Читать онлайн Преследуя мечту, автора - Рединг Жаклин, Раздел - Глава 24 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Преследуя мечту - Рединг Жаклин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.48 (Голосов: 52)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Преследуя мечту - Рединг Жаклин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Преследуя мечту - Рединг Жаклин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Рединг Жаклин

Преследуя мечту

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 24

Почти неделя прошла с того дня, как Кассия по вызову короля приехала в Уайтхолл. И хотя время от времени Рольф виделся с ней, когда являлся во дворец с водой и пищей для больной королевы, за все эти дни они перебросились друг с другом всего несколькими, ничего не значащими фразами. Так что после того как он объявил ей о том, что она отныне является его женой, между ними так и не состоялось еще ни одного серьезного разговора. После некоторых раздумий он пришел к выводу, что это хорошо. У Кассии будет время внутренне примириться с тем, что они женаты.
К тому же в эти дни можно было не опасаться за ее жизнь, она находилась в самом чреве хорошо охраняемого королевского дворца. Поэтому у Рольфа появилась возможность более или менее спокойно продолжить расследование убийства ее отца.
Королева еле выжила после всего, что с ней случилось. Новый лекарь, одобривший то, что Кассия запретила пускать ее величеству кровь, и практиковавший более человечные методы врачевания, пришел к заключению, что болезнь королевы связана с выкидышем, и отверг версию об отравлении и инфекции. Это несколько успокоило Рольфа, который боялся, что Кассия может заразиться чем-нибудь от Екатерины. И хотя тревога до конца не исчезла, он держал ее при себе, прекрасно понимая, что даже если бы поделился ею с Кассией, та все равно не покинула бы королеву.
Самоотверженность, с которой Кассия ухаживала за больной Екатериной, заставила Рольфа взглянуть на нее совершенно по-иному. Он понял, что Кассия исключительно доброжелательный и искренний человек. От этого любовь, которую он испытывал к ней, возгорелась в его сердце с еще большей силой. Несмотря на то, что Кассия сама недавно едва не умерла, будучи отравленной ядом, она, не задумываясь ни на минуту, рискнула своим еще не до конца восстановленным здоровьем, чтобы спасти жизнь Екатерине. Именно спасти, ибо Рольф был убежден в том, что, если бы не ее поистине героические усилия, Англия уже оплакивала бы свою королеву.
Последние двое суток Рольф почти безвыходно просидел в кабинете отца Кассии, перебирая в уме все мыслимые и немыслимые зацепки, которые могли помочь навести на след убийцы. К той информации, которой он располагал в самом начале расследования, ничего нового почти не прибавилось. Неудачные поиски приводили его в отчаяние, ибо понимал, что, только отыскав настоящего убийцу, он сможет спасти Кассию и реабилитировать себя в ее глазах.
Проклятие!
Рольф задумался. Что-то он пропустил, проглядел… В истории человечества не было еще ни одного преступника, который не оставил бы на месте совершенного им деяния хоть каких-нибудь следов. Зацепка должна найтись, пусть маленькая, пусть на первый взгляд малозначительная… Нужно просто хорошенько подумать и поискать ее.
Рольф все еще считал Джеффри основным подозреваемым. О чем бы он ни подумал в связи с этим убийством, перед его глазами неизменно маячил щеголеватый кузен Кассии. Рольф чувствовал, что ему просто нужно отыскать доказательства его вины.
Что касается бывших поклонников Кассии, то Рольф почти всех их отмел по разным соображениям. Некоторые из них по своим умственным способностям не в состоянии совершить подобное, другие, не добившись Кассии, уже давно увлеклись другими придворными красавицами. Однако последний кандидат в женихи — сын герцога Мантонского Малькольм — все еще привлекал внимание Рольфа к своей персоне. Дант вот-вот должен был раздобыть для друга сведения об этом человеке. Впрочем, у Рольфа было предчувствие, что Малькольм — как и многие другие до него — окажется не замешанным в убийстве, и его в конце концов тоже придется сбросить со счетов, тем самым сузив круг подозреваемых лиц.
