Читать онлайн Любви тернистый путь, автора - Райт Синтия, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любви тернистый путь - Райт Синтия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.22 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любви тернистый путь - Райт Синтия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любви тернистый путь - Райт Синтия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Райт Синтия

Любви тернистый путь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Уильям Бингхэм наблюдал за Лайоном Хэмпширом сквозь бокал с портвейном, поражаясь его смятению и усталости. Наконец откашлялся и решил начать беседу:
— Недавно я нанес визит доктору Франклину.
— Как он поживает? — поинтересовался Лайон. — С тех пор как я видел его в последний раз, прошло больше месяца.
— Духом не падает, но состояние здоровья не улучшилось.
Мы с ним обсудили предстоящую встречу членов последнего созданного им политического объединения. Доктор откровенно сказал мне, что вряд ли сможет участвовать в работе объединения после того, как завершится его формирование.
— А не вы ли вице-президент этого самого «Общества политических исследований»? Как обстоят его дела?
— Да, вместе с Джорджем Клаймером, — подтвердил немного напыщенно Бингхэм. — Мы продолжаем встречаться раз в две недели у доктора Франклина. Нас только пятьдесят человек, и пока мы ограничиваемся политическими дискуссиями.
Доктор полон идей, и наши дебаты явно доставляют ему большое удовольствие. Однако лишь одному Богу известно, как долго еще сможет доктор Франклин спускаться в большую комнату.
— Было бы хорошо, если бы я смог встретиться с ним завтра, — высказал пожелание Лайон.
Уильям курил длинную изящную трубку, наблюдая за Лайоном, сидевшим по другую сторону затемненного кабинета и пристально смотревшим в пылающий камин. Весь вечер Хэмпшир сохранял необычное для него спокойствие, несмотря на попытки Энн и Присциллы во время ужина развеселить его. Перед Бингхэмами сидел не тот лихой Лайон Хэмпшир, какой был известен им в последние месяцы.
— Черт побери, не собираешься ли ты спросить меня о Маркусе Римсе? — поинтересовался Уильям.
Во взгляде Лайона была скорее скука, чем интерес к тому, чего опасался хозяин особняка.
— Сделай одолжение и поделись новостями прежде, чем взорвешься от своих знаний, — холодно предложил Хэмпшир.
Уильям Бингхэм с недовольным видом пускал из трубки клубы дыма и нехотя начал рассказ:
— Дело в том, что дела у Римса не так уж хороши. Правда, на этот раз его судно вернулось неповрежденным. Боюсь, он совершенно бесталанный морской капитан: подобрал неподходящий и не внушающий доверия экипаж и заключил невыгодные сделки на Востоке. Полагаю, что мне излишне рассказывать тебе об этом подробно. Если бы я не знал Маркуса лучше, то подумал бы, что он конченый человек. Тебе достаточно было бы увидеть его лицо, когда я сказал Римсу, что отказываю ему в финансировании!
— Ты зашел так далеко? — Лайон поднял свои золотистые брови. — Представляю реакцию Маркуса!
— Уважение, испытываемое Энн к этому человеку, чертовски неприятно. Она находит Римса очаровательным, «загадочным», как она говорит, и даже приглашает в наш дом. Я могу поклясться, что Энн нравится принимать его просто потому, что эти визиты создают интригующий дискомфорт.
Улыбка Лайона стала чуть ли не издевательской.
— Почему бы не сказать жене, что ты не разрешаешь этого?
— О Господи! Ты полагаешь, что я не пытался? — Уильям осушил бокал. — Похоже, ты считаешь, будто лучше других подходишь на роль консультанта по управлению женами. Подождем и посмотрим, что будет с тобой через несколько месяцев!
Но, глядя на хладнокровное лицо Лайона, Уильям сомневался в том, что найдется такая женщина — пусть она будет даже его женой! — которая решится пререкаться с этим Хэмпширом. Однако игнорировать мнение таких властных людей трудно, и Бингхэм вспомнил свой недавний разговор с Бенджамином Франклином.
— Мне сказали, что этой весной ты можешь не взять судно, — наконец подошел он к сути.
Лайон поднял загоревшиеся синим пламенем глаза.
— Как же мне об этом договариваться с тобой? — резко спросил он.
