Читать онлайн Летняя примета, автора - Реддин Джоан, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Летняя примета - Реддин Джоан бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.5 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Летняя примета - Реддин Джоан - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Летняя примета - Реддин Джоан - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Реддин Джоан

Летняя примета

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 12

Голова раскалывалась от боли, и Амелия сунула ее под подушку, но это не помогло. В горле застрял отвратительный комок, готовый вот-вот вырваться наружу. Чуть пошевелившись, она застонала. И тут краем глаза увидела ухмыляющегося Кейси.
– Доброе утро, дорогая. Как головка?
– Кейси! – Она закрыла глаза. – Ты сошел с ума? Уходи из моей постели, пока мама не увидела.
Он встал и завернулся в простыню.
– Твоя мать в другом номере, а это моя каюта. Амелия села, но от этого движения ей стало совсем плохо.
– Господи! Я умираю… – Она уронила голову на руки.
– Нет, тебе это только кажется. – Кейси вложил в ее дрожащую руку стакан. – Выпей это.
Амелия оторопело уставилась на красную жидкость.
– Что это такое?
– Сначала выпей. Тебе сразу станет лучше, вот увидишь. Амелия осторожно отпила глоточек.
– Как я сюда попала, Кейси?
Он улыбнулся.
– А что ты помнишь?
– Что же случилось?
– Ну-ка, вспоминай. Амелия потерла лоб рукой.
– Помню обед, помню, как невыносима была мама… Помню, что с нами говорил капитан, а потом… что-то…
Кейси внимательно смотрел на нее.
– Ну? Что же?
– Остальное как в тумане. Ты напоил меня и притащил сюда!
Кейси расхохотался, забыв о том, что громкие звуки сейчас невыносимы для нее.
– Ты же сама просила принести напитки! Я заказал только первый, а потом ты сама подзывала официанта, детка.
– Заткнись, Кейси! – с несчастным видом пробормотала она. – Заткнись и отстань от меня.
Он поцеловал ее в щеку.
– Я люблю тебя, детка. И ты так хороша утром.
– Иди к черту. – Амелия, нерешительно поднявшись с постели, тоже завернулась в простыню.
– Да ты что! Я признался тебе в любви, а в ответ ты посылаешь меня к черту?
– И когда же ты решил, что любишь меня, Кейси? – саркастически осведомилась Амелия.
– Решил? Человек не может «решить», что любит кого-то. – Сбросив простыню, он потянулся за шортами.
– Думаю, ты именно решил. Долгое время ты попросту жалел меня, а потом… Ты хороший человек, Кейси… – Амелия коснулась его щеки. – Но, как видишь, мне не нужна больше твоя жалость.
Он не верил своим ушам.
– Неужели ты считаешь, что я не люблю тебя?
– По-моему, ты приложил немало усилий, чтобы убедить себя в том, будто любишь меня, но, увы, этого недостаточно.
Кейси схватил ее за руки, со злостью подумав о том, что представлял себе первое утро медового месяца совсем иначе.
– Чего ты хочешь от меня, Амелия? – осторожно спросил он.
На глаза у нее навернулись слезы.
– Я хочу доказательств того, что это, – она указала на свое лицо, – не имеет отношения к твоим чувствам. Мне нужна уверенность в том, что ты любил меня до того, как я получила деньги и сделала операцию.
– Так дело в операции, в деньгах или в твой любимой мамочке? Никак не могу понять! Неужели мы теперь должны все делить на «до» и «после»?
– Есть еще кое-что, Кейси.
– Что ж, отлично! Давай поговорим обо всем. Сколько же денег ты, черт возьми, получила?
– Я так и знала, что ты задашь мне этот вопрос! Ты точно такой же, как моя мать!
Кейси охватила ярость.
– Как ты можешь сравнивать меня с ней?! Я ведь люблю тебя! – Он сердито посмотрел на Амелию. – Черт возьми! Пожалуй, тебе лучше уйти, пока кто-то из нас не сказал или не сделал чего-то, о чем мы потом горячо пожалеем. Я отправляюсь в душ. Захочешь поговорить спокойно – милости прошу!
Амелия огляделась, но своей одежды не увидела. Завернувшись поплотнее в простыню, она побрела в гостиную. Ее платья не было и здесь, но на кофейном столике валялись колготки. Да-а, в одних колготках в коридор не выйдешь. Вздохнув, Амелия потерла лоб рукой.
– Собственно, мой номер напротив, – пробормотала она, решительно открывая дверь. К счастью, в коридоре никого не было. – Ничего не говори, мама, – бросила Амелия, увидев Мюриэл.
Пройдя в свою спальню, она рухнула на кровать и со стоном сунула голову под подушку.
…Склонив голову, Кейси подставил под теплые струи свою закаменевшую шею.
– Ну что мне теперь делать? – простонал он. – Она же ни черта не помнит!
Ну почему он не подумал о том, что Амелия слишком много выпила? Ему ведь было известно, что она не привыкла к крепким напиткам. Однако когда они вышли подышать свежим воздухом на палубу, Кейси показалось, что она пришла в себя. Выходит, он ошибался. Амелия заснула, едва ее голова коснулась подушки, хотя по пути в спальню устроила настоящее стрип-шоу. Интересно, нашла ли она свое платье? Кейси смутно помнил, что кто-то из них отбросил его ногой, значит, скорее всего оно валяется под кроватью. По опыту он знал, что одни люди после сильных возлияний помнят все до мельчайших подробностей, а у других, напротив, решительно все вылетает из головы.
Кейси выключил воду. Сам он прекрасно помнил, какой у Амелии был вид, когда они произносили брачные клятвы. Ошибка исключена: в ее глазах сияла настоящая любовь. И он так любит ее, видит Бог, так любит! Нужно только, чтобы Амелия все вспомнила.