Большой интерес у Рольфа вызывала также леди Каслмейн. Особенно после того бал-маскарада. В тот вечер кто-то отравил Кассию, подсыпав яду в чашку с чаем, которая была, возможно, предназначена для Екатерины. Симптомы болезни Кассии были те же, что и у королевы. Одного этого уже было достаточно Рольфу, чтобы взять леди Каслмейн на подозрение. Кроме того, не следовало забывать, что отец Кассии здорово препятствовал удовлетворению материальных интересов графини. Все это заставляло Рольфа самым внимательнейшим образом присмотреться к этой даме, хотя он и сомневался в том, что она могла лично совершить преступление.
Оставался нерешенным вопрос и о том, какая польза была леди Каслмейн от гибели Кассии и королевы? При дворе ходили упорные слухи о том, что с каждым днем Барбаре Палмер все труднее было удержать возле своей юбки короля. Сильное увлечение последнего Франческой Стюарт и охлаждение к своей прежней пассии становились все более очевидными. Отравлением королевы леди Каслмейн вполне могла отвлечь внимание Карла от своей новой любовницы. Но неужели Барбара Палмер всерьез могла помышлять о том, чтобы занять место Екатерины?
А какая выгода ей была от смерти Кассии? То, что она относилась к ней с явной неприязнью, было бесспорно, особенно если учесть тесные отношения Кассии с королем. И все-таки маловероятно, чтобы эта неприязнь сподвигла Барбару Палмер покуситься на жизнь человека? К тому же Рольф вынужден был признать, что если леди Каслмейн и является истинной злоумышленницей, то ей весьма ловко удалось замести за собой следы. У него не было ни одной ниточки, которая могла бы привести к ней. По крайней мере пока. Если же она действительно замешана в этом деле, то он все равно докопается.
Войны и личное общение с умнейшими стратегами своего времени научили Рольфа многому, и, в частности, он убедился в правоте утверждений о том, что все тайное становится явным и что терпение и труд все перетрут. Поэтому Рольф был уверен в том, что он получит доказательства, которые ему необходимы, и долго ждать этого не придется.
Дверь в кабинет открылась, и на пороге появился Клайдсуорс, дворецкий Монтфоров, который объявил о приходе нежданного посетителя:
— Вас желает видеть графиня Каслмейн, милорд. Она вошла в комнату, шурша своими широкими шелковыми юбками, не дожидаясь ответа Рольфа. Клайдсуорсу пришлось посторониться. Леди Каслмейн была разодета в пух и прах, и ее кружевное цвета слоновой кости платье эффектно смотрелось при свете свечей. Увидев сидящего за письменным столом Рольфа, она изобразила на лице очаровательную улыбку и протянула руку для приветствия:
— Лорд Рэйвенскрофт, рада вас видеть. Рольф коснулся ее руки вежливым поцелуем, которого по правилам приличия все равно было не избежать. Ему бросилось в глаза обилие перстней и колец с драгоценными камнями, красовавшихся на каждом пальце ее руки. В связи с этим ему вспомнились слова, как-то сказанные Кассией:
«В то время как казна государства катастрофически пустеет, ее шкатулки с драгоценностями, похоже, наполняются все больше. В этом смысле леди Каслмейн уже далеко обогнала законную королеву…»
— Чем обязан, леди Каслмейн? — поинтересовался он, вновь садясь в кресло.
— Что за официоз! Зовите меня просто Барбарой. Особенно учитывая то, что вам уже случалось заглядывать в мои личные покои. — Она улыбнулась. — Ну, ладно. Первым делом позвольте мне поздравить вас с женитьбой. И как это вам удалось заручиться согласием Кассии?
«Если бы ты только знала!» — подумал про себя Рольф, а вслух проговорил:
— Я просто сделал ей предложение, и она его приняла.
— А мне всегда казалось, что брак для нее хуже смерти! Так что, должна признаться, эта новость всех нас чрезвычайно удивила. К тому же все произошло так быстро, а церемония была обставлена с таким секретом! Подобные вещи порождают законное любопытство…
— У Кассии не так давно погиб отец. Надеюсь, вы понимаете, что в такой ситуации шумные торжества были бы неуместны?
— Да, да, конечно. Бедный, бедный Сигрейв! Нам всем его будет очень не хватать. — На лице ее отразилось выражение скорбной грусти, которое, однако, тут же исчезло. — Так или иначе я пришла сюда для того, чтобы передать вам мое приглашение.
