Читать онлайн Огненный цветок, автора - Райт Синтия, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Огненный цветок - Райт Синтия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.6 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Огненный цветок - Райт Синтия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Огненный цветок - Райт Синтия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Райт Синтия

Огненный цветок

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

9 июля 1876 года
— Вам действительно удалось устроиться на ночлег? — спросил старый Френчи Кэчлин, поглядывая большими глазами из-под потертых полей цилиндра. — Это настоящая удача!
— Я знаю и очень благодарен, — ответил Лис, заплатив лишние десять центов за чистую воду, которую Френчи принес в ведрах из Бухты Белой Рощи. Лис моментально сообразил, что владелец бани туповат, и все же ему нравился этот малый. Намылив голову и скрывшись под водой в большой лохани. Лис появился на поверхности и улыбнулся: — Вчера я снова пошел в Большую Центральную гостиницу, чтобы еще раз вкусно поесть. Пока я ел, Вагнер, владелец гостиницы, дал мне знать, что сейчас наверху имеется местечко. Я был рад, особенно потому, что там так вкусно кормят!
Старый Френчи с энтузиазмом кивнул.
— Знаю! Там поварихой тетушка Лу Марчбенкс. Цветная леди, знаете ли. Настоящая черная.
— На редкость талантливая женщина, — отозвался Лис, снова прополаскивая волосы, затем вытер с бороды капельки воды, встал и содрогнулся. Френчи, которого все знали как любителя бутылочки из-за его огромной и необычной коллекции бутылок, бросился к нему с самым большим и толстым полотенцем.
— Вы мне нравитесь, Лис!
— Вы мне тоже, — Лис ухмыльнулся Френчи и стал энергично вытирать голову. Причина, по которой Френчи был рад Лису, частично заключалась в том, что немногие из жителей Дидвуда даже близко подходили к бане. Как бы они ни ненавидели вшей, мыло и воду они, казалось, ненавидели еще больше!
По-настоящему баней владел доктор О. Е. Сик, и именно поэтому Лис вчера протянул лишние десять центов Френчи после своего первого мытья. Сегодня утром он был склонен заплатить ему пятнадцать центов. Когда он наконец оделся в чистую одежду, только что из китайской прачечной, он побросал в мешок свои туалетные принадлежности и повернулся к старому Френчи.
— Ну, а теперь вот пятнадцать центов за чистую воду, еще десять за горячую, а эти пятнадцать центов для вас. Их не надо отдавать доктору Сику.
— Очень вам признателен, — лицо Френчи зажглось радостью. — Знаете, чего бы мне хотелось? Чтобы как-нибудь вы зашли ко мне посмотреть на мои бутылочки. Их тысячи, держу пари!
— Это было бы для меня большой честью, — покачав головой, Лис вышел на июльский солнечный свет.
На перевернутой корзине, полуувязнувшей в болоте на перекрестке Уолл-стрит и Главной улицы, стоял худой, черноволосый, бородатый человек с Божьим огнем в глазах.
— Покайтесь! — кричал он в «Бесплодные земли», — не нарушайте Божьих законов, и вы обретете спасение!
Лис бросил монетку в шляпу проповедника. Там было несколько крупинок золота, и ничего больше. Это место остро нуждалось в слове Божьем, и Лис знал, что Энни Санлей понравилось бы, если бы он поощрил этого малого.
— Благослови вас Господь! — проповедник на мгновение замолчал, нагнулся и схватил Лиса за руку. — Меня зовут Генри Смит, но люди в Черных Холмах зовут меня проповедником Смитом. Я вижу все, что появляется в этом городе каждый день, но вы не такой, как все. Я думаю, вы хороший человек. Я научился кое-что узнавать о людях по глазам.
— Ну… — Лис прикусил губу, вспомнив о застенчивых, хитрых улыбках, которыми его одаривала Виктория при каждой встрече. Он, к сожалению, не догадывался, что они означают. — Полагаю, что я такой же грешник, как все, кто связан с этим городом, но мне хочется думать, что, несмотря на мои грехи. Бог не забывает обо мне… и, может быть, Он думает, что у меня есть, — Лис мельком усмехнулся, — шанс.
