Читать онлайн Любви тернистый путь, автора - Райт Синтия, Раздел - Глава 26 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любви тернистый путь - Райт Синтия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.22 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любви тернистый путь - Райт Синтия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любви тернистый путь - Райт Синтия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Райт Синтия

Любви тернистый путь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 26

Мадам Милле впорхнула подобно маленькой, трепещущей крылышками