Сквозь тяжелую пелену сна до нее донеслись сердитые голоса. Повернувшись на бок, Амелия с трудом сосредоточилась на маленьких дорожных часах, лежащих на столике возле кровати. 12:47. Застонав, она осторожно приподняла голову. Движения уже не причиняли ей такой боли. Ее слегка подташнивало, видимо, оттого, что проголодалась. Выходит, она все-таки будет жить.


– Я требую, чтобы вы оставили в покое мою дочь! – решительно заявила Мюриэл. – Вы и так доставили ей немало неприятностей.
Слегка потеснив ее, Кейси вошел в каюту.
– Я к Амелии, а не к вам. – Он огляделся. – Где она?
– Ее здесь нет.
Кейси наградил Мюриэл ледяным взглядом.
– Надо полагать, вы не скажете, куда она ушла?
Мюриэл надменно вздернула подбородок.
– А почему я должна что-то говорить вам? Совершенно очевидно, что вы интересуетесь моей дочерью лишь по одной причине.
– И что же это за причина? – угрожающе осведомился Кейси.
– Разумеется, все дело в ее деньгах, – язвительно пояснила Мюриэл. – В чем же еще?
Кейси задохнулся от негодования. Эта женщина либо безумна, либо невероятно жадна. И неизвестно еще, что хуже. Вот почему Амелия обвинила его в том, будто он позарился на ее деньги. Ведь только о них думает эта ведьма, стоящая сейчас перед ним!
– Полагаю, деньги интересуют именно вас, – бросил он.
– Полно, мистер Иган! Я вижу вас насквозь, так и знайте. Представляю, насколько улучшится ваша жизнь, если вы приложите руку к богатству Амелии.
– И сколько же получила ваша дочь? – взорвался Кейси.
– Восемьсот тысяч долларов. И не притворяйтесь, будто еще не выспросили у нее.
Кейси рассмеялся.
– Восемьсот тысяч? – расхохотался Кейси. – Так я, выходит, волочусь за вашей дочерью из-за восьмисот тысяч?! – Он смерил Мюриэл презрительным взглядом. – Впрочем, от них, вероятно, не так уж много осталось после того, как вы прошлись по магазинам. – Кейси приблизился к возмущенной Мюриэл. – А теперь позвольте сказать вам кое-что, миссис Рендалл. Такую сумму я легко заработал только на отелях «Грин Гейблз», которые обставлял мебелью ваш муж. Моя компания стоит в десять раз больше. Однако выслушайте меня. Я люблю вашу дочь. И любил даже тогда, когда вы не находили ее достойной вашей любви. Вы так и не поняли, что красота – это не только внешность. Амелия всегда была прекрасна!
Мюриэл ничуть не смутилась.
– Вам никогда не убедить в этом Амелию, во всяком случае, после того, что с ней сделали. Дочь рассказала мне, что вы едва не лишили ее шансов познакомиться покороче с Роджером. Она так ждала завтрака, чтобы увидеться с ним! Они проведут день вместе на Кайлуа-Кона, – договорила она.
Амелия, замерев, стояла в своей спальне. Неужели мать способна так беззастенчиво лгать? Ей и в голову не приходило отправиться на большой остров с Роджером. Она вообще никуда не собиралась ехать ни с ним, ни с кем-либо еще. Кейси не поверит Мюриэл! Амелия чуть не подпрыгнула, услышав, как захлопнулась дверь. Поспешно одевшись, она побежала в гостиную.
Кейси ушел. Мюриэл сидела на широком диване.
– Ах, Амелия, вот и ты. Поскорее собирайся, девочка: мы опаздываем на завтрак с семьей Роджера.
– Мама, ты настоящая стерва! – Амелия добавила бы что-нибудь еще, если бы не стремилась догнать Кейси.
Когда через полчаса она постучала в его номер, дверь, к ее удивлению, отворила горничная.
– Я могу вам чем-то помочь?
– Я… Я ищу мистера Игана, – запинаясь, промолвила Амелия.
– Не знаю, мисс. Мне велели привести номер в порядок.
– Привести в порядок? Что-то не понимаю.
– Я же сказала вам, мисс, что ничего не знаю. – Захлопнув дверь номера, горничная пошла по коридору.
– Мистер Иган высадился на берег в Кайлуа-Кона, мисс Рендалл, – сообщил ей капитан. – Это весьма необычно, потому что пассажиры редко сходят с рейса.
Амелия оторопело уставилась на капитана:
– Так он не вернется?
– Мистер Иган собирался сесть на самолет, отправляющийся на материк.