Проповедник Смит не часто улыбался, но сейчас ему было трудно противостоять этому сильному, загорелому малому, имеющему вид отступника. — Бог не оставит тебя, сын мой, и я тоже! — Подняв глаза к небу, он снова закричал: — Дорогой Господь, будь добр, взгляни на этот город. Здесь люди нуждаются в твоей любви и прощении…
Продолжая свой путь. Лис испытывал сильное смятение, особенно при мысли о том, что Бог знает все, что он тщательно скрывает от всех в Дидвуде. К счастью, его пригласили на ужин, и он был рад развлечься приготовлениями к нему. Несомненно, Мадлен и Бенджамен заставят его отвлечься от неприятностей.
— Я согласна, нам следовало бы приготовить что-нибудь особенное в честь возвращения отца, — заметила Мэдди бабушке, — но ты считаешь, он действительно ждет от нас таких излишеств? — Она окинула взглядом изобилие снеди, разбросанной, казалось, по всей кухне. — Я и понятия не имела, что ты покупаешь подобные вещи. Почему ты не взяла меня с собой?
Сьюзен 0'Хара повернулась лицом к внучке. Ее хорошенькое платье из фиолетового шелка было закрыто длинным в синюю клеточку фартуком, слегка испачканным снизу мукой.
— Если честно, мне хотелось самой немного исследовать эти места. Вонг Чи был настолько любезен, что взял меня с собой, пока ты копалась в своем саду. Я познакомилась с молодым Питером Гашхерстом, который держит лавку, пока Чи покупал нам продукты. У мистера Гашхерста есть и другие сокровища, не выставленные на полках. Он рассказал мне о нескольких хозяевах магазинов, продающих продукты, варенья, печенья и прочее. — Она провела рукой, покрытой голубыми жилками, слева направо, показывая все свои покупки.
Мэдди глазами последовала за ее жестом, озадаченно нахмурившись. Она заметила чашку с сочной, ароматной клубникой, которую, как сообщила бабушка Сьюзен, она добавит к свежему бисквиту, который только что испекла для Юрта с кремом. Кроме того, она приобрела какую-то дичь, уже ощипанную и вычищенную, так что распознать, что это за птица, не представлялось возможным. Маленькие, почти игрушечные птички ждали, когда их поджарят на сковороде в дровяной плите. Бабушка приобрела также корзину стручковых бобов и моркови, а на столе пирамидой громоздились молодые огурчики.
— Я купила немного риса и думаю, он будет очень вкусен с соусом, — говорила Сьюзен, начав лущить бобы. — Здесь едят иначе, чем в Филадельфии, но этого и следовало ожидать. Разумеется, мы не можем покупать такое разнообразие продуктов, и все же я была удивлена, найдя здесь консервы и помидоры, свежую зелень и содовые крекеры. Я купила несколько замечательных персиков к бренди и прекрасную бутылку искрящегося вина «кэтоуба», которые мы подадим к еде.
— Бабушка Сьюзен, у тебя просто настроение готовить, или здесь что-то другое?
Последние два часа Мадлен работала с рассадой в своем тщательно спланированном саду, полная решимости сделать его красивым и изящным. Мечты о саде занимали ее мысли все утро, но теперь она их отбросила: ее неутомимая бабушка что-то замыслила.
— Вероятно, у меня сюрприз для вас всех, — произнесла Сьюзен с таинственной улыбкой, медленно повернув голову и выглянув в окно. — Будь ко мне снисходительна, дорогая!
— Какой еще сюрприз у тебя может быть в этом покинутом Богом городке? Сахар и кофе? Или ты нашла золотой орешек, который хочешь раскрыть во время сегодняшнего праздничного ужина? — Голос Мэдди поднялся, выдавая ее нетерпение: — О, бабушка, как ты можешь быть в таком приподнятом настроении? Меня утешает лишь то, что моя рассада зацветет через две недели! Признаться, я начинаю жалеть, что приехала сюда. Бенджамен как бешеный носится с мальчишками, и я не знаю, как это прекратить…
— Мэдди, дорогая, он же маленький мальчик! Сейчас лето. Что же ему делать, как не играть с другими детьми на воздухе? Сидеть взаперти и читать «Путешествия Гулливера»?
Зеленые глаза Мэдди заблестели.
