Читать онлайн Влюбленный упрямец, автора - Рей Энджи, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Влюбленный упрямец - Рей Энджи бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.9 (Голосов: 30)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Влюбленный упрямец - Рей Энджи - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Влюбленный упрямец - Рей Энджи - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Рей Энджи

Влюбленный упрямец

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Встретиться с Гареком Вишневски оказалось чуть ли не труднее, чем попасть к Папе римскому. Охранник рассматривал ее удостоверение личности так, будто подозревал, что оно поддельное. Потом спросил, по какому она делу. Элли объяснила. И наконец он позвонил, не спуская с нее изучающего взгляда.
Десять минут. Двадцать... Элли начала злиться. Она пришла, закончив уборку во втором доме, и чувствовала себя грязной и потной. Хотелось поскорее попасть домой, вымыться и приготовиться к вечеринке. Почему вместо того, чтобы развлекаться у дяди, она должна стоять в холодном вестибюле и ждать Гарека Вишневски? И все из-за Мартины, уговорившей ее связаться с ним напрямую.
– Разве ты не понимаешь, Элли? – настаивала Мартина. – Это же твой шанс. Верни ожерелье и предложи купить какое-нибудь произведение искусства из галереи. Может быть, он и согласится. А если повезет, назначит тебе свидание.
– Сомневаюсь, что он способен ценить прекрасное, – возразила Элли. – И если он заговорит о свидании – чего не будет, – я ни за что не соглашусь. Ведь я говорила тебе, как груб он был. А фотография на обложке журнала с "экзотической танцовщицей"! Сразу понятно, какого это сорта мужчина.
– Может быть, он так грубо себя вел, потому что испытывал неловкость из-за снимка?
Неловкость? Вряд ли. В его манерах слишком много хамской самоуверенности. А этому нет оправдания. К тому же у него отвратительный вкус на женщин и... на драгоценности. Ожерелье прекрасно это подтверждает.
В конце концов Элли не сумела переубедить Мартину и собственную совесть. Если она серьезно хочет помочь друзьям-художникам, надо забыть о гордости и идти к Гареку Вишневски.
Наконец сверхбдительный охранник, положив трубку, повернулся к ней.
– Заполните анкету, укажите фамилию и адрес. Я дам вам пропуск, с которым вы подниметесь наверх. Оставьте пальто и вещи здесь.
Наверное, он думает, что она прячет в кармане бомбу. Элли сбросила мокрое пальто, заполнила анкету и указала адрес галереи, а не дома. Потом прикрепила пластиковый пропуск к ремешку сумки.
Наверху ее встретила женщина с седыми, великолепно уложенными волосами. Голубые глаза-буравчики неодобрительно уставились на джинсы и желтый свитер посетительницы. Она быстро позвонила и провела Элли в кабинет.
Деревянные панели, бархатный ковер и массивная мебель. На стенах банальные, но явно дорогие, написанные маслом пейзажи. А прямо перед ней в троноподобном кресле – мистер Самый Востребованный Холостяк.
Серый костюм в узкую полоску, белая рубашка и черный галстук. Он выглядел таким же консервативным, как и его кабинет, но не таким элегантным. Грубоватым чертам лица и мощной фигуре костюм не шел.
– Так вы выследили меня, – сказал он.
– Простите? – Элл и смотрела ему в глаза – такие же холодные, как ветер на улице.
– Думаете, вы первая женщина, подстроившая встречу? – Гарек цинично ухмыльнулся.
Элли остолбенела. Он решил, что она нарочно налетела на него. Чтобы познакомиться с Самым Востребованным Холостяком Чикаго. Поэтому так грубо обошелся с ней вчера.
Стараясь держать себя в руках, она сделала несколько шагов и протянула футляр с ожерельем.
– Я приехала, чтобы вернуть это.
Гарек взял футляр, приподнял крышку. С минуту смотрел на драгоценность. Потом, откинувшись на спинку кресла, поглядел на Элли.
– Полагаю, вы ожидаете награды?
Элли сжала кулаки. Первый импульс – с ледяной вежливостью отказаться от денег и немедленно уйти. Но только вчера она поклялась думать как бизнесмен. А бизнесмены не брезгуют никакими доходами.
– Да, я ожидаю награды, – собрав все силы, проговорила она. Элли встретила его взгляд холодно, не моргая. У него брови поползли вверх.
– Вы по крайней мере честны. – Он достал чековую книжку. – Сколько?
– Пять тысяч. – Она назвала первую пришедшую на ум цифру.
Гарек молчал. Вздернув подбородок, Элли ждала. Но недолго. Он пожал плечами, достал ручку, выписал чек и протянул ей.
Элли насторожилась. Может быть, она и не унаследовала гены Эрнандесов, но уж Вишневски-то должен уметь торговаться! Что это за бизнесмен, который так легко расстается с пятью тысячами долларов?
