей. Его строительство даст работу беднякам, которые впоследствии станут покупать уголь по более низкой цене. Приведу вам наглядный пример. Герцог Бриджуотер построил канал, который принес выгоду не только ему, но и бедным слоям населения. Мисс, канал совсем не выдумка какого-то там злодея.
– Я вам верю. У меня претензии не к вам, а к лорду Портинскейлу. Если бы вы собирались строить канал, пусть даже для того, чтобы перевозить по нему уголь, но добытый на шахтах, на которых нет чудовищной эксплуатации детей, я бы пошла вам навстречу. А коль это не так…
Она жестом дала понять, что разговор закончен, и взяла из рук девочки хлыст, которым та играла. И тут Джон осознал, что за все это время Сусанна даже слова не произнесла. Наверное, так у них заведено, подумал он, когда говорит мисс Мартиндейл, дети молчат и безропотно выполняют все ее приказания.
Мальчик, который приехал вместе с Онор, неожиданно вскрикнул.
– Барти, что случилось? – встревожилась Онор.
– Дым, мисс. Вон там, где река. Похоже, что горит лес.
Онор и Джон посмотрели, куда указал мальчик.
– Да, ты прав, – взволнованно произнесла девушка. – Барти, бери Сусанну и скачи домой.
Мальчик насупился.
– Я больше пользы принесу… – пробурчал он.
– Делай, что я велела, – оборвала его Онор. – Затем соберешь всех мужчин и ребят постарше и мигом к реке. Мистер Баннистер…
Но Джон был уже в седле и мчался к тому месту, над которым поднимался черный столб дыма. Услышав за своей спиной топот лошади, он обернулся и помахал Онор рукой. Девушка скакала за ним, подгоняя лошадь ударами хлыста. Да, легче остановить ветер, чем заставить мисс Мартиндейл отказаться от задуманного, подумал Джон.
Оказалось, что горел летний домик, стоявший на опушке возле реки; огонь, охвативший деревянное строение, огромными языками пламени взвивался в небо. От разлетавшихся во все стороны искр горели ближайшие кусты и сухие ветви деревьев. Мужчина, которого Джон принял за егеря, суетливо бегал вокруг огня.
Онор и Джон с трудом остановили своих лошадей.
– Как же такое могло случиться? – задыхаясь от быстрой езды, спросила девушка.
– Видимо, кто-то из детей пошалил, – предположил Джон.
– Но им одним здесь появляться запрещено. Кроме того, полчаса назад я здесь проезжала.
– Сейчас это уже не важно. Кто-нибудь присматривает за вашим хозяйством?
– Да, управляющий. Но он уехал закупать скот.
– Отлично. В таком случае тушение пожара я беру на себя. Скачите к дому и велите всем, кто там есть, принести с собой ведра. Все, во что можно налить воду. А также лопаты и багры.
– Багры? – удивленно переспросила Онор.
Джон не стал тратить время на объяснение, для чего на пожаре нужны багры, а поехал искать удобный подход к реке. Девушка немного подумала, развернула лошадь и поскакала в сторону дома.
В течение последующего часа воздух оглашали возбужденные крики людей. Трещали пожираемые огнем бревна и ветви стоявших рядом с домом деревьев. Джон велел Бартоломью поставить детей в цепочку от места пожара до реки, а слугам – баграми растаскивать горящие бревна и засыпать землей огонь. Он так гонял свою испуганную лошадь, что та не вытерпела, сбросила его из седла и убежала.
В конце концов, пожар был потушен. Мужчины и дети, в рваной одежде, потные и с закопченными лицами, собрались вместе и, тяжело дыша, разглядывали то, что осталось от летнего домика. Джон в суматохе совсем забыл об Онор и вспомнил, о ней лишь в тот момент, когда она подвела ему лошадь.
– Вы поранились? – увидев на его руке кровь, с тревогой в голосе спросила девушка.
– Пустяки. Ничего серьезного. В противном случае я бы чувствовал боль. Не стоит обращать внимание на такие пустяки.
– У вас кровь на голове. Смотрите, рана, но, похоже, неглубокая. Дома вами займется Шарлотт. Она эту ранку вам обработает.
Лицо Онор было бледным, хлыст в ее руках слегка дрожал. Девушка явно волновалась.