Тяжелые капли дождя заливали окно, возле которого стояла кровать Амелии. Дождь шел и вчера вечером, когда их самолет приземлился на маленьком аэродроме Литтл-Рока. Амелия со вздохом перевернулась на бок.
– Какой тоскливый вид, – прошептала она.
После пышной, романтической пестроты Гавайев серое небо и свинцовый дождь действовали на нее угнетающе, а ведь настроение у Амелии и так было не из лучших. Лежа неподвижно в постели, она в который уже раз вспоминала, что всего два дня назад Кейси Иган покинул теплоход, не дав ей возможности объясниться. Он так и не узнал, что Мюриэл солгала. Амелия наотрез отказалась остаться на теплоходе, несмотря на мольбы матери. Они сошли на берег и первым же рейсом вылетели на континент. Всю дорогу она не разговаривала с матерью. Вернувшись домой, Амелия прошла к себе в комнату и закрыла дверь прямо перед носом Мюриэл, сожалея о том, что не может так же легко избавиться от гнева.
Кроме шума дождя, до нее доносились еще какие-то звуки. Взглянув на настольные часы в хрустальной оправе, стоявшие на ночном столике, Амелия догадалась, что встал отец. Это он научил ее любить ранние утренние часы, когда все вокруг еще спит. Дон Рендалл вставал и пил утренний кофе, когда дом был еще погружен в тишину. Чуть улыбнувшись, Амелия откинула одеяло, в ночной сорочке прокралась на цыпочках мимо родительской спальни и сбежала по лестнице в кухню.
– Доброе утро, папа. Не возражаешь, если я составлю тебе компанию?
Опустив газету, Дон Рендалл внимательно посмотрел на дочь поверх очков.
– Что-то ты рано сегодня, дорогая. – Он отодвинул для Амелии стул. – Давай-ка, наливай себе мой фирменный кофе. И расскажи мне о своей поездке в рай. – Дональд молча наблюдал за тем, как Амелия вынула из буфета большую кружку и наполнила ее кофе. Когда отец потянулся за знакомой Амелии красной кружкой, она поцеловала его, и глаза ее увлажнились. Именно эту кружку она много лет назад подарила отцу на Рождество. Только ребенок мог преподнести взрослому такой нелепый подарок, но то, что Дон до сих пор пил из этой кружки, свидетельствовало о его любви к дочери.
Амелия смахнула слезы.
– Уверена, мама тебе уж чего только обо мне не наговорила.
Улыбнувшись, отец сложил газету.
– Да, весь вечер она не умолкала ни на минуту. Маме очень не понравилось, что Кейси присоединился к вам. – В его голосе звучало удивление.
Амелия опустила глаза.
– Прости меня, папа.
– Тебе не за что просить прощения, детка. – Он усмехнулся. – Я женат на твоей матери вот уже тридцать пять лет и, кажется, хорошо ее знаю. – Амелия посмотрела на отца, и он пожал плечами. – Да, знаю достаточно для того, чтобы не обращать внимания на ее слова. Я люблю твою мать, но временами она действует мне на нервы. – Отец и дочь обменялись понимающими улыбками.
– Я бы только хотела… – Не договорив, Амелия поднесла руку к губам.
Дон ждал, внимательно глядя на дочь, а потом, придвинувшись к ней, обнял за плечи.
– Так чего же ты хотела, детка?
– Чтобы мама поняла, какие мы с ней разные.
Дон крепче прижал дочь к себе и бережно убрал спутанные локоны с ее лба.
– Амелия, детка… мама очень любит тебя. Это… Мне трудно это объяснить, но вот такая уж она, ничего не поделаешь. Да, она любит тебя. Но когда ты была еще маленькой девочкой, я понял, что вам нелегко будет ладить в будущем. Мне бы следовало давно сказать это тебе. Но знай, я тебя люблю и всегда гордился тобой. Ты выросла настоящей красавицей. – Он улыбнулся. – И я ничуть не сомневаюсь, что ты очень умна.
От неожиданной похвалы отца Амелия заплакала.
– Спасибо тебе, папа. И я тебя тоже люблю. – Вскочив со стула, она обняла отца.
Дон тоже поднялся и поставил кружку на стол.
– Мне надо идти, дорогая. Ты будешь дома вечером, когда я вернусь?
– Вроде да… – Вопрос отца удивил ее. – Я еще не думала об этом. – Опустившись на стул, Амелия взялась за свой кофе.
– Позвони мне на работу, если что-то изменится, хорошо? – Остановившись у дверей, Дон обернулся. – Кейси знает, что ты дома?
– Нет, папа, не знает.
– Ты считаешь, что это разумно? – Амелия молчала. Дон покачал головой. – Поговорю с тобой позже, дорогая.
Когда отец ушел, Амелия встала, чтобы налить себе еще кофе, но остановилась у окна, глядя на реку, пузырящуюся от дождя.
– Папа прав, – прошептала она. – Мне надо принять решение.
Задумавшись, Амелия не слышала, как в кухню вошла Мюриэл.