Рольф удивленно повел бровью:
— Приглашение, вы сказали?
— Да, послезавтра вечером в моих апартаментах во дворце состоится небольшая вечеринка для узкого круга. Будет человек двадцать — тридцать, все мои самые близкие друзья, как вы понимаете. И я надеялась, что смогу рассчитывать и на вас.
Рольф кивнул, не понимая, каким это образом он вдруг был в одночасье зачислен в разряд самых близких друзей Барбары Палмер, отчего подозрения его еще больше усилились.
— Понимаю.
— Приходите, разумеется, вместе с Кассией. Я не верю в эту чепуху, будто она убила собственного отца. В ней просто нет инстинкта убийцы.
«В тебе зато есть», — подумал Рольф, решив воспользоваться возможностью, которая ему так неожиданно представилась.
— Разумеется, в ней нет этого инстинкта. Кассия ни в чем не виновата. И мне уже удалось найти доказательства ее невиновности.
В голубых глазах Каслмейн вспыхнул живейший интерес.
— Удалось найти? Расскажите же!
— Боюсь, я пока не могу этого сделать, миледи. Нельзя допустить, чтобы истинный преступник прознал об этом и смог скрыться, не правда ли?
Барбара улыбнулась. Рольф уже подметил, что ее улыбка лишь становилась меньше или больше в процессе разговора, но никогда полностью не исчезала с лица.
— Конечно. А кстати, где она скрывается все эти дни? — С этими словами она оглянулась на дверь, словно не сомневалась, что Кассия сейчас появится на пороге при одном упоминании ее имени. К счастью, пребывание Кассии во дворце в личных покоях королевы держалось в строгом секрете. — Я уже какое-то время совсем не вижу ее, а мне так хочется поздравить ее с замужеством! Кто бы мог подумать, что ей все-таки удастся найти мужчину, который ее устраивает?
— В самом деле, кто? — отозвался Рольф. — В настоящее время Кассия неважно себя чувствует, но я уверен, что она примет ваше приглашение. Значит, послезавтра? Для нас будет большая честь прийти к вам.
Мара подняла глаза от книги, которую читала, когда Кассия вошла в гостиную:
— Тебе стало получше после ванны?
— Да, гораздо лучше, — ответила Кассия, садясь напротив нее. — Я боялась, что мне до конца жизни не избавиться от того тошнотворного запаха.
— Как королева? Дела идут на поправку?
— Да, похоже на то. Если удастся избежать осложнений, думаю, она полностью выздоровеет. Когда я покидала дворец, она выглядела гораздо лучше. Бледность исчезает, и она даже съела немного жареного цыпленка и свежий хлеб, которые ты ей послала.
— Прекрасно. Полагаю, у ее величества все будет нормально и дальше. А ты как себя чувствуешь?
— Немного устала. Думала отдохнуть чуть-чуть, но прежде… хотела поговорить с тобой. — Она сделала паузу, а затем задала вопрос, который не давал ей покоя все последнее время, с той самой минуты, как она получила отчаянную записку от Карла, вызывавшего ее во дворец к королеве: — Что ты мне можешь сказать о Рольфе?
Мара закрыла книгу и отложила ее в сторону. Задумавшись на минуту, она проговорила:
— Я знаю Рольфа вот уже пять лет и с той самой минуты, когда мы только познакомились, я поняла, что он не такой, как все. В тот период ему было особенно трудно. Рольф очень переживал трагедию, которая случилась с его семьей. Он рассказывал тебе что-нибудь о своих родных?
Кассия кивнула:
— Он рассказывал, что они все были убиты во время войны. И у меня сложилось впечатление, что в их гибели он винит себя.
— Верно. Думаю, Рольф никогда так и не простит себе то, что находился в колониях в тот день, который стал последним для его родителей и сестер. Он никак не хочет понять, что даже если бы он и был дома в тот момент, то это скорее всего закончилось бы лишь тем, что его убили бы вместе с ними. И тогда род Бродриганов просто перестал бы существовать. Уж я-то это хорошо знаю, так как подобная трагедия случилась и в моей семье. Я тоже осталась совершенно одна. А Рольф… Во время войны он выполнял такие миссии, на которые, кроме него, охотников не находилось. Он никогда не расскажет тебе об этом, но я знаю, что ему удалось даже быть у постели Кромвеля, когда тот умирал. Не под своим именем, конечно.
