Читать онлайн Огненный цветок, автора - Райт Синтия, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Огненный цветок - Райт Синтия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.6 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Огненный цветок - Райт Синтия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Огненный цветок - Райт Синтия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Райт Синтия

Огненный цветок

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

30 июля — 2 августа 1876 года
Мэдди подняла юбки и побежала, забыв о грязи, которая брызгала из-под ее козловых ботиночек цвета слоновой кости. Лис бросился за ней через свой участок, мелькнул между соснами и скрылся в доме.
Когда Мэдди ворвалась в кухню, ее лицо было алым от возбуждения, а волосы падали на спину огненными локонами.
Сьюзен 0'Хара ждала ее.
— Бабушка, что случилось?
— Не стоит тревожиться, дорогая, — ответила старушка, успокаивая внучку. Она взяла Мэдди за дрожащие руки и спокойно посмотрела ей в глаза.
— У твоего отца был… какой-то приступ. Боли в груди, перешедшие в левое плечо; он пропотел, и сейчас уже все прошло. Однако, по-видимому, его это достаточно напугало, чтобы он открыл кое-что, что до сих пор держал при себе.
— Но… как же насчет доктора?
— Бенджамен побежал за доктором Сиком, который, может быть, в Дидвуде, а может и нет. Если не найдет врача, он поищет совета одного из наших друзей на Главной улице.
— Ну что ж, я сейчас же иду к отцу! — Когда Мэдди бросилась к двери гостиной, Сьюзен поймала ее за порванный рукав.
— Дорогая, он хотел поговорить с Лисом. Мы должны дать им возможность поговорить с глазу на глаз.
Ее внучка развернулась, сверкая изумрудными глазами
— Но это же смешно! Отец может умереть, не увидев никого, кроме этого отвратительного Лиса! Я не верю, что он хочет сказать ему что-то такое, чего не могу знать я!
Сьюзен отступила.
— Делай как хочешь!
Мэдди моментально стало стыдно, что она так гневно кричала на бабушку.
— Мне ужасно страшно за отца…
— Ну, конечно, — нейтральным голосом произнесла Сьюзен.
Драгоценные минуты бежали. Мэдди нерешительно улыбнулась старушке и поспешила к двери спальни отца.
Дверь была закрыта.
— Отец! — позвала она, постучав. — Это Мэдди! Можно войти?
Последовал щелчок щеколды, и дверь распахнулась. Перед ней стоял Лис.
— Вы должны быть очень спокойной, а если он попросит вас уйти, не спорьте, Мэдди.
Она прорвалась мимо него, остановившись только, чтобы крикнуть:
— Благодарю вас за указания относительно моего отца, сэр!
Мгновением позже она уже сидела на краю постели, держа Стивена за руку. Он был ужасающе бледен, лицо вытянулось, и впервые в его волнистых волосах она заметила седые пряди.
— Папа, — прошептала Мэдди, — как ты?
Ему удалось изобразить бодрую улыбку, но в глазах стоял страх, и он боялся даже пошевелиться. — Не сомневаюсь, что я поправлюсь, дорогая. А как ты?
— Я? — эхом отозвалась она.
— Ты выглядишь так, будто с тобой что-то случилось, — заметил он, по-прежнему слабо улыбаясь.
Мэдди чувствовала на себе взгляд Лиса, который жег ее клеймом, когда она перебирала пальцами спутанные, незаколотые локоны и разорвавшийся шов на рукаве.
— Со мной действительно произошло что-то вроде несчастного случая, но ничего серьезного. Впредь я буду осторожнее.
— Ну хорошо, дорогая, если ты успокоилась, я бы попросил тебя на некоторое время оставить нас вдвоем с нашим другом Лисом.
Рассердившись, Мэдди крепче сжала руку отца.
— Отец, как можешь ты доверить что-то ему и лишать этой чести свою собственную дочь? Разве я не достойна твоего доверия? Ну, пожалуйста, разве ты не видишь, что я женщина, а не ребенок?
— Мисс Эвери, у вашего отца немного сил, — Лис положил ей на плечо руку. Она отпрянула как ошпаренная.
— Ничего, Лис, — хрипло прошептал Стивен. — Мадлен права. Она взрослый человек, и мне не следует пытаться ограждать ее от секретов моего прошлого, если она предпочитает горькую истину. Кроме того, может быть, необходимо, чтобы хоть кто-то здесь знал, что может произойти в течение следующих недель… если я не поправлюсь. — Он жестом велел Лису сесть на стоящий поблизости стул, что тот и сделал, подвинув стул ближе к постели.
