Читать онлайн Моя королева, автора - Рединг Жаклин, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Моя королева - Рединг Жаклин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.6 (Голосов: 50)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Моя королева - Рединг Жаклин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Моя королева - Рединг Жаклин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Рединг Жаклин

Моя королева

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

В далеком 1727 году, когда Аларик Генри Синклер Фортунатус Дрейтон стал герцогом Сьюдли, он унаследовал семь домов, больше ста двадцати пяти тысяч акров земли и целую армию слуг, которые обслуживали его владения. В Лондоне на фешенебельной Сент-Джеймс-стрит у него имелся особняк, а также внушительных размеров поместье в Суррее на побережье и несколько других имений, разбросанных по сельской Англии. Однако мало кто не согласился бы с тем, что родовое поместье Сьюдли в тридцать пять тысяч акров было самым прекрасным из всех его владений.
То были обширные земли с дубовыми рощами и сосновыми лесами, с реками, струившимися меж ними и среди живописных холмов. Первым делом Аларик позаботился о приведении в порядок своего поместья после того, как оно на протяжении жизни нескольких предыдущих владельцев пребывало в полном небрежении. По совету своего друга и соседа графа Берлингтона Аларик нанял известного паркового архитектора и не поскупился на расходы, чтобы привести парк в надлежащий вид. Аллеи украсили итальянской скульптурой, гротами и «естественным» фонтаном. Венчала все это необыкновенная башня-каприз на живописном холме, склон которого спускался к тихому озеру с лебедями.
Именно на холме у подножия башни и стоял сейчас герцог, положив руку на рукоять шпаги, которой никогда не пользовался, а другую засунув в карман камзола. Герцогиня Маргарет сидела подле него, и ее юбки из бледного шелка изящно ниспадали на ножки стула в стиле королевы Анны. А три их младшие дочери, Кэролайн, Матильда и Кэтрин, расположились кружком у ног родителей. Сзади, в некотором отдалении, за лесом, некогда бывшим местом королевской охоты, поднимался дом из закоптелого красного кирпича.
Превосходный летний день подходил к концу. Среди деревьев щебетали птицы, лошади из герцогской конюшни лениво пощипывали травку на дальнем выгоне п;од лучами солнца, уже клонившегося к закату. Герцог с семейством были в своих лучших одеждах. Они позировали для парадного портрета семейства пятого герцога Сьюдли.
Для этой цели герцог пригласил известного портретиста Аллана Рамзи. Потребовались некоторое время и долгие уговоры, но Аларику удалось убедить художника найти время в своем плотном графике и пожить в Дрейтоне. К сожалению, художник приехал спустя несколько часов после отъезда двух старших дочерей. Вот почему герцогиня не переставая предавалась сетованиям, пока они позировали, расположившись на живописном холме.
— Аларик, я просто поверить не могу, что вы заказали столь важную для семейной истории картину, а наша семья будет изображена на ней не полностью.
Герцог выкатил глаза из-под своей надетой набок треуголки и пробормотал, стараясь не шевелить губами, чтобы не утратить, по возможности, величавого выражения лица:
— Я уже говорил вам, Маргарет, столько раз, что и сосчитать нельзя, что я ничего не могу поделать. Заполучить мистера Рамзи очень трудно. Если бы вы знали, какую уйму времени я потратил, чтобы завлечь его сюда. Ему предстоит в Лондоне написать портрет короля — короля, Маргарет, — Георга II, в честь его победы над шотландскими бунтовщиками. И у него очень мало времени, . чтобы заняться нашим портретом. Полагаю, наш ганноверский родич будет не очень-то доволен, если мы заставим его ждать, пока вернутся наши дочери.
— Тогда пусть мистер Рамзи вернется, когда он кончит портрет короля.
Видит Бог, хотя герцог и очень любит эту женщину, порой ему хочется ее придушить.
— В Лондоне дел у него будет по горло, ведь он будет писать всех знатных особ. Если король милостиво одобрит работу мистера Рамзи, а так скорее всего и будет, все герцоги, графы и маркизы ринутся в его мастерскую заказывать собственные портреты. Так что если он не нарисует нас прямо сейчас, он вообще никогда этого не сделает. А у нашей семьи будет портрет работы Аллана Рамзи, видит Бог!
Голос герцога становился все громче, так что под конец он уже почти перешел на крик.
