Читать онлайн Моя королева, автора - Рединг Жаклин, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Моя королева - Рединг Жаклин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.6 (Голосов: 50)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Моя королева - Рединг Жаклин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Моя королева - Рединг Жаклин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Рединг Жаклин

Моя королева

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

Элизабет пошевелилась и открыла затуманенные глаза. Огонь медленно догорал в очаге. Тени поднимались и опадали на стенах комнаты вместе со слабыми всплесками пламени. Элизабет окружал покой, и поначалу ей показалось, что она куда-то плывет.
Девушка подумала, что находится в своей комнате в Дрейтон-Холле. Она ждала, что дверь внезапно распахнется и в комнату ворвется Кэро или еще кто-нибудь из ее сестер с просьбой разрешить какую-либо крайне важную проблему — например, какое платье должна надеть Кэтрин на бал к Сандерсонам или какого цвета лента больше всего идет к волосам Матильды. Только когда комната вокруг приняла четкие очертания — голые каменные стены в розовых отсветах огня в очаге, глиняная бутылка из-под кларета с букетиком полевых цветов, — только тогда Элизабет вспомнила, что она находится в каком-то трактире к северу от границы с Шотландией.
Господи! Она уснула в лохани!
Долгий день в седле явно ее доконал. Она не могла даже вспомнить, как попала в эту комнату. Да, она поужинала, но что именно ела, этого она не могла бы сказать даже ради спасения собственной жизни.
Она вспомнила слова Дугласа о том, что он вернется через час, и поняла, что понятия не имеет о том, сколько прошло времени после его ухода. Может быть, всего несколько минут. А может, и больше. Судя по остывшей воде, гораздо больше.
Девушка быстро взглянула на дверь. Запер ли он ее, уходя? Или он может войти в любую минуту и найти ее все еще в лохани? Он ведь может именно сейчас подниматься по лестнице или даже уже стоять у двери. Разумеется, он постучит перед тем, как войти, предупреждая о своем возвращении. А если нет?
Ответ казался настолько очевидным, что Элизабет с плеском выскочила из воды и бросилась к двери, чтобы повернуть ключ. Только услышав щелчок замка, она с облегчением вздохнула.
От долгого сидения в лохани у нее онемели шея и плечи, и она сделала несколько энергичных движений, чтобы размяться. Элизабет смотрела, как пляшет огонь в маленьком каменном очаге, вслушиваясь в молчание ночи. Ее волосы пахли вересковым мылом, что дала ей Мэри. Они падали ей на плечи и на спину мокрыми вьющимися прядями. На пол с них капала вода. Стоя у очага, Элизабет вытерлась грубым полотенцем и закуталась в него. Несмотря на огонь в очаге, от ночной прохлады ей стало зябко. Она так устала, что способна была опуститься на пол и пролежать так до утра. Ей хотелось одного: залезть под одеяло, зарыться в подушки и уснуть.
Именно это она и сделает. Девушка повернулась к постели и к лежащей там ночной рубашке — и громко закричала, словно увидела привидение.
— Что вы здесь делаете?
Кровать стояла в тени и на ней лежал Дуглас. Руки он закинул за голову и смотрел на Элизабет, освещенную неярким пламенем очага. Выражения его лица она не видела. Единственное, что можно было разглядеть, — это его глаза.
— Я ждал, пока вы кончите мыться.
— Почему вы меня не предупредили о своем присутствии? Не дали мне времени прикрыться? Я ведь раздета! Или вы этого не заметили?
В ответ на это он коротко кивнул:
— Ну да, мисс, вы голышом.
От этих слов Элизабет вспыхнула жарким румянцем и тут же порадовалась, что в комнате темно.
— Вы не должны здесь находиться. Нехорошо подсматривать!
— Подстилка, на которую с вас капает вода, — это мое ложе. Или вы забыли об этом?
Элизабет вправду забыта, что горец должен был спать на полу у очага. Она посмотрела вниз, на лужицу у своих ног, а потом опять перевела взгляд на Дугласа:
— Вы пришли, когда я купалась?
— Я пришел, когда вы спали. Это совсем другое дело. Я дважды постучался. Вы не ответили, и я решил, что вы, наверное, уже спите. Немудрено, что после целого дня езды верхом вы измучены, и мне не хотелось вас будить. Вот я и решился войти. В комнате было темно, и я не сразу разглядел вас. Когда же я понял, что вы все еще сидите в лохани, я счел за благо подождать, пока вы проснетесь.
Элизабет крепче вцепилась в полотенце, но Дуглас только пожал плечами, словно для него было самым обычным делом видеть голую женщину. А может, так оно и было. Для него. Но Элизабет до сего дня показывалась обнаженной только своей горничной, сестрам и перед высоким зеркалом у себя в спальне.