– Мистер Баннистер, я перед вами в неоплатном долгу, – сказала она, и улыбка коснулась ее губ. – Вы молодец, знаете, как поступать в экстремальных ситуациях.
«Можно считать, что она меня похвалила, – подумал Джон. – Но какая же у этой девушки выдержка!»
Он взял у нее поводья и вскочил в седло. Теперь он здесь был не нужен – его миссия была выполнена.
Поблагодарив слуг и наемных работников за помощь в тушении пожара, Онор велела всем отдыхать, пообещав в качестве награды выплатить каждому по недельному жалованью. Неожиданно она заметила мальчика лет восьми. Он тер руками глаза и тихо плакал.
– Генри, что случилось? – наклонившись к нему, заботливо спросила девушка. – Ты ранен?
Мальчик, не поднимая головы, громко всхлипнул:
– Нет, мисс. Новый костюм, что вы мне дали… Вы сказали, чтобы я берег его… А я его порвал и испачкал в саже.
– Ну вот, нашел о чем горевать! Я же не знала, что, как только ты его наденешь, случится пожар. Ты так героически сражался с огнем! Не плачь, Генри, завтра мы найдем тебе другой костюм. А ты очень храбрый мальчик. Я тобой горжусь.
Онор объехала всех, кто принимал участие в тушении пожара. Убедившись, что никто не получил ранений, она вернулась к Джону.
После истошных криков и суеты стало удивительно тихо. Усталые люди двинулись по направлению к дому. Онор смотрела им вслед, прикусив губу. Джону показалось, что она вот-вот заплачет.
– Мне кажется, что дети вас очень любят, – заметил он.
– Просто я по-доброму к ним отношусь, – дрогнувшим голосом ответила Онор. – А доброта – это то, что большинство из них никогда не видели. – Девушка отвела в сторону глаза. – Знаете, я не удивлена, что многие называют меня эксцентричной, – продолжила она. – Детство – это такой отрезок жизни, который заканчивается очень быстро. Так мы обычно считаем.
– В таком случае мне повезло больше, чем вам, – сказал Джон. – У меня было счастливое детство. Мы жили большой семьей и, несмотря на бедность, не голодали. Отец мой был деревенским священником. Я и мои братья и сестры всему в жизни учились сами. Не помню, чтобы нас когда-то несправедливо наказывали родители.
– Да, вы действительно были счастливы, – задумчиво произнесла Онор и гордо вскинула голову. – И все-таки сидение взаперти в темной комнате или стояние в углу явно пошли мне на пользу. Однако к своим детям подобных наказаний я применять не собираюсь.
– Но порой они бывают непослушными.
– Естественно, бывают. И естественно, я их наказываю. Прежде чем взять к ним наставника, я проверяю, разделяет ли он ту же точку зрения на воспитание детей, что и я. Хотя вы, возможно, придерживаетесь иного мнения? Но я в своих взглядах далеко не одинока. Ханна Мор и ее сестра, которых я недавно посетила в Чеддар-Гордж, намерены открыть школу для бедняков. В Клочестере мистер Роберт Рейке по воскресеньям собирает на улицах детей-беспризорников и водит их в собор на утреннюю мессу. Я слышала, что на респектабельных горожан эти дети наводят ужас, но вот мистера Рейкса они слушаются. Более того, он начал строительство воскресной школы. Наверное, вы уже об этом слышали?
Джон отрицательно покачал головой:
– Мисс, как я уже говорил вам, последние два года я пробыл за границей. А сейчас почти все свое время я отдаю работе.
Она покраснела и отвела глаза. Возникла неловкая пауза. Взяв себя в руки, Онор снова обратилась к Джону.
– А ваш отец жив? – спросила она.
– Да, жив, но он уже в преклонных годах.
– И вам приходится содержать ваших родителей?
– Да, конечно. И младших братьев тоже.
– Значит, для вас строительство канала жизненная необходимость?
– Совершенно верно. Я не задумываюсь о морали тех, кто вкладывает деньги в строительство каналов. Я должен быть благодарен им за то, что мне поручают такую работу. И их доверие я обязан оправдать.
Оставшуюся часть пути они провели в молчании. Онор о чем-то думала.
– Мистер Баннистер, – медленно произнесла она, как только они подъехали к дому, – я перед вами в долгу. Так что, если хотите, можете приехать ко мне в следующий вторник и объяснить, где вы планируете строить канал на моей территории.