— Ваша милость, — раздался голос художника из-за мольберта, — вынужден попросить вас не шевелиться.
Аларик сердито глянул на жену, потом кивнул художнику.
— Да, конечно, мистер Рамзи. Прошу прощения. Мы больше не будем вас отвлекать. Не правда ли, Маргарет?
Но герцогине удалось помолчать не более тридцати секунд.
— Разве вы не можете заплатить этому человеку побольше, чтобы он остался до возвращения наших дочерей из Шотландии? Ведь это в первую очередь по вашей вине — девочки не позируют для портрета, это вы услали их в Шотландию. Что подумают о нас люди, Аларик? Через века они будут смотреть на портрет и говорить: «О да, это красивая картина, но разве у герцога было не пять дочерей?
— Довольно, Маргарет…
Герцогиня нахмурилась, поняв, что перегнула палку. И еще она поняла, что до конца дней своих она, всякий раз взглянув на парадный портрет ее семьи кисти известного Аллана Рамзи, будет стыдиться того, что она позволила мужу отослать дочерей из дома.
Она никогда не видела Аларика в такой ярости, как в тот день, когда он узнал о причастности Элизабет к писаниям в злополучном журнальчике «Наблюдательница». Хотя Маргарет и согласилась, что Элизабет зашла слишком далеко, в глубине души она знала, что намерения у ее дочери были добрые. Но способ, которым она их претворила в жизнь, был несколько скандальным для дочери герцога.
Защищай она Элизабет от отцовского гнева поусерднее, ей, пожалуй, и удалось бы его разубедить и он не услал бы дочерей в Шотландию, да к тому же еще в руки этой жабы, лорда Перфойла.
О чем только думал Аларик? Лорд будет для Элизабет худшим из мужей, с его-то громадным брюхом и еще более огромным самомнением. Элизабет заслуживает, чтобы с ней обращались уважительно, восхищались ее умом, почитали, ценили и любили ее с такой же страстью и вниманием, какие она выказывала ко всему, чем занималась. Меньшего Элизабет не заслуживает.
И как бы ни бушевал герцог, Маргарет знала, что он никогда не вынудит свою дочь выйти замуж за нелюбимого. Он просто пытается ее запугать. Маргарет знала, что муж любит Элизабет, что он просто обожает всех своих дочерей, чего большинство людей его круга никогда себе не позволяют.
Элизабет же всегда занимала в отцовском сердце особое место. Именно поэтому Маргарет разрешила мужу ее отослать, решив, что со временем негодование Аларика поостынет и он поймет, как ему не хватает старшей дочери.
Сама же Маргарет не могла дождаться возвращения своих девочек.
— Папа, — сказала сидевшая на земле у ног отца Кэро, отвлекая герцогиню от ее размышлений, — что за карета едет вон там, по аллее?
— Карета? В такое позднее время?
Герцогиня вытянула шею, чтобы лучше видеть, но — пропади все пропадом! — она сидела так прямо, подбородок держала так высоко, как, очевидно, и подобает герцогиням, что никак не могла рассмотреть, что делается на подъезде к поместью.
— Вы кого-нибудь ждете, Аларик? — Тут она заметила, что малышка заерзала. — Милочка, сидите смирно, не мешайте мистеру Рамзи.
— Но ведь это вроде бы наша карета.
— Наша карета? — Герцог обернулся. — Но это невозможно! Элизабет с Изабеллой уехали в ней, а они никак не могли так быстро доехать до поместья Перфойла и вернуться…
По лицу герцога было легко понять, какой ужас охватил его при мысли о том, что может означать столь поспешное возвращение.
— Да, это наша карета! — завизжала Кэтрин. — Ой, мамочка, ведь теперь Бесс и Белла тоже смогут позировать!
Младшие Дрейтоны разом вскочили на ноги и рассыпались в стороны, разрушив живописные позы, а ведь потребовался чуть ли не час, чтобы усадить их, как требовалось художнику. Мгновение — и они уже мчались вниз по склону с громким визгом, и их широкие кринолины ходили ходуном.
— Девочки, подождите! — крикнула герцогиня. — Вернитесь! Ваши куафюры! Они же растреплются!
— Куда это вы бежите? — рявкнул герцог. — Сию же минуту вернитесь! Мы должны позировать!
Но все было бесполезно. Все три девочки умчались стремглав, точно кролики, навстречу тем, кто сидел в приближающейся карете.
Герцогиня с извиняющимся видом улыбнулась художнику, застывшему с кистью в руках в нескольких дюймах от холста.
— Простите нас, мистер Рамзи. Кажется, наши старшие дочери неожиданно возвратились из поездки в Шотландию. Может быть, мы вернемся к портрету утром? — Герцогине не терпелось увидеть дочерей, но она немного задержалась. — Скажите, сэр, не поздно ли будет пририсовать к портрету фигуры еще двух наших дочерей?
