Читать онлайн Моя королева, автора - Рединг Жаклин, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Моя королева - Рединг Жаклин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.6 (Голосов: 50)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Моя королева - Рединг Жаклин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Моя королева - Рединг Жаклин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Рединг Жаклин

Моя королева

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

На следующее утро Элизабет проснулась рано и обнаружила, что ее щека упирается в плечо Дугласа. Плечо было горячее, гладкое и крепкое. Когда она протерла глаза, то при слабом свете, проникавшем в маленькое оконце, смогла очень хорошо рассмотреть его губы.
Горец спал спокойно, почти не дыша. Элизабет не стала вставать, а лежала тихо, пристально разглядывая его лицо: подбородок, орлиный нос, густые ресницы, спокойно лежащие на щеках. Хотя она никогда не признавалась вслух, но это лицо было красиво, гораздо красивее, чем ей показалось поначалу. Волосы были на самом деле не черными, как смоль, а скорее темного орехового цвета. Упрямый завиток падал на глаза. Она подняла руку и убрала волосы со лба Дугласа. Заметила под подбородком маленький белый шрам, давно заживший, похожий на букву «С». Элизабет потрогала шрам кончиком пальца, обвела его очертания, задумавшись о том, какая детская проказа могла оставить такую отметину.
Поскольку Дуглас не пошевелился от ее прикосновения, Элизабет придвинулась ближе, рассматривая его рот, очертания и полноту его губ, ямочку на подбородке. Она вспомнила, как ее сестра Матильда вздохнула, впервые увидев шотландца, и заметила, что у него чувственный рот. Очевидно, Матти проводит слишком много времени за чтением романтических стихотворений.
Взгляд Элизабет переместился на мускулистую шею, на плечи и могучий торс, сужающийся книзу, к выпуклой диафрагме, прикрытой простыней. Она смотрела, как медленно вздымается и опадает его грудь. Интересно, снится ли ему что-нибудь? А если снится, то что именно?
Она легонько провела пальцем по его руке к груди, радуясь, что он спит так крепко. Девушка даже не заметила, что прикасается к горцу уже не пальцами, а губами, пробует на вкус соленую кожу его подбородка, вдыхает его запах. Оказывается, она способна на такое, а он ни о чем не догадывается. Мысль об этом подействовала на нее возбуждающе.
Наверное, единственный раз в жизни ей доведется лежать так близко к живому спящему мужчине. Когда пройдут условленные два месяца и она вернется в Англию, где проживет всю жизнь, она никогда не выйдет замуж, и, стало быть, ей не суждено просыпаться в постели рядом с мужчиной.
Да, она изучала анатомию, она знает строение мужского тела во всех подробностях. Но лежать так близко к мужчине, когда тебя окружает исходящий от него мощный жар, гораздо интересней, чем любая книга.
Книга — это всего лишь бумага и чернила.
А это все происходит на самом деле.
И он настоящий.
Он видел ее нагишом, когда она уснула в лохани. Разве не справедливо, что ей, в свою очередь, выпал случай увидеть его?
Элизабет начала потихоньку приподнимать простыню…
Мгновение спустя она лежала на спине, пригвожденная к кровати тем, кто был ее мужем, совершенно обнаженным мужчиной.
— Я только…
Он не дал ей продолжать, накрыв ее губы своими. Он завладел ею, он поглотил ее и ошеломил, поймал в ловушку своими губами и всем телом, дразнил все ее чувства, которые ее не слушались.
Она возбудилась, трепеща всем телом. Его вкус и запах завладели ее сознанием, и когда она ощутила его язык у себя во рту, то отпрянула в испуге, но потом подчинилась незнакомому ощущению, его волнующей новизне и ответила на поцелуй.
Она чувствовала, как его крепкие бедра прижимаются к ней, но хотела большего. Только когда он отодвинулся, прервав поцелуй, чувства, которые вихрем охватили ее, начали ослабевать. Резко, неотвратимо вернулся дневной свет. Наконец она нашла в себе силы открыть глаза — и встретилась с его внимательным взглядом. В них она увидела желание, которое испытывает мужчина к женщине. И она поняла, что желанна ему, поняла это всей душой.
Но в его глазах она увидела и нечто иное и осознала, что продолжения не будет.
— Не стоило начинать того, чего вы не собирались доводить до конца.
Его голос звучал низко и волновал ее. Нужно было что-то сказать, но она как язык проглотила.
Элизабет, которая славилась хорошо подвешенным язычком и откровенностью суждений, сейчас ничего не приходило на ум. Она опять закрыла глаза и притворилась спящей. Это единственное, что ей оставалось.
Потом она услышала, как кровать под ней заскрипела — Дуглас встал. Она лежала не шевелясь, ей хотелось, чтобы он ушел, хотелось забыть то, что недавно произошло. Она слышала, как он одевается, ходит по комнате.