— Когда вы поняли, что я все еще не одета, вам следовало тут же отвернуться и выйти.
— Я сказал вам, мисс, что вернусь через час. Я и пришел ровно через час.
Горец был прав. И она это знала, но мысль о том, что он стоял здесь и смотрел на нее, когда она нагишом спала в лохани, была унизительна.
— И сколько же вы простояли здесь? — спросила она, но тут же махнула рукой: — Не нужно, не говорите. Я не хочу этого знать.
Она схватила ночную сорочку, лежавшую в изножье постели, по-прежнему плотно кутаясь в полотенце.
— Джентльмен дал бы знать о своем присутствии, — пробормотала она скорее себе, чем ему.
Дуглас встретился с ней глазами.
— Но ведь вам хорошо известно, мисс, что я не джентльмен.
Элизабет взглянула на него. Ей не приходило в голову, что ему ответить.
Она стояла перед ним, закутанная в полотенце, и, точно статуя в парке, сжимала в руке ночную сорочку.
Дуглас сказал:
— Уже поздно, а завтра нам предстоит еще целый день езды. Так что давайте, мисс, ложитесь.
— Я не могу этого сделать.
— Почему же?
— Потому что в постели лежите вы.
Некоторое время они смотрели друг на друга. Потом Дуглас соскользнул с кровати. И стоял в ожидании.
— Окажите мне любезность, позвольте одеться без вашего присутствия. — Эти слова прозвучали смехотворно, поскольку еще пять минут назад он видел Элизабет голую с ног до головы. Но все же она их произнесла.
— Ступайте вон туда. — И Дуглас жестом указал на боковушку. — Пока вы одеваетесь, я позову парней убрать лохань и грязную посуду.
Элизабет подождала, пока Дуглас уйдет, и только тогда прошла в другую комнату. Там она быстро вытерлась, обмотала полотенцем голову и скользнула в грубую ночную сорочку, застегивающуюся до самого подбородка и доходившую ей до пят. Она застегнула каждую пуговку, до самой верхней, так что шее стало немного тесно. Только убедившись, что лохань унесли, девушка вошла в пустую спальню.
Когда спустя почти четверть часа вернулся Дуглас, Элизабет сидела в кресле у огня. Подобрав под себя ноги, она расчесывала свои мокрые волосы. Дело это самое обычное, — множество женщин проделывают это каждый день, но она занималась этим с необыкновенным изяществом. Дуглас остановился в дверях и наслаждался зрелищем молодой женщины, освещенной пламенем.
Сейчас она была полной противоположностью благородной леди, исполненной высокомерия и негодования: простая девушка, босоногая, с розовым после мытья лицом. Никто не сказал бы, что ее отец — один из самых могущественных людей в Англии. Честно говоря, никого это не взволновало бы. Тронуло бы другое: своим видом и чистотой она походила на летнее утро.
— Что там такое? — спросила Элизабет, заметив, что он стоит в дверях и глазеет на нее во все глаза.
— Я… — Он был в замешательстве. — Ничего.
Дуглас вышел в переднюю комнату, чтобы раздеться. Снимая через голову рубашку, он заметил, что одежда Элизабет — нижние юбки и амазонка — аккуратно повешена на спинку стула. Не раздумывая, он протянул руку и потрогал амазонку, чтобы узнать, какова на ощупь парча, из которой она сшита.
Конечно, Элизабет права. Когда он давеча поднялся на чердак и увидел, что она уснула в лохани, следовало ее разбудить и дать спокойно одеться. Любой джентльмен поступил бы так, но почему-то он ничего не смог с собой поделать. Он стоял и смотрел на нее при свете очага. Даже сейчас при одной только мысли о ней кровь у него бурлила.
Он просто дурак. Полный и законченный глупец. Думать такое про нее! Как бы ни была она соблазнительна, это все же дочь герцога, испорченная, избалованная принцесса, считающая, что весь мир лежит у ее ног.
Разве не попыталась она заключить с ним фиктивный брак, чтобы испугать своего отца, подарив ему в зятья бедного шотландца? Она никогда не поймет его, не поймет, в чем смысл его жизни. Ее жизнь — это модные балы, увеселительные прогулки в парках и пятичасовой чай. Его образ жизни, традиции и обычаи шотландцев всегда будут ей чужды. Он просто спятил, предположив, что их союз возможен. Ему следует думать только о том, как бы от нее избавиться, и чем скорее, тем лучше. Дьюнакен. Дом. Вот о чем он должен думать постоянно.
Дуглас взял шерстяной плед, который оставила для него Мэри, и направился в другую комнату. Элизабет в кресле у огня уже не было. Она свернулась клубочком посреди кровати, устроившись, как в гнездышке, под одеялами, ее волосы разметались по подушке. Она спала.
Бросив свою подушку на пол, Дуглас опустился на коврик, который должен был послужить ему постелью. Он тихо лежал в темноте, надеясь только на то, что эти два месяца пройдут быстро.
— Пора вставать, мисс. Уже поздно. Дорога зовет.