– Что ты так рано сегодня?
Амелия напряглась.
Мюриэл подошла к буфету и вынула оттуда изящную фарфоровую чашку. Налив себе кофе, она достала из холодильника пакет сливок и добавила их в чашку.
– Боже мой, Амелия! Да ты босиком! – Мюриэл недовольно оглядела ночную рубашку дочери. – Господи, откуда у тебя эти лохмотья? – Она с отвращением покачала головой. – Да уж, никак не скажешь, что ты одета подобающим образом.
– Я сплю в этой рубашке, – отозвалась Амелия, не желая вступать в разговор.
– Это не важно. Пора позаботиться и о твоем белье. – Мюриэл взглянула на часы. – Сегодня я очень занята, но мы успеем зайти в магазин до того, как я отправлюсь в бридж-клуб.
– Нет, мама.
– Что значит «нет»? Нельзя же расхаживать по дому в таком наряде. Уверена, ты понимаешь, что это неприлично.
Отвернувшись от окна, Амелия посмотрела на мать. Несмотря на ранний час, та аккуратно причесалась, наложила косметику и надела дорогой шелковый халат, отороченный кружевами.
– Пришло время поступать так, как я считаю нужным, и выйти из-под твоего влияния, мама.
– Не груби мне, Амелия.
– Пожалуй, мне следует уехать.
– Уехать? Господи, девочка, с чего это вдруг ты решила уехать? А я-то собиралась пригласить агента, чтобы он помог снять для тебя приличную квартирку на этом берегу реки. Тебе нужно иметь… модный адрес.
– Нет, мама. – Амелия опустилась на стул и нарочно развалилась, по-детски надеясь рассердить мать. – Я уже говорила, что мне здесь нечего делать. Я хочу вернуться в свой дом, к своим животным, к своей работе… Я скучаю по Дайане… Да я вообще по всему скучаю. – Она небрежно убрала за ухо прядь волос. – Да, я хочу домой.
– Амелия, но ты дома, – возразила Мюриэл. – Мне никогда не понять, почему ты не желаешь занять в этой жизни достойное место. Теперь, когда у тебя много денег, зачем возвращаться туда?
– Ты вообще ничего не понимаешь, мама. – Встав из-за стола, Амелия вновь подошла к окну. – Ты вообще никогда меня не понимала. – Несколько минут в кухне был слышен лишь шум дождя. Потом Амелия заговорила увереннее: – Ты всегда хотела, чтобы я походила на тебя. Считала, что мною можно манипулировать, не обращая внимания на мои чувства и желания. А я всегда стремилась быть самой собой, Амелией Рендалл.
– Думаю, ты просто слишком устала, Амелия. Пожалуй, нам стоит поговорить обо всем позже.
Амелия невесело рассмеялась:
– Ах, если бы ты была права, мама! Впрочем, возможно, так оно и есть. Я устала. Устала от попыток угодить тебе.
Поэтому я решила, что мне пора жить своим умом. Надеюсь, я приняла это решение не слишком поздно.
Впервые Мюриэл слушала дочь, не перебивая ее. Отвернувшись от окна, Амелия посмотрела ей в глаза.
– А знаешь, мама, мне всегда хотелось называть тебя «ма», как делали другие девочки. Но даже этого ты мне не разрешила.
– Лучше всего говорить «мама» – так обращаются к матерям все благовоспитанные девушки.
– Но неужели я всегда должна быть благовоспитанной? Даже наедине с тобой?
– Что за нелепый, детский вопрос? – Мюриэл пожала плечами. – Разумеется, люди должны вести себя прилично. Все остальное неприемлемо, Амелия, я сотни раз внушала тебе это.
Девушка накрыла руку матери своей.
– Я устала от правил, мама. Они не имеют для меня смысла. Я не верю в них, не хочу им следовать. И не буду, – добавила она. – Извини, но я никогда не стану такой, какой ты хотела меня сделать. А если и попытаюсь измениться, то буду очень несчастлива. Поэтому возвращаюсь туда, где мой дом, где я хочу жить.
Высвободив свою руку, Мюриэл выпрямилась.
– Ты обязательно изменишь решение, Амелия. Теперь, став богатой и красивой женщиной, ты поймешь, что я была права. Ты больше не сможешь жить в своем Эппл-Ридже, а потому, съездив туда, непременно вернешься. Здесь тебя примут.
– Нет, мама, – вздохнула Амелия. – Ты не понимаешь, что там мой дом, там меня давно уже приняли. Дайана никогда не отворачивалась от меня, а Кейси и его семья обласкали. Теперь-то я понимаю, что большинство людей принимали меня такой, какой я была. Только у тебя это не получилось. И у меня тоже. Я потеряла много времени.
Поднявшись, Мюриэл взглянула на дочь.
– Теперь у тебя есть деньги, Амелия, и ты напрасно потратишь…
Слезы брызнули из глаз Амелии.
– Я люблю тебя, мама, но ты никогда не поймешь, что это значит. Деньги не дают ответов на все вопросы. – Поднявшись, она вышла из кухни.