— С тобой все будет хорошо, отец, — прошептала Мэдди. Слезы кололи ей глаза при одной мысли о том, что она может потерять его так скоро после того, как они соединились.
В комнате стояла давящая жара, и Лис встал, чтобы открыть окно и закатать рукава рубашки. Усевшись снова на стул, он выжидательно посмотрел на Стивена.
— У меня нет сил объяснить все, что я сделал, так подробно, как мне бы хотелось, Мэдди, — глядя на нее, сказал Стивен, глазами моля о понимании. — Я хочу, чтобы ни знала, что я любил твою мать… хотя понимаю, что не всегда был ей именно тем мужем, которого она заслуживала.
— Она тоже любила тебя, папа! — ответила Мэдди.
— Я слишком часто уезжал, но потребность искать приключений и исследовать новые земли была слишком сильна, чтобы я смог сопротивляться. Твоя мать понимала, что я не был бы счастлив, живя в Филадельфии и следуя заведенным там правилам. Мне пришло в голову, что она, никогда не сгибавшаяся от жизненных невзгод, позволила мне согнуться за нас обоих. — Стивен указал на бутылку бренди, стоящую на столике возле постели, и Лис налил ему в небольшой бокал и помог выпить.
— Отец, ты можешь все это объяснить мне в другое время. Что бы ты ни делал, находясь вдали от нас, я пойму, — успокоила его Мэдди, боясь, что у него может произойти второй приступ и он не сможет продолжать.
Стивен глубоко вздохнул, и на его осунувшемся лице появилось решительное выражение.
— Уезжая из дома, я жил другой жизнью. Иногда я был одинок, но… — Он отвернулся от Мэдди и снова вздохнул. — Возвращаясь на Восток с золотых приисков Невады в 59 году, я неожиданно попал в снежную бурю, что заставило меня искать убежище недалеко к Востоку отсюда в поселке сиуксов из Тетона. Я торговал с ними, освоился, начал чувствовать себя как дома и остался с ними настолько долго, что мне пришлось переждать зиму.
Услышав это, Лис подался вперед, но ничего не сказал. Мэдди, похоже, была слегка смущена.
— Жизнь среди индейцев не поддается описанию. Мы, белые, самым страшным образом недооцениваем глубины богатства их культуры. Я был там счастлив. — У Стивена на какой-то момент повлажнели глаза, но он справился с собой. — В их образе жизни есть чистота и гармония, которые мы потеряли в нашем постоянном стремлении к прогрессу. Но ты не должна понимать меня превратно, Мэдди. Я не забывал о своей семье, и, когда наступила оттепель, я горел желанием вернуться к тебе и маме.
— Это и есть твой секрет? — прошептала она, надеясь что это так.
— То, что я только что сказал… только ящик, содержащий секрет.
Ее сердце сильно забилось, и она крепче сжала руку отца.
— Доктор Сик может прийти в любой момент, папа. Ты должен вынуть секрет из ящика.
Смотря на них, часто отсутствующего отца и дочь, жаждущую безопасности и порядка. Лис неожиданно почувствовал, что сочувствует им. «Тоже мне, ящик!» — подумал он.
Стивен кивнул.
— Мне не стыдно, знаешь ли, но я не жду, что ты меня поймешь, моя девочка. Дело в том… что я испытывал нежные чувства к молодой девушке из племени сиуксов, или лакота, как они сами себя называют. Ее звали Желтая Птичка, и она была очень добра ко мне в ту зиму. Думаю, она любила меня, но понимала, что я не мог остаться навсегда среди них. — Стивен начал учащенно дышать. — В тот день, когда я покидал их. Желтая Птичка нежно сообщила мне, что ждет от меня ребенка.
— Отец! — Мэдди раскрыла от изумления рот, не в состоянии скрыть своего шока.
— Вы, разумеется, не первый белый человек, имеющий ребенка от индейской женщины, — твердо произнес Лис. — Индейцы говорили, что у самого Кастера была жена из племени чейеннов, а вероятно даже и ребенок, но все же он глубоко любил свою жену Элизабет. Вы же живой человек, сэр, как и все мы. — Он угрожающе посмотрел на Мэдди: — Я мог бы осмелиться предположить, что даже ваша дочь, прехрасными качествами которой мы все восхищаемся, человек со всеми его слабостями и недостатками.
