Читать онлайн Огненный цветок, автора - Райт Синтия, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Огненный цветок - Райт Синтия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.6 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Огненный цветок - Райт Синтия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Огненный цветок - Райт Синтия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Райт Синтия

Огненный цветок

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

20-24 июля 1876 года
— Я слышал, что в живых остался конь по имени Коменч, — заметил Чарли Аттер. — Плохо, что он не может говорить.
У Лиса перевернулось все в душе, когда он подумал о капитане Майлзе Киафе, владельце Коменча, а затем и о всех людях, которых узнал в те дни перед битвой. От пронзающего чувства вины у него на лбу выступили бисеринки пота. Он пытался сосредоточиться. Конечно, в тот проклятый день погиб не весь Седьмой Кавалерийский полк, ведь он насчитывал более семисот человек! Кроме того, как раз перед уходом Лиса, Кастер приказал разделить полк на три батальона, которыми должны были командовать Рено, Бентин и сам Кастер. Похоже, что погиб только батальон Кастера. Вероятно, остальным, окружавшим индейцев с других направлений, удалось избежать гибели? Лис возвращался мыслями к одному факту: если бы между ним и Кастером не произошло той бурной ссоры и если бы Кастер принял его предложение присоединиться к солдатам, Лис ушел бы в небытие вместе с ними. Правы они или нет, теперь не имело значения, главное, что он уехал, а они были убиты. Боже правый, почему он не приложил больше усилий, чтобы заставить Кастера передумать? Были ли его кошмары реальными? Неужели это призрак Джорджа Армстронга Кастера преследовал его по ночам?
Пока Лис сидел, погруженный в свои мысли, все в «Жемчуге», казалось, начали говорить о генерале Кастере и трагедии на Литтл Бигхорн. Колорадо Чарли Аттер, поняв, что вот-вот разразится драма, отправился в баню. Через мгновение Джек Кроуфорд встал, размахивая листком бумаги, испещренным его причудливым почерком.
— Кто хочет послушать первый стих моей новой поэмы, сочиненный за этот час, когда пришла весь о гибели генерала Кастера?
В толпе тихо зашептались, что заставило капитана Джека встать на стул и прочесть:
О Кастере слыхал ли новость я?Конечно, друг, слыхал…Ударом молнии сразила всё она,И тяжек был удар.Слез нет в очах моих сухих,С годами я забыл о них,Но не такой уж я чурбан,Как может показаться,И волю дам мужским слезам,Оплакивая братьев.
Слушатели торжественно одобрили поэму, а девушки на балконе зарыдали. Капитан Джек предупредил их, что это только первый стих и он не может обещать, что оставшаяся часть поэмы будет так же глубока.
Критически оценивая талант Кроуфорда, Бешеный Билл взглянул на Лиса и пожал плечами, но Лис не был настроен на иронию.
— Я… я пойду наверх, чтобы немного успокоиться, — прошептал он. — Надеюсь, Билл, вы чувствуете себя лучше.
— Не могу сказать, приятель, как я сердит на тебя. Ну, хоть одну для меня!
Лис не понял, имел ли его друг в виду порцию выпивки или девочку, поэтому он просто встал, чтобы найти Викторию и взять по дороге бутылочку. Виктория бросила на подруг торжествующий взгляд, когда Лис взял ее за локоть и повел вверх по лестнице. Поднимаясь по крутым ступеням. Лис поймал себя на том, что не может выбросить из головы нежелательные мысли. Никогда раньше не испытывал он такой боли. Как это называется — вина выжившего? Его душу жег образ двухсот солдат, лежащих мертвыми под палящим солнцем Монтаны. Он нехорошо поступил с Кастером, позволив своему нраву взять верх над разумом. Ему не следовало говорить то, что он сказал… ему не следовало уходить, даже если ему приказали… ему не следовало предпринимать что-либо еще…
Но как же индейцы? — спорил другой голос. Неужели было бы лучше, если бы вместо этого Кастер и его батальон истребили б жителей Лакота? Было бы это справедливо?
Остановившись на верхней ступеньке. Лис какое-то мгновение смотрел на бутылку, потом поднес ее ко рту и крепко выпил.
— Пожалуйста, Господи, — безмолвно молился он, — прекрати это.
* * *
Титус Пим, закончив крыть дранкой крышу хижины, наклонился и посмотрел на маленького Бена Эвери.
— Ну вот, почти все. Где, как ты думаешь, этот тип Лис?