Дуглас уже больше часа топтался по комнате, надеясь таким образом осторожно разбудить Элизабет. Им предстояло проехать много миль, и ему не терпелось оказаться на дороге к дому, к родным местам.
Он увидел, что Элизабет пошевелилась. Волосы у нее спутались. Она просыпалась медленно, точно подсолнух, который неторопливо поднимает головку к солнцу. Ее еще сонное лицо казалось растерянным. «Интересно, — подумал он, — уж не провела ли она такую же беспокойную ночь, как и я?» Он-то почти не спал на своем коврике у очага, лежал, глядя в потолок и прислушиваясь, как она борется со своими сновидениями.
Когда утренний свет лег полосами на ее лицо, Элизабет открыла глаза и уставилась на Дугласа, растерянно моргая.
— На столе, — сказал он, — есть еда. Овсянка, теплые лепешки, свежезаваренный чай. Мэри недавно принесла. Вы голодны?
Она кивнула:
— Просто умираю с голоду.
Потом она посмотрела в маленькое окошко на противоположной стене.
— Солнце уже давно встало. Почему вы не разбудили меня раньше?
— Я устал сильнее, чем полагал, — солгал Дуглас. — Ничего страшного, погода ясная, так что ехать будет славно.
На самом деле он уже на заре был готов пуститься в дорогу.
Пока Дуглас ходил к лошадям, Элизабет оделась, выбрав простую амазонку из черного бомбазина с пышной шейной косынкой и шляпу-треуголку. Она обрадовалась, найдя в дорожном сундуке два корсета, которые зашнуровывались спереди, поскольку она вовсе не собиралась просить Дугласа каждое утро помочь ей одеться. Не привычная причесывать себя сама, она просто откинула волосы назад, стянув черной лентой.
Следующие несколько часов и дней прошли довольно быстро, без приключений, если не считать время от времени начинавшихся ливней или овечьих стад, загораживающих им дорогу. Элизабет с любопытством наблюдала шотландские пейзажи: крутые горы и пропасти, вересковые заросли — все это вызывало у нее неподдельное восхищение.
Казалось, чем больше они удалялись от Англии, тем суровее становилась местность. Красивые беленые каменные дома со старомодными изящными окнами и яркими цветочными ящиками сменились неприглядными хижинами под соломенными крышами, приткнувшимися к каменному лону горы. Деревья попадались все реже, иногда их вообще не было видно, дороги сузились и превратились просто в извилистые тропинки. Можно было ехать час, иногда даже несколько часов и не встретить ни души. А если кто-то и попадался навстречу, то это были по большей части босоногие оборвыши либо нищие матери семейств, с безнадежным видом тащившие на себе повозки, в которых помещался весь их скарб.
Это были истинные жертвы неудавшегося восстания. Они разговаривали с Дугласом по-гэльски, рассказывали, что их выгнали с насиженных мест, дома их разрушили английские солдаты-мародеры, хотя они не участвовали в восстании. Герцог Камберленд, сын Георга II, возглавлявший английские войска против якобитов, хотел навсегда отбить у шотландцев всякую охоту бунтовать и сурово карал мятежников.
Однажды ночью в трактире, где они остановились, уже далеко углубившись в Хайленд, Дуглас повстречал знакомого.
— Родерик!
Молодой человек был почти ровесником Дугласу. Рыжеволосый, он был одет в темный сюртук и килт в темно-зеленую и синюю клетку. Он был хорош не суровой мужской красотой, как Дуглас, а изяществом и пригожими серыми глазами.
Когда Дуглас их познакомил, Элизабет поразилась:
— Это ваш брат? Но, помнится, вы сказали, что ваш брат… вы сказали, что…
— То был мой брат Йен, а Родерик — мой молочный брат. Он — Маккензи, но мы росли вместе после того, как моя мать умерла. Родерик, это Элизабет. — Тот посмотрел на Дугласа. — Моя жена.
Если Родерику и показалось странным, что Дуглас вдруг обзавелся женой, да еще к тому же англичанкой, он и виду не подал.
— Вот как? — Он посмотрел на Дугласа — и только. А потом склонился к руке девушки. — Рад познакомиться, миледи.
— Элизабет, — сказал Дуглас, — мне нужно кое-что обсудить с Родериком. Мы, наверное, засидимся за полночь, так что вам лучше пойти спать. У нас был долгий день, а завтра будет еще длиннее.
Без сомнения, Дуглас хотел объяснить Родерику ситуацию и странное условие ее отца касательно двух испытательных месяцев. У Элизабет и впрямь не было никакого желания выслушивать все это еще раз. Она кивнула:
— Доброй ночи, джентльмены.
Когда Элизабет ушла, Родерик указал на столик в дальнем углу трактира, где они могли поговорить свободнее. Тут-то Дуглас и услышал первые истинные подробности поражения якобитов при Куллодене.