— Значит, он был одним из тех Ночных Сторожей? Мара посмотрела на нее:
— Это тайна, которую он поклялся никогда не разглашать. И в этом видит свой долг. Кассия кивнула:
— Мне хорошо известно, как Рольф относится к своему долгу.
Мара улыбнулась:
— Боюсь, он до конца своих дней будет стремиться к самоутверждению. Отсюда и его такая верность долгу. Трагедия его семьи некой тенью будет следовать за ним, и, полагаю, он никогда не найдет покой в своей душе из-за этого.
Слова Мары многое проясняли. Но не все. Ведь что-то однажды все-таки заставило Рольфа забыть о долге.
— Почему он покинул Лондон? Он говорил, что получил поместье, которое сильно пострадало во время войны, и ему необходимо было лично проследить за восстановительными работами, но я чувствовала, что это все отговорки.
— У тебя острая интуиция. Кассия. Рольф был виконтом к тому времени, когда в Англии была восстановлена монархия. Отец его всю жизнь гордился этим титулом и требовал от сына, чтобы тот продолжил их род. Рольф понимал, что должен уважить отца и исполнить его желание. И тогда он решил жениться. К несчастью, он остановил свой выбор на девушке с очень большим самомнением. Она вовсю кокетничала с ним и быстро убедила в том, что любит его, когда же Рольф сделал ей предложение, она ему отказала. Оказывается, ее интересовал не Рольф, а титул. Она искала себе в мужья по меньшей мере графа. И она отвергла его. Прилюдно. Не скрывая причин. А Рольф очень любил ее… И переживал исключительно тяжело. Кассия подавленно молчала.
— Судя по твоим вопросам, он наконец решил все-таки открыться тебе? — вдруг спросила Мара. — Ты уже знаешь, что являешься его женой?
Кассия кивнула.
— И как ты отреагировала на эту новость?
— Разумеется, я была вне себя от гнева. А какова была бы твоя реакция, если бы ты вдруг узнала, что стала супругой совершенно чужого тебе человека?
Мара улыбнулась:
— По-моему, тебе стоит задать этот вопрос не мне, а моему мужу.
Кассия смущенно посмотрела на нее:
— То есть?
— Я сама обманом привела Адриана к алтарю. Беря меня в жены, он принимал меня за совершенно другую девушку. Боже, никогда не думала, что мне снова когда-нибудь придется рассказывать всю эту историю. Дело в том, что во время войны имение моих родителей в Ирландии было конфисковано Протекторатом. Подобная печальная участь постигла многих ирландских землевладельцев. И Калхейвен был передан одному англичанину, стороннику Кромвеля. Этого человека звали Джеймс Росс, и он был дядей Адриана. Поскольку у Росса не было собственных детей, в своем завещании он оставил поместье племяннику. А я узнала, что Адриан обещал жениться на некоей Арабелле Вентуорс, некрасивой девушке, которая была крестной дочерью Кромвеля. Адриан никогда не видел свою нареченную. И тогда я загримировалась под Арабеллу и приехала в Калхейвен. Это была своего рода месть с моей стороны. Я стремилась вновь заполучить родовое имение.
Кассия смотрела на нее так, словно не верила своим ушам.
— Трудно в это поверить, верно? Но это все правда. Так что, ты сама видишь, что уж если с кем и стоит обсуждать поступок Рольфа, так не со мной, ибо я точно так же поступила с Адрианом, как Рольф с тобой.
— Но как же так? Ведь вы так любите друг друга!
— Да, теперь. Но тогда Адриан, как и ты сейчас, был взбешен, узнав об обмане. Но со временем он нашел в себе силы простить меня, и мы зажили счастливо. У меня были веские причины для совершения обмана, и мне пришлось долго втолковывать их ему, заперев на несколько дней в комнате. Людям пришлось сказать, что у него оспа…
Кассия была потрясена.
— …но это уже совсем другая история. Хорошенько поразмыслив над всем, что я ему рассказала, Адриан меня понял и даже выразил свое восхищение. — Мара взяла Кассию за руку. — Не отказывай Рольфу, по крайней мере в том, чтобы выслушать его объяснения. Пусть он расскажет, почему пошел на это. Со своей стороны скажу, что намерения его были исключительно честные и благородные. А выслушав и хорошенько подумав над этим, ты сможешь определить для себя, по-прежнему ли стоит повесить его на ближайшем дереве или нет.