Он уже задавал этот вопрос Бенджамену и Вонг Чи по крайней мере дюжину раз за последние три дня. Разумеется, ответа ни у кого не было. Вот и теперь Бен поднял руки и пожал плечами.
— Ну, мистер Пим, этого я не знаю. Он бы сказал кому нибудь, если бы уехал из города, да?
Когда Титус осторожно подполз к лестнице и спустился, карие глаза Бена загорелись:
— Может быть, он на «Бесплодных землях»? Хотите, я сбегаю и спрошу там?
— Разумеется нет, паренек! — Титус изобразил шок. — Но, думаю, осведомиться в твоем доме не повредит. Он мог сказать что-нибудь бабушке или сестре…
— А зачем ему что-то говорить бабушке или Мэдди? Бабушка — старая леди, а Мэдди ненавидит Лиса!
— Ненавидит? Это сильное слово, паренек. Пойдем-ка и все же спросим, а если нам повезет, то, вероятно, твоя милая бабушка даст мне кусочек торта, или пирога, или что там сегодня охлаждается на окошке в кухне.
Пим положил мальчику руку на плечо, и они сквозь сосновую преграду прошли к задней двери дома Эвери. Титус уже приготовился постучать, но Бенджамен открыл дверь и вошел. Сьюзен 0'Хара вытирала тарелки и ставила их на полки. Увидев корнуэлльского рудокопа, она просияла.
— Мистер Пим, как приятно снова видеть вас! Не могу найти слов, чтобы описать впечатление, которое произвела на нас всех прекрасная хижина Лиса, и не могу вас не отблагодарить за то, что вы присматриваете за моим внуком. Если он вам надоест, отсылайте его домой!
— Что вы, миссис 0'Хара, Бен доставляет нам всем большое удовольствие. Больше всего мальчик нравится Лису.
— Лис — хороший человек. — Сьюзен сложила полотенце и указала Титусу на стул: — Я как раз испекла пирог с ревенем. Вы ведь не откажетесь попробовать его ради моего удовольствия, правда?
Жилистый, седовласый человек покраснел от удовольствия.
— Это для меня большая честь, миссис 0'Хара!
Разрезав пирог и поставив перед Пимом порцию, Сьюзен осведомилась:
— А где сейчас Лис? Кажется, мы не видели его уже целый век. Надеюсь, вы не придете в ужас, если я признаюсь, что даже в своем почтенном возрасте с удовольствием смотрю на такого красивого мужчину, как он. Иногда я украдкой любуюсь им в окно, просто чтобы убедиться, что я еще жива!
Привлеченная звуками голосов, Мэдди отложила трогательно-романтическую «Джен Эйр» и прошла из гостиной в кухню.
— Здравствуйте, мистер Пим. Рада вас видеть.
Титус широко улыбнулся ей:
— Взаимно, мисс Эвери! Надеюсь, вы не обидетесь на меня, если я замечу, что вы бледны. Вы не больны?
— Нет, я чувствую себя прекрасно, — ответила она с вымученной улыбкой. На самом деле она чувствовала себя ужасно, но не физически. Мэдди втайне боялась, что окончательно пала духом.
— Я как раз собирался спросить вашу бабушку, имеет ли она хоть какое-то понятие о том, где сейчас находится Лис, но она спросила меня об этом первой, — сказал Титус, набрасываясь на кусок вкусного пирога. — Мы не видели его уже три дня, мисс Эвери, я никогда не думал, что он может вот так исчезнуть, не сказав никому ни слова. Что еще более странно, он не взял Уотсона. Не сомневаюсь, что с ним все в порядке, где бы он ни был, но признаюсь, мне все-таки немного тревожно…
— Может быть, его схватили индейцы, как генерала Кастера, — зловеще проговорил Бенджамен. — Джонни Гордон говорит, что Черные Холмы принадлежат индейцам и они нападут на Дидвуд и убьют всех нас за то, что мы нарушили границы их владений! Джонни говорит, что они, прежде чем убить вас, снимут с вас скальп и будут метать стрелы в ваше тело, и…
— Бенджамен Франклин Эвери, замолчи! — приказала Сьюзен. — Ты бы поостерегся говорить подобные вещи, особенно в присутствии дам.
— Не думаю, что индейцы добрались до нашего Лиса, — успокоил мальчика Титус Пим. — Он раньше жил среди них и знает их обычаи. Он сам мне об этом рассказывал. Они пригласят его на ужин, а не убьют, паренек!
Мэдди села за стол рядом с ними.