– Ну?
Элли подняла голову и увидела, что он, сощурившись, наблюдает за ней. Она быстро шагнула вперед и взяла чек. Скользнула взглядом по цифрам – пять и нужное число нулей. Она боролась со своей совестью и чуть не вернула чек, но тут раздался телефонный звонок.
Гарек Вишневски нажал на кнопку, и послышался голос его помощницы:
– Поступила информация по маркетингу.
– Пришлите ее сюда. – Его глаза сверкнули.
Ясно, с ней покончено. От его грубости Элли возмутилась, однако совесть ее успокоилась.
– Спасибо за награду, – беззаботно бросила девушка и, положив чек в сумку, направилась к выходу.
В этот момент дверь открылась и появился молодой человек с большим плоским прямоугольником, завернутым в ткань.
– Мистер Джонсон велел принести сюда, – промямлил он, положил прямоугольник на стол вишневого дерева и удалился.
Ткань соскользнула. Элли вытаращила глаза от изумления.
Нa картине Лилли Лейд с голой грудью и голыми ягодицами выходила из огромной белой раковины. Рыжие волосы контрастировали с ярко-голубым океаном. Два злобных купидона толклись в правом углу картины.
– Что-то еще?
Она вздрогнула при звуке хриплого голоса.
– Нет, нет, все. – И не удержавшись, добавила: – Я только подумала, что это именно та живопись, какую я ожидала увидеть у вас. – Она сладко улыбнулась.
– Вы противница "ню"?
– Нет, я противница плохого искусства.
– Ах! Эксперт.
Сарказм Гарека разозлил ее почти так же, как его грубость.
– Я работаю в галерее.
– Киоск с почтовыми открытками?
– "Фогель" в Пилсене, – фыркнула Элли. – Специализируюсь в современном искусстве. Заходите, если хотите купить что-нибудь концептуальное и действительно стоящее. – Она взялась за дверную ручку, но дверь не открывалась. Ее держала большая мужская рука. Как он ухитрился пересечь кабинет так быстро и так тихо?
– Не забудьте, я уже заплатил. Больше платить не буду. Если собираетесь что-нибудь мне предложить, то это будет даром.
– В галерее нет ничего, что я хотела бы вам предложить. – От злости Элли чуть ли не трясло. Она дергала дверь, но та не поддавалась. – Будьте любезны, уберите руку.
– Если передумаете, свяжитесь со мной. – Гарек изучал ее лицо, особенно рот. – Но сначала потратьтесь на приличную одежду.
Он отпустил дверь, Элли рывком открыла ее и вихрем вылетела из кабинета.
Она приехала домой, вошла в квартиру и захлопнула за собой дверь.
– Ты вернулась! – вышла из ванной Мартина. – Я уже начала волноваться. Как все прошло?
– Прекрасно. – Элли сняла пальто и ботинки, разместила их в шкафу и направилась в кухню. – Хотя я подумываю, не написать ли письмо в "Чикаго трэмпитер".
– Письмо? – Мартина удивленно заморгала.
– Да, и сказать им, что в отношении Гарека Вишневски они допустили ошибку. – Элли достала из сумки чек на пять тысяч долларов и положила его в обшарпанную шкатулку. Потом с треском закрыла ее. – Им следовало назвать его "Самый Отвратительный Холостяк в Чикаго".
* * *
Рождественский вечер для большинства – добрый семейный праздник. Гарек не разделял общего веселья. Для него этот день стал кульминацией совершенно неудавшегося месяца.
Портрет Лилли Лейд – дурацкая шутка Теда Джонсона – вызвал досаду. В добавление к пяти тысячам долларов, которые он отдал этой особе, Эрнандес. К тому же она стала свидетелем доставки портрета, что невыносимо гадко. Но это не идет ни в какое сравнение с пыткой, которая предстоит ему. Рождественский вечер с сестрой Дорин.
– Я ходила на концерт в кантри-клуб, – сообщила сестра. – Там были все известные люди – Митчеллы, Бренуэллы. Даже Палермо. Их племянник Энтони пригласил Карен танцевать.
– Энтони Палермо законченный дегенерат, – заявила ее дочь. – У него руки влажные, а дыхание вонючее, как собачий корм недельной давности.
– Карен! – воскликнула мать. – Ты не должна так говорить об Энтони. Палермо – одна из самых богатых и достойных семей в Чикаго. Тебе следует помнить об этом.
После ужина Дорин повела всех в гостиную, где под гигантской елкой громоздились рождественские подарки. Карен опустилась на колени и начала разворачивать свертки. Гарек достал элегантный плоский футляр и вручил сестре.