— Паром скоро отходит.
Она ничего не ответила.
— Я подожду вас на улице.
Элизабет повременила, пока не услышала, как за ним закрылась дверь, а потом снова открыла глаза. Униженная, она уставилась в потолок.
Что это на нее вдруг нашло? Зачем она его разглядывала? Зачем ей вздумалось к нему прикасаться? Ведь она — дочь герцога Сьюдли, а не простая шлюха. Всю жизнь она была полна твердой решимости ни в коем случае не разрешать своему сердцу или телу подпасть под власть мужчины. Стоит только поддаться порыву, как становишься уязвимой, а значит, слабой. Она поняла это, изучая биографии женщин, живших в самые разные исторические эпохи.
Элизабет выросла среди английских аристократов, в окружении графов, герцогов и даже принцев королевской крови. В самом раннем возрасте она начала интересоваться, почему случилось так, что женщины из ее окружения утратили свою свободу и индивидуальность, не говоря уж о праве на какую-либо собственность, которое они теряют с замужеством.
Элизабет была свидетельницей того, как знакомые ее матери, женщины благородного происхождения, превращались чуть ли не в нищих, полностью зависимых от покладистости мужа. Если тот оказывался человеком прижимистым, леди не могла купить себе даже книгу или перьев, чтобы писать письма. Ей приходилось просить разрешения приобрести эти мелочи, и даже той, которая принесла мужу солидное приданое, могла угрожать долговая тюрьма еще до появления на свет ее первого ребенка в том случае, если ее муж имел склонность к пьянству или азартным играм…
Леди Уолфтон, ближайшая наперсница герцогини, сострила как-то за чаем, что, выйдя замуж, была гораздо в более дружеских отношениях со своей модисткой, нежели с мужем-графом. Маркиза Терстон, в роду которой имелась целая вереница выдающихся предков, была вынуждена бежать вместе с детьми под покровом ночи во Францию, после того, как лорд Терстон проиграл в кости их особняк, состояние и даже прекрасный выездной экипаж.
И Элизабет очень рано решила, что никогда не позволит себе оказаться в подобном положении. Она сама будет распоряжаться своей судьбой. И самым простым способом достижения этого было избегать той единственной опасности, жертвами которой стали многие женщины до нее.
Элизабет поклялась никогда не влюбляться.
Но это было до того, как Дуглас Даб Маккиннон вошел в ее жизнь.
Два часа спустя Дуглас и Элизабет сели на маленький паром, который должен был перевезти их на остров Скай.
Когда они стояли на пристани, зеленые берега острова Скай, тонувшие в нежной утренней дымке, представлялись такими близкими, что, казалось, достаточно сделать прыжок через пролив — и ты там. На самом же деле, сказал Элизабет сморщенный старик паромщик, расстояние достаточно велико.
Пока они плыли, Дуглас коротал время, болтая с паромщиком на гэльском. Элизабет, хотя и не понимала их разговора, знала, что это не простая болтовня. Они разговаривали приглушенными голосами, а паромщик не раз бросал на нее настороженные взгляды.
Когда они прибыли на берег, их ненадолго задержал патруль береговой охраны. Но Дуглас предъявил выданную ему полковником охранную грамоту, и солдаты беспрепятственно их пропустили. Дуглас оставил Элизабет на каменном молу, служившем пристанью, и вскоре вернулся с тремя крепенькими пони.
— До вашей фермы еще далеко? — спросила она.
Ей уже не терпелось добраться до конечной цели их путешествия и отдохнуть после долгого пути. Кроме того, девушка надеялась, что ей больше не придется делить постель с горцем.
— Мы скоро будем на месте, — ответил Дуглас, грузивший вещи на одного из пони.
Они пустились в путь среди поросших вереском холмов. По тропе гуртовщики обычно гнали к берегу скот. Она была едва заметна, но Дуглас знал здесь каждый поворот, каждый склон, хотя порой тропа почти совсем терялась среди камней.
Настороженность, которая не покидала Дугласа на всем их пути через Хайленды, теперь, на его родном острове, несколько ослабла. Он расслабился в седле и поводья держал не так крепко, как раньше. Их путь лежал к виднеющимся вдали лесистым огромным скалам.
Элизабет заметила, что встречные — будь то рыбаки на берегу или фермеры в долине, — все знали Дугласа в лицо. Они приветствовали его по-гэльски, а на нее посматривали с любопытством и подозрением. Она обшаривала взглядом окружающие холмы в поисках места, которое станет ее домом. Когда они добрались до долины, через которую пробегал бурный ручей, пошел мелкий дождик, заставивший Элизабет накинуть на голову капюшон. Из нависших облаков донесся тихий раскат грома, напугав двух кроншнепов, вылетевших из высокой травы. Поднявшийся вдруг ветер устремился им навстречу по склону голого безлесного холма.
Вскоре Элизабет заметила одинокую каменную крепость с высокими башнями на каждом углу.
— Что за замок?