— Естественно, как твой кредитор я разочарован. У меня и Мордекая на Кенсингтонских судостроительных верфях стоят два почти законченных великолепных корабля, и я рассчитывал, что ты станешь капитаном одного из них. Ни у кого другого нет ни твоего сильного духа, ни умения руководить, ни твоих знаний.
Ты в море чувствуешь себя как дома, и матросы знают это…
Цветистые комплименты замерли на устах Уильяма, как только он понял, что Лайон, уже все решив, замкнулся в себе.
— Послушай, я более чем разочарован. Что ты делаешь?..
Зачем такой внезапный брак?.. И почему ты не хочешь отправиться в море?.. Из-за Присциллы Уэйд? Будучи твоим другом, я обеспокоен.,.
Лайон засмеялся так заразительно, что Бингхэм уставился на него удивленно и озадаченно.
— Полно, Уильям! — сказал Лайон. — Мы оба знаем, что главное, на чем покоится наша «дружба», заключается в моем умении набивать твои карманы золотом, когда я привожу твои суда домой вверх по реке Делавэр! Что касается моих нынешних планов, то мне не хотелось бы обсуждать их сейчас. Дело все более чертовски осложняется, а я пока хочу одного: отправиться домой и поспать. Я буду благодарен судьбе, если меня разбудят завтра и я узнаю, что все мои проблемы решены.
Он замолк и, закрыв глаза, вздохнул. В Уильяме Бингхэме симпатия к Лайону боролась с чувством разочарования. Но, как всегда, победил его эгоизм и трезвый расчет.
— К черту! — воскликнул Уильям. — От меня ты так легко не отделаешься! Я уже более трех лет твой кредитор и позволил тебе сколотить немалое состояние, обеспечив тебе главную долю во владении двумя прекрасными судами. Я даю прибежище одной девушке с Юга просто потому, что ты попросил меня об этом. Я ни о чем тебя не спрашивал. Однако полагаю, что некоторые разъяснения ты мне дать обязан! Я не позволю, чтобы ты подбросил мне легковесную сплетню и продолжал утверждать, что не хочешь взять мое судно, никак не разъяснив причины такого решения. Ты должен мне…
Устав смотреть на полное багровеющее лицо Уильяма, Лайон перевел взгляд на тени, танцующие по резным карнизам и декорированному потолку.
— Действительно, Уильям, я хотел бы, чтобы ты избавил меня от своей тирады, — хладнокровно прервал его Хэмпшир. — Если ты продолжишь монолог в таком темпе, то тебя хватит апоплексический удар. Поэтому вот что я скажу тебе. Я раздумываю о карьере в нашем новом правительстве и именно поэтому я женюсь и поэтому нынешней весной не могу пойти в море.
— Навсегда? — Кровь отхлынула от лица Бингхэма.
Лайон внимательно посмотрел на свои отделанные кружевами манжеты и тщательно разгладил их.
— Это мы еще посмотрим…
— Как ты можешь поступить так по отношению ко мне?
А что будет с кораблями? Я не могу поверить тому, что ты говоришь.
— Ты не должен сомневаться в истинности моих слов, Уильям И не тревожься. Я не брошу тебя и Мордекая на произвол судьбы. Я присмотрю в порту компетентного моряка. Когда в будущем месяце эти суда выйдут в море, ты сможешь рассчитывать на меня во всем, кроме моего пребывания на борту. Что касается использования моих личных способностей в будущем…
Мне предстоит это еще серьезно обдумать.
Судя по тону Лайона, в окончательности его решения сомневаться не приходилось. Бингхэм понимал, что на данный момент тема закрыта. Чувствуя себя не в своей тарелке, он налил большой бокал портвейна и уныло проворчал:
— Твоя дерзость не укладывается у меня в голове. Но мне все же придется простить тебя.
Губы Лайона невольно скривились в ухмылку.
— Только представь себе, как меня успокоили твои слова! — Бингхэм снова опустошил бокал, а Лайон тем временем продолжил свою учтивую речь:
— Ты ведь все-таки сохранишь место в своем великодушном сердце — и роскошном доме — для моей невесты? Я понимаю, что навязывать…
— Я хозяин своего слова. Я сказал, что она может здесь остановиться.