— Ну, конечно же, я человек! — ее глаза блеснули, когда она перевела взгляд с Лиса на отца. — Что же случилось потом? Был у Желтой Птички ребенок? Что с ними стало? — Мысль, что у нее, может быть, есть сводный брат или сестра — полусиукс, была в этот момент для нее нереальна.
— Да, у Желтой Птички была дочь, которую она назвала Улыбкой Солнца… но я узнал об этом только прошлой осенью, когда приехал сюда. Как ты несомненно помнишь, Мэдди, я никогда не ездил на Запад со времен войны и рождения Бенджамена. Твоя мать была нездорова и нуждалась во мне… и, полагаю, я чувствовал свою вину. Только после смерти Колин, почти год назад, я решил вернуться на территорию Дакоты и поискать Желтую Птичку и ребенка.
Было видно, как тяжело Стивену рассказывать дочери правду. По его щеке стекла капелька пота, а может быть и слеза.
— Не то чтобы я улизнул и не горевал о твоей матери. Ты же это знаешь, Мадлен. Но, услышав об этом первом месторождении золота на побережье Бухты Белой Рощи в августе 75 года, я почувствовал прежний трепет… и, если честно, был рад шансу убежать от моей боли и моих сожалений.
— Как вы нашли Желтую Птичку? — спросил Лис, возвращая его к теме разговора.
— Она навещала отца в агентстве Красного Облака, к югу отсюда. Я поехал туда посмотреть, спросить о ней, и, по счастью, она была там. Разумеется, она вышла замуж, у нее были еще дети. Мы разговаривали, как старые друзья, что странным образом утешало меня. Желтая Птичка — добрая и милая женщина.
Мэдди тяжело вздохнула, прежде чем обрела дар речи.
— А Улыбка Солнца? Ты и ее увидел?
— Нет. Желтая Птичка рассказала, что муж так и не принял девочку, и, повзрослев, она вышла замуж за сиукса из племени миниконджу, который остерегался белых, загонявших индейцев в Великую резервацию сиуксов. Они жили среди разрозненных групп, которые решили прорваться с Безумным Конем на свои исконные земли и жить свободно, странствуя и охотясь там, где захотят.
Стивен начинал уставать, но от него не ускользнул блеск глаз Лиса.
— Знаю, знаю… Воины Безумного Коня уничтожили Седьмой Кавалерийский полк… — Он замолчал и отпил еще один глоток бренди. — Сначала мне было достаточно узнать, что Улыбка Солнца жива и счастлива, как сказала ее мать. Но, когда положение индейцев ухудшилось, я все больше и больше стал думать, чем я как отец могу помочь ей. Прежде чем пришли новости о Кастере, я снова поехал в Красное Облако, надеясь, что она и ее муж вернулись и находятся в безопасности. Когда я услышал новость о Безумном Коне и Кастере, мое сердце упало… и… — Стивен на мгновение закрыл глаза и пробормотал, — и еще от отца Желтой Птички я узнал, что она, ее муж и один из их сыновей умерли этой зимой от холеры — еще одного дара белых невинным индейцам.
Мэдди чувствовала, что сердце ее раскрывается, начиная наконец понимать печаль, которая терзала ее отца. Согревая руками его холодные пальцы, она робко улыбнулась отцу.
— Чего вы хотите от меня, сэр? — спросил Лис.
— Ну, вам это может показаться безумным… Вероятно, так оно и есть, но ничего. Когда я возвращался на Север из агентства, я встретил поселок сиуксов из племени оглайла, расположенный на несколько миль к востоку от Черных Холмов. Они накормили меня, хотя у них самих не очень густо с едой — буйволы почти перевелись, а пища, раздаваемая в агентствах, зачастую несъедобна.
Стивен тяжело дышал, и Мэдди крепче сжала его руки.
— Во всяком случае, то, что они сказали мне, ударило меня как молнией. Они собирались напасть на поселок и двинуться на юг… потому что до них дошел слух, что Безумный Конь и его люди уже на территории Дакоты!
Лис встал, услышав это, и начал ходить в ногах кровати Стивена.
— Это могут быть только слухи, — сказал он, пытаясь не выдать волнения.
