Читать онлайн Белый туман, автора - Рединг Жаклин, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Белый туман - Рединг Жаклин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.9 (Голосов: 96)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Белый туман - Рединг Жаклин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Белый туман - Рединг Жаклин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Рединг Жаклин

Белый туман

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

В течение двух последующих недель почти каждое свободное мгновение было отдано приготовлениям к приближавшемуся празднику святого Михаила, или, как его еще называли, Михайлову дню. С раннего утра и до позднего вечера на кухне кипела бурная деятельность, и Элинор с Джулианой принимали в ней участие всякий раз, когда они не проводили время за уроками или за какими-нибудь другими занятиями.
В качестве гувернантки Элинор, как правило, не должна была привлекаться к тому, что считалось делом слуг, однако она отбросила условности и охотно бралась за любую работу, какая подворачивалась под руку, лишь бы хоть чем-нибудь себя занять и не вспоминать больше о том, в какое глупое положение она себя поставила перед лордом Данвином.
Элинор до сих пор не могла понять, что же все-таки нашло на нее в тот незабываемый день, заставив решиться на такой смелый и даже дерзкий поступок. Сначала она пыталась убедить себя в том, что она просто была очарована его голосом, таким мелодичным и проникновенным, а также красотой поэмы, крторую он читал ей вслух в то утро. Она и сейчас живо видела перед собой его образ, чувствовала на себе проникновенный взгляд его глаз, слышала певучую гэльскую речь, полную столь глубокого сердечного чувства, что на какой-то миг она забыла, что он взял эти стихи из книги, а не обращался прямо к ней. И лишь позже, лежа по ночам без сна и вновь воскрешая в памяти те волшебные мгновения, Элинор поняла, что действительно хотела, чтобы его слова были обращены к ней - хотела так сильно, что почти сумела убедить в этом саму себя. Как будто такой человек, как виконт Данвин, красивый, благородного происхождения и с загадочным прошлым, способен снизойти до такой, как она! Для него она была не более чем одной из его служанок - и к тому же на редкость глупой.
И как только она умудрилась попасть в такое запутанное положение? Ведь для всего мира за пределами этого уединенного острова она была леди Элинор Уиклифф, наследницей состояния герцогов Уэстоверов. Неужели, если бы они встретили друг друга не здесь, а где-нибудь посреди лондонского бального зала, все могло бы сложиться иначе? Она спрашивала себя, что бы он подумал, что бы сказал, если бы узнал правду.
Даже если бы Данвин закрыл глаза на то, что она состояла у него на службе, рано или поздно ей придется рассказать ему об обстоятельствах своего рождения. Как мог человек вроде него, гордившийся своей родословной, подумать о том, чтобы связать свою жизнь с незаконнорожденной дочерью какого-то аристократа?
Отбросив в сторону тревожившую ее мысль, Элинор обратила все внимание туда, где в нем нуждались больше, - а именно на Джулиану, сидевшую на высоком табурете перед большим столом в центре кухни, помогая Майри раскатывать тесто для новой партии овсяных лепешек к ужину.
К счастью, Джулиана уже справилась с последствиями того ужасного случая на краю обрыва и спустя несколько дней начала принимать участие в приготовлениях к празднику. Во избежание дальнейших осложнений Элинор устроила так, чтобы во время прогулок они никогда не возвращались на ту часть острова. Вместо этого они старались держаться поближе к замку, занимаясь чтением, музыкой, вышиванием и другими предметами, некоторые из которых Элинор использовала для того, чтобы показать Джулиане, как она может выразить себя, не прибегая к словам.
Первое, что предприняла Элинор при помощи Майри и Дональда Макнила, - это заново побелила стены классной комнаты, навсегда скрыв грязноватый зелено-бежевый цвет под девственно-чистым слоем известки. Уже одно это произвело разительную перемену, однако у нее имелись и другие замыслы. Используя натуральные красители, которые применялись местными жителями для окраски шерсти, смешивая и пробуя различные оттенки, они создали целую палитру, чтобы продолжить расписывать комнату. Когда все было готово, Элинор предложила Джулиане самой решить, как и чем украсить стены.
– Это твоя комната, - сказала она тогда девочке, вручив ей несколько кисточек, сделанных из веток березы и старых высохших стеблей трав, вместе с набором остроконечных листьев разной формы и птичьих перьев для рисования. - Ты можешь изобразить тут все, что чувствуешь в душе.