— Если ты извинишь меня, — Лайон поднялся, — то полагаю, что мне пора домой. Последние десять дней я мечтал о таком вечере. О том, как бы выпить отменного бренди именно перед этим камином. Но теперь, когда я снова здесь, так долго ожидавшееся удовольствие почему-то не приходит. — Взгляд Лайона остановился на висящих над каминной доской часах, и он, тихо рассмеявшись, покачал головой:
— Я вовсе не хотел тебя обидеть, Уильям. Просто я очень устал.
— А можно ли мне надеяться, что после хорошего сна твое намерение переменится?
— Если такое произойдет, то это будет означать, что Бог услышал твои молитвы, Уильям.
Они прошли в ярко освещенный мраморный вестибюль, и их шаги гулко отдавались в безмолвном доме. У дверей Лайон остановился в ожидании Уикхэма, подавшего его высушенные и без единого пятнышка накидку и шляпу.
— Я хотел бы сказать тебе, Уильям…
— Слушаю тебя.
— Речь идет о горничной моей невесты. Она не обычная служанка…
Бингхэм смущенно заморгал и промямлил:
— Ты что, распрощался с рассудком? Во-первых, скажи мне…
— Не начинай все сначала, Уильям, — прервал его устало Лайон. — Я хочу попросить, чтобы ты позаботился о Миген — так зовут ее. Ты, конечно же, положишь на нее глаз. Она — прелестная девушка с иссиня-черными волосами и невероятными глазами, подобными фиолетовым аметистам. И если только я, зная тебя… — Краем глаза Лайон увидел, что дворецкий наклонил голову и прислушивается. — Она не обычная служанка. Вот и все. Не обычная. Пойми смысл моих слов. Если я только узнаю, что с ней поступят ненадлежащим образом.., кто угодно…
— И что ты сделаешь тогда? — поинтересовался в полном замешательстве Уильям, но, поняв, что Лайон не намерен отвечать на этот вопрос, горестно спросил:
— Во имя Бога, что, в конце концов, происходит в моем доме?
* * *
Шелест дорогих шелков возвестил о приближении Энн Бингхэм, и обе девушки в ожидании замерли. Шуршание ее юбок затихло перед дверью в спальню, и раздался деликатный стук.
Миген вышла из-за туалетного столика, чтобы открыть дверь, не забыв, приветствуя Энн, сделать реверанс и потупить взор.
— Доброе утро, мадам, — прошептала она, сжав в немом вызове кулачки.
Энн едва кивнула ей, прежде чем поприветствовать свою гостью.
— Как вам спалось, моя дорогая? Надеюсь, что хорошо?
Присцилла встретила ее на полпути, пройдя по толстому с цветным узором ковру. Глаза ее сверкали восхищением и завистью. Миген тут же отметила, что миссис Бингхэм стала для ее подруги идолом и образцом для подражания.
— За всю ночь я ни разу не открыла глаз! — воскликнула Присцилла. — Невозможно было спать плохо в такой прекрасной постели, особенно после тех, в каких мне пришлось страдать прошлые две недели во время нашего путешествия.
Энн гордо улыбнулась, взглянув на роскошную массивную кровать и дорогую золотистую драпировку.
— Я так счастлива, Присцилла, что вам понравилась эта постель, ведь вы пробудете здесь несколько недель!
Присцилла была ослеплена таким обхождением.
— Вы слишком любезны, миссис Бингхэм.
— Обращайтесь ко мне по имени! Я думала, что мы об этом условились еще минувшим вечером! В конце концов" я, не намного старше вас. Через несколько лет у вас будет такой же дом и двое таких же очаровательных детей, как у меня.
«О, это будет действительно так!» — подумала Миген.
— Я думаю, что вы правы… Энн, — произнесла Присцилла со своим милым южным акцентом и захихикала.
— Я, конечно, надеюсь на это. А теперь поспешите одеться. После завтрака мы вдвоем пробежимся по магазинам!
— О! — Зеленые глаза Присциллы вспыхнули и погасли. — Но ведь Лайон сказал, что придет…
— Моя милая девочка, я вижу, вам предстоит еще много узнать о мужчинах. Именно поэтому вам нужно поспешить, с тем чтобы уйти до его прихода! Постоянная тайна — таков ключ к тому, чтобы мужчина оставался заинтригованным. Это самый важный урок, который я познала во Франции! Вы должны все время быть добычей, представляющей для него интерес, потому что ее надо искать и завоевывать.