— Вернулся ли Лис в свою хижину после того, как три дня назад отсюда ушла эта особа, Горе-Джейн? — спросила она. — Вы видели ее, мистер Пим, не так ли? Она сказала, что это вы направили ее в мой сад.
Титус почесал свою загорелую лысину и пробормотал:
— Теперь, когда вы напомнили, мисс, я действительно припоминаю ее. Сначала я принял ее за мужчину, но Вонг Чи все мне объяснил. По-моему, именно тогда я видел Лиса в последний раз. Я видел, как он уходил.
— Вот что, — тихо произнесла Мэдди, — может быть, у меня есть ключ к разгадке. Мисс Кеннери сказала Лису, что мистер Хиккок хочет поговорить с ним. Я думаю, Лис решил разыскать его.
— Тогда, кажется, я должен разыскать этого Хиккока и разузнать, что ему известно о местонахождении Лиса, — заявил Титус, проглотив последний кусок пирога и вытерев рот салфеткой.
— Бешеный Билл Хиккок? — закричал Бенджамен. — Не думаю, что он согласится говорить с вами, мистер Пим. Не обижайтесь, но Бешеный Билл — знаменитость! Он совершил множество подвигов со своим кольтом. В Филадельфии я читал рассказ о нем, где говорилось, что он убил более сотни преступников. Незнакомые люди, должно быть, каждый день осаждают его, так что не думаю, что вам удастся даже близко подойти к нему.
Титус погладил мальчика по голове и встал.
— Это Дидвуд, паренек. Не сомневаюсь, что к мистеру Хиккоку все относятся с уважением, но вряд ли он президент Соединенных Штатов. Уверен, он согласится поговорить со мной… если я его найду.
— Он большую часть времени играет в карты на «Бесплодных землях», но в гостинице не останавливался. Они с Колорадо Чарли Аттером живут в повозке на берегу Бухты Белой Рощи. Хотите, я покажу вам, где это?
— Бенджамен, откуда ты все это знаешь? Разве тебе не говорили, чтобы ты держался подальше от этой части города? — покачала головой бабушка Сьюзен. — И ты, разумеется, никуда не пойдешь с мистером Пимом. Нет, ты и впрямь неисправим!
— Паренек, у меня к тебе задание, — сказал Титус, держа дверь перед надувшимся мальчиком. — Лису очень бы хотелось, чтобы мы как можно лучше позаботились об Уотсоне. Согласен? Я уверен, что его надо кормить и чистить. Ты можешь это делать?
Бенджамен кивнул, слегка повеселев. Улыбнувшись, Титус повернулся, чтобы еще раз поблагодарить Сьюзен за пирог, и пообещал ей и Мэдди держать их в курсе дел.
Когда они остались одни, Сьюзен 0'Хара повернулась, чтобы посмотреть на внучку. Мэдди стояла, глядя в окно, но знала, что ей не избежать испытующего взгляда бабушки.
— Ты выглядишь ужасно, дорогая моя девочка, выпей-ка немного хереса, чтобы твои щечки порозовели, тогда и поговорим.
Мэдди содрогнулась, услышав последние слова. Когда бабушка Сьюзен поставила перед ней небольшой красный с золотом бокал из богемского стекла, она благодарно отпила из него.
— Ну, а теперь, — сказала миниатюрная старушка, — ты все время бродишь и с каждым днем все больше становишься похожей на призрак. Я терпеливо ждала, надеясь, что ты придешь ко мне обсудить свои чувства, но, полагаю, я не слишком хорошо тебя знаю. Вместо этого, ты всем своим видом пытаешься показать, что ты лишена каких бы то ни было чувств!
— Я… я не знаю, что я чувствую, — с несчастным видом произнесла Мэдди.
— Ага! — воскликнула бабушка. — Так ты признаешь, что все-таки что-то чувствуешь! Уже кое-что. Расскажи мне, и я помогу тебе разобраться в том, что у тебя на душе.
— На душе? — почти беззвучно проронила Мэдди. — Не знаю, может быть, я просто-напросто больна. Кто знает, что здесь за вода? Вероятно, я отравилась. — Видя, что бабушка не расположена попусту тратить время, Мэдди в отчаянии покачала головой: — О, бабушка, что со мной происходит? У меня болит здесь, — она приложила руку к груди. — Я не могу есть, не сплю, меня преследуют какие-то неописуемые мечты…
Сьюзен пристально посмотрела на нее немигающими голубыми глазами:
— Ответ, я думаю, тебе ясен, если у тебя хватит мужества воспринять его. — Когда Мэдди опустила глаза, она подсказала: — Будь же честной перед самой собой. Разве не один человек занимает все твои мысли и мечты, которые ты называешь неописуемыми?
