Читать онлайн Любви тернистый путь, автора - Райт Синтия, Раздел - Глава 37 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любви тернистый путь - Райт Синтия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.22 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любви тернистый путь - Райт Синтия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любви тернистый путь - Райт Синтия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Райт Синтия

Любви тернистый путь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 37

Закутав ее в вонючую и грязную накидку, мужчины пронесли Миген вокруг тыльной стены конюшни к тому месту на Пятой авеню, где их ждала карета. Вдали бухали пушки, звонили церковные колокола и звучал гул приветствий и аплодисментов.
Двадцать тысяч человек запрудили путь, которым следовал Вашингтон к таверне «Сити». Но эта улица была пустынна.
Ее везли в старой тяжелой карете. В ней стоял отвратительный запах, и трудно было представить себе что-нибудь более громоздкое и неудобное. Больше всего Миген страшила невозможность двигаться. Неспособность оказать сопротивление — даже видеть и говорить — вызвала панику и парализовала волю девушки. Прежде ее надежнейшим оружием была безумная отвага, помогавшая одержать победу над более сильным физически противником.
Но сейчас она была беспомощна!
Карета прогромыхала по улицам, ведущим из города. Миген заметила, что под колесами уже расстилалась не булыжная дорога, а вокруг запахло свежей зеленью. Они остановились, проехав лишь милю или около того. Миген старалась не двигаться, прислушиваясь к разговору мужчин, которые, видимо, забыли, что она жива и способна понять их.
Первый луч надежды прорвал мрак в сознании Миген, когда она поняла, насколько тупы похитители. Вероятно, они ждали от кого-то дальнейших указаний. Тип, которого они называли Б., запаздывал, и с каждой минутой бандиты проявляли все большее беспокойство: как им следует поступить, если Б, вообще не появится.
Наконец в дверь кареты слегка постучали, и каждый из похитителей постарался выбраться на дорогу первым. Миген напрягла слух, но все трое отошли для разговора подальше.
Она знала, что это пришел Маркус. Но оставался вопрос: для чего это все? Попытка шантажировать Лайона? Если да, то для вымогательства есть более простые варианты, затрагивающие либо деньги Лайона, либо его политическую карьеру. Или и то и другое. Но, может быть, брат стремится отомстить гораздо серьезнее? Если бы только Маркус знал, как на самом деле складываются отношения между нею и Лайоном, то придумал бы что-нибудь получше по поводу того, как взять реванш за все свои неудачи в прошлом!..
* * *
И Присыпанный, и Злобный, как Миген окрестила их про себя, были довольно жирными и дурно пахнущими субъектами.
Сквозь тонкую муслиновую повязку она различала лишь их общие очертания, но заметила, что оба были неуклюжи.
Миген ощущала постепенное приближение рассвета и понимала, что ей пора действовать. До сих пор она не пыталась оказать сопротивления или привлечь к себе внимание, надеясь, что бандиты посчитают ее слабой и послушной женщиной. А похитители давились от смеха, обсуждая, как они израсходуют деньги за эту ночную «работу». Миген уже готова была действовать, когда услышала звук пробки, вылетающей из бутылки, а вслед за этим бульканье жидкости, разливаемой по стаканам.
Она сидела тихо, прислушиваясь к тому, как мужчины опрокидывали в себя отвратительного запаха виски. Присыпанный икнул и еще раз ввязался в путаный бурный спор о трате денег.
Он сидел рядом с ней напротив Злобного, и Миген решила, что наступило подходящее время. Задержав дыхание, чтобы не подавиться кляпом, Миген уронила голову ему на плечо. Присыпанный одеревенел и замолчал. Она чувствовала, как ее похитители уставились друг па друга. Миген захныкала. Бутылку вновь заткнули пробкой.
— Эй! Что там случилось с вами? — решительно спросил Присыпанный, явно опасаясь прикоснуться к ней и отстранить ее голову.
Миген стала тихонько плакать, а затем и жалостно рыдать.
— Может быть, она что-нибудь повредила? — придя в полное замешательство, поинтересовался Присыпанный.
— Да она же сидит здесь вот уже несколько часов. Как ее могли повредить?