Дорин, сидя в кресле, обтянутом красной парчой, приняла подарок. Без видимого возбуждения, медленно и осторожно она снимала обертку. Но при виде содержимого футляра в обычно холодных серых глазах засверкали искры.
– Ах! – вырвалось у нее.
– Боже милостивый! – вскрикнула подошедшая к матери Карен, глядя на изумруды и рубины. – Дядя Гарек, ты, должно быть, потратил целое состояние!
– Карен, это невежливо, – проворчала Дорин.
Дочь ссутулилась и вернулась к своим подаркам. Она взяла ноутбук, принесенный Гареком, и отложила его в сторону без каких-либо эмоций.
– Карен, что надо сказать дяде? – напомнила Дорин, не спускавшая глаз с дочери.
– Спасибо, дядя Гарек, – без всякого энтузиазма, будто зомби, пробормотала Карен.
– Карен, мне не нравится твой тон, – сверкнула глазами Дорин. – Отправляйся лучше в свою комнату.
Карен взяла ноутбук и побрела к себе.
– Не знаю, что с ней происходит, – громко проговорила Дорин, хотя дочь еще не вышла из комнаты. – Боюсь, ее жуткие друзья плохо влияют на нее. У одной девочки отец – водитель грузовика! Если бы я могла послать ее в приличную школу! Та, куда она ходит сейчас, ужасна.
– Ты можешь оплатить приличную школу. – Гарек подошел к елке, разглядывая гору подарков. – Если захочешь.
Дорин чуть не уронила ожерелье, быстро захлопнула футляр и посмотрела на брата.
– Ты не понимаешь, что это значит – пережить смерть любимого мужа и остаться в нищете...
– Брось, Дорин. – Гарек наклонился и поднял теннисную ракетку. Он взмахнул ею, и легкая, идеально сбалансированная ракетка рассекла воздух. – Ты обеспечила свою долю при разводе задолго до его смерти. И он заплатил сполна, лишь бы избавиться от тебя. Будь твой муж немного сообразительнее, он заставил бы тебя подписать брачный контракт.
– Я бы никогда ничего подобного не подписала. Это же оскорбление! Я и так не получаю то, что мне положено. И в "Вишневски индастриз" тоже. Несправедливо, что отец оставил компанию тебе... Ради бога, тебе обязательно махать ракеткой? Хрусталь стоит целого состояния. Если ты разобьешь что-нибудь, я очень расстроюсь...
– Компания была банкротом.
Это замечание успешно отвлекло Дорин от мыслей о сохранности хрусталя.
– Временная неудача, ничего больше. Зато теперь компания зарабатывает миллионы.
– Из которых ты, как главный держатель акций, получаешь львиную долю. Я знаю, потому что подписываю чеки.
– На нищенские дивиденды я едва могу поддерживать свое положение в обществе, – фыркнула она. – При таких доходах я никогда не увижу своего имени в "Социальном регистре".
– Что еще за "Социальный регистр"?
– Это книга, в которую внесены имена известных людей. Таких, как Палермо. Тех, у кого предки...
– Наши деды – крестьяне, иммигранты из Польши. – Гарек едва мог поверить своим ушам. – Ты говоришь о такого рода предках?
– Древность рода только одно из условий. – У Дорин раздувались ноздри. – Есть и другие способы попасть туда. К примеру, основать благотворительный фонд. Этель создала симфонический фонд.
– Но ты же терпеть не можешь симфонии.
– Если ты, братец, не ценишь симфоническую музыку, – Дорин крепко сжала подлокотники кресла, – это еще не значит, что кто-то...
– Хорошо, хорошо, – пожал он плечами. – Если хочешь сделать взнос в симфонический фонд – прекрасно. Только не проси денег у меня.
– И не собираюсь. – Красные пятна выступили у нее на щеках. – Хотя это ты мог бы сделать. Отвратительный снимок, где изображены ты... и танцовщица, несомненно, повредит моим отношениям с комитетом "Социального регистра"...
– Дорин, я сказал "нет".
– Очень хорошо. – Морщины лучика окружили ее сжатые губы. – Я не собираюсь с тобой спорить. Если ты не поможешь с фондом, я больше времени буду уделять работе в "Женской лиге". Я говорила тебе, что Нина Лачленд состоит в одном со мной комитете? Она много рассказывает мне о бизнесе мужа. От нее я узнала, что "Вишневски индастриз" пытается купить "Лачленд компани". Для меня это новость.
– И? – Гарик сохранял расслабленную позу, но внутренне напрягся.
– Есть еще одна компания, заинтересованная в приобретении "Лачленд"? Ее мужу не очень нравится этот "Огремарк"...
– "Аграмарк".
– "Огремарк", "Аграмарк" – какая разница. Но мистер Лачленд может передумать, если обнаружит, что у тебя трудности с финансами.