После первых робких попыток нарисовать летящую чайку и скромный цветок Джулиана постепенно вошла во вкус, поместив в центре пейзаж, в котором Элинор позже узнала Трелей - поросшие вереском холмы, суровое северное море и на самом верху замок Данвин, возвышавшийся над бухтой, подобно верному часовому. Девочка проводила за работой долгие часы, впервые на памяти ее наставницы проявляя неподдельный интерес к чему-либо, кроме вида за окном. Пока она рисовала и раскрашивала стены, Элинор читала ей вслух что-нибудь из Шекспира или Вергилия либо отдыхала в тишине, упражняясь в произношении гэльских слов, которым учила ее Майри.
После того памятного разговора в кабинете виконта Элинор могла пересчитать по пальцам, сколько раз она встречалась с хозяином замка. Они с Джулианой уже не ужинали с ним в столовой, проводя вместо этого все больше времени на кухне в обществе Майри. Если их частое появление здесь и показалось кухарке странным, она ничем этого не выдала, молча выслушав объяснения Элинор, что ей хотелось пополнить знания Джулианы о ведении домашнего хозяйства, дать ей возможность узнать из первых рук, как и чем живет кухня - настоящее сердце любого дома.
Элинор встречалась в эти дни с виконтом лишь случайно, едва бросая на ходу вежливое «Добрый день, милорд» и снова направляясь по своим делам вместе с Джулианой. Он как будто тоже стремился избегать их общества. Если ей нужно было взять что-нибудь в его библиотеке, она выжидала до тех пор, пока он не покинет замок. К счастью, это оказалось не таким трудным делом, поскольку все в усадьбе были заняты сбором урожая и приготовлениями к наступающей зиме, поэтому виконта крайне редко можно было застать днем дома.
Так, в хлопотах, быстро пролетело время. Пока Элинор была поглощена делами, ей легко было удержаться от воспоминаний о том утре и об их поцелуе. Однако по ночам, когда она лежала на постели рядом со спящей Джулианой, девушка снова и снова возвращалась мыслями к случившемуся, снова слышала его голос, подобный обольстительному пению сирены, когда он читал ей вслух полные страсти слова, написанные много столетий назад, испытывала блаженство от его мимолетного поцелуя, на миг лишившего ее способности дышать.
Только теперь Элинор поняла, как права была ее мать. Ее первый поцелуй и впрямь оказался чем-то удивительным, чудесным, прямо-таки завораживающим, отчего у нее захватывало дух. Это было совсем не похоже на неуклюжие попытки молодого Джеймса Крокетта, сына лорда Моннинга, вызвавшие у нее лишь усмешку, когда в ночь ее первого лондонского бала он прижал ее к балюстраде балкона и ударился при этом головой о низко свисавшую ветку. И уж подавно это не имело ничего общего с тем вежливым поцелуем, которым прикасался при расставании к ее затянутой в перчатку руке Ричард Хартли. Что бы ни толкнуло ее на этот поступок, ощущение, которое она испытала, поцеловав лорда Данвина, было еще более чудесным и неописуемо прекрасным, чем она могла себе представить. Это не поддающееся определению чувство всецело завладело ее душой, наполняя ее нежностью и теплом, состраданием и надеждой. Все, что произошло между ними в то утро, казалось ей таким естественным, таким уместным… таким настоящим, что весь мир вокруг них как будто перестал вращаться, замерев среди звезд, лишь бы продлить это дивное мгновение. Но затем все вернулось на свои места, оставив ее охваченной ужасом от содеянного, униженной и преследуемой каждую ночь воспоминаниями.
Элинор спрашивала себя, сумеет ли она когда-нибудь преодолеть чувство пустоты, вызванное утратой того, чем она на самом деле никогда не обладала и лишь похитила на короткий миг. Забыть прикосновение его рук, солоноватый запах волос, тепло его дыхания… А до тех пор, пока это не произойдет, ей лучше постоянно быть чем-нибудь занятой, благо для нее нашлось немало дел перед предстоящим торжеством.
В последнее воскресенье перед Днем святого Михаила Элинор и Джулиана присоединились к группе женщин и девушек острова, собравшихся во дворе замка. Все они имели при себе специальные мотыги и были одеты в пестрые клетчатые юбки и корсажи, скрыв волосы под яркими платками. Затем они все вместе направились з сторону полей, находившихся за пределами усадьбы. Там Майри и Шиона Макнил обучили их обеих старинному способу вырезать равносторонний треугольник, или торкан, вокруг каждой моркови, прежде чем вынуть ее из земли и сунуть в подвешенный на талии мешок.