— Откуда я знаю? Она такая маленькая, почти девочка. И так крепко связана…
— Ничего себе маленькая девчонка! — с гадкой ухмылкой заметил Злобный.
Он перегнулся, схватил ее грудь и больно сжал. Миген отшатнулась от него, сделав вид, что упала в обморок.
— Эй! Что ты делаешь? — заподозрил неладное Присыпанный.
— А что случилось? Какое тебе дело, что ей больно? Очень скоро девка все равно будет мертва! А пока давай с ней позабавимся! — Злобный снова схватил Миген.
Неожиданно последовал глухой звук удара, чье-то тело упало, и карета рванулась вперед. Миген почувствовала отвратительный запах Присыпанного и обрадовалась, что это был именно он. Бандит вынул кляп и возился с тряпкой на ее глазах. За это Миген вознаградила его озарившей темноту улыбкой.
Злобный был отброшен на противоположное сиденье. Кровь тонкой струйкой текла у него из носа. Миген рассмотрела лицо своего защитника, пока тот развязывал ее руки и щиколотки: нос луковицей и толстые складки жира вокруг маленьких глаз и узких губ. Одежда выглядела так, будто Присыпанный не снимал ее с первого дня минувшей осени.
— Благодарю вас, сэр, — пробормотала она тихим, испуганным голосом.
— Мне не нравится, когда с маленькой девчушкой так плохо обращаются, — проворчал он. — Хуже этого ничего быть не может.
— Но он сказал, что вы собираетесь убить меня?..
Присыпанный взглянул так, будто ему причинили боль.
— О нет, мадам! Не я! Он мне обещал, что я ничего делать не буду. Я даже не должен…
— Но вы бы ему разрешили? — мягко нажимала на него Миген; руки теперь были свободны, и она стала растирать их.
— Все дело в деньгах! Я просто хотел получить достаточно выпивки. Может быть, тогда я и забылся бы. У меня еще ни разу не было шанса иметь столько денег. Я должен был только помочь, чтобы вы не убежали. Ну, понимаете, как охранник…
— Не огорчайтесь, — утешила его Миген. — Есть способы получить деньги, и не убивая меня. Даже больше, чем вам обещали. Я вам дам этот браслет! — И протянула руку, чтобы показать его при лунном свете: единственный шанс на успех зависел от того, сумеет ли она сыграть на жадности похитителя. — Расскажите, как вы должны были убить меня.
Присыпанный несколько раз сглотнул. Его лицо покрылось каплями пота.
— Мы.., он.., вас должен был утопить в Делавэр, выше Трентона. Там вас кто-нибудь нашел бы по дороге в Нью-Йорк.
— Ничего себе, приятная неожиданность ожидала бы кого-то! — мрачно заметила Миген. — Но у меня есть идея поинтереснее. Я дам вам браслет, и вы сможете взять мою лошадь…
Присыпанный прервал:
— Мы ее и так получим. Мистер Б, должен представить вашу лошадь в доказательство выполненного задания.
— Он так хочет? Если только это — единственное доказательство, на котором он настаивает…
— Да. И вы, плывущая по реке!
— Этот ваш заказчик не такой уж умный, как я думала, — Миген скорчила гримасу, — если считает, что убитая жертва останется в реке на том же самом месте, где вы утопите и будете ждать, пока ее найдут! Мое исчезновение можно легко объяснить: меня смыло в океан!
Присыпанный скосил глаза-изюминки, явно благоговея перед сообразительностью Миген, и не заметил, как она резко изменилась за одну-две минуты.
— А теперь, — решительно продолжила пленница, — я хочу, чтобы вы оставили меня здесь. Поезжайте к реке Делавэр или возвращайтесь обратно, а когда ваш друг проснется, скажете ему, что он все проспал.
— Но вам это не поможет. Что вы будете делать здесь без лошади? Ночью…
Глаза Миген загадочно блестели в темноте.
— Обо мне не беспокойтесь.
— Он ни за что не поверит мне. Он знает, что я не мог бы…
— А вы скажите, что бутылка придала вам храбрости…
Или я свела вас с ума… Да и не будет он задумываться, если получит деньги! К тому же никогда не поверит, что такая хрупкая девушка, как я, смогла пережить в лесу целую ночь.