Она улыбнулась, ей хотелось, чтобы Кассия смягчилась к Рольфу.
— Я подумаю, — проговорила Кассия. — Это все, что я могу пока ему обещать.
— И это все, что ему от вас нужно, — вдруг раздался голос у нее за спиной.
Кассия обернулась и увидела Рольфа, стоявшего в дверях. Они не слышали, как он вошел. Оставалось только догадываться, сколько времени он стоял на пороге незамеченным и слушал их разговор.
Кассия не могла не признаться себе в том, что очень рада снова видеть его. На нем были рейтузы цвета буйволовой кожи, черные начищенные до блеска ботфорты, шляпу он держал под мышкой. Рольф действительно был очень красив, и она успела соскучиться по нему за те дни, что провела в покоях Екатерины. Они виделись там время от времени, но она была настолько занята королевой, что эти встречи почти не отложились в ее памяти.
— Как самочувствие ее величества? — спросил Рольф, входя в комнату.
— Она все еще на постельном режиме, но опасность, слава Богу, кажется, миновала.
— Благодаря вам, конечно.
Приглядевшись, Рольф нашел Кассию очень утомленной. Впрочем, это еще мягко сказано. Она была совершенно обессилена. Вокруг глаз обозначились тени, похоже, она за эти дни похудела и напоминала тростинку, качающуюся на ветру. Перед ней стояла тарелка с сыром и хлебом, но Рольф заметил, что Кассия не притронулась к еде. Он уже открыл было рот, чтобы съязвить по этому поводу, но сдержался. Сейчас не время для шуток. Пришла наконец пора объясниться.
Он надеялся каким-нибудь образом продраться сквозь частокол недоверия между ними. Ему хотелось открыть перед Кассией свои чувства, сказать, что любит ее и будет счастлив прожить с ней всю жизнь до последнего дня. Между прочим, ему самому до сих пор еще становилось не по себе при мысли, что он женат. Ведь после Дафни он твердо решил никогда не связываться с женщинами, а если и появилось бы чувство, то ни в коем случае не признаваться, ибо это дает женщине власть над мужчиной. Но мысль о том, что он может потерять Кассию навсегда, была страшнее.
Вчера ночью, лежа без сна, он решил обо всем рассказать Кассии, раскрыть перед ней свое сердце, а там будь что будет. Возможно, она тут же отвергнет его… Ни одна из прежних его миссий не была сопряжена с таким риском, но выбора не было.
— Похоже, вам нужно кое-что обсудить наедине, — словно прочитав его мысли, сказала Мара, поднимаясь со своего места. — А мне пора идти будить Дану. Так что пойду. Кассия, ты знаешь, что если тебе что-нибудь понадобится, только скажи.
Кассия с улыбкой кивнула.
Она продолжала сидеть неподвижно и даже не повернулась в сторону Рольфа.
— Леди Кассия, я…
— Ведь мы с вами теперь муж и жена, не так ли? Вам не кажется, что уместнее отныне называть меня по имени?
— Хорошо, Кассия, — помолчав, проговорил Рольф. — Полагаю, это хороший шаг в верном направлении.
Кассия закрыла глаза и глубоко вздохнула:
— Извините. Я не хотела быть с вами резкой, просто устала.
Рольф сел напротив нее:
— Может быть, нам отложить разговор до лучших времен? Может, вам сначала отдохнуть?
— Нет, и так уже откладывали. Давайте покончим с этим. — Она впервые посмотрела на него. — Во-первых, должна сразу сообщить вам, что сегодня утром я виделась с мистером Финчли и выясняла вопрос о возможности оформления развода.
Рольф внутренне напрягся:
— Понимаю.
— И я узнала, что, принимая во внимание странные обстоятельства, при которых от меня было получено согласие на брак, больших проблем с разводом не будет. Нужно всего лишь подписать кое-какие бумаги, и на этом все.
Рольф сам удивился спокойствию своего ответа:
— Должен ли я понимать это так, что вы продолжаете упорно двигаться по пути самоуничтожения?