Приготовившись к шумному приему, Амелия вышла из взятой напрокат машины. Едва она ступила на землю, собаки выбежали из-за угла дома и, виляя хвостами, бросились к ней. Сев на корточки, Амелия по очереди обняла их и поцеловала мокрые носы.
– Как же долго меня не было, – вздохнула она.
– С этим нельзя не согласиться, Амелия Рендалл, – раздался голос Дайаны. – Тебе давно пора вернуться домой.
Амелия подняла глаза на подругу. Они не виделись с тех пор, как она отправилась на операцию. Дайана осмотрела ее цепким взглядом художницы. Амелия знала: ничто не укроется от глаз подруги.
– Что ж, хирурги постарались, ничего не скажешь. – Дайана обняла Амелию. – Заходи скорее в дом и рассказывай все подробно.
– Я думала… Мне казалось, что, как только шрам исчезнет, все наладится. Но это не так… – Она разрыдалась. – Ох, Дайана, у меня столько неприятностей!
– Ты заработала их всего за три месяца?
Амелия вытерла лицо дрожащими руками.
– Все дело в Кейси.
– А-а… – Не проронив больше ни слова, Дайана ввела ее в дом.
– Это все, что ты можешь мне сказать? – изумилась Амелия. – Я сообщила тебе, что потеряла любимого человека, а ты в ответ только протянула: «А-а…» – «Человека, которого я поклялась любить и беречь. Что-о?! – мелькнуло у нее в голове. – Когда же я говорила это?!»
Дайана пожала плечами.
– Это все, что я готова сказать, пока ты не просветишь меня. Пойду поставлю чайник, а потом мы поговорим.
– Ты была права, Дайана. Мне не следовало уезжать тайком от Кейси, – призналась Амелия, когда ее подруга вернулась за стол. – Я обидела его.
– Он – сильный человек.
– Он отправился за мной.
– Знаю.
Амелия едва заметно улыбнулась.
– От Мэтта?
– Почти все это я слышала. – Дайана пожала плечами. Глаза Амелии загорелись.
– Ты говорила с Кейси?
– Нет. С Тэйлор Томас.
– Бьюсь об заклад, она недовольна мной.
– Полагаю, да, – кивнула Дайана. – В конце концов, Кейси ее брат.
– Я надеялась, что все образуется, но Кейси и мама поссорились, и он уехал прежде, чем я успела ему все объяснить. – Амелия вздохнула.
Дайана, нахмурившись, посмотрела на нее:
– Думаю, тебе следовало объясниться с Кейси Иганом.
– Почему ты говоришь мне это?
– Я же сказала, что многое слышала, но не от тебя. – Дайана бросила взгляд на подругу. – Так с кем ты все-таки поссорилась? С матерью или с Кейси?
– Ты на что-то намекаешь? – спросила Амелия. – Потому что если это так, то я погибла.
– Да ведь все просто, как Божий день! Ты живешь сама по себе или по указке матери?
«Думаю, ты трус. Если бы это было не так, ты бы женился на мне». Она сказала ему такое? Амелия потерла лоб рукой, вспоминая, когда именно произнесла эти слова. Да что с ней происходит сегодня?
– У нас с Кейси все было хорошо, пока мы не поссорились. А потом он поругался с мамой и уехал. Я даже не успела объяснить ему, что мама солгала. Но ты права. Мне надо найти Кейси и все ему объяснить.