* * *
В этот момент на расстоянии каких-нибудь двух кварталов от особняка Бингхэмов у окна своей спальни стоял Лайон Хэмпшир. Солнце пригревало его обнаженные спину и плечи. Лайон брился ловкими, длинными взмахами, пытаясь настроить себя доброжелательно и добродушно. Прежде всего он сосредоточил мысли на погоде, увидев разрывы в темных тучах, редеющих над Делавэр. На западе небо было не правдоподобно ярко-синим — таким синим, как его глаза. Мгновение он постоял у окна, наслаждаясь желанным солнечным сиянием.
Лайон заставил себя спокойно думать о Присцилле, то есть прежде всего о ее положительных качествах, отбрасывая прочь недостатки, запечатлевшиеся в его сознании. Лайон старался вспоминать только ее восхитительные глаза и совершенные формы ее тела, излучающего аромат магнолии.
К тому времени когда он облачился в отлично скроенный темно-коричневый костюм, в парчовую жилетку и отделанную рюшами светло-желтую рубашку, Лайон почти убедил себя, что хочет увидеть свою невесту. Дурманящая погода побудила его отказаться от ожидавшего экипажа и пройтись пешком до особняка Бингхэмов.
Район Филадельфии, в котором жили Лайон и Бингхэмы, был известен под названием Светский холм. Возведенные там дома были очень нарядны.
Люди, рискнувшие впервые за несколько недель выйти на улицу и сесть на скамьи перед парадными дверями, с сомнением смотрели на небо. Лайон кивал своим соседям, хотя лишь немногих знал по имени. Юные девушки раскрыли веера, чтобы скрыть свой румянец, а их матери бросали любопытствующие взгляды на проходившего по улице красивого высокого блондина.
У особняка Бингхэмов он заметил толпящихся у ограды людей, надеющихся хоть одним глазком увидеть неофициальную королеву Филадельфии.
Лайон ухмыльнулся при виде знакомого кучера по фамилии Браун и подождал, пока тот запер за ним на замок витиевато украшенные двери.
— По-прежнему производите впечатление своей престижной работой на всех девушек из таверн?
— Можете смеяться, если хотите, сэр, — ответил Браун, сверкнув темными глазами. — Но это все-таки лучше, чем провести остаток жизни вашим юнгой.
— А что в этом было плохого?
— Это означало только море, сэр. Долгие месяцы иметь перед глазами лишь безграничную воду и экипаж бородатых головорезов. Слишком тяжелое наказание для такого симпатичного парня, как я.
— Именно поэтому показалось весьма печальным лишить в портах женский пол вашей компании, — не без сарказма согласился Лайон.
— Теперь вы это поняли, капитан.
— Приятно узнать, что один из нас удовлетворен своим новым занятием.
Браун вопросительно посмотрел на высокого капитана, отметив, каким далеким и странным стал взгляд Лайона Хэмпшира. В море его глаза были цвета океана в безоблачный продуваемый легким бризом день. Никто из встретившихся с Лайоном не мог забыть его взгляд.
— Бингхэм сегодня дома?
— Нет, сэр. Я отвез его больше часа назад на встречу с мистером Джилмором и мистером Льюисом. Он рассчитывал отсутствовать весь день. А обе леди уехали по магазинам более четверти часа назад. В новом ландо миссис Бингхэм.
Лайон застыл на месте, и его выцветшие на солнце брови сошлись над внезапно ожившими лазурными глазами.
— Что?.. Вы говорите, что Присцилла Уэйд уехала?
— Да, сэр! Не могу понять, почему я не сказал вам об этом сразу же. — Браун замолчал, глядя на своего бывшего капитана. — Вы что, потеряли рассудок, сэр?
— Черт побери, до чего же вы правы! Ведь девушка знала, что я должен сюда прийти.
— Возможно, она забыла? — вежливо предположил Браун, но тут же был вознагражден испепеляющим взглядом.
Тем временем Миген распаковывала чемоданы Присциллы.