— Это же превосходная идея, хорошо, что ты о ней упомянула! А как же отец? Мы же приехали сюда, чтобы быть с ним, а он, кажется, появляется в своем собственном доме только из вежливости! А я думала, что нужна ему… — Она пристально посмотрела на клубнику, потом с вызовом засунула одну в рот. Хорошее воспитание требовало от нее прожевать и проглотить ягоду, прежде чем продолжить разговор, чем и воспользовалась Сьюзен: — Мадлен Хэмпишр Эвери, что ты себе позволяешь? А я-то думала, что ты сильнее, сильнее и находчивее!
Ты уже почти взрослая женщина… и, разумеется, достаточно смышленая, чтобы понять, что один взгляд на человека и на город не сделает тебя счастливой!
Мэдди ухватилась за одну фразу, проигнорировав все остальное.
— Ты права — я бы очень хотела дать этому городу и нашей новой жизни счастливый шанс, если бы Дидвуд населяли цивилизованные человеческие существа, а не варвары! Честно, бабушка, каждый раз, когда я осмеливаюсь спуститься с холма, на меня косо и с вожделением смотрят худшие из самых отталкивающих людей, которых я когда-либо видела! Даже рудокопы с золотого прииска, которым платит отец, смотрят на меня вызывающе, и… — Она отвернулась, расстроенная тем, что потеряла самообладание.
Сьюзен 0'Хара обошла вокруг рабочего столика и погладила блестящие волосы Мэдди. Она тихо успокаивала ее:
— Не отчаивайся, дорогая. Подожди немного, дай Дидвуду шанс. Он не имеет ничего общего с Филадельфией, я это признаю, но я верю в приключения. — Она поцеловала Мадлен в покрасневшую щеку. — Так и быть, я намекну тебе о своем сюрпризе только затем, чтобы поднять твой дух. В Дидвуде любой или аморален, или покрыт вшами, или обезумел от жажды… Я пригласила кое-кого поужинать с нами сегодня, кое-кого, кто, думаю, понравится твоему отцу и развлекать кого нам всем доставит удовольствие.
— Развлекать? — слабо, как эхо, повторила Мэдди. — Здесь? Но здесь же еще столько надо сделать, прежде чем в этом доме можно будет принимать гостей! Не вижу, как мы можем…
— Пшшш! — перебила ее бабушка, махнув рукой. — Еды, которую я задумала, и нашего общества более чем достаточно, чтобы удовлетворить вкус самого придирчивого гостя. Однако, если тебя так волнует обстановка нашего дома, ты можешь распаковать чемоданы с вещами Колин. У тебя полно времени, чтобы повесить одну-две картинки, разложить на столе кружевную скатерть матери, положить на диванчик вышитые подушечки… и не забудь о серебре и хорошем фарфоре Колин. — Сьюзен оживленно кивнула: —Ну, ты лучше меня знаешь эти тонкости, дорогая, и вряд ли нуждаешься в моих советах. Предоставляю это тебе!
— Но мне нужно будет вымыться… и мои волосы — да и что я надену? — порывисто воскликнула Мэдди, с ужасом оглядывая свое грязное ситцевое платье.
— Не надо волноваться, дорогая. У нас в запасе не один час. — Сьюзен, само воплощение ясности, вернулась к своим бобам. — Все будет прекрасно!
Ожидание званого ужина с настоящим гостем в этом отвратительно-вульгарном городе несказанно возбудило Мэдди. Вероятно, здесь и впрямь есть общество, и ее дорогая бабушка открыла одного из его членов! Мэдди почти охватила паника, когда она мысленно прикидывала список неотложных дел, которые надо сделать буквально в считанные часы. Чемодан — это первое! Ее сердце забилось в ожидании, когда она вихрем помчалась, чтобы найти его. Ее удовольствие было так велико, что она даже забыла поинтересоваться, кто же этот таинственный гость!
— Вы!
Когда Мадлен, с темно-красными от возбуждения щеками, отворила входную дверь, она не смогла сдержать возгласа от шока при виде Лиса. Со времени их первой встречи она пыталась выбросить из головы все воспоминания о нем. И вот он вернулся именно тогда, когда должен прийти первый гость на ужин, чтобы испортить ей все удовольствие и, вероятно, все разрушить.
— Дорогая мисс Звери, — произнес Лис, быстро сняв шляпу и поклонившись ей, — могу ли я сказать, что ваша красота делает огромную честь этому жалкому городишке?