Свою работу женщины острова сопровождали ритмичной песней, и на поле царило веселье с легкой примесью соперничества - кому из них удастся достать самую лучшую морковь. Однажды Элинор откопала раздвоенную морковь, и спустя считанные мгновения все остальные окружили ее, наперебой поздравляя девушку по-гэльски, ибо такая находка, как ей объяснили, считалась признаком большой удачи. Впоследствии, когда они вернулись в замок, вся собранная морковь была тщательно вымыта и связана в пучки тройной алой ниткой, чтобы быть убранной в кладовую до самого праздника, отмечавшегося в конце недели. Однако в замке Данвин, как объяснила ей Майри, существовал обычай вынимать по одной моркови из каждой связки и подавать ее в тот же вечер к столу.
Всю вторую половину дня Элинор и Джулиана помогали на кухне Майри, готовившей праздничный ужин, на котором должны были присутствовать все обитатели замка - сам виконт, Майри, Фергус, Элинор и Джулиана, конюх Ангус, а также Дональд Макнил со своим семейством. То была давняя традиция, передававшаяся в семье хозяина замка из поколения в поколение и носившая сугубо частный характер. Более формальное празднование Дня святого Михаила должно было состояться позже, в пятницу, когда в нем примут участие все жители острова.
Воспитывавшаяся с самого детства в чинной и благопристойной обстановке особняка Уиклиффов, Элинор никогда по-настоящему не ощущала себя частью внутренней жизни дома. Грань между господином и слугой была проведена абсолютно четко, так что ей крайне редко случалось видеть то, что происходило за обитой сукном зеленой дверью. Здесь же, на Трелее, различие почти не ощущалось, и благодаря этому создавалось впечатление, что каждый выполнял свою часть работы.
До прибытия на остров представление Элинор о таком простом деле, как выпечка, сводилось к тому, чтобы дать письменные указания кухарке, что следует приготовить к ужину. Но здесь, в замке Данвин, это означало, что ей приходилось самой погружать руки в мягкое тесто из овсяной муки, самой замешивать его и раскатывать скалкой для последующей разделки, самой выпекать лепешки, перевернув их лишь раз на специальной железной решетке и затем наслаждаясь их восхитительным ароматом, смешанным с запахом дыма и жаром потрескивавшего под ними пламени очага.
Это чувство единства, сопричастности общему делу повлияло не только на Элинор, но и на Джулиану. Вот и сейчас, когда они вместе стояли на кухне, в фартуках Майри, которые им пришлось сложить вдвое, и покрытыми мукой лицами, в глазах Джулианы блестели озорные огоньки, что было совершенно ей несвойственно. Глядя на то, как она аккуратно вырезала из теста круглые лепешки, Элинор начала понимать, что за то короткое время, которое она здесь провела, этот зачарованный остров и его маленькая задумчивая обитательница успели полностью завладеть ее сердцем. Казалось, что вся ее прежняя жизнь была лишь промежуточной остановкой, коротким отдыхом на пути, в конце которого ее ждало… ждало…
– Ну вот, похоже, мы уже готовы подавать на стол, - произнесла Майри, прервав мысли девушки прежде, чем она сумела найти ответ на свой вопрос.
Элинор и Джулиана поспешно сняли фартуки, смыв с лиц муку под маленьким умывальником в углу комнаты. Майри вручила Джулиане плетеную корзину, в которую были сложены только что выпеченные горячие лепешки, укрытые сверху льняным полотенцем.
– Ты можешь нести это, девочка, а мисс Харт, миссис Макнил и я возьмем на себя все остальное.
Затем они вчетвером направились из кухни через увитую плющом крытую галерею в главную башню замка.
В столовой их уже ждали лорд Данвин и все остальные, собравшись вокруг огромного камина, в котором пылало малиновое пламя. Стол был заново отполирован и уставлен лучшей посудой из тонкого фарфора и сверкающими серебряными канделябрами, подобных которым некоторые из присутствующих здесь еще никогда не видели. Настала ночь, и луна высоко поднялась на необычно ясном небосклоне. Со стороны залива дул легкий ветерок. То был превосходный конец весьма приятного во всех отношениях дня.
– Пора ужинать, - весело обратилась к остальным Майри и вместе с Шионой принялась расставлять на столе блюда с едой, каждое из которых должно было представлять тот или иной вид пищи, выращивавшейся или добывавшейся на острове. Тут можно было увидеть овощной суп из кормовой капусты, разновидность жидкой овсяной каши наряду с селедкой, картофелем, жареным граусом, или шотландским тетеревом, тушеной репой и, разумеется, традиционным хаггисом «Национальное шотландское блюдо: бараний рубец, начиненный потрохами со специями.», который, как заверила Элинор Майри, на вкус был куда лучше, чем на вид. Большой выбор свежеиспеченных лепешек и булочек, клюквенный пирог и сладкое блюдо из молока, муки и яиц ожидали их на десерт. Однако трапеза должна была начаться с собранной этим утром моркови, потушенной и приправленной аппетитно пахнувшей подливкой.