— Не думаю. Эти люди говорили весьма серьезно: один из их молодых воинов видел самого Безумного Коня. Он приехал, чтобы сообщить об этом своим людям и предупредить, что собирается перейти на сторону противника. Эти люди убеждены, что Безумный Конь приведет в этот район «бойцов, как рой пчел» и все индейцы, которые окажутся поблизости, будут истреблены. Вот почему они торопятся искать укрытия в агентствах.
Лис сжал руки в кулаки.
— Они указали точное местонахождение Безумного Коня и его людей? — осторожно спросил он. Эвери кивнул, не в силах подавить улыбку.
— Да. Бир Батт или очень близко оттуда. Вы знаете это место?
— Вполне. — Лис задумчиво потер заросшую бородой челюсть.
Мэдди быстро посмотрела сначала на отца, а потом на Лиса.
— Что вы оба собираетесь делать?
— Я собирался пойти туда сам, — сказал Стивен. — Мне следовало бы это сделать самому, но, пока я буду поправляться, Безумный Конь продвинется вперед, и я могу потерять единственный шанс найти Улыбку Солнца.
— Уж не намекаешь ли ты, что Лис должен появиться в лагере индейцев, которые только что убили генерала Кастера и двести его человек? Это же самоубийство!
— О, мисс Эвери, можно подумать, что вас волнует моя судьба! — Лис выгнул бровь и усмехнулся: — На самом же деле, если говорить серьезно, это не будет самоубийством. Я сам провел некоторое время среди различных племен лакота, включая оглайла, миниконджу и ханкпапа. Не думаю, что даже люди Безумного Коня убьют меня.
— Отлично! — с нескрываемой радостью улыбнулся Стивен. — Так вы пойдете?
— Для меня честь, сэр, оказать вам эту помощь!
Эвери понял, что предложение заплатить Лису было бы теперь бестактным. Вместо этого он пробормотал: — Не могу выразить, какое я чувствую облегчение. Если вы только сможете найти Улыбку Солнца и передать ей, что я тревожусь о ней и желаю ей самого хорошего, — этого будет достаточно. Но, если она нуждается в спасительной гавани, надеюсь, она подумает о том, чтобы вместе с вами приехать в Дидвуд. Не сомневаюсь, что моя семья — ее семья — откроет ей свои объятия. Разве будет плохо, если Улыбка Солнца узнает о другой части своей семьи?
В голове Мэдди вертелся миллион спутанных мыслей, пока мужчины продолжали строить планы путешествия Лиса в Вир Батт.
Думая о сводной сестре, которую она никогда не видела, она начинала испытывать доселе незнакомое ей чувство. Она вдруг поняла, что хочет идти с Лисом. Наблюдая за мужчинами, она знала наверняка, что ни один из них не согласится, если она прямо попросится идти в Бир Батт. Даже если бы у них с Лисом сложились иные отношения, он бы засмеялся от одной мысли взять ее на такое приключение.
Как бы то ни было, она решила ехать. Каким-то образом это становилось частью ее судьбы, и даже Лису не должно быть позволено встать на ее пути.
Доктор Сик пришел вечером с Бенджаменом и Титусом. Он прописал эликсир, сильно пахнущий джином. Приняв его, Стивен впал в глубокий сон, продлившийся до следующего полудня.
Мэдди, время от времени заходящая к нему, чтобы посмотреть не проснулся ли он, подумала, что сейчас у отца самое умиротворенное выражение лица с тех пор, как они приехали в Дидвуд.
Вероятно, то, что он сбросил с себя тяжесть, оказалось более эффективным лечением его болезни, чем любое лекарство доктора Сика.
У Стивена больше не было причин волноваться за Улыбку Солнца. Если она где-нибудь поблизости от Бир Батта, Лис найдет ее. В этом Стивен был уверен, да и Мэдди тоже.
В течение следующих трех дней Лис тщательно готовился к путешествию. Он постоянно бывал в доме Эвери, и Стивен часто делал ему весьма разумные предложения. Они спорили о том, брать ли Лису повозку на тот случай, если Улыбка Солнца решит перебраться в Дидвуд. Лис считал, что как все индейские женщины, Улыбка Солнца не избалована и может поехать верхом на пони. А если у нее нет пони? Стивен беспокоился. Что, если люди Безумного Коня не пощадили ни одного? Улыбка Солнца, у которой должны быть так или иначе какие-то колебания, может оробеть. Стивен был полон решимости сделать все, чтобы она могла приехать в Дидвуд.