— Нет, не можете! — огрызнулась она, преградив ему проход в дверь. — Мистер Лис, или как вас там зовут, должна вам сказать, что мы ждем к ужину очень важного гостя, и…
— Лис! — появилась из кухни Сьюзен 0'Хара, сняв фартук. Она выглядела оживленной и лишенной возраста, когда протягивала гостю руки. — Как вы прекрасно выглядите! Господи, да вы просто сокрушительны!
Лис с кривой улыбочкой оглядел сюртук, как у принца Альберта, накрахмаленный белый воротничок, отутюженные серые брюки и завязанный опытной рукой черный шелковый галстук, надетый им по такому торжественному случаю. Он знал, что эта одежда подчеркивала его широкие плечи и могучее телосложение.
— Очень любезно с вашей стороны, миссис 0'Хара, что вы это заметили, но, кажется, мои усилия напрасны. Я надеялся переменить мнение вашей внучки о себе, убедить ее, что я вовсе не так неотесан, как она считает. Однако…
— Я достаточно проницательна, сэр, чтобы понять, что обилие всей этой мишуры ничего не стоит, если за этим скрывается что-то — или кто-то — низкий, грубый и…
— Мадлен! — ужаснувшись, вмешалась бабушка Сьюзен. — Никогда еще ты так не шокировала меня отсутствием хороших манер. Что бы сказала твоя матушка, если бы могла тебя слышать?
Разгневанная и смущенная, Мэдди чувствовала, что ее щеки жжет как огнем.
— Бабушка, ты не понимаешь. Почему мы должны терпеть этого человека? Особенно сейчас, когда мы ждем твоего гостя к ужину. Как я изголодалась по нескольким часам цивилизованной беседы, по обществу человека высшего класса, а не этой… этой скотины!
Лис явно получал от всего этого огромное удовольствие. Повернувшись к пожилой хозяйке, он вскинул бровь.
— Я же предостерегал вас! Сьюзен покачала головой.
— Вообразите себе мою досаду! Кажется, я опять должна извиниться за свою внучку, которая до сих пор была пристойной юной деди! — Она повернулась к Мэдди, горя нетерпением потрясти ее: — Дорогая моя, каждое твое слово только усиливает твое заблуждение. Неужели ты не видишь: Лис и есть тот самый гость-сюрприз, кого я пригласила на ужин!
На какое-то мгновение Мэдди обуял такой ужас, что она испугалась опять потерять сознание. В этот момент открылась дверь спальни отца, и он появился с Бенджаменом. Бенджамен выглядел сердитым, но был безупречно одет в синий костюмчик и ботиночки, в которых в Филадельфии он обычно ходил в церковь. Правда, и ботиночки и штанишки ему были уже маловаты, но все искупалось аккуратно причесанными волосами и белоснежным бумажным воротничком. При виде Лиса он так побледнел, что веснушки на его лице стали вдвойне заметнее.
— Что вы здесь делаете? — воскликнул он.
— Мистер Дэниэл приглашен сегодня к нам на ужин, и я верю, что ты вспомнил, что такое хорошие манеры! — произнесла бабушка Сьюзен, коротко и угрожающе взглянув на внука. Она повернулась к зятю: — Стивен, я бы хотела, чтобы вы познакомились с Дэниэлом Лисом. Лис, это мой зять, Стивен Эвери.
Когда мужчины обменялись рукопожатиями и любезностями, Лис быстро сказал: — Пожалуйста, зовите меня просто Лисом. Я уже и забыл, что у меня есть имя. Мне нравится жить сейчас как можно проще.
Сьюзен и Мэдди превратили угол гостиной в столовую, откинув доски скрипучего стола. Покрытый кружевной скатертью Колин, стол был украшен очаровательной фарфоровой вазой, наполненной маргаритками, оранжевыми лесными лилиями и голубыми колокольчиками. Готовясь к приему, Мадлен распаковала китайский фарфор и все с любовью и заботливостью расставила по местам.
Ее мать обожала красивые вещи, а многие из сокровищ, среди которых выросла Мэдди, были приобретены еще ее прадедом Лайоном в бытность его морским капитаном, во время плаваний в Китай. Сегодня вечером стол был накрыт зелеными с белым контонскими блюдами, серебряными приборами и свежей льняной скатертью. В резных серебряных подсвечниках мерцали длинные белые свечи. Эффект был такой, что Мэдди на минутку показалось, что они вовсе не в Дидвуде, хотя бы на несколько часов, и если бы их гостем был кто-нибудь другой.