— Прошу прощения?
— Убей Бог, никак не пойму, что побуждает вас постоянно выбирать для себя дорогу с наибольшими препятствиями? Я много думал над этим. Не час и не два, а несколько суток. Без конца себя спрашивал: что заставляет ее поступать подобным образом? И пришел к единственно возможному выводу. Мысль о том, чтобы быть повешенной по обвинению в убийстве собственного отца, судя по всему, кажется ей предпочтительнее, чем мысль о том, чтобы, воспользовавшись помощью друзей, доказать свою невиновность.
— Я не нуждаюсь в вашей помощи и найду способ доказать свою невиновность самостоятельно. Рольф поднялся:
— Откуда в вас это невозможное упрямство? Почему вам так трудно принять мою помощь?
— Потому что цена за эту помощь для меня слишком высока.
— О чем вы?
— Я теряю свою свободу. Точнее, уже потеряла, став вашей женой. — Она подняла на него глаза и добавила: — Не по своей воле.
— Потеряли? Скажите, я вам в чем-нибудь отказываю? Может быть, я запер вас в вашей комнате и держу там только на хлебе и воде? Вы меня простите, мадам, но уточните, пожалуйста, каких именно прав и свобод я вас лишил?
— Пока не лишили, но скоро все изменится. Это неизбежно. Просто так никто ничего не делает, милорд. Всегда за все приходится чем-то расплачиваться, соглашаться на какие-то условия. Я расплатилась тем, что стала вашей женой.
— Я женился на вас, Кассия, вовсе не для того, чтобы причинить вам боль. Мне от вас ничего не нужно. Я как-то уже сказал вам, что вы неглупая женщина, так не заставляйте меня брать свои слова обратно. И не смотрите на меня такими глазами. Я женился на вас только для того, чтобы защитить вас, оградить от тех, кто пытается вас убить. Или вы уже забыли, как погиб ваш отец? Забыли, что на вашу жизнь уже трижды покушались? И, вполне возможно, это был Джеффри, ваш кузен и соискатель титула. Положение ваше было весьма опасным. Вы кажется забыли про отцовское завещание, в котором четко сказано о том, что ваш муж станет маркизом Сигрейвом. Женившись на вас, я таким образом снял с вас угрозу и перенес ее на себя. Теперь, чтобы заполучить восемьдесят тысяч фунтов, Джеффри придется сначала убрать меня. Даже такой болван, как он, сможет это понять. И даже такой болван, как он, увидит, что со мной справиться будет несколько проблематичнее.
Кассии хотелось ему верить, но что-то удерживало ее.
— И вы рассчитываете на то, что я поверю в то, что вы пошли на это исключительно из искреннего участия ко мне?
Рольф опустился перед ней на одно колено и взял ее руку.
— А вам так трудно в это поверить? Кассия недоверчиво посмотрела на него.
— Практически невозможно.
Рольф выпустил ее руку. Кассии захотелось запустить ее в его волосы и она даже подняла руку, но тут же опустила ее, ибо Рольф вновь поднял на нее глаза. В его взгляде сквозила горечь.
— Ответьте мне, пожалуйста, на один-единственный вопрос, Кассия.
— Да?
— После того как докажут вашу невиновность, — а я вам это обещаю, — каковы будут ваши дальнейшие планы? Как вы собираетесь жить дальше?
Кассия вздохнула, прежде чем ответить:
— Я об этом еще не думала. Меня сейчас настолько занимают мысли о том, как доказать свою невиновность, что я еще не составляла никаких планов на будущее. Но, наверно, покину город на какое-то время, возможно, уеду в Кембриджшир.
— Можете мне поверить: от этого ваши проблемы не исчезнут. Я говорю это, исходя из личного опыта. Они последуют за вами, куда бы вы ни отправились. Так как же быть с будущим, Кассия? Я видел вас с Даной и Робертом. В вас очень развито материнское начало. Вам хочется когда-нибудь иметь собственных детей?
Кассия уже думала об этом. Глядя на Роберта, перебиравшего в тот день своими пухлыми пальчиками струны лютни под руководством своей матери, она с легкостью представила себя на месте Мары. А когда она держала на руках Дану и пела ей колыбельную, ей захотелось взять на руки собственного ребенка и баюкать его… И она знала, что даст своим детям ту любовь, которой сама была обделена; Она сама будет растить, воспитывать их и учить жизни.