Лису просто не хотелось обременять себя повозкой, особенно на горной дороге. Это замедлило бы его путь. Только когда Стивен начал в деталях раскрывать свои планы, Лис стал прислушиваться к его советам всерьез.
— Вы можете прихватить для индейцев кое-какую провизию, — заявил Эвери, сидя на постели и поедая корнуэлльский пирожок, испеченный Сыюзен. — Только представьте, как быстро, может быть, им пришлось покинуть селение на Литтл Бигхорн. А у них месяцами не было возможности даже приблизиться к агентству, чтобы получить пищу. Если бы вы поехали на повозке, мы могли бы загрузить ее сушеной говядиной, яйцами, фруктами и… всем, что им может понадобиться. Да еще несколько фунтов сахара и кофе, и они будут обращаться с вами как с королем!
— Сэр, вы знаете, я не заинтересован, чтобы сиуксы возились со мной как со знаменитостью, — спокойно ответил Лис. Однако соображения Стивена взывали к его гуманности, и он призадумался.
— Конечно, не заинтересованы, — серьезно подтвердил Стивен. — Я только хотел сказать, что, если вы привезете сиуксам кое-что из необходимого им, они будут благодарны вам за помощь и более благосклонно отнесутся к решению Улыбки Солнца поехать с вами, если вы объясните им… все обо мне.
Лис провел рукой по своим каштановым волосам и вздохнул:
— Я подумаю над этим, мистер Эвери.
— У нас немного времени. Сегодня — первое августа. Думаю, вам надо отправиться завтра вечером, так что было бы полезно принять решение. Позвольте мне сделать еще одно предложение, которое может решить ход дела. Почему бы вам не взять ящик-другой винтовок и обильный запас патронов? Если Безумный Конь и его последователи будут пойманы и наказаны за победу над Кастером, им, конечно, понадобится любая помощь в их справедливой борьбе.
— Хорошо, хорошо! — Лис, смеясь, поднял руки. — Сдаюсь! Я возьму повозку, возьму еду, ружья и патроны. И, если я выезжаю завтра вечером, как запланировал мой командир…
— Я только подумал, что было бы разумнее, если бы Дидвуд не видел вашего отъезда, — поспешил объяснить Стивен. — Я думаю, некоторые предосторожности не помешают. Согласны?
— Сэр, вы явно продумали всю операцию гораздо лучше меня, и с этого момента я буду считаться с вашим мнением. Однако мне еще надо много сделать, а времени остается мало. Я пошлю Титуса нанять повозку и купить винтовки.
— Хорошая мысль, мой мальчик, — одобрительно произнес просиявший Стивен. — Будет лучше, если никто не заметит ваших приготовлений к этому путешествию, просто так, на всякий случай. Есть ли у вас на примете человек, который за плату купил бы для вас оружие? Может быть, вы знаете надежную женщину, которая могла бы, не вызвав подозрений, закупить продукты?
— Я могу, — на губах Лиса заиграла кривая усмешка. — Тогда я займусь делом, сэр!
— Дайте мне знать, во что вам все это обойдется, и я возмещу ваши расходы.
Лис ступил на скрипучую половицу около открытой двери в гостиную, и Мэдди быстро юркнула в кухню. За дверью она столкнулась с бабушкой Сьюзен, которая, наклонившись набок, подслушивала, приложив руку к уху. В восемьдесят три года она слышала лучше, чем Бенджамен.
— О! — удивленно вскрикнула Мздди и тотчас же закрыла рот рукой. Взглянув украдкой на дверь и убедившись, что Лис ушел, она повернулась к бабушке.
— Что ты делала, бабушка?
Сьюзен 0'Хара, проказливо улыбнувшись, ответила:
— Подслушивала так же, как и ты, дорогая!
— О! — Мэдди не знала, что и сказать.
— Я знаю, что ты хочешь ехать с ним, и знаю почему. — Поджав губы, она кивнула, не допуская возражений. — Знаю все причины. Не волнуйся и не трать время на дебаты. По-моему, ты должна ехать, Мэдди, дорогая, и я помогу тебе придумать план!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Огненный цветок - Райт Синтия



НЕ ПЛОХОЙ РОМАН!!
Огненный цветок - Райт Синтиянекто
11.04.2014, 14.38








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100