Фергус взял на себя обязанности слуги, пока Майри и Шиона заканчивали накрывать на стол. Дональд Макнил-младший уселся возле Джулианы, между тем как Элинор заняла кресло напротив, рядом с местом во главе стола, предназначенным для виконта. Девушка невольно улыбнулась, едва она заметила глаза молодого Дональда, почти такие же круглые, как тарелки на столе, когда тот окинул растерянным взором разнообразные столовые принадлежности перед ним. Элинор развернула салфетку и положила ее себе на колени, после чего деликатно указала подростку на нужную вилку. Дональд широко улыбнулся в знак признательности, лицо его при этом стало почти таким же красным, как и его огненная шевелюра.
Тем временем виконт занял свое место рядом с Элинор, и девушка невольно бросила на него беглый взгляд. В тот вечер он был одет более официально, чем обычно, в дорогой сюртук из темно-зеленого бархата поверх белой рубашки. Повязанный вокруг шеи галстук и килт дополняли его костюм. Едва он опустился в кресло, их глаза встретились. Сердце в ее груди подскочило, и она с трудом улыбнулась. Вспоминал ли он так же, как и она, об их недавнем поцелуе?
– Добрый вечер, мисс Харт, - произнес он, приветствуя ее кивком головы.
– Добрый вечер, милорд.
Когда все наконец уселись, лорд Данвин встал и поднял рюмку с кларетом, чтобы провозгласить тост:
– Сегодня мы отмечаем окончание еще одной успешной жатвы в поместье Данвин. Мы возносим благодарность Господу за то, что Он сохранил нас в добром здравии до сего дня и ниспослал нам в изобилии еду, чтобы прокормить наши семьи.
Все собравшиеся за столом тоже подняли свои рюмки, громко воскликнув «аминь!», прежде чем дружно осушить их.
Пока Элинор по-приятельски беседовала с Шионой о предстоящем празднике святого Михаила, неотъемлемой частью которого являлись скачки, танцы и музыка, она взяла в руку вилку. Поскольку в то утро она нашла единственную раздвоенную морковь, именно ей была предоставлена честь открыть трапезу. Стараясь не обращать внимания на прикованные к ней взгляды окружающих, девушка поднесла вилку ко рту…
– Стойте!
Элинор так и замерла на месте, держа вилку у самых губ. Она изумленно обернулась в сторону лорда Данвина, который только что обратился к ней столь резким тоном.
– Что-нибудь не так, милорд?
Ничего не объясняя, он выхватил у нее вилку:
– Ни в коем случае не ешьте этого.
Затем он поднялся с места, пересек комнату и швырнул вилку, морковь и все содержимое тарелки в огонь.
– Никто из вас не должен прикасаться к еде.
Майри встревоженно посмотрела на него:
– А в чем, собственно, дело, милорд?
Гэбриел уже успел покинуть свое место за столом и обойти его по кругу, убирая одну тарелку за другой.
– То, что собиралась съесть мисс Харт, не было морковью. Это была итеота.
Все, сидевшие за столом, в один голос ахнули.
Итеота? Элинор мысленно повторила за ним последнее слово. До сих пор ей не приходилось его слышать.
– Я не понимаю, - пробормотала она. - Что такое? Что случилось?
Однако ей никто не ответил. Вместо этого все смотрели друг на друга с таким видом, словно только что узнали о приближении конца света.
Когда все до единой тарелки были убраны, лорд Данвин вернулся на свое место за столом и, стиснув перед собой руки, устремил серьезный взгляд на Элинор:
– Это был корень болиголова «Ядовитое растение семейства зонтичных.», мисс Харт.
Элинор широко раскрыла рот:
– Болиголова?
Он кивнул:
– Да. По виду он очень похож на дикую морковь, растущую на острове, и только опытный глаз может отличить одно растение от другого. Если бы вы или кто-нибудь другой из присутствующих в столовой попробовали его, последствия оказались бы роковыми.
По телу Элинор пробежал озноб, и она инстинктивно обхватила себя руками. Прошло время, прежде чем она сообразила, что лорд Данвин только что спас ей жизнь.
– Но, милорд, - вставила Майри, голос которой дрожал от огорчения, - я же сама проверила их все до единой.
– Майри, я уверена в том, что это просто досадная случайность, - отозвалась Элинор, пытаясь ее успокоить. - Вероятно, я сама же и сорвала по ошибке этот корень. Все равно я не смогла бы увидеть разницу, тогда как вы и все остальные распознали бы растение еще в поле.