И всякий раз, когда она представляла себе какую-нибудь картинку из будущей жизни, почему-то всегда рядом был Рольф…
Но как же можно ему довериться после того, что он совершил? Да, он объяснил причины своего поступка, но ни словом не обмолвился о своих чувствах. Она понятия не имела о том, как он к ней относится. Знала только, что он до сих пор не сомневается в том, что она любовница короля. Это было написано на его лице в тот день, когда он, войдя в опочивальню ее величества королевы, застал ее обнимающейся с Карлом.
Если она решит остаться его женой, рано или поздно он узнает правду. Узнает о том, что она никогда не спала с королем. Узнает, что она вообще еще не была близка с мужчиной. А любовница… Это своего рода маска, за которой можно было спрятаться от многих неприятностей. Что тогда?
— Да, я думала о детях. Но я рожу их только от любимого человека.
Рольф почувствовал, как внутри него будто что-то оборвалось. «Только от любимого человека». Не от него, конечно…
Неужели он всерьез мог надеяться, что Кассия полюбит его? Она только что узнала о том, что он обманом сделал ее своей женой. Ах, если бы она дала ему время доказать, что он пошел на это не для того, чтобы унизить ее, сделать ей больно, что таким образом он хотел лишь защитить ее и помочь ей. Но Рольф чувствовал, что он не сможет заставить Кассию полюбить себя. У него ничего не вышло с Дафни, не выйдет и теперь.
Рольф поднялся. Мара была права. История повторяется. И он не в состоянии что-либо изменить.
— Если вы действительно хотите развода, я не стану вам в этом препятствовать.
Кассия сидела у себя в спальне, поджав ноги и подперев коленями подбородок. Почему все так сложно? Объяснения Рольфом причин того, что заставило его жениться на ней, выглядели правдоподобно. Она почти готова была поверить, но тогда выходит, что с его стороны это бескорыстная жертва?.. А Кассия к этому не привыкла. Всю жизнь ее окружали только те люди, которые использовали ее для достижения собственных целей. Мать делала из нее орудие борьбы против отца, отец, желая добиться большей власти, пытался выгодно выдать ее замуж. Никто и никогда не думал, собственно, о ней самой.
Кроме Рольфа.
Он был ее защитником, спасителем, а теперь еще стал и мужем. А она продолжает отталкивать его, отказываться от его помощи при каждой возможности.
Сможет ли она поверить ему? Рискнет ли?
Кассия закрыла глаза и попыталась найти в своем сердце ответ. Что бы она ни заявляла ему вслух, в глубине души она понимала, что без помощи Рольфа ей не обойтись. Без него ей никогда не узнать, кто убил отца и кто пытается убить ее и почему. Загадочное посмертное письмо маркиза ничего не проясняло. Необходимо было найти тот документ. И одной ей это сделать не удастся.
Кассия поднялась, подошла к кровати, легла и накрылась толстым покрывалом. Откинувшись на подушки, она вспомнила голос Рольфа, который поддерживал в ней жизнь, когда она болела. Вспомнила, как она цеплялась за этот голос, черпала в нем силы для борьбы.
Наконец на память пришла недавняя верховая прогулка в Гайд-парк. Когда он поцеловал ее на берегу пруда, внутри нее вспыхнуло желание, затмившее разум. Она жаждала, чтобы Рольф взял ее там, прямо на земле. Прикосновения его рук и поцелуи отзывались в ней бешеным возбуждением и радостью…
Мысли ее снова и снова возвращались к Рольфу, пока, их не перебил сон.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Преследуя мечту - Рединг Жаклин



Это один из самых любимых мойх романов - всегда с удовольствием его перечитываю!
Преследуя мечту - Рединг Жаклиннаталья
31.12.2010, 8.25





очень интереный роман. читайте и налаждайтесь. 10баллов
Преследуя мечту - Рединг ЖаклинКати
24.11.2013, 16.31





Замечательный роман, читала с удовольствием, также как и первый роман этого автора "Искушая судьбу".
Преследуя мечту - Рединг ЖаклинЕлена
16.10.2015, 22.33








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100