Сьюзен обошла стол и взяла Мэдди за руку.
— Просто эти мечты говорят о том, что природа превращает тебя в женщину.
— Но, бабушка… я не могу этого вынести! Как это могло случиться? Из всех мужчин, живущих на земле, почему мое сердце выбрало, — Мэдди проглотила комок в горле, и закричала: — Лиса?
Сьюзен захлопала в ладоши:
— О, счастливый день! Какое облегчение! В конце концов, в твоих жилах все-таки течет кровь Хэмпшир 0'Хара! Мэдди, дорогая, я могу только аплодировать инстинкту твоего сердца. Лис именно тот человек, которого я бы выбрала для тебя, но я боялась, что ты его отвергнешь. Для твоей матушки это было бы слишком, но не для меня и не для твоей прабабушки. Это один из счастливейших моментов моей жизни! — Она подтянула ящик, залезла на него и поцеловала Мэдди.
Мадлен, тем временем, паниковала:
— Бабушка, это же безумие, что ты говоришь. Мне страшно! У меня такое чувство, что моя жизнь стала… убегающим конем!
Сьюзен 0'Хара засмеялась и снова обняла ее.
— Дорогая моя девочка, празднуй! Жизнь — приятнейшая штука, когда преподносит нам нечаянные приключения! Ну как исход дела может быть менее чем чудесным, когда речь идет о таком человеке, как Лис?
— Но мы же совершенно не подходим друг другу, и даже если бы это не имело значения, почему ты считаешь, что ему нужно нечто большее, чем просто пофлиртовать со мной? Если ему была нужна подружка, неужели до сих пор он не нашел бы ее?
— Не обязательно. Немногие из по-настоящему интересных мужчин остепеняются до тридцати лет. А такие привлекательные, как Лис, могут подождать и подольше.
Сьюзен похлопала Мэдди по покрасневшей щеке.
— Никогда еще не видела у тебя такого лихорадочного румянца с твоих младенческих лет. Не бойся своего будущего, дорогая! Протяни руки и обними его, смакуй вкус его неизвестности. Не могу точно сказать, что ожидает вас с Лисом, но я заставлю тебя идти вперед и искать ответы на свои вопросы.
В глазах Мэдди блеснули слезы.
— О, бабушка, где он теперь? Что, если с ним что-нибудь стряслось?
Грязно-золотистый свет керосиновых ламп заливал «Жемчужный театр», усиливая кричащую безвкусицу обстановки. В воздухе висел запах дыма и аромат немытых тел. Колорадо Чарли Аттер прищурился, войдя в салун. Кто-то из закадычных друзей окликнул его, но он лишь помахал рукой и крикнул:
— Еще нет, ребята!
Грязноватая голубка, называвшая себя Викторией, выпивала в баре с карточными жуликами. Чарли ненавидел вмешиваться в чужие разговоры, но он не хотел ждать всю ночь. Подойдя к Виктории и встав у нее за спиной, он уловил слабый запах ее духов и откашлялся.
Виктория рассеянно оглянулась и узнала его. «Она хорошенькая девушка», — решил Чарли, глядя на ее белую кожу и соблазнительную фигурку. Ее длинные черные локоны были потрясающи. Очень плохо, что она попала в ловушку Ола Свиринджена.
— Вы что-то хотите? — осведомилась Виктория, показав ямочки на щеках.
— Простите, что вмешиваюсь, мэм, — Чарли дотронулся до полей шляпы и виновато взглянул на человека, угощавшего Викторию. — Я ищу одного парня от имени Бешеного Билла Хиккока. Билл хочет, чтобы я поговорил с Лисом…
Она сделала большие глаза, показывая, что поняла его, и повернулась к карточному жулику, произнеся сладким голосом:
— Душка, мне надо поговорить с мистером Аттером с глазу на глаз. Потом я вернусь. Ты даже не успеешь соскучиться по мне. А теперь, не двигайся, обещаешь? — Позаботившись о клиенте, она повела Колорадо Чарли к лестнице и шепнула: — Лис в моей комнате наверху. Он здесь уже более трех дней!
Чарли в раздумье нахмурил лоб.
— Если он наверху, то что вы делаете здесь?