— Это Дьюнакен, — ответил Дуглас. — Обиталище главы клана Маккиннонов.
— Маккиннонов? Значит ли это, что мы подъезжаем к ферме?
— Да, мисс. Уже недолго осталось.
Дуглас подумал о том, что, обвенчайся он с Элизабет при иных обстоятельствах, он привез бы ее в эту уединенную крепость, как на протяжении веков это делали Маккинноны. В глубине души он сожалел, что время изменилось. Когда герцог впервые поделился с Дугласом своими замыслами касательно Элизабет, Дуглас очень рассердился оттого, что его заманили в ловушку, заставив вступить в брак, которого он никогда не хотел. Но еще больше его злило то, что нельзя сразу же выпутаться из сетей, в которых он запутался. Он никак не ожидал, что Элизабет преодолеет весь трудный путь до острова Скай. Дуглас думал, что, проехав несколько миль, она начнет хныкать и попросит отвезти ее обратно.
Но этого не произошло.
Девушка вынесла все тяготы более чем недельной поездки верхом по гористой местности, и он ни разу не слышал от нее жалобы. Она выдержала все — дождь, укусы мошкары, угрозу быть обесчещенной — и не сдалась. Такое оказалось бы не под силу очень многим мужчинам. А ведь она могла бы превратить поездку в сущий ад для него, но не сделала этого. И теперь задача, стоящая перед Дугласом, казалась ему не такой привлекательной.
— Приехали, сударыня.
Дождь перестал, тучи неслись над холмами, роняя на долину последние капли, блестевшие под солнцем. Ветер принес смешанные запахи вереска и дождя, морских водорослей и торфа. Где-то за холмами море тихо билось о берег.
Дуглас смотрел, как Элизабет скинула капюшон и огляделась.
Сначала она даже не заметила неприглядного жилища. И немудрено: оно было из того же песчаника, что и голый склон холма, к которому оно прилепилось. Торфяная крыша низко нависала над ним так, что, не будь маленьких окошек и двери, домишко совершенно потерялся бы среди окружающей местности. Поскольку никакого другого жилья поблизости не было, Элизабет еще раз внимательно оглядела дом.
Как девушка ни старалась, но глаза ее выдали, и Дуглас это заметил.
Ребенком горец жил в этом доме, бегал по этой долине, играл вместе с Родериком и Йеном. Они часто представляли в лицах сказания о великих героях, некогда ступавших по окрестным холмам. Но сейчас, впервые в жизни, Дуглас внезапно увидел дом своего детства глазами человека, никогда не знавшего нужды, жившего в роскоши и безделье.
Элизабет здесь не задержится, это уж как пить дать. Даже два месяца не протянет. Понравится это герцогу или нет, но Дуглас понял, что нужно сказать ей всю правду:
— Элизабет, я…
Она повернулась и посмотрела на него. Вид у нее был решительный и энергичный.
— А где мы поставим пони?
Дуглас посмотрел на нее, сбитый с толку.
— За домом есть коровник, но право же, мисс…
— Мне самой позаботиться о пони? Судя по всему, эти два месяца мы будем все делать сами.
И тут Дуглас понял, что эта женщина готова пройти через все, лишь бы выполнить договор с герцогом. Она слишком ценила свободу.
— Я позабочусь о пони. Вы просто бросьте поводья. Он не убежит.
Элизабет кивнула:
— Тогда я готова взглянуть на свой новый дом.
Девушка подождала, пока Дуглас не спешился и не подошел помочь ей сойти с пони. Он осторожно обхватил ее за талию и поставил перед собой на землю. С того утра, когда он проснулся и обнаружил, что она к нему прикасается, они впервые оказались так близко друг от друга. Он почувствовал, как она напряглась при его прикосновении, и нахмурился.
Они пошли к домику по извилистой тропинке, которую Дуглас еще мальчишкой прорубал в камне несчетное количество раз. Внезапно Элизабет остановилась как вкопанная.
Нет, это уж слишком. И, честно говоря, он не мог ее ни в чем винить.
— Мисс…
— На крыше дома стоит коза!
Дуглас увидел на самом верху торфяной крыши козочку, с довольным видом жующую дернину.
— Truis! — по-гэльски крикнул Дуглас, чтобы прогнать животное.
Козочка посмотрела на него и издала жалобное «ме-е».
Дуглас взглянул на Элизабет.
— Она вольная птица. Приходит, когда захочет. Давайте войдем в дом. Кажется, снова собирается дождь.
Внутри было на удивление чисто, аккуратно и опрятно. На постели лежали свежие простыни. На полках стояло все необходимое: мука, чай, сахар.
Посреди комнаты на полу стояли сундуки Элизабет. Лодка, на которой их отправили, видимо, благополучно добралась до Дьюнакена, поскольку вместе с багажом Дуглас послал письмо своей приемной матери Эйтни с просьбой приготовить дом к их приезду. Он беспокоился, что на море лодку могут перехватить английские суда, патрулирующие у островов. Именно поэтому он настоял, чтобы они с Элизабет добирались по суше.
Элизабет стояла над сундуками, хмуро скривившись.
— Что-нибудь случилось?
— Да, одного сундука не хватает.
— Вы уверены?
Открыв оба сундука, она порылась в стопках белья и одежды.