— Ax! — пробормотал ошеломленный Стивен, когда они приблизились к столу. — Вижу, моя дорогая доченька сегодня усердно поработала. А я и понятия не имел, что ты привезла так много матушкиных вещей, Мадлен. По-видимому, мои указания паковаться умеренно проигнорировали!
Мэдди покраснела. Отец не знает и половины! Она привезла еще книги, стеганые одеяла и разные безделушки, которые еще не успела распаковать. К счастью, отец в эти дни был так рассеян, что не заметил вставленных в рамки изображений растений и пейзажи, украсившие стены гостиной, вышитых подушечек и прочих новшеств в их скудной обстановке.
— Не лишайте Мэдди немногих удовольствий, оставшихся у нее, Стивен, — спокойно и твердо произнесла Сьюзен O'Xapa. — Она дочь Колин до кончиков ногтей, и вы не можете ожидать от нее, чтобы она превратилась в этакого погонщика мулов в юбке только потому, что переехала на Запад.
— Бог этого не допустит, — ответил, засмеявшись, Стивен. — Нет, мы, разумеется, этого не вынесли бы!
Все расселись на свои места: Лис — между Стивеном и Сьюзен, напротив двух отпрысков семьи Эвери. Появился Вонг Чи, разлил по бокалам вино и подал холодный суп-жюльен. Лис украдкой, лениво и искоса, поглядывал на Мадлен Эвери. Она, несомненно, была возбуждена, хотя и разочарована его присутствием.
Взволнованная самим фактом званого ужина, она смотрела на стол, накрытый ею с безошибочным вкусом, и ее изумрудные глаза сияли гордостью и удовольствием.
Лис пригубил вина и решил, что стол и привлекательная еда не идут ни в какое сравнение с сияющим великолепием самой Мадлен. Такая женщина дисгармонирует с городом, подобным Дидвуду, наводненным худшим типом распутных мужчин, лишенных смягчающего влияния женщин. Лис понимал, почему Стивену Эвери пришла мысль привезти сюда своих детей, и все же это казалось ему безумием. Мадлен — женщина, и с кем же она может подружиться в этом диком месте? Неужели ей суждено оставаться затворницей в этом доме, перебирать фарфор, полировать серебро и читать книги о лучшей жизни, для которой она была предназначена?
— Почему вы так на меня смотрите? — внезапно осведомилась Мэдди. Уловила ли она искорку жалости в его лазурных глазах? — Лис обезоруживающе улыбнулся ей.
— Не могу претендовать на то, что разбираюсь в настоящих леди, мисс Эвери, но я подумал, что для такого человека, как я, редкое удовольствие ужинать в обществе такой истинной леди, как вы! — Он замолчал, но потом осмелился продолжить: — И хотя вы, может быть, не верите в мою искренность, я скажу все же, что вы — самая прекрасная истинная леди, которую я когда-либо видел в своей жизни.
В ответ Мэдди подозрительно рассматривала его, хотя в глубине души наслаждалась лестью. Какие надежды она связывала с этим вечером! Как могла, довела до совершенства гостиную и обеденный стол, прежде чем принять ванну и одеться. За считанные секунды до того, как Лис постучал в дверь, она стояла перед треснувшим зеркалом в полный рост и видела, что почти так же прекрасна, как и раньше. Ее платье было куплено год назад на свадьбу подруги и очень ей шло. Нижнюю юбку из тафты в зеленую и белую полоски окаймляли два ряда зеленых оборок, а отделанная оборками верхняя юбка и пояс были также цвета свежего зеленого листа. Покрой платья подчеркивал ее тонкую талию и высокую грудь, шею закрывал тутой оборчатый воротничок, окаймленный узкой зеленой полоской, подчеркивающей живой оттенок ее глаз с густыми ресницами и распущенные абрикосовые локоны. Весь день Мэдди мечтала произвести хорошее впечатление. Она молилась о слове или даже о взгляде, который бы отметил ее внешность, и поэтому ей было трудно не поддаться комплиментам Лиса.
Но она не хотела его комплиментов.
Бенджамен сначала сидел, надув губы, но к тому времени, как они приступили к диким курочкам в вишневом соусе, Мэдди почувствовала, что ее младший брат слегка оттаял. В конце концов, бабушка Сьюзен покорена этим властным незнакомцем, и даже их отец болтал с Лисом так, будто они были старыми друзьями.