Раздавшийся снаружи знакомый голос на мгновение парализовал ее. Потом она небрежно отбросила бархатное платье, которое держала в руках, и быстро подошла к окну. Ее ладони похолодели и стали влажными, а пальцы неловкими, когда она попыталась открыть тяжелую оконную раму. Лайон стоял далеко на подъездной дорожке, беседуя с молодым кучером.
Каким красивым был этот Хэмпшир! Одежда отлично сидела на нем, подчеркивая его широкие плечи и длинные, мускулистые ноги. Солнце, казалось, зажигало искорки в русых волосах, завязанных на затылке в узел. Миген по движению его губ могла понять извергаемые им ругательства и догадалась о причине гнева. Решив, что разумнее не попадаться ему на глаза, она уже хотела отойти от окна, но как раз в этот момент Лайон посмотрел вверх и заметил ее блестящие черные волосы.
— Миген! — закричал он. — Спуститесь сюда.
Она колебалась лишь мгновение, а потом побежала, испытывая приятное волнение, Лайон уже ждал ее в вестибюле у лестницы. Он внезапно улыбнулся, увидев Миген, юбки которой были неосмотрительно приподняты, открывая изящные щиколотки и кружевное нижнее белье.
Лайон был потрясен внезапным ощущением очарования, которое застигло его врасплох. У него возникло горячее желание приподнять еще выше ее платье и познать восторг… Потребовалась вся его воля и дисциплинированность, дабы вспомнить, что он должен прогнать шальные и безрассудные мысли. «Миген всего лишь горничная леди, — твердо повторил он себе. — И я помолвлен с леди, у которой она служит».
Миген уже сбежала до половины лестницы, когда разум отрезвил ее, заставил замедлить бег и опустить юбки. Ее щеки горели, когда на нижней ступени она встретилась с Лайоном взглядом, и тот почувствовал, как от жара ее румянца испаряется его решительность.
— Я, по-видимому, забылась, сэр, — прошептала она.
— До скончания веков, — согласился он со смехом. — Предсказуемо… Восхитительно…
Миген краснела все сильнее, и ей пришлось закрыть лицо руками в надежде, что сумеет таким образом охладить горящие щеки. Лайон взял ее ладонь.
— Вас так легко смутить, что я не мог противостоять искушению поймать вас на удочку. Только не скрывайте этот очаровательный румянец. Он вам так идет!
Браун стоял позади, с большим интересом наблюдая за разыгрывающейся сценой.
Известие о помолвке капитана Хэмпшира шокировало бывшего юнгу. При первом взгляде на Присциллу минувшим вечером, когда та вышла из экипажа, Брауну показалось, что она красива. Однако в ней было нечто искусственное.
Браун всегда считал, что если капитан когда-нибудь и женится, то его избранница должна быть воплощением всех женских достоинств. Но эта девушка по фамилии Уэйд казалась довольно заурядной в большом городе, полном красоток, каждая из которых с наслаждением вздрагивает при имени Лайона Хэмпшира.
Кучер увидел тогда еще одну девушку. Она стояла рядом с Лайоном Хэмпширом. Даже на расстоянии, в сгущающейся темноте она выглядела восхитительно пикантной. Уже нынешним утром, когда Браун отвозил мистера Бингхэма в офис Мордекая Льюиса, хозяин предупредил его не вздумать делать наглые авансы в отношении новой горничной. Браун был озадачен, раздумывая, не имеет ли виды на девушку сам мистер Бингхэм.
Теперь же Браун был окончательно поставлен в тупик. У него было чувство, что все это — составные части замысловатой мозаики, которую он пытался мысленно собрать воедино. А именно: загадочная помолвка капитана Хэмпшира; предупреждение, сделанное Брауну хозяином, который обычно не мог бы отличить одну служанку от другой; наконец, эта сцена, когда таинственная девушка очень мило раскраснелась перед подшучивающим капитаном.
Лайон бросил взгляд вниз и с раздражением спросил кучера:
— — Вы хотели бы мне что-то сказать?
— Простите, сэр! Я просто вспомнил, что не имел удовольствия быть знакомым с мисс…
Миген дружески улыбнулась:
— Называйте меня Миген, мистер…
— Браун! — огрызнулся Лайон. — Парень последние два года был у меня юнгой. Этим и можно объяснить, почему в моем присутствии он так нервничает. Теперь он здесь кучер. Поэтому вам лучше его остерегаться: Браун известный женский угодник.