– Дайана! Я приехала взглянуть на картину! – прозвучал от двери женский голос.
– Это Тэйлор Томас, – тихо сказала Дайана. – Мы в кухне! – крикнула она.
Увидев Амелию, Тэйлор замерла.
– Когда ты вернулась? – холодно осведомилась она.
– Лишь несколько минут назад, Тэйлор. Рада видеть тебя. – Амелия сделала вид, что ее не задела неприветливость Тэйлор.
– Неужели рада? А мне-то казалось, что тебе будет нелегко говорить со мной после того, что ты сделала с моим братом.
– Я вовсе не хотела его обидеть, Тэйлор. – Амелия посмотрела на сердитую сестру Кейси. – И прости, если я причинила боль тебе.
Налив чай, Дайана подала чашку Тэйлор, умоляя взглядом гостью принять извинения Амелии.
– Тэйлор Томас, – сказала она, – пожалуй, это касается только Кейси и Амелии.
– Нет, Дайана, – возразила Амелия. – Я хочу поговорить о том, что касается нас с Тэйлор. – Она улыбнулась. – Ты как-то сказала мне, что я нуждаюсь в помощи. Тогда я не прислушалась к твоему совету. Неожиданно получив деньги, я не могла думать ни о чем, кроме операции. – Она пожала плечами. – Мне казалось, что все поймут мое решение и будут рады принять меня, когда я вернусь обновленной. – Она засмеялась. – Я ошибалась, но многое поняла, Тэйлор. – Глаза Амелии засияли. – Все эти годы я очень страдала. Не знаю, как Дайана терпела меня. И как Кейси мог полюбить меня.
– Он признался тебе в любви? – удивилась Тэйлор.
– Да. Я тоже люблю его, Тэйлор. И сделаю все, чтобы наши отношения наладились. Но тут права Дайана: это касается только меня и Кейси.
– А ты действительно изменилась. – Тэйлор покачала головой.
– Надеюсь, ты права. Мне представилась возможность поработать в восстановительной клинике для детей в Ван-Бюрене. Эти детишки… Многие из них были куда в худшем состоянии, чем я, но они держались… Я на многое взглянула по-другому. Тогда же я осознала, что ты необыкновенная женщина, Тэйлор, и у меня возникла одна идея. Не знаю, известно ли тебе, какую сумму я получила, но она куда больше, чем мне нужно. Поэтому я решила потратить эти деньги с пользой. Ты ведь знаешь, что в здешних местах нет заведения, куда мог бы обратиться человек с такими травмами, как у меня. Поможешь мне устроить клинику, Тэйлор?
– Но, Амелия…
– Тебе не придется вкладывать свои деньги – я сама обо всем позабочусь. Мне только нужно, чтобы ты работала с детьми. Пусть они поймут, что и со шрамами можно жить. Сделай так, чтобы они не слишком страдали.
– Мне трудно не сердиться на тебя из-за брата, но твое предложение заинтересовало меня.
– Вот и замечательно.
– Неужто вы договорились? – удивилась Дайана.
– Я согласна. – Тэйлор протянула Амелии руку. – Я верю в тебя. Ты справишься со всеми трудностями, касающимися не только работы, но и твоих отношений с Кейси.