После того как мужчины обменялись фактами, имеющими отношение к продолжительности их пребывания на Холмах, и причинами, почему они здесь находятся (Лис назвал золото и приключения — ответ, удобный для всех случаев жизни), Стивен вдруг произнес:
— Молодой человек, я не знаю, сколько вы прожили на Западе, но вы должны помнить, что эти Холмы все еще, строго говоря, принадлежат индейцам. Вы одобряете Ларамийский договор 1868 года или же считаете, что сиуксы должны страдать, удовлетворяя нашу жажду золота и лишних земель?
Лис почти уронил свою вилку с бобами. Выпрямившись на стуле, он отпил немного вина и осторожно ответил:
— Вы меня простите, сэр, но я поражен. Большинство мужчин в Дидвуде не обсуждают эту тему.
— Но вы же не большинство мужчин, правда, Лис? — спокойно настаивал Стивен.
— Ну, Стивен, вы меня удивляете! — воскликнула бабушка Сьюзен. — Вы еще проницательнее, чем я думала!
Лис продолжал изучать глаза хозяина.
— У меня есть твердое мнение о Ларамийском договоре, мистер Эвери, и тысяча мнений о том, как люди нашей расы обращаются с индейцами. Достаточно сказать, что я считаю наши действия почти преступными. Всего восемь лет назад мы дали словно сиуксам, что Черные Холмы будут принадлежать им вечно, и уже берем наши обещания назад. Мои чувства по отношению к Ларамийскому договору отражают, как эхо, мои взгляды на всю ситуацию с индейцами.
Почувствовав одобрение Стивена, Лис немного расслабился и откинулся на спинку стула, в то время как Вонг Чи освобождал стол.
— Хотя вам, мистер Эвери, должно быть известно, что подобное мнение не слишком популярно в Дидвуде, и я не рискну произносить свои речи на Главной улице рядом с проповедником Смитом!
— Вы сочувствуете сиуксам и, тем не менее, также вмешиваетесь в чужие дела, как и все мы? — удивился Стивен.
— Вероятно, жадность взяла верх над более возвышенными принципами твоего нового друга, — намекнула Мэдди, сама удивившись остроте своего язычка.
— Мадлен, это грубо, — заметил отец. — Я уверен, ты не имела в виду ничего подобного.
— Вероятно. — Она уставилась в свою тарелку, ощущая на себе пронзительный взгляд Лиса. Стивен повернулся к гостю.
— Как вы смотрите на то, чтобы немного прогуляться перед десертом, Лис? Мы могли бы продолжить спор с глазу на глаз… и, может быть, у меня к вам будет деловое предложение.
Когда мужчины удалились, Мэдди разочарованно прикусила губу.
— Ужасный, ужасный человек! Бабушка, почему он так тебе понравился и почему отец тоже принял его как заблудшего сына? — Она стащила салфетку и скорчила гримасу.
— Мне он тоже начинает нравиться, — вдруг сообщил Бенджамен, ухмыльнувшись сестре. — Лис называет меня Беном!
— Предатели, — пробормотала Мэдди, — все вы предатели!
— Ради Бога, дорогая, не сердись! — Сьюзен встала из-за стола, чтобы помочь Вонг Чи. — Пойди и принеси торт с клубникой. Знаешь, по-моему, ты дуешься потому, что Лис не обращал на тебя внимания в течение ужина. Можешь твердить, что презираешь его, но, когда он сделал тебе экстравагантный комплимент, твое лицо тебя выдало. Ни одна невинная школьница еще не краснела так мило, как ты…
— Замолчи! — закричала Мэдди, следуя за бабушкой с грудой тарелок. — Что за жестокие слова ты говоришь! Вот если бы ты не была так стара, а твои косточки не так хрупки, я бы трясла тебя до тех пор, пока ты не попросила бы у меня прощения и не пообещала впредь не дразнить меня!
Сьюзен хитро улыбнулась, повернув голову через плечи.
— Сначала тебе пришлось бы поймать меня, дорогая!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Огненный цветок - Райт Синтия



НЕ ПЛОХОЙ РОМАН!!
Огненный цветок - Райт Синтиянекто
11.04.2014, 14.38








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100