– Ты пытаешься, Дорин, шантажировать меня? – очень мягко спросил Гарек, перестав махать ракеткой.
– Конечно, нет. – Она улыбнулась. – Не понимаю, почему ты так подумал.
В ответ Гарек не улыбнулся. Приобретение "Лачленд" – ключевой момент в его плане расширения "Вишневски индастриз". К сожалению, корпорация "Аграмарк" также хотела купить небольшую кораблестроительную компанию. У корпорации есть все преимущества: финансовые ресурсы, превосходящие возможности Гарека, связи с чиновниками, знающие адвокаты. Но, несмотря ни на что, Гарек твердо решил добиться успеха и уже почти сделал это.
Если Дорин не подставит ножку.
Как, черт возьми, она обнаружила, что у него проблемы с финансированием? Он долго-долго смотрел на нее.
– Дорин, я предупреждал тебя – не вмешивайся в мой бизнес.
– Бизнес, бизнес, бизнес – это единственное, о чем ты думаешь. Наступило время что-то сделать для семьи. Разве это так трудно? Мне много не надо. Все, что от тебя требуется, – спонсировать мой фонд.
– И это все? – иронически спросил он.
– Спасибо, что напомнил. Мне еще необходим помощник, который занимался бы деталями. Из-за слабого здоровья я не в состоянии делать все сама.
Дорин могла поспорить здоровьем с ломовой лошадью. Крупная, как у брата, фигура, большие ноги и руки. В молодости полная и сочная девица, когда она вышла замуж за Гранта Таррингтона и породнилась с "голубой кровью" Чикаго, то постаралась избавиться от лишнего веса, чтобы выглядеть "соответственно". К несчастью, похудев, Дорин стала костлявой и угловатой.
– Я также хочу, чтобы ты перестал саботировать мои усилия быть включенной в "Социальный регистр", – продолжала она. – Отказался от женщин с дурной репутацией и нашел себе приятную, уважаемую девушку. Вроде Эмбер Беллэйр. Мы с ней вчера встретились и договорились...
– Договорились о чем? – чересчур спокойно спросил Гарек.
– Оставь этот гадкий тон. Мы решили, что ты производишь впечатление... одинокого человека.
Гарек не хотел рисковать сделкой. Но он ни секунды не сомневался, что нельзя позволить Дорин думать, будто такими манипуляциями она всякий раз будет получать, что захочет.
– Единственная проблема в том, что Этель не понравится, если я организую конкурирующий фонд. – Дорин задумчиво барабанила наманикюренными ногтями по подлокотнику. – Она может рассердиться. И даже заблокировать мою кандидатуру в "Социальный регистр". Наверное, мне надо найти что-то другое. К примеру, балет. Или изобразительное искусство. Живопись – это очень шикарно. Можно открыть галерею на Мичиган-авеню. Или еще лучше на Ривер-Норт...
– Галерею?
– Выставку работ художников, которых мы спонсируем. Восходящих к успеху молодых людей, конечно рекомендованных Институтом искусств, а не дрянных современных мазилок...
Дорин продолжала болтать, но Гарек уже не слушал. Он вспомнил женщину, вернувшую ожерелье. Элеанор Эрнандес. О чем она говорила? Работает в галерее... Специализируется в современном искусстве... Заходите, если хотите что-нибудь купить.
Жадная, маленькая ведьма. Такая же жадная, как Дорин, только с парой ярких голубых глаз и самым сексуальным ртом, какой он видел.
– Гарек, не думаю, что я расточительна. Ты можешь это позволить. Знаешь, продемонстрировать щедрость тебе не повредит. Я твоя единственная сестра...
– Очень хорошо.
Дорин изумленно уставилась на него. Челюсть ее буквально отвисла, и появилась угроза, что пойдут насмарку недавние усилия пластического хирурга.
– Ты это сделаешь?
– А у меня есть выбор?
– Нет. Хоть один раз ты должен сделать то, что я хочу.
Любой бизнесмен, имевший дело с Гареком Вишневски, тотчас насторожился бы или отнесся скептически к его неожиданной покладистости. Но Дорин только самодовольно улыбалась, уже видя свое имя, напечатанное в "Социальном регистре". Она даже не заметила, что брат перехватил теннисную ракетку и исполнил – аккуратно и неотразимо – удар слева.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Влюбленный упрямец - Рей Энджи



Главный герой так и не вызвал положительных эмоций. Роман странный, без большой страсти, немного скучноват. rn6 из 10.
Влюбленный упрямец - Рей ЭнджиАнастасия
24.12.2013, 1.03





Вот это муть!!! Ерунда невероятная!!!
Влюбленный упрямец - Рей ЭнджиРрррр
22.11.2014, 8.21








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100