— То, что я слышал, не оставляло им никаких шансов на победу. Битва, если только эту бойню можно так назвать, кончилась за час. Тысячи повстанцев либо погибли, либо были оставлены умирать на том проклятом болоте. Других взяли в плен или просто перестреляли на месте. Я слышал, что несколько дюжин человек заперли в сарае и сожгли. Проклятое, грязное дело — вот что такое это восстание!
— Сколько же людей погибло?
— Среди восставших? Судя по слухам, все. Но этого не может быть. Принц спасся, как и другие, хотя те, кто был в гуще сражения, почти все пали, либо их прирезали при попытке спастись бегством.
Дуглас кивнул. Будучи в Лондоне, он уже слышал донесения об исходе кровавой битвы. В начале декабря шотландские мятежники направились в Англию и заняли город Дерби, находившийся всего лишь в ста двадцати пяти милях от Лондона. Победа казалась очень близкой; Георг II приказал членам своей семьи покинуть Кенсингтонский дворец. Но вдруг в лагерь к принцу Чарлзу прибыл гонец с донесением, что на подмогу королю спешит девятитысячное войско. По совету своих приближенных и вопреки собственным побуждениям Чарлз отдал приказ отступать. Это оказалось началом конца для восставших якобитов и глубокой ошибкой, в особенности когда донесение о Камберленде и его девятитысячном войске оказалось выдумкой.
— Всякого, кто ушел с поля битвы живым, все равно найдут и подвергнут наказанию, — сказал Дуглас.
— Или убьют. — Родерик глотнул эля и скривился — больше от горечи собственных слов, чем от напитка. — Сын короля, этот мясник, не щадит никого. Вот уж воистину дьявол во плоти! Он назначил вознаграждение в тридцать тысяч фунтов за голову принца, но с таким же успехом мог бы назначить и сотню тысяч. Никто принца не выдаст.
Родерик посмотрел на Дугласа, потом сказал, поняв, что тот почти его не слушает:
— Ты думаешь о молодом Йене, да?
Дуглас хмуро кивнул.
— Не принимай вести о его смерти близко к сердцу, Дуглас. Твой брат не из тех, кого могут легко убить. Не сомневайся, этот парень уцелел. Так всегда с ним бывало. Скорее всего он выйдет тебя встретить, когда ты приедешь в Дьюнакен, с вечной его дурацкой ухмылкой и парочкой баек, которые расскажет тебе за выпивкой.
— Я все еще надеюсь, Родерик. Кроме Йена, у меня теперь никого не осталось.
Они замолчали и потягивали эль, погрузившись в свои мысли. Огонь у них за спиной затрещал и вспыхнул — кто-то подбросил в очаг торфа. Эль лился рекой. Где-то в полумраке хихикнула служанка.
Наконец Родерик заговорил:
— Ну что же, я ждал, пока ты сам все расскажешь, но, лохоже, придется мне тебя расспрашивать. Объясни же мне, какого черта ты женился на сакской леди, когда уже обещался Мойре Маклин из Карсаига?
Дуглас посмотрел на брата через стол:
— Эта долгая история, Родерик.
— Интересные истории всегда бывают длинными. Я готов ее выслушать, пока тебе не захочется спать.
Дуглас понял, что придется рассказать Родерику все. Ему и самому хотелось поделиться с кем-то, а этому человеку он доверял, как никому другому. Хлебнув эля, он заговорил:
— Это началось, когда я наткнулся на карету, завязшую в болоте…
Когда почти час спустя он закончил свой рассказ, Родерик откинулся на спинку стула и грустно покачал головой:
— У тебя, Дуглас Маккиннон, просто какая-то склонность навлекать на себя неприятности. А ту, что спит сейчас наверху, именно так и зовут. Неприятность. Достаточно взглянуть на эту девицу всего разок, чтобы понять это.
— Только я не собираюсь долго держать ее при себе, чтобы нарваться на неприятности. Два месяца — и все.
— А что ты будешь делать, если Маклины о ней узнают? Ведь Маккинноны с Маклинами враждовали долгие годы. Вы уже давно договорились, что ты возьмешь в жены Мойру Маклин, и Малкольм Маклин вряд ли обрадуется, что у тебя уже есть жена, когда привезет свою дочь на ваше венчание.
— Маклину незачем об этом знать. — Дуглас внимательно посмотрел на Родерика и повторил: — Незачем ему об этом знать. Именно Маклин поставил условием, что я должен вернуть свои права на Дьюнакен прежде, чем он отдаст мне руку Мойры в знак окончания нашей вражды. Подержать у себя эту сакскую девушку — единственный способ, которым я могу вернуть себе Дьюнакен. И у меня все получится. Нужно только не показывать ее никому до тех пор, пока отец за ней не приедет. Она не знает, что я — лэрд Дьюнакена, так что я поселю ее на ферме, подальше от замка, и велю Эйтни за ней присматривать. Пусть заставит ее ткать или выбивать пыль из ковров. Жизнь жены фермера тяжела для благородной сакской леди. Когда пройдут эти два месяца, она будет умолять вернуть ее отцу. Я уж постараюсь. Получу развод и, что гораздо важнее, верну себе Дьюнакен. Просто с нашей свадьбой с Мойрой придется малость подождать. Другого выхода у меня нет.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Моя королева - Рединг Жаклин