Миген внимательно посмотрела на сухощавого молодого человека, облаченного в ливрею бингхэмовской челяди и завитой белый парик. Однако пышные черные брови и веселые темные глаза выдавали истинный цвет его шевелюры.
— Рада познакомиться с вами, Браун, и обещаю не судить о вас лишь по тому, что мне сказал мистер Хэмпшир!
Прежде чем Браун успел ответить, Лайон резко повернулся К нему:
— Почему вы не стираете пыль с колес или не делаете чего-нибудь другого, что я могу придумать, поглядев вокруг?
Браун привык уважать такое обращение и, просияв ослепительнейшей улыбкой, быстро выбежал во двор.
— До чего же это восхитительно! — рассмеялась Миген, как только дверь за ним захлопнулась.
— Не особенно, — возразил сухо Лайон. — Пойдемте в гостиную. Я хочу поговорить с вами.
— Я не могу. Представляю, как упадет, в обморок миссис Бингхэм, увидев меня в одном из своих модных кресел, изготовленных ручным способом на парижской мануфактуре, основанной Гобеленами!
Лайон понял, что Миген права, потянул ее за руку и усадил на лестнице рядом с собой.
— А теперь скажите мне, куда делась Присцилла. Почему она ушла, зная, что я должен прийти до полудня?
Миген избегала пронзительного взгляда его синих глаз.
— Я знаю, что она вместе с миссис Бингхэм поехала по магазинам, чтобы обновить свой гардероб. Но что касается…
— Миген, посмотрите на меня и не валяйте дурочку. Вы ведь мне не станете врать, не так ли?
Ее сердце так сильно билось в груди! А в ушах звучал его смех: «Мы с вами друзья! Ведь правда?» Вспоминая отвратительное поведение Присциллы, Миген думала: «По меньшей мере он не игнорирует меня здесь, в Филадельфии, хотя я и на положении служанки. Он обращается со мной тактичнее мнимой подруги, которая знает правду о моем происхождении и воспитании».
Миген подняла глаза и поймала серьезный взгляд Лайона.
— Нет, я, конечно же, не солгу из-за такого бесчестного поступка! Ваша невеста уехала сознательно по предложению Энн…
То есть по настоянию миссис Бингхэм. Они полагают, что эта хитрая уловка способна усилить ваш интерес…
Лайон тихо присвистнул:
— Так пусть же Энн продолжает играть на всех слабостях Присциллы. Неужели они считают, что после этого я, улыбаясь, начну бег с препятствиями?
— Я попыталась объяснить Присцилле, как ужасно она себя ведет. Но теперь я, видимо, не имею на нее большого влияния.
— Жаль. А я так рассчитывал на ваши способности в этом отношении.
— Боюсь, что сейчас ваша невеста прислушивается только к миссис Бингхэм, которая произвела на Присциллу огромное впечатление.
— Так и должно было быть. Идеальная жена — это изготовленная копия Энн Бингхэм, — саркастически пробормотал он.
После долгого молчания Миген заговорила первой:
— Мистер Хэмпшир, теперь мне следовало бы вернуться к работе. Я должна распаковывать чемоданы…
— К черту! — Он схватил ее за запястье и вновь усадил на ступень рядом с собой. — Сегодня никому не удастся испортить нам настроение. Вы займете место вашей госпожи и пойдете со мной.
— Я не могу!.. Нет!.. У меня так много работы…
— Пусть Присцилла сделает все сама. Или вы забыли, кто платит вам жалованье? Я ваш работодатель и приказываю пойти переодеться. На небе появилось солнце, и мы будем радоваться ему!



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любви тернистый путь - Райт Синтия



Чего-то не хватило...7
Любви тернистый путь - Райт Синтиялена
6.05.2013, 13.45





Чего-то не хватило...7
Любви тернистый путь - Райт Синтиялена
6.05.2013, 13.45





И да и нет! Чего то не хватило . Нет чудесного послевкусия что ли!
Любви тернистый путь - Райт СинтияА
6.10.2013, 15.05








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100