— Здесь нет моих книг. — Она посмотрела на него в явном смятении. — Дуглас, я сама сложила их вместе с писчей бумагой и перьями в маленький сундучок. И его здесь нет.
Дуглас пожал плечами:
— Ну, в конце-то концов это всего лишь книги, а не платья.
— Всего лишь книги? — Она круто повернулась к нему. — О платьях я не стала бы беспокоиться. Мои книги… они для меня важнее, чем куча кружев и шелка! Они для меня все — и вот они пропали!
Дуглас испугался, что она заплачет. Он никогда еще не встречал женщины, тем более англичанки, смысл жизни которой не заключался бы в модных тряпках. Они только и могут, что трещать о них.
Но с Элизабет все иначе. Было ясно, что потеря книг для нее — настоящее огорчение.
— Я пойду узнаю, что случилось с сундуком, — сказал он. — Может, его еще не принесли.
— Хорошо. — Ее лицо мгновенно посветлело. — Он был очень тяжелый. Может быть, понадобилась повозка, чтобы доставить его, и они не успели. Вы правы, Дуглас. Благодарю вас. И буду весьма вам признательна, если вы что-нибудь узнаете. — И она посмотрела на него. — Немедленно.
— Немедленно?
Элизабет кивнула.
— Но ведь на улице дождь…
Она нахмурилась:
— Час назад дождь не помешал вам ехать по долине.
Дуглас глубоко вздохнул, чтобы не сорваться. Он был не в настроении с ней спорить.
— Иду. Все равно нужно дать знать о нашем благополучном прибытии.
— А я приготовлю чай и разложу одежду. — Она взглянула на свои вещи, разбросанные по всей комнате, когда она рылась в сундуках в поисках книг.
Перед уходом Дуглас быстро разжег огонь в очаге и повесил котелок на крючок над огнем, чтобы вода вскипела. Порывшись в стенном шкафу, он достал оловянную чашку и ложку. Потом он вышел из дому. Девушка осталась одна.
— Нас преследовал морской патруль, лэрд. По крайней мере шестнадцать ружей. Ничего не оставалось, как бросить сундук за борт. Они были слишком тяжелыми для такой маленькой лодки, все эти книги. Сундук тянул нас книзу.
Сидя в свете потрескивающего огня в своем кабинете в Дьюнакене, Дуглас кивнул Томасу Маккиннону, который с раздражением докладывал ему о причинах того, почему его команда бросила сундук в морскую пучину. В противном случае их наверняка схватил бы английский патруль, и скорее всего тогда им тюрьмы было не миновать.
Разумеется, это ничуть не упрощало Дугласу задачу рассказать обо всем Элизабет.
— Ты что-нибудь слышал о других?
Томас уселся на стул рядом с Дугласом.
— Макдональд из Данвегана сообщает, что принц перебирается с острова на остров. Ходят слухи, что его видели на Бенбекьюле, Льюисе, даже на Уисте. Пролив кишит сакскими судами, которые пытаются схватить принца. Они устраивают налеты на владения всех кланов, принимавших участие в мятеже, в надежде схватить его. Но то, что они сделали на Рааси, ужасно!
— Что со старым Маклеодом?
— Нет, они его не убили. Его там не было, когда они разоряли остров. Они погубили весь скот. Сожгли все, от замка до последней лачуги. Они насиловали женщин, лэрд, и девушек, и кормящих матерей, и убивали всякого, кто пытался им противиться. Они думали, что это заставит кого-нибудь выдать принца. Им страсть как хочется его схватить.
При этой новости у Дугласа внутри все сжалось. Маккинноны и Маклеоды с Рааси были в родстве. Его дядя, Йен Даб, глава клана Маккиннонов, был женат вторым браком на Дженет, дочери Маклеода с Рааси. Таким образом, оскорбление, нанесенное Маклеодам, являлось оскорблением и для Маккиннонов.
— Кто отдал приказ?
— Какой-то капитан Фергюссон с корабля королевского «Горделивого». Они сожгли Рааси-Хаус, замок Брохел, уничтожали любого, кто попадался на дороге. За ними вслед напали ополченцы, которые просто докончили дело. Они шарят по островам, лэрд, Еще немного — и они явятся в Дьюнакен, чтобы подвергнуть его той же участи.
— Они увидят, что обитатели Дьюнакена не столь беспомощны, как на Рааси.
Дуглас посмотрел в огонь, зная, какой следующий вопрос он задаст, и боясь ответа.
— Что слышно о моем брате?
— Пока ничего. Но молодого Йена не было при Куллодене, лэрд.
Это сообщение удивило Дугласа.
— Как так?
— Я слышал, что Йена послали на север с отрядом Маккиннонов на подмогу частям Кромарти, ищущим золото якобитов. Восстание было подавлено задолго до того, как они об этом узнали.
— А мой дядя?
— Йен Даб был среди других вождей кланов, которые пытались снова собрать силы после Куллодена. Принц уже решил отказаться от сопротивления и советовал каждому спасаться, как может. Мне сказали, что ваш дядя вернулся домой в Килмари две недели тому назад.
Дуглас закрыл глаза. Его брат жив, а дядя вернулся на остров Скай. Он единственный, кто может знать, где скрывается Йен. Он посмотрел на Томаса:
— Завтра едем в Килмари. Пора мне поговорить с дядей.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Моя королева - Рединг Жаклин