«Неудивительно, что Кейси был так хорошо обо всем осведомлен», – думала Амелия, поворачивая машину на ту лесную дорогу, по которой они ехали с Кейси, когда он в первый раз вез ее на озеро. Должно быть, теперь надо ехать прямо до самого конца. Тогда он говорил, что там находится дом. Однако Амелии и в голову не пришло, что особняк принадлежит ему. Когда на следующий после шторма день Кейси вез Амелию домой, она не смотрела по сторонам, занятая мыслями о том, что подумает Дайана о ее ночных похождениях.
Приближаясь к дому, Амелия заметила огни в эллинге. Солнце только что опустилось, оставив на поверхности озера легкие красноватые и пурпурные отблески. Спускаясь по деревянной лестнице, Амелия размышляла о том, что для начала октября сейчас довольно холодно и, вероятно, ночью слегка подморозит. И вдруг она замерла, увидев, что из эллинга вышел Кейси. Его мускулистое тело было освещено золотистым светом, льющимся из двери. Он направлялся к краю пристани. Как зачарованная, Амелия смотрела на обнаженного Кейси, с разбега нырнувшего в ледяное озеро. Вскоре его голова показалась над поверхностью воды, и он поплыл, делая короткие мощные взмахи руками. Какая-то непреодолимая сила заставила Амелию устремиться вперед. Через минуту на землю упал ее свитер, за ним последовала рубашка. Задержавшись у кромки воды, она сбросила туфли, стянула с себя джинсы и узкие трусики. Поежившись, вошла в воду. Ее кожа тотчас покрылась мурашками, а зубы застучали от холода. Закрыв глаза, Амелия глубоко вздохнула и двинулась вперед.
– Я должна проявить решительность, – пробормотала она, – мне надо покончить с этим.
И тут Амелия чуть не подскочила: она увидела, что Кейси стоит на расстоянии вытянутой руки от нее. Вода ручьями текла с его темных волос, он тяжело дышал.
Едва сдерживая дрожь, Кейси изумленно уставился на Амелию. Ему безумно хотелось броситься ей навстречу и заключить в объятия, но рана в сердце еще не зажила. Он не знал, чего хочет Амелия. С любовью глядя на нее, Кейси сознавал, что, если сделает сейчас хоть одно неверное движение, их отношениям конец, а этого он не мог допустить. Ему необходимо точно узнать, чего она хочет, а уж потом…
– Кейси, – прошептала Амелия, стараясь, чтобы зубы не слишком стучали, – почему ты не подождал? Почему не дал мне возможности все объяснить?
Звук ее голоса заворожил Кейси, его гнев иссяк.
– Что объяснить? – холодно осведомился он. – Объяснить, как из моей постели ты отправилась к другому мужчине? – При мысли о том, что Амелия находится рядом с Роджером или с любым другим мужчиной, его охватывала ярость.
Амелию бил озноб.
– Она солгала, Кейси. Моя мать солгала. Я никуда не ездила ни с Роджером, ни с кем-либо еще. – Набрав в грудь воздуха, она шагнула к нему. – Я люблю тебя, Кейси Иган… – Она коснулась его ледяного плеча. Он не оттолкнул ее, и Амелия испытала невероятное облегчение.
Она сделала еще один шаг, сердце у нее защемило при виде измученного лица Кейси. Это ее вина, это она довела до изнеможения того, кто дарил ей такую любовь, о которой можно только мечтать. Да, это была любовь – не мимолетное увлечение, не жалость, а настоящая Любовь.
Амелия всем телом прижалась к Кейси. Ей так хотелось погладить его, вновь увидеть радость и любовь в этих прекрасных глазах.
– Я люблю тебя и хочу… попросить… – Она заглянула ему в лицо. – Возьми меня в жены, Кейси. – Амелия провела по его подбородку посиневшими губами. – Ты мне так нужен.
– Амелия, детка, я не могу…
– Не можешь? – От страха ее колени подкосились.
– Разве я больше не должен чего-то тебе доказывать? – Кейси стиснул зубы. Если он ошибется еще раз…
Амелия печально улыбнулась.
– Это было таким ребячеством с моей стороны. Все, что я говорила тогда, не важно. А вот сейчас… Сейчас ты любишь меня? – Она со страхом ждала его ответа.
– Да. – Кейси протянул к ней руки.
Подняв голову, Амелия внимательно посмотрела на него. Не стал ли его взор чуть теплее? Не улыбка ли мелькнула на губах Кейси?
– Но почему же тогда ты отказываешься сделать из меня… порядочную женщину?
Кейси самодовольно усмехнулся:
– Я сделал это. Мы уже поженились, только ты ничего не помнишь. Для меня это был настоящий удар… Я люблю тебя, детка.
Амелия застонала, когда он приник к ее губам. Ей показалось, что они вернулись на Гавайи. Чудесная мозаика на окнах в крохотной корабельной часовне… Капитан, перед которым они с Кейси произносят брачные клятвы… Капитан объявляет их мужем и женой, и Кейси берет ее на руки… Господи, так они и в самом деле поженились!