Присыпанный выглянул наружу, чтобы отдать приказ кучеру, но при последних словах Миген оглянулся через мясистое плечо.
— Да и я тоже так думаю, — сказал он, — что не сможете!
По-моему, вы просто сумасшедшая. Но в конце концов, речь идет не о чьей-то, а о вашей жизни…
— Прекрасно сказано, сэр, — проговорила Миген.
* * *
Был уже поздний вечер. Светящиеся серебряные облака то прятали, то открывали луну, а огненный водопад фейерверка освещал небо, завершая празднества. К десяти часам улицы обычно бывали пустынны, но сегодня жизнь на них продолжала кипеть, будто все понимали, что участвуют в неповторимом празднике.
Лайон возвращался домой из особняка Бингхэмов, отправив Джошуа одного на почтовой карете. Он страстно хотел увидеть Миген и сообщить ей новость, которая изменит их жизнь. Но ощущал и необходимость сначала остаться наедине со своими мыслями, обдумать события сегодняшнего, дня и их значение для будущего.
Банкет в таверне «Сити» был изобильным, атмосфера — веселой. Поднимали четырнадцать тостов, и каждый последующий был длиннее и оптимистичнее предыдущего. Лайон и Присцилла сидели рядом с Бингхэмами, и Лайон был удивлен, насколько изменилось его отношение к обеим женщинам. Присцилла пила много, не ощущая больше необходимости исполнять в его глазах какую-то роль. Девушка была, как обычно, банальна и ребячлива, но Лайон стал терпимее, чувствуя себя скорее ее старшим братом.
После третьего бокала вина Присцилла вовлекла Энн в разговор. Она уже коротко рассказала ей о своих планах выйти замуж за Маркуса. Между ними начался жаркий спор, который был немедленно прерван появлением в комнате Уильяма, и женщины ограничились лишь краткими любезностями. Присцилла, однако, продолжала излагать свои взгляды на причины такого решения. Лайон хладнокровно и спокойно поддержал ее, и Энн в конечном счете пошла на мировую с ними обоими. Миссис Бингхэм утверждала, что хочет для Присциллы самого лучшего и что все ее поступки и слова мотивировались только этим.
Лайон в этом очень и очень сомневался, но, по его мнению, наступило время всеобщего перемирия. Более того, он меньше всего хотел, чтобы Энн Бингхэм сердилась на него и на Миген.
Окна в доме на Пейн-стрит были темные. Горела лишь свеча, как обычно зажженная у входа.
Прогулка по нескольким кварталам лишь разогрела желание Лайона поскорее увидеть Миген. «Если ее расстроило, что я провел так много времени с Присциллой, — думал он, — то как же Миген обрадуется принесенной мною новости». Казалось, что с того утра, когда Лайон подарил ей рубиновый браслет, прошел целый год. Она тогда плакала, и Лайон понимал причину ее слез. Но в тот момент решил не говорить любимой о своих намерениях. Пока окончательно не разорвет с Присциллой. Теперь страданиям Лайона пришел конец, ибо наступило время предложить Миген занять то достойное положение в его жизни, к которому они оба так стремились.
Хэмпшир чувствовал, как с него упал тяжкий груз.
…Помывшись холодной водой, Лайон надел чистые бриджи и хрустящую рубашку с открытым воротом. И тут увидел на туалетном столике вазу. Каждый день в ней был букет, отражающий настроение Миген. Но такой был впервые. Лайон улыбаясь взглянул на керамического льва и потянулся к вазе, чтобы лучше рассмотреть таинственные цветы.
Медленно, по мере того как приходило понимание, улыбка блекла на его загорелом лице, мышцы напряглись и разгорелись, как расплавленная сталь. «Эти цветы, — подумал Лайон, — появятся в саду только в конце мая или в июне. И достать их было не так легко».
В вазе стояли синие, как его глаза, незабудки.
* * *
Закрыв глаза, Джордж Вашингтон откинулся на обитый диванчик. Начался легкий дождь, разрисовывающий узоры на окнах кареты, и только что взошедшее солнце пыталось пробиться сквозь пелену серых туч.