Неплохой роман , милый такой , без особых заморочек ... Г. героиня немного балованная , но добрая , главный герой - отличный парень - мужественный и нежный :) Читайте . 8 твёрдая .
Моя королева - Рединг ЖаклинВикушка
3.06.2013, 22.13





Миленько так. Один раз прочитатаь можно.
Моя королева - Рединг ЖаклинОльга К
22.10.2013, 4.24





задумка автора неплохая,но как-то все черезчур легко- и корову с первого раза подоила( это герцогская дочка-то), и роздражает, то что все друг другу выкают, подрастянуто. Можно было всю эту писанину в 15 глав уместить. 6б.
Моя королева - Рединг ЖаклинМери
27.11.2013, 22.06





Кто поможет найти роман по схожему сюжету переодетый аристократ приводит избалованную жену в хибару и у них там всё хорошо пока она не узнала правду о том что обманута мужем
Моя королева - Рединг ЖаклинМила
6.04.2015, 15.13





Для Милы, Уоррен Трейси Энн: "ловушка для жены"
Моя королева - Рединг ЖаклинЛисичка
6.04.2015, 16.26





для лисички, спасибо за совет, но это не та книга которую я ищю, там специально ПЕРЕОДЕТЫЙ аристократ, что бы проучить избалованную девченку, приводит в хибару,а она в него влюбилась
Моя королева - Рединг Жаклинмила
6.04.2015, 18.23





Наверное это Джованни линдсей «мужчина моей мечты»
Моя королева - Рединг Жаклинлола
6.04.2015, 21.51





То есть Джоанна Линдсей))))
Моя королева - Рединг Жаклинлола
6.04.2015, 21.55





для Милы. Очарованный принц.
Моя королева - Рединг ЖаклинМаня
6.04.2015, 22.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100