Амелия подняла левую руку, чтобы полюбоваться изящным обручальным кольцом. Лучи восходящего солнца проникали в комнату сквозь высокие окна, отчего драгоценные камни в кольце сверкали, как воды озера. Вчера, когда они с Кейси, стоя на верхней палубе его яхты, повторяли брачные клятвы, было холодно. Там собрались все: Дайана, Мэтт, Тэйлор, Бен, дети, Мак и Хэнк. Амелия радовалась тому, что, по настоянию Кейси пригласила и своих родителей. Отношения с Мюриэл, конечно, не изменятся, но все же мать есть мать. Свои чувства к отцу Амелия не подвергала сомнению.
Повернув голову, она улыбнулась мужу.
– Доброе утро, дорогой.
– Доброе утро, миссис Иган, – рассмеялся Кейси. – Знаешь, назвав тебя так в то утро на корабле, я избавил бы нас от многих неприятностей.
Амелия радостно засмеялась:
– Господи, прошла только неделя! – Неужели всего неделю назад она рыдала у кухонного стола, думая, что потеряла его навсегда?
Поцеловав жену, Кейси встал с кровати. Амелия сияющими глазами наблюдала, как он надевает джинсы и фланелевую рубашку.
– Разве я позволила тебе одеться? – Привстав, она обхватила Кейси за плечи и увлекла его за собой на кровать. Когда он придавил ее к матрасу, Амелия блаженно вздохнула.
– Нет, не позволила, – прошептал Кейси. – А что, у тебя есть какие-то планы?
И дальше Амелия показала ему, что это были за планы.


Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - Летняя примета - Реддин Джоан

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12

Ваши комментарии
к роману Летняя примета - Реддин Джоан



Сюжет вроде неплохой, но стиль написания мне не понравился абсолютно. Такое ощущение, что читаешь не рассказ, а пересказ. 5 баллов
Летняя примета - Реддин ДжоанНаталья
28.04.2014, 20.31





роман чудесный мне очень понравился
Летняя примета - Реддин Джоанкот
19.11.2014, 17.27








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100