Полковник Дэвид Хамфрис, друг и помощник генерала, обменялся взглядом с Чарльзом Томсоном, третьим пассажиром в карете. Ирландец по рождению, секретарь конгресса, Томсон еще две недели назад был послан с неприятным заданием сообщить Вашингтону новость, которую тот ждал не без опасения, и добиться того, чтобы всем вместе вернуться в Нью-Йорк.
Будто почувствовав взгляды, которыми обменялись его попутчики, генерал приоткрыл глаза.
— Я не спал, а просто наслаждался своей собственной компанией. И покоем.
— Да, сэр, — согласился Томсон.
Дэвид Хамфрис был более уверен в себе. Большинство людей пугала кажущаяся суровость Вашингтона, но Хамфрис знал, что этот настоящий мужчина любит, как и все остальные, смех и остроумную беседу. По крайней мере так было в поместье «Гора Верной» после войны за независимость. Но создавалось впечатление, будто эти времена миновали.. Теперь генерал был напряженный, замкнутый… Вернется ли после вступления в должность Президента тот жизнерадостный человек, под началом которого в годы войны за независимость служил Хамфрис?
— Генерал! Должен сказать, что я был восхищен, когда сегодня утром вы отказались от охраны! Вы сказали им, что не можете быть защищенным, когда все мокнут. Теперь Филадельфия заговорит о вашей скромности.
Серо-синие глаза Вашингтона встретили взгляд Хамфриса, и генерал позволил себе ироничную улыбку.
— Человек начинает чувствовать себя ограниченным в поступках.., испытывать давление. Все эти поклоны и трезвоны рядом с каретой… Порой задумываешься, не сошел ли мир с ума?
Томсон осторожно занял оборонительную позицию:
— Все так почтительно относятся к вам, что я боюсь, не могут ли они порой переусердствовать…
В этот момент карета неожиданно свернула влево, и полковника Хамфриса толкнуло на колени Томсона. На дороге кричали, и Вашингтон обернулся, чтобы посмотреть назад.
— Там на дороге кто-то подскакивает! Похож на слугу. На нем башмаки на пряжках и все остальное. Но, конечно, отвратительно грязен.
Как только карета стала набирать скорость, человек побежал за ней.
— Скажите кучеру, чтобы остановился! — попросил генерал Хамфриса. — Возможно, это слуга с ближней фермы, и там кто-то попал в беду.
Забрызганное грязью существо подбежало к карете, где сидящий на козлах кучер поджидал его, положив руку на пистолет.
Вашингтон посмотрел на неизвестного через окно с нарастающим опасением — мальчишка, промокший, грязный, а глаза ясные, умные…
— Сэр, я отнюдь не уверен, что нам следовало бы… — Чарльз Томсон откашлялся.
Взгляд генерала был прикован к дергающему дверь человечку. Выражение лица Дэвида Хамфриса тоже изменилось.
— Я мог бы поклясться… — пробормотал недоверчиво Хамфрис.
— Откройте дверь, — изменившимся голосом сказал Вашингтон.
Приказ исполнили, и покой и тепло кареты были нарушены появлением взлохмаченного, мокрого, неряшливого мальчика, с которого ручьями стекала вода. У него были фиалковые глаза, сверкающие как огромные аметисты. Мальчишка сорвал с головы измятую шляпу, из-под которой рассыпалась блестящая копна роскошных черных локонов.
— О генерал! И полковник! — простонала она. — Слава Богу, что мне встретились именно вы. Никто бы ради меня не остановил коней. Да и не поверил бы моей истории!
Вашингтон протянул руку и погладил Миген по волосам.
— Господи, я совершенно уверен, что вы — Миген Сэйерс.
Если это не так, то считайте, что у меня просто старческие галлюцинации.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любви тернистый путь - Райт Синтия



Чего-то не хватило...7
Любви тернистый путь - Райт Синтиялена
6.05.2013, 13.45





Чего-то не хватило...7
Любви тернистый путь - Райт Синтиялена
6.05.2013, 13.45





И да и нет! Чего то не хватило . Нет чудесного послевкусия что ли!
Любви тернистый путь - Райт СинтияА
6.10.2013, 15.05








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100