— Маргарет…
К тому времени, когда карета подъехала к дому, девочки уже были там. Им не терпелось поздороваться с сестрами; они задыхались от бега из-за своих туго зашнурованных корсетов. Вскоре к ним торопливо приблизилась и герцогиня. Лакей поспешил к карете, чтобы открыть дверцу.
— Белла! Бесс!
Неожиданное возвращение старших дочерей сначала обрадовало герцогиню, а потом встревожило. Она задавалась вопросом, что с ними могло случиться? Неужели Элизабет узнала истинную причину их поездки и взбунтовалась? Или, не дай Бог, одна из них заболела?
Первой из кареты выбралась Изабелла, и ее тут же окружили сестры. Вид у нее был встревоженный. О Господи, подумала герцогиня, что-то и впрямь произошло.
Маргарет обернулась и увидела, что Аларик наконец-то спустился с холма и подошел к ним. Он стоял, скрестив руки на груди, с каменным лицом. Любой решил бы, что он гневается, но, проспав четверть века в одной кровати с мужем, жена становится проницательной. Аларик был встревожен ничуть не меньше ее.
Изабелла обняла сестренок, а потом выбралась из их объятий и поздоровалась с родителями.
Герцогиня схватила ее за руки.
— Изабелла, дорогая, как вы? Все ли… все ли в порядке?
— Да, только…
Взгляд Маргарет устремился на раскрытую дверцу кареты, из которой выбиралась Элизабет. Никаких внешних признаков болезни или причиненного вреда здоровью, с облегчением отметила герцогиня. Но, может быть, она все-таки нездорова? Элизабет действительно была несколько бледна…
— Мама…
— Ах, Элизабет, с вами все хорошо? Вид у вас осунувшийся. Что-нибудь произошло по дороге в Шотландию?
— В некотором смысле, да, произошло. Нечто совершенно неожиданное.
— Так я и поняла. Я поняла, что вы вернулись так скоро не без причины. Я…
Только тогда Маргарет осознала, что из кареты выбирается еще один человек — явно мужчина и, несомненно, шотландец, это было видно с первого взгляда. Герцогиня отступила в замешательстве, когда незнакомец вышел из кареты.
Первой ее мыслью было удивление — как они втроем сумели поместиться внутри. Шотландец был высок и свиреп на вид, он стоял гордо под взглядами тут же устремившихся на него глаз всех присутствующих. На нем были клетчатый килт и плед, небрежно наброшенный на плечи, рубашка из грубого полотна, открывающая шею. Темные волосы были стянуты узлом на затылке, а глаза, как заметила Маргарет, не упустили ничего из незнакомой обстановки.
Это был мужчина. Это был шотландец. И совершенно замечательный в своем роде.
— Девочки, — удалось наконец вымолвить герцогине, — я вижу, вы привезли к нам в дом гостя, представьте же его.
— Да, именно это я и собиралась сделать, — проговорила Элизабет. — Папа, мама, сестрички… я хочу познакомить вас с Дугласом Дабом Маккинноном. Он с острова Скай…
Герцогиня тут же протянула руку для рукопожатия:
— Мистер Маккиннон, рада познакомиться…
— И еще он мой муж.
Последнее, что услышала герцогиня перед тем, как упасть в обморок, был яростный рев ее супруга.
Восьмилетняя Кэролайн Дрейтон была большой мастерицей легко забираться в самые немыслимые места. То это оказывалась кладовка в подвале, где стояли ящики с припасами и куда она пробиралась за вкусным печеньем, то гардероб сестрицы Матильды или кровать домоправительницы миссис Барнаби, под которой она пряталась.
Эта способность весьма полезна в том случае, если тебе хочется узнать, что происходит в твоей семье, а при этом считается, что предмет не предназначен для твоих ушей по причине малолетства. Из своей спальни на третьем этаже Кэролайн могла выбраться через окно и прокрасться незаметно по хитросплетениям скрещивающихся фронтонов прямо до центральной части дома. А там уже можно было спуститься куда душе угодно — в гостиную, где любила сидеть за вышивкой ее матушка, или даже вниз, на кухню, где она однажды подсмотрела, как лакей Гарри целуется с Мег, горничной. Кэро не совсем поняла, зачем ему понадобилось сунуть руку ей под юбки, но как бы то ни было, Мег не особенно возражала. Вместо того чтобы оттолкнуть лакея, она только застонала — совсем как сестрица Кэтрин, когда ест свой любимый клубничный десерт, политый сладким кремом. С того дня Кэролайн не давал покоя вопрос, так же ли вкусны поцелуи Гарри, как клубника со сладким кремом.
