Читать онлайн Если это любовь, автора - Ренье Элизабет, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Если это любовь - Ренье Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.62 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Если это любовь - Ренье Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Если это любовь - Ренье Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Ренье Элизабет

Если это любовь

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 10

Лес пожелтел, ветви могучих деревьев облетели и обнажились. Под ногами тихо шуршали опавшие листья. Кругом царила тишина, нарушаемая лишь криками неизвестной водяной птицы, кружившейся над болотом. Кэролайн потянула на себя тяжелую дверь и вошла в холодный полумрак часовни. Первоначальное тяжелое горе по Тимоти прошло, тревога за Майлса при мысли о его страданиях превратилась в тупую, отчаянную боль.
Три года заключения казались Кэролайн целой жизнью. Она расспрашивала отца об условиях жизни в тюрьме, о подробностях каждодневного существования Майлса, о пище, людях, с которыми он сидел в одной камере. Капитан очень сдержанно отвечал на ее вопросы, и по одному этому она уже догадывалась об ужасах жизни Майлса. Если бы только она могла его увидеть, заверить, что постоянно думает о нем, что ее любовь становится все глубже и сильнее, а вовсе не умерла. Но он этого не хотел. Во всяком случае, так она думала. Он не написал ей ни слова из Ньюгейтской тюрьмы. Трижды она писала ему, старательно подбирая каждое слово на случай, если письмо окажется в чужих руках, но так, чтобы он все понял, читая между строк. По временам она твердила себе, что Майлс больше не любит ее, что будет лучше, если она попытается его забыть, ведь он советовал ей как-то это.
Но, стоя на коленях в этом тихом убежище, Кэролайн понимала, что скорее забудет солнце и луну, чем изгонит из своих мыслей человека, который стал частью ее существа. Будущее с ним казалось невозможным. А без него – печальной и безрадостной дорогой в тумане, как путь через лес в ноябрьских сумерках. Три года будут тянуться в пустоте и безнадежности, прежде чем она узнает, что ждет ее впереди. Три года, которые она должна посвятить своим родителям, матери Тимоти и молитвам за Майлса, поскольку больше, кажется, ему от нее ничего не нужно. Когда он выйдет из тюрьмы, ей будет двадцать один год. Но даже если бы ей был восемьдесят один, она не могла бы чувствовать себя более опустошенной, чем сейчас.
Кэролайн встала, зябко повела плечами от сырости, перекрестилась и неторопливо вышла из часовни. Она почти так же хорошо, как Амелия, научилась владеть своими чувствами. С отцом она была всегда внимательна и весела, не желая усугублять его печаль. Только стены этой часовни и полог над ее кроватью, имей они дар речи, могли бы рассказать о ее слезах и об отчаянных молитвах.
Когда она поднималась по крутой тропинке, колючая ветка зацепилась за ее черный плащ, напомнив ей, что скоро наступит Рождество. Праздник в Трендэрроу! Какие счастливые воспоминания пробуждали эти слова! В камине горят большие поленья, на столе блюдо с жареной индейкой, пудинг. Столовое серебро и хрустальные бокалы таинственно мерцают при свечах. Дом постепенно наполняется друзьями, которые пренебрегли ужасными дорогами, чтобы встретить в Трендэрроу Рождество. Звучит оживленная музыка, шумный капитан громогласным басом приветствует очередных гостей и распоряжается слугами, весело бросающимися выполнять его приказания. Тимоти… Рядом с ней всегда был Тимоти, верный друг и приятель. Они забирались, держась за руки, на чердак и в дырку на потолке наблюдали за джентльменами, собравшимися за карточным столом. Восхищенно прислушивались к рассказам Полли, которая размахивала руками и с пафосом описывала слугам роскошь украшений и бальных платьев дам: А ночью они в одних ночных рубашках потихоньку крались на кухню и выпрашивали у повара какой-нибудь лакомый кусочек. Когда она послушно усаживалась за клавикорды, Тимоти вставал рядом и переворачивал страницы нот, после чего веселил домашних своими неистощимыми шутками.
Но в этом году в Трендэрроу не будет ни гостей, ни музыки, ни танцев, ни песен. Черные, траурные одежды, слуги, разговаривающие приглушенными голосами, – эхо былого счастья. Смех Тимоти умолк навеки. Тимоти больше нет, он умер, исчез, вознесся в Царство Божие. А она и Майлс живы.
Может, именно поэтому они и должны страдать? Несмотря на решимость Майлса, все-таки он многих вовлек в свои дела. Он стал причиной двух ужасных смертей и был брошен в тюрьму как враг короля и правительства. Он нарушил покой в Трендэрроу, заставил страдать ближних, у нее были все причины ненавидеть его так же, как у отца – запретить произносить при нем имя племянника. Но капитан часто говорил о Майлсе, и в голосе его слышались уважение и жалость. Что же до нее… Она напишет ему еще раз, несмотря на его глубокое молчание, приготовит ему какой-нибудь подарок к Рождеству, чтобы он знал, что она не забыла, не покинула его.
Кэролайн была уже около голубятни, когда услышала, что отец зовет ее. Услышав нетерпеливый голос, она подхватила юбки и побежала. Дрожащими от волнения руками она открыла калитку. На террасе стоял отец, окруженный слугами. На минутку она остановилась, чтобы отдышаться, в ужасе думая, что произошло какое-то несчастье.
Николас Пенуорден снова принял вид командира корабля. Но парик его съехал набок, а в руке он держал письмо. Подчиняясь давно усвоенной привычке, Кэролайн встала на цыпочки и поправила ему парик.
– Папа, в чем дело? Что случилось?
– Что случилось? Что случилось?
Он обхватил ее за талию и закружил ее вокруг себя, как будто она была маленькой девочкой. Слуги радостно засмеялись.
– Я скажу вам, мисс, что случилось! – задыхаясь, воскликнул он и поставил ее на место. – Этот мятежный негодяй, мой племянник, будет освобожден!