Неплохой роман , милый такой , без особых заморочек ... Г. героиня немного балованная , но добрая , главный герой - отличный парень - мужественный и нежный :) Читайте . 8 твёрдая .
Моя королева - Рединг ЖаклинВикушка
3.06.2013, 22.13





Миленько так. Один раз прочитатаь можно.
Моя королева - Рединг ЖаклинОльга К
22.10.2013, 4.24





задумка автора неплохая,но как-то все черезчур легко- и корову с первого раза подоила( это герцогская дочка-то), и роздражает, то что все друг другу выкают, подрастянуто. Можно было всю эту писанину в 15 глав уместить. 6б.
Моя королева - Рединг ЖаклинМери
27.11.2013, 22.06





Кто поможет найти роман по схожему сюжету переодетый аристократ приводит избалованную жену в хибару и у них там всё хорошо пока она не узнала правду о том что обманута мужем
Моя королева - Рединг ЖаклинМила
6.04.2015, 15.13





Для Милы, Уоррен Трейси Энн: "ловушка для жены"
Моя королева - Рединг ЖаклинЛисичка
6.04.2015, 16.26





для лисички, спасибо за совет, но это не та книга которую я ищю, там специально ПЕРЕОДЕТЫЙ аристократ, что бы проучить избалованную девченку, приводит в хибару,а она в него влюбилась
Моя королева - Рединг Жаклинмила
6.04.2015, 18.23





Наверное это Джованни линдсей «мужчина моей мечты»
Моя королева - Рединг Жаклинлола
6.04.2015, 21.51





То есть Джоанна Линдсей))))
Моя королева - Рединг Жаклинлола
6.04.2015, 21.55





для Милы. Очарованный принц.
Моя королева - Рединг ЖаклинМаня
6.04.2015, 22.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100