На сей раз Кэролайн выбрала окно, открывающееся в верхний коридор, прямо перед дверью отцовского кабинета. Опыт подсказывал ей, что, если все ушли в дом и матушка уже оправилась от обморока, именно в кабинете и состоится безотлагательный разбор происшедшего. Именно в этой комнате обсуждалось все самое важное, и Кэро обнаружила, что можно узнать страшно много чего, просто-напросто забравшись в огромную китайскую вазу, стоявшую в дальнем углу у окна. Нужно только снять обручи кринолина и все нижние юбки, кроме одной.
Ей только что удалось проделать все это, и она опустила ножки в туфельках в вазу, как вдруг услышала шаги в коридоре. Значит, вот-вот дверь распахнется и раскроется во всех подробностях, почему Бесс оказалась замужем за этим шотландцем со странным именем. Кэролайн не терпелось все услышать.
Она согнула ноги в коленях и протиснулась в вазу, спрятав голову как раз в тот момент, когда дверь на противоположном конце комнаты отворилась и все вошли в кабинет.
— Прекрасно. Младших отослали в их комнаты, — услышала девчушка голос матери. — Теперь мы сядем и все спокойно обсудим.
Обладай Кэро способностью видеть сквозь стенку вазы, она увидела бы, что мать при этих словах смотрит на отца.
— Спокойно? Вы в своем уме, жена? Ваша дочь только что сообщила нам, что она замужем за совершенно незнакомым человеком! Хуже того — за шотландцем!
— Аларик, говорите тише. Окна открыты. Он вас услышит.
— Да он внизу, в гостиной, рассматривает, поди, фарфор и прикидывает, что можно украсть. Вы же знаете, все они воры. И разбойники!
— Отец, это неправда, — сказала Элизабет. — Он вовсе не разбойник, а гуртовщик.
— Вы полагаете, мне от этого легче? Ведь теперь он мой зять! Но я хочу знать, Элизабет Реджина Дрейтон, как вам пришла в голову дурацкая мысль выйти замуж за этого человека?
— Эту мысль подала ей я, отец. По сути, это я заставила ее с ним обвенчаться.
Белла?
— Мне показалось, что это наилучший, единственный способ выбраться из сложного положения. Элизабет… — Она запнулась. — Вчера вечером в трактире Элизабет заболела. Что-то такое съела… или скорее, выпила…
— Элизабет, — сказала герцогиня, мгновенно всполошившись, — вы плохо себя чувствуете?
— Нет, мама. Я чувствую себя прекрасно. Разве что немного болит голова…
— Что вы там такое выпили, черт побери? — вмешался герцог.
— Это называется уисге-бита. Вечер был холодный, а служанка в трактире сказала, что это нас согреет, но, наверное, напиток был испорчен. Он был отвратителен на вкус.
— Виски? Вы напились виски?
— Очевидно, так, отец, но вам будет легче, если вы узнаете, что мне оно не понравилось. Совсем не понравилось. В голове у меня стало как-то странно, словно она отделилась от тела, и в желудке тоже было нехорошо. Потом я пошла спать и оставалась в постели до самого утра.
— Это еще не объясняет, почему вы вернулись домой и заявили, что вышли замуж за какого-то шотландца, тогда как вам надлежит держать путь в поместье лорда Перфойла.
— Потому что когда я проснулась утром, он оказался в моей постели.
— Он? Вы имеете в виду этого шотландца? Вы хотите сказать… — герцог с шумом втянул в себя воздух, — что спали с этим человеком?
Тут герцог что-то разбил, и, судя по звуку, это что-то было сделано из стекла и стоило уйму денег. Кэролайн в своей вазе пришлось прикрыть рот рукой, чтобы не закричать.
— Я была в бреду! — закричала Элизабет. — Я не понимала, что делаю. Я даже не помню, что сама предложила ему лечь в мою постель.
— Что?! Господи, Изабелла, возьмите мой дуэльный пистолет и застрелите меня на месте.
— Аларик!
— По правде говоря, отец, я думаю, что ничего не произошло. Мы оба просто крепко уснули.
— Ну разумеется. Еще чего! Это такая же правда, как то, что я — король Англии.
Тут в разговор вмешалась герцогиня:
— Аларик, вы побагровели, а это не к добру. Сейчас вы сядете и успокоитесь, а потом мы будем слушать дальше.
— Господи, — прохрипел герцог, — есть что-то еще?
Кэролайн услышала, что отец несколько раз судорожно вздохнул. Никто в комнате не проронил ни слова.
Наконец заговорила Изабелла:
— Отец, Элизабет никак не могла знать, что выпитое ею виски лишит ее рассудка до такой степени. Она никогда раньше не пила таких крепких напитков.
— И слава Богу. Сколько же Элизабет в действительности выпила этого виски?
— О, всего лишь два-три… — ответила Элизабет.
— Семь, — поправила ее Изабелла.
— Семь… Семь чего? Глотков?
— Стаканчиков, — ответила Изабелла.
— Стаканчиков! Видит Бог, Элизабет, этого достаточно, чтобы свалить с ног крепкого мужчину… что, судя по всему, и произошло с вами, а также, кажется, и с этим проклятым шотландцем.