– Хотелось бы мне, – сказал капитан с нарочитым раздражением, когда в гостиной появилась Амелия, – чтобы ты присутствовала в тот момент, когда у меня есть новость, которой я хочу поделиться. Теперь мне придется рассказывать все в третий раз.
– В этом нет необходимости, дорогой, – успокоила его Амелия. – Не успела я войти в дом, как меня буквально оглушили потрясающей новостью.
Капитан Пенуорден надул губы.
– Слуги могли бы предоставить это мне, – пожаловался он, как разочарованный ребенок.
Амелия с обычным для нее спокойствием села и сложила руки на коленях.
– Я знаю только о том, что Майлса должны освободить. Прошу тебя, расскажи, как это произошло.
Капитан, к которому сразу вернулось хорошее настроение, взял в руки письмо.
– Мистер Бенджамен Франклин оказался настолько любезным, что сам сообщил мне об этом. Это человек трезвого образа жизни, пьет только воду, представляешь? И вот в таком порядочном человеке Майлс нашел верного друга. Франклин приложил немало усилий и все свое влияние, чтобы добиться освобождения Майлса. Но решающее слово было не за ним…
Кэролайн больше не в силах была молчать.
– Мама, ты никогда не догадаешься! В дело вмешался сам губернатор Виргинии, здорово, правда?
Отец выразительно кашлянул.
– Прости, папа, – пробормотала Кэролайн, опустив голову, но не смогла скрыть улыбку и радостное волнение.
– Действительно, это сделал лорд Данмоур, – продолжал капитан. – Известие о суде над Майлсом и о его заключении в тюрьму достигло Америки. Оно вызвало бурю возмущения и манифестацию в его поддержку. Губернатор написал письмо лорду Норту с просьбой обратиться к королю за помилованием. Он предостерег, что достаточно искры, такой, как эта новость, чтобы все тринадцать колоний поднялись на восстание. – Капитан опустил письмо. – Кажется, наконец-то лорд Норт прислушался к голосу разума и за одну неделю получил аудиенцию у короля. Так что, в конце концов, можно считать, что Майлс вытащил счастливый билет.
Кэролайн вскочила со стула.
– Мама, ну разве это не замечательно?
– Действительно, весть невероятно радостная! И как ты думаешь, что теперь станет делать Майлс?
Капитан взглянул на жену из-под нависших бровей.
– Майлс перенес в тюрьме горячку и только сейчас начал поправляться. Это тоже сообщил мне мистер Франклин. Ему нельзя сразу пускаться в путешествие.
– Ты хочешь, чтобы он приехал сюда? – послушно спросила Амелия и посмотрела на дочь, отметив ее раскрасневшееся лицо и радостный блеск серых глаз. Она понимающе вздохнула. – Хорошо. Я с радостью встречу его, хотя, мне кажется, со временем ты пожалеешь о своем приглашении.
Он озадаченно поинтересовался:
– Почему это я пожалею?
Амелия встала и подошла к окну раскрыть ставни.
– Когда-то я думала, что он приехал, чтобы забрать себе Трендэрроу. Но он хочет гораздо большего, поверь мне. – Она помолчала, нервно сжав руки. Выражение ее глаз было строгим, голос резким. – Да, привези его сюда, Николас, если ты хочешь счастья нашей дочери. Николас, привези Майлса в Трендэрроу, прошу тебя.