Майри покачала головой.
– Но мы уже много лет не встречали итеоту на острове. - Она с трудом сдерживала слезы. - Пресвятая Матерь Божия, все так, как в тот день, когда мы потеряли родного брата хозяина, Малкольма…
Виконт перевел взгляд на Дональда Макнила:
– Он сейчас на острове?
Некоторое время Макнил колебался, после чего медленно кивнул:
– Да. Я сам доставил его сюда этим утром.
– О ком вы говорите, милорд? - спросила Элинор.
Пальцы Данвина обхватили ножку рюмки с такой силой, что она готова была треснуть.
– О Шеймусе Маклине, - произнес он с горечью, словно сами слова давались ему с трудом. - Его семья живет здесь, на острове, и он приезжает сюда каждый год, чтобы отметить вместе с ними праздник святого Михаила.
– Но мы сегодня ни разу его не видели.
Взгляд его темных глаз тотчас переметнулся на нее:
– Будь я на вашем месте, мисс Харт, я бы не спешил вставать на защиту этого человека.
– Я и не собираюсь его защищать, милорд, - ответила она. - Просто я не понимаю, зачем мистеру Маклину понадобилось меня отравить.
– А почему вы так уверены в том, что корень болиголова предназначался для вас? Любой из нас мог съесть первый кусок. Вы, я, Майри, даже Джулиана… - Тут его голос прервался.
Элинор прекрасно понимала, что он чувствовал. Само предположение о том, что Джулиана могла пострадать, наполняло его душу ужасом и сознанием собственного бессилия, и те же чувства испытывала в тот момент она сама.
– Но зачем мистеру Маклину желать смерти кому-либо из сидящих за этим столом?
Элинор оглянулась вокруг. Как ни странно, ни один из присутствующих не выглядел таким озадаченным, как она. Более того, случившееся, похоже, не особенно их потрясло, и ей вдруг стало ясно, что она все еще оставалась для них посторонней - равно как и то, что за сегодняшним происшествием крылось нечто большее, чем о том можно было судить по их словам. И тут она вспомнила историю, которую поведал ей молодой Дональд.
– Неужели вы и вправду верите, что он способен пойти на такое из-за какой-то кровной вражды?
Глаза лорда Данвина превратились в узкие щелочки.
– Кто рассказал вам о…
Элинор заметила строгий взгляд, который бросил на сына Дональд Макнил, сразу догадавшись, откуда у нее эти сведения. Поэтому, чтобы отвлечь его внимание, она поспешно вставила:
– Но вы не можете обвинять человека в преступлении, не имея никаких доказательств.
– У меня есть доказательства, - неожиданно раздался голос Фергуса с противоположного края стола, и седовласый слуга поднялся со своего места. - Я сам видел, как этим утром, сразу после сбора моркови, Шеймус Маклин увивался за юной Катрионой.
– Моей племянницей Катрионой? - в ужасе переспросила Майри.
– Да.
Однако в глазах Элинор все это выглядело сущей бессмыслицей. Речь шла просто о несчастном случае, и ни о чем больше. По-видимому, корень болиголова по ошибке попал в корзину вместе с морковью, и никто этого не заметил. Утром на полях было столько песен и веселья, а позже в саду столько рук перебирали собранный урожай, что иначе и быть не могло.
Впрочем, так ли это?
Сидевшие за столом тем временем внимательно рассматривали другие блюда, без сомнения, задаваясь вопросом, не были ли и они тоже отравлены. Наконец виконт нарушил молчание:
– Майри, я знаю, сколько времени и сил ушло у вас на то, чтобы приготовить для нас прекрасную трапезу, но я боюсь рисковать здоровьем кого-либо из присутствующих на тот случай, если в пищу подмешано еще что-нибудь. Мне искренне жаль, но нам придется от всего избавиться.
Майри тихо кивнула, глаза ее опухли от слез:
– У меня в кладовой есть сыр и бараний окорок, к которым, как я знаю, никто не прикасался. Думаю, мы можем подать их вместо ужина, милорд.
Виконт кивнул, и Майри вместе с Шионой и Фергусом принялись убирать со стола остатки их злополучного ужина. Веселое настроение, царившее в комнате, сменилось предчувствием беды.
Элинор перевела взгляд на лорда Данвина, который все еще сидел во главе стола, уставившись невидящим взором на рюмку с кларетом с выражением крайней тревоги на лице.
– И что вы собираетесь предпринять? - спросила она, пытаясь избавиться от стоявшего перед ее глазами образа: воины двух враждующих кланов с окровавленными клейморами в руках, сошедшиеся в смертельной схватке, чтобы утолить жажду мести.
– А разве у меня есть выбор? - ответил он тихим, полным муки голосом. - Мне остается только смотреть и ждать, когда он предпримет новую попытку после того, как первая окончилась неудачей.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Белый туман - Рединг Жаклин