Он так произнес эти слова — «проклятый шотландец», будто они были отвратительны на вкус.
— Поэтому вы понимаете, отец, — сказала Изабелла, — что уладить все можно было только одним-единственным способом — обвенчать Элизабет с мистером Маккинноном.
Герцог вздохнул:
— Учитывая создавшиеся обстоятельства, Изабелла, я думаю, что вы сделали единственное, что могло прийти вам в голову. Сам я повесил бы этого человека на ближайшем суку, но вы женщина, и подобные мысли не могут вас посетить. И вот итог. Остается решить, что делать дальше.
— Я думала об этом, отец, — сказала Элизабет. — И кажется, я приняла разумное решение, которое уладит все затруднения разом.
— Ах, вы приняли решение, вот как?
— Приняла. Мы можем расторгнуть этот брак.
— Расторгнуть? — опять закричал герцог. — Да вы что, с ума сошли?
— Почему вы считаете это таким немыслимым делом? Браки и раньше расторгались. Я даже не уверена, что мы действительно обвенчаны. «Священник» на самом деле был конюхом с постоялого двора.
— Вы венчались в Шотландии?
— Да.
— Свидетели у вас были?
— Да.
— В таком случае вы так же состоите в браке, как если бы обряд венчания совершил сам архиепископ Кентерберийский.
Кэролайн знала, что это невозможно, но она могла бы поклясться, что видит, как Элизабет нахмурилась.
— Ну что же, если вступить в брак так легко, стало быть, и расторгнуть его также не составит труда. Так мы и поступим прямо сейчас. Договоримся, что мы не женаты — и дело с концом. Вы все будете свидетелями. После чего мистер Маккиннон вернется на свой остров, а я останусь здесь, и мы забудем о том, что произошло. — Она замолчала, а потом добавила: — Конечно, при подобных обстоятельствах лорд Перфойл вряд ли захочет продолжить свои ухаживания.
— И это вас убьет, не так ли? — фыркнул герцог, но прозвучало это отнюдь не весело. — Я всегда знал, что вы плутовка, но даже мне не могло прийти в голову, что вы придумаете такой хитроумный план с тем, чтобы вам никогда не пришлось выйти замуж. По крайней мере за приличного человека.
— Вы считаете, что я все это придумала заранее? — Возмущение Элизабет звучало вполне искренне.
— Но, отец, — сказала Изабелла, — это ведь я настояла на венчании.
— Значит, вы соучастница.
— Аларик!
— Я бы ничуть этому не удивился, Маргарет. Я бы не удивился, что все мои дочери замышляют что-то против меня. Изабелле наверняка все время было известно о том, что Элизабет пишет свои забавные статейки для этого дурацкого журнала.
— Я не имела права рассказывать вам об этом, отец.
— Ха! Вот видите?
— Белла, — вмешалась в разговор Элизабет, — так это не ты? Я думала, что это ты рассказала отцу…
— Мне рассказала об этом миссис Барнаби.
— Домоправительница? — в один голос спросили Элизабет и Изабелла.
— Да, после того, как одна из горничных нашла во время уборки листок писчей бумаги с одной из этих заметок. Вам следовало бы получше прятать ваши наброски. Листок принесли мне, и я узнал ваш почерк, Элизабет.
Разговор продолжался, и Кэролайн, все еще сидевшая на корточках в вазе, отчаянно пыталась понять все, что она слышала, чтобы быть уверенной в том, что она уловила все подробности и сможет пересказать их потом Матти и Кейти.
Первое. Отец послал Бесс с Беллой, чтобы Бесс вышла замуж за какого-то человека по имени лорд Перфойл, но Бесс и Белла вернулись домой с этим красивым шотландцем, Дугласом Дабом Маккинноном, за которого Бесс вышла замуж вместо этого лорда после того, как выпила какую-то мерзость под названием «виски» или уисге-бита и проснулась с ним в одной постели. «Но что в этом такого?» — не понимала Кэролайн. Спит же она иногда со своей собачкой, Агамемноном, и никто не пытается их обвенчать. И что это за имя такое — Даб? Неужели Бесс уже была влюблена в этого проклятого шотландца? И поэтому отец отослал ее из дома? Никто не рассказал Кэро, что же натворила Бесс. В ответ на ее расспросы все только качали головами и говорили «тсс», словно она могла захотеть натворить такое же, если ей все расскажут.
— Позовите сюда этого проклятого шотландца, — сказал герцог, оторвав малышку от ее беспорядочных размышлений, — Остальные могут уйти. Я хочу поговорить с этим человеком наедине.
— Наедине? — сказала Элизабет. — Но почему, отец?
— Это, Элизабет Реджина, мое дело. А теперь послушайтесь меня хоть раз в жизни и ступайте отсюда.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Моя королева - Рединг Жаклин