– Не надоело тебе целыми часами простаивать у окна? – в отчаянии в который раз повторила Амелия. – Ничего удивительного, дитя мое, что ты стала такой бледной, ведь ты уже две недели не выходишь из дому. Отец сказал, уезжая в Лондон, что привезет Майлса не раньше чем через несколько недель. А может, тот и вовсе не приедет… – В этот момент Кэролайн с таким ужасом посмотрела на мать, что та сдалась: – Да нет, конечно, приедет. Только надо подготовиться к тому, что он сильно изменился. Надо принять во внимание, что он только что перенес серьезную болезнь и еще очень слаб. Можно подумать, что мы готовимся принять коронованную особу, а не мятежника.
– Мама, ты говоришь так горько. Я думала, что Майлс стал тебе нравиться.
– Нравиться? Что ты имеешь в виду? Разве можно относиться дружелюбно к вору, который крадет у тебя счастье? И я должна открыть объятия этому иностранцу, который отнимет тебя у нас, увезет так далеко, что мы никогда больше не увидимся?
Кэролайн была поражена болью, звучавшей в голосе матери.
– Мама, но этого может не случиться. Я сама даже не осмеливаюсь об этом мечтать. Майлс был непреклонен в отказе взять меня с собой в Виргинию.
– Но месяцы, проведенные в тюрьме, должны были дать ему время передумать.
– Не думаю, мама, что это возможно. Ты же знаешь, он ни разу не ответил мне на мои письма.
– А тебе не приходило в голову, что он подвергал тебя испытанию? – Видя удивление Кэролайн, Амелия взяла дочь за руку. – О, так легко вообразить себя влюбленной в красивого мужчину, который умеет вскружить голову молодой девушке. Я подозреваю, что этого-то Майлс и опасается – что ты вообразила себе любовь, и только. Он наверняка решил, что, столкнувшись с трудностями, ты обнаружишь, что твоя так называемая любовь не что иное, как девичья фантазия. Его молчание дало тебе шанс подумать…
– Что я его действительно люблю, мама? Да, это правда, я люблю его по-настоящему.
– Я знаю, дитя мое. Думаю, Майлсу достаточно только взглянуть на тебя…
Кэролайн во все глаза смотрела на мать.
– Ты хочешь, чтобы я вышла за него замуж и покинула тебя и папу?
Амелия отвернулась, крепко сцепив пальцы.
– Я хочу, чтобы ты была счастлива. И твой отец, полагаю, поддержит меня…
– Мама, знаешь, что я вспомнила? В доме лорда Бренкомба я как-то раз доверила папе свои мечты, а он сказал: «Больше всего я хочу, чтобы ты вышла замуж по любви». Возможно, он уже тогда предвидел, что Майлс…
– Нет, не строй заранее воздушных замков, дитя мое, – предостерегла она Кэролайн, когда та попыталась обнять ее в восторге. – Могу обещать только одно – я помогу всем, чем смогу.
Плечи Кэролайн поникли.
– Мама, если Майлс попросит моей руки, как я перенесу расставание с тобой?
– После нашего расставания ты повернешься к прошлому спиной, а лицом к новой жизни, как когда-то Мэри Пенуорден. Она понимала, что ее ждет трудная жизнь. Но это не заставило ее свернуть с избранного пути, и ты знаешь, какое счастье нашла она в семейной жизни. И хотя мне предстоят бессонные ночи в тревоге за тебя, все равно я считаю, что лучше встретить опасность вместе с мужчиной, которого ты любишь, чем прожить всю жизнь здесь, в Трендэрроу, в одиночестве.
Кэролайн обняла мать и прижалась к ней щекой.
– Мама, как хорошо ты меня понимаешь. Может, это прозвучит грешно, но я никогда не грустила о смерти моей родной матери. Мне никогда не хотелось иметь другую мать, кроме тебя.
Амелия крепко прижала к себе дочь и поцеловала ее. Затем отвернулась, чтобы скрыть подступившие слезы, это так редко с ней случалось. Она высвободилась из объятий девушки и строго сказала:
– Полно, дитя мое. Мне нужно идти, меня ждут дела. Завтра, если будет хорошая погода, ты с Полли поезжай в Плимут, я тебе дам список вещей, которые понадобятся к приезду Майлса. Пора тебе уже выйти за стены дома.
На следующее утро небо было светло-голубым, погода обещала быть чудесной. Плавно скользя вниз по течению реки в лодке, Кэролайн почувствовала, что к ней возвращается способность быстро восстанавливать силы, радость при виде красоты долины, которую она не замечала со времени своего возвращения домой, и жажда приключений, которую она столько времени подавляла в себе. Вода, сверкающая под солнцем, не таила в себе угрозы. Военные корабли и крупные парусные суда, зимующие в гавани, выглядели надежными защитниками. Может быть, весной она взойдет по сходням на палубу одного из них, рука об руку с Майлсом…
Накупив всякой всячины, Кэролайн пообедала у друзей Амелии и направилась домой, пребывая в необычайно приподнятом настроении. У нее была давняя привычка: когда судно приближалось к берегу Трендэрроу, бросить взгляд на часовню, прилепившуюся на самом краю утеса. Для нее было своего рода хорошим предзнаменованием – увидеть сквозь деревья старинные каменные стены и крест на крыше.
Солнце уже спряталось за вершинами деревьев, но его последние косые лучи еще падали на маленькое строение. Кэролайн с любовью бросила взгляд на часовню, и в то же мгновение сердце ее забилось так сильно, словно хотело вырваться из груди. Она невольно вскрикнула. Полли схватила девушку за руку.
– Господь с вами, мисс, о чем вы только думаете? Вы же перевернете лодку!
– Неужели ты не видишь? – вскричала Кэролайн. – Там мистер Куртни, вон он, на тропинке около часовни!
Полли пристально посмотрела вдаль.
– Да, верно. Наберитесь терпения, мисс Кэролайн. Он непременно подождет вас.
Майлс приветственно снял шляпу, а девушка махала ему рукой, пока он не скрылся из вида.
Никогда еще лодочник не греб так медленно. Наконец Кэролайн покинула лодку, предоставив Полли позаботиться о покупках. Она словно ветер полетела по тропинке, которая шла вдоль берега реки. Как хорошо, подумалось вдруг Кэролайн, что она приближается к часовне со стороны реки, а не от дома, как в тот день, когда она ждала Тимоти, а повстречала Майлса.
Да, сейчас был декабрь, а не май. Солнце уже зашло, и лес вдруг почернел и негостеприимно закачал ветвями. На землю опустились сумерки.
Кэролайн остановилась в том месте, где тропинка начинала круто подниматься, ее возбуждение внезапно угасло, радость ожидания сменилась горькой болью. И все же, все же… Тимоти, который так любил радость и веселье, стал бы порицать ее за эту надежду на будущее? Она беспомощно прошептала:
– Я никогда не хотела тебя обидеть. Я позвала тебя, но не для того, чтобы ты погиб…
Девушка ясно вспомнила выражение его глаз, когда он лежал у нее на коленях. В них не было тоски, только любовь и всепрощение. Она сама возложила на себя вину за его смерть. С высокого каштана сорвался последний желтый лист и, вращаясь в воздухе, упал на ее плечо. Как будто Тимоти коснулся на мгновение ее плеча, а из молчаливого леса до нее донесся тихий голос: «Кэролайн, я сделаю все, чтобы ты была счастлива…»
Душа ее исполнилась величайшего спокойствия, и она двинулась дальше навстречу человеку, который ждал ее около часовни.
Майлс стоял в той же позе, в которой она впервые его увидела, – одной ногой опершись на изогнутый корень дуба. Он обернулся и поклонился ей с такой же серьезной почтительностью. Но губы его не улыбались, глаза таили печаль. Тяжелый плащ для верховой езды был забрызган грязью, лицо осунулось, волосы потеряли блеск, щеки запали, а под глазами темнели круги. Она заметила, что он с трудом выпрямился и в его внешности не было и следа самоуверенности, которая так задевала ее поначалу.