— Он не этого ищет, хотя мне хотелось, чтобы было иначе. — Она смущенно покачала головой: — Его что-то гложет, понимаете, что я хочу сказать? Он был пьян или даже пьян до потери сознания большую часть времени с тех пор, как мы поднялись сюда в тот самый день, когда пришло известие о Кастере.
— Это не мое дело, но не вредит ли вашему бизнесу то, что Лис все время околачивается в вашей комнате? — вежливо спросил Чарли.
По хорошенькому личику Виктории пробежало мимолетное сожаление, но она рассмеялась.
— Лис дает мне деньги на каждый день, что он здесь. Он щедр. Кроме того, он мне нравится. Я бы беспокоилась, если бы он лежал без чувств где-нибудь в другом месте. Но даже такой он все же вдвое больше мужчина, чем кто-либо еще в этом сумасшедшем городе. — Она взглянула на затененную лестницу: — Пожалуйста, можете перекинуться с ним словечком, если он в состоянии. Может быть, вам он скажет, отчего у него эти кошмары. Никогда не видела, чтобы кто-нибудь так страдал во сне.
Чарли поблагодарил ее, усвоив путь к ее комнате, и медленно поднялся по лестнице. Когда он постучал в дверь комнаты Виктории, ответа не последовало.
— Лис! Вы здесь? Это я, Чарли Аттер. Билл прислал меня за вами, сам он сегодня не может. Можно я войду?
Ему показалось, он услышал какое-то мычание, и решил, что это приглашение. Открыв дверь, Чарли увидел мрачную маленькую комнату с железной кроватью, матрац которой покрывали заплатанные простыни и стеганое одеяло. В комнате стояло старое бюро с зеркалом и маленький столик со стулом. Масляная лампа наполняла комнату мелькающими тенями. Лис сидел на стуле, наклонив голову, руки его свободно висели вдоль бедер.
Чарли уловил ситуацию и быстро решил, что делать. Было совершенно очевидно, что этому малому неприятно его вторжение, но его удерживала преданность Д. Б. Хиккоку, самому настоящему приятелю, о котором может только мечтать человек. Он знал, что будь здесь Билл, он бы сделал все, чтобы помочь Лису.
Чарли закрыл дверь, подошел по перекошенным половицам к Лису и наклонился к нему.
— Мне кажется, у вас проблемы, — нейтральным тоном произнес он.
Лис поднял голову, и Чарли с трудом подавил возглас изумления. Человек, три дня назад являвший воплощение здоровья, загорелый, сильный и энергичный, теперь выглядел так, словно из него выжали все жизненные соки. Глаза, налитые кровью, бледный, с ввалившимися щеками и вдобавок ко всему дурно пахнущий.
— Бешеный Билл послал меня выяснить, что с вами произошло, приятель. Кажется, ваш друг, один из корнуэлльцев, которого называют Кузен Джек, сегодня вечером разыскал Билла. Он сказал, что о вас беспокоятся, беспокоятся те, которым вы не безразличны.
Лис поднял одну руку, как будто ему было больно, потер глаза, после чего продолжал безучастно сидеть.
— Вы больны? — давил Чарли, хотя ему и не хотелось этого делать. — Кто-то умер? Я должен что-то ответить Биллу.
Убрав руку. Лис затравленно посмотрел на гостя.
— Да, кое-кто умер, — грубо произнес он.
— Ну хорошо, не можете же вы сидеть здесь до конца жизни. Это ничего не изменит, правда? Лис покачал головой.
— Я… не могу. Пока. — Он встал и, отойдя в тень за стулом, извлек почти пустую бутылку виски и шумно отхлебнул. Когда он протянул бутылку Колорадо Чарли, тот отпрянул с отвращением.
— А как же ваши друзья? Малый, который сегодня вечером пришел к нашей повозке, упомянул о мальчике, который тревожится о вас и которому вас не хватает. Может быть, вы, по крайней мере, передадите им хоть словечко…
— Нет. — Неожиданно разъярившись, Лис повысил голос: — Убирайтесь отсюда и оставьте меня в покое!
— Вам не придется просить меня дважды. — Чарли выпрямился, испытывая боль в ногах, и направился к двери. Прежде чем выйти, он оглянулся. Фигура, сидевшая в тени в другом конце комнаты, напоминала согбенного и разбитого старика.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Огненный цветок - Райт Синтия



НЕ ПЛОХОЙ РОМАН!!
Огненный цветок - Райт Синтиянекто
11.04.2014, 14.38








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100