У Джона мгновенно просветлело лицо.
– Только не думайте, что я изменила свое решение, – предупредила девушка. – Просто я готова выслушать ваши доводы. А сейчас я приглашаю вас к себе. Шарлотт обработает вам рану.
Джон хотел, было отказаться, но передумал. «Ничего плохого в том, что рядом со мной побудет хорошенькая девушка», – решил он.
Перед тем как войти в дом, он принялся чистить щеткой испачканную на пожаре одежду и тут обнаружил, что у него пропали часы.
– Должно быть, я их потерял, когда меня сбросила лошадь, – увидев тревогу в глазах Онор, сказал он. – Да ладно, никуда они не денутся. Я же помню, где упал. Ничего страшного. Если и не найду, то невелика потеря.
Но выражение глаз Онор сказало ему, что она не согласна с его доводами.
– Если ваши часы не найдутся, то прошу вас принять от меня другие, – произнесла девушка. – А сейчас извините – я вас оставлю. Мне… Мне надо срочно поговорить с Бартоломью. А, вот и Шарлотт. Сейчас она займется вашей раной.
Все происходило так, как и представлял себе Джон. Тонкие пальцы Шарлотт касались его головы, ее голубые глаза излучали нежность. Она спрашивала, не больно ли ему, и голос девушки в его ушах звучал дивной мелодией. Когда рана была обработана, Джон откинулся на спинку кресла, закрыл глаза и задумался. Общение с Шарлотт доставляло ему истинное наслаждение. «Две девушки, примерно одного возраста, – думал он, – но какая между ними огромная разница! В общении с Шарлотт я чувствую себя раскованно, а с Онор испытываю постоянное напряжение. Кроме того, Шарлотт служит у мисс Мартиндейл, а это значит, что мы с ней одного поля ягоды».
Джон взял руку девушки и в знак благодарности поцеловал каждый ее пальчик. Они болтали, смеялись, и обоим было хорошо. Но тут скрипнула дверь, и в комнату вошла Онор. В руке она держала часы Джона. Лицо ее было таким злым, что Джон невольно отступил на шаг назад. Шарлотт поспешно собрала перевязочный материал, чашку и ножницы и быстро вышла из комнаты. Джон взял протянутые ему часы и натянуто рассмеялся.
– Мисс, а они ходят, – заметил он.
– Вы что-то еще потеряли, мистер Баннистер? – холодно выгнула бровь Онор.
Джон проверил свои карманы и отрицательно покачал головой.
– Если все же обнаружится, что вы потеряли какую-то вещь, то сообщите мне. Или поищите ее сами.
Чувствуя в ее голосе ледяную холодность, он с удивлением посмотрел на мисс Мартиндейл. Но на его вопросительный взгляд та ничего не ответила, а дернула за шнурок колокольчика. Вошедшего в комнату лакея Онор попросила проводить Джона и показать ему, где стоит его лошадь. Джон никак не мог понять, почему у нее так сильно изменилось настроение. Видимо, причина заключена в ее эксцентричности, в конце концов, решил он.
Во дворе Джон увидел Бартоломью. Мальчик стоял, прислонившись спиной к стене, и презрительно смотрел на него. «Странно, но полчаса назад мы были с ним почти друзьями, – подумал Джон. – Может, после ранения у меня с головой стало не в порядке, и мне все это только кажется?»
Над его головой скрипнули ставни, и из окна выглянула улыбающаяся Шарлотт. Выезжая из ворот усадьбы, Джон обернулся и увидел, что девушка машет ему платком. Он снял с головы треуголку, отвесил девушке прощальный поклон, твердо решив, что, как бы холодно его ни встретила Онор Мартиндейл, он во вторник в этот дом обязательно вернется.
Так что же произошло на самом деле в доме Онор?
Как только Джон вошел в комнату к Шарлотт, которая должна была обработать его рану, Онор направилась на скотный двор. Там она заметила умывавшегося из ведра Бартоломью. Девушка подождала, пока он закончит свои дела, а затем строго спросила:
– Я не ошибусь, если скажу, что у тебя есть некая вещь, которая принадлежит мистеру Баннистеру?
Мальчик вытер о брюки руки и пошарил в кармане.
– Вот, – протягивая руку, ответил тот. – Только на этот раз я ничего не украл. Эти часы я нашел в траве. А потом, он не заслуживает того, чтобы их ему вернули.
– Бартоломью, как ты со мной разговариваешь!
Барти, опустив глаза, поддел мыском ботинка лежавший на земле камень.
– Нет, мисс, правда. Мистер Баннистер этого не заслуживает.
– Что ты хочешь этим сказать? – спросила Онор.
– Ваш летний домик загорелся не случайно, – глядя ей прямо в глаза, медленно произнес мальчик.
– Барти, да что ты такое говоришь! Кому надо его поджигать?
– Тому, кто имеет на вас зуб, мисс.
– Барти, ты мне что-то хочешь рассказать? – вглядываясь в его серьезное лицо, спросила девушка.
Мальчик с торжественным видом достал из кармана какой-то предмет и протянул Онор. На его ладони лежала серебряная трутница.
– Я нашел ее рядом с часами мистера Баннистера. Могу поклясться, что он не сказал вам об ее потере.
Онор взяла трутницу и повертела ее в руках. Она была грязная и закопченная.
– Ты сказал мне правду?
– Бог тому свидетель, мисс. Но это еще не все. Старший лесничий готов подтвердить, что сегодня утром возле вашего летнего домика он видел мужчину. Прежде чем лесничий сумел его разглядеть, тот скрылся. Но мужчина был одет как мистер Баннистер.
Онор, слушая мальчика, не могла прийти в себя от удивления.
– Вы же помните, что несколько недель назад его помощник что-то здесь вынюхивал, – продолжил Бартоломью. – Мисс, этот человек что-то против вас затевает. Он хочет построить канал и ни перед чем не остановится.
– Но… – попыталась, было возразить девушка, и тут же умолкла.
В ее памяти всплыли события последнего часа. Она вспомнила, как быстро отреагировал Джон Баннистер на известие о пожаре, словно он заранее знал, что ее летний домик загорится, как поспешно он отверг её предположения о причине, по, которой начался пожар. Но если поджог совершил он, то чего хотел этим добиться?
Онор вспомнила, каким триумфатором он выглядел, когда пожар был потушен, как просветлело его лицо после того, как она сказала, что готова снова выслушать доводы в пользу строительства канала. А что если Джон Баннистер устроил пожар, а потом помог его потушить для того, чтобы она почувствовала себя ему обязанной? Онор не хотела этому верить. И, тем не менее, он бросил такую фразу: «Я не могу осуждать мораль тех, кто…».
– Мисс, но вам стоит остерегаться не только мистера Баннистера, – прервав ее мысли, произнес мальчик. – В деревне говорят, что его рабочие грубо себя ведут по отношению к тем, кто против строительства канала. Так что, будь на вашем месте, я бы…
Увидев, что Онор сурово сдвинула брови, мальчик замолк.
– И что бы ты сделал? – спросила она.
– Я был бы осторожен, мисс. Расставил бы людей, особенно вдоль реки, и не позволял бы детям далеко уходить. А еще, мисс Онор, я всегда бы держал при себе вашего волкодава.
– Барти, ты несешь вздор. Ты просто хочешь меня запугать.
Он покачал головой:
– Нет, мисс, я вас не запугиваю. Вы должны быть готовы ко всему. Вы женщина и в таких вещах не разбираетесь. Я работал на шахте, а еще раньше в порту Бристоля и многому научился. Я видел, на что способны люди, когда они приходят в ярость. А такое, мисс, не для ваших глаз.
Онор перевела взгляд с лица мальчика на серебряную трутницу. «Предположим, что Бартоломью говорит правду. Но мне непонятно одно, – подумала девушка. – Той ночью в саду мы с мистером Баннистером встретились случайно. Тогда мне показалось, что этому человеку можно доверять, и я доверилась ему. Но теперь…»
Опустив серебряную коробочку в карман, Онор направилась к дому. И тут она застала Джона и Шарлотт. Те весело смеялись, словно влюбленные.
Она обратила внимание, что, как только она вошла, Джон отпрянул от девушки и покраснел. Когда же он брал у нее часы, рука его дрогнула. О том, что помимо часов потеряна еще и трутница, мистер Банниотер даже не обмолвился.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Всего один поцелуй - Ренье Элизабет

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

Ваши комментарии
к роману Всего один поцелуй - Ренье Элизабет


Комментарии к роману "Всего один поцелуй - Ренье Элизабет" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100