мне роман очень понравился:интиресный сюжет,героиня без излишней слащавости и герой,нуждающийся в любви.
Белый туман - Рединг Жаклинкатерина
25.05.2012, 0.27





Интересный роман. Но слуга -злодей как-то не вписывается.Не ужели с ним нельзя было раньше разобраться.
Белый туман - Рединг ЖаклинВ.З.,64г.
17.07.2012, 11.34





Мне роман понравился.Оригинальный сюжет,чуть мистики.Читайте
Белый туман - Рединг ЖаклинОльга
19.04.2013, 22.42





С удовольствием прочитала до середины-но потом одно разочарование! Это вырожение, когда главный герой обращается к героине и дальнейшее развитие сюжета... жаль, думала, будет все по другому.
Белый туман - Рединг ЖаклинНатали
12.07.2013, 18.25





Хороший роман!
Белый туман - Рединг ЖаклинНадежда
28.10.2013, 16.41





роман дійсно цікавий і розвязка не зовсім очікувана.
Белый туман - Рединг Жаклинкаріна
8.11.2013, 11.17





Очень длинное описание стен, дверей, полей, лестниц, воды и т.д. Короче, затянуто страшно. Но самая история мне понравилась. 7 из 10.
Белый туман - Рединг ЖаклинКсения
18.04.2014, 9.40





Согласна, роман не плохой, но слишком много описания всего, кроме самих героев.
Белый туман - Рединг ЖаклинТаня Д
21.04.2014, 14.55





шикарная книга, читала не один раз впечатления самые хорошие.
Белый туман - Рединг ЖаклинТ
25.07.2014, 22.06





мрачновато, тяжеловесно и слишком затянуто. но концовка внесла некоторое оживление.
Белый туман - Рединг Жаклинqwerty
26.07.2014, 2.45





Очень понравилось!
Белый туман - Рединг ЖаклинНаталья 66
8.11.2014, 16.44





Ожидала большего!Начало прям хорошее,а потом все вкусности.Один раз прочитать...
Белый туман - Рединг ЖаклинМарина
17.06.2015, 14.14





Да интриги никакой,кто злодей понятно сразу.А это ,,Дитя моё" в постельных сценах звучит как-то пидофелически...Вообщем 6/10
Белый туман - Рединг ЖаклинЛика
1.07.2015, 20.04





Да интриги никакой,кто злодей понятно сразу.А это ,,Дитя моё" в постельных сценах звучит как-то пидофелически...Вообщем 6/10
Белый туман - Рединг ЖаклинЛика
1.07.2015, 20.17





Не впечатлил, мало эмоций.
Белый туман - Рединг ЖаклинЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
20.11.2016, 20.37








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100