Неплохой роман , милый такой , без особых заморочек ... Г. героиня немного балованная , но добрая , главный герой - отличный парень - мужественный и нежный :) Читайте . 8 твёрдая .
Моя королева - Рединг ЖаклинВикушка
3.06.2013, 22.13





Миленько так. Один раз прочитатаь можно.
Моя королева - Рединг ЖаклинОльга К
22.10.2013, 4.24





задумка автора неплохая,но как-то все черезчур легко- и корову с первого раза подоила( это герцогская дочка-то), и роздражает, то что все друг другу выкают, подрастянуто. Можно было всю эту писанину в 15 глав уместить. 6б.
Моя королева - Рединг ЖаклинМери
27.11.2013, 22.06





Кто поможет найти роман по схожему сюжету переодетый аристократ приводит избалованную жену в хибару и у них там всё хорошо пока она не узнала правду о том что обманута мужем
Моя королева - Рединг ЖаклинМила
6.04.2015, 15.13





Для Милы, Уоррен Трейси Энн: "ловушка для жены"
Моя королева - Рединг ЖаклинЛисичка
6.04.2015, 16.26





для лисички, спасибо за совет, но это не та книга которую я ищю, там специально ПЕРЕОДЕТЫЙ аристократ, что бы проучить избалованную девченку, приводит в хибару,а она в него влюбилась
Моя королева - Рединг Жаклинмила
6.04.2015, 18.23





Наверное это Джованни линдсей «мужчина моей мечты»
Моя королева - Рединг Жаклинлола
6.04.2015, 21.51





То есть Джоанна Линдсей))))
Моя королева - Рединг Жаклинлола
6.04.2015, 21.55





для Милы. Очарованный принц.
Моя королева - Рединг ЖаклинМаня
6.04.2015, 22.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100