– Майлс, дорогой мой! – вскрикнула она, протянув навстречу ему руки.
Он не тронулся с места, лицо его оставалось бесстрастным. Он словно превратился в статую, темное, неподвижное изваяние.
Она неуверенно приблизилась к нему.
– Вы были тяжело больны?
– У меня была горячка, после которой я еще не оправился. Но это ничего.
– Мы позаботимся о том, чтобы вы окончательно выздоровели. Я и мама, мы сделаем все возможное.
– Здоровье мое вернется довольно быстро. Меня мучают мысли, терзают сомнения.
Голос его прозвучал так безутешно, что у нее больно сжалось сердце.
– Из-за Тимоти?
– Да, из-за него тоже. А еще из-за Бенджамена, дяди Николаса, Пирса. Но больше всего из-за вас. – Он отвернулся, сжав руки. – Что принес я тем, кого люблю, кроме смерти, бессонных ночей и горя?
– Полно, стоит ли себя так изводить? Прошлого не вернуть. У каждого своя судьба, на все милость Божья. А что касается меня…
Майлс поднял голову. Кэролайн увидела в его глазах отчаянную надежду и чуть не заплакала от счастья.
– Я люблю вас, Майлс, – нежно сказала она. – У меня было достаточно времени, чтобы все хорошенько обдумать и навсегда отказаться от своих детских фантазий. Я уже говорила вам, и это правда, что я ничего не боюсь. То, с чем пришлось в жизни столкнуться вашей маме, я тоже смогу преодолеть, если вы все еще любите меня.
– Кэролайн! – Он широко развел руками. – Да только мысль о вас и освещала мою жизнь в тюрьме. Вы дали мне надежду своим письмом. Вы писали о том, что ждете меня, и три года моего заключения казались вам всего тремя неделями.
– Но вы мне ничего не ответили. Я не получила ответа, Майлс!
– Потому что я сомневался в вас, да простит меня Бог. Вы ведь еще совсем ребенок и не знаете жизни, моя дорогая. Кэролайн, я слишком сильно вас люблю!
Пряча нетерпение, с которым она ждала этих слов, она спокойно спросила:
– И вы все еще хотите, чтобы я отправилась с вами в Америку?
Он взял ее лицо в свои руки и заглянул в глаза:
– Вы так сильно изменились, маленькая кузина. Я вижу это по вашему лицу, угадываю по вашему голосу. Неужели вы действительно готовы ехать со мной? – Неожиданно Майлс замолчал и, покачнувшись, приложил руку ко лбу. – Простите, но, кажется, я слабее, чем думал. Кэролайн заботливо сказала:
– Пойдемте-ка домой. Солнце село, и стало холодно и сыро. Впереди у нас долгая зима и целая жизнь, чтобы рассказать о том, что мы чувствуем друг к другу.
– Душа не замечает времени, – улыбнувшись, ответил Майлс. – Она хватается за мгновение. И есть иные способы прогнать холод, чем просто разжечь в камине огонь.
Он заключил ее в объятия. И на этот раз она оказалась в них без малейшего колебания.
Долина погрузилась в зимние сумерки. Шумели тростниковые заросли у реки. На толстый сук дуба опустились две вороны, громко каркая. Кэролайн счастливо улыбнулась. Вокруг них был Трендэрроу. Но теперь она понимала, что он был надежной гаванью, откуда можно отправиться навстречу новым горизонтам, и, возможно, однажды, если не зазвучат барабаны войны, она вновь вернется сюда.


Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - Если это любовь - Ренье Элизабет

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Если это любовь - Ренье Элизабет



стоит прочитать , интересный рассказ
Если это любовь - Ренье Элизабетэля
28.07.2011, 14.52





Не интересно
Если это любовь - Ренье Элизабетелена:-)
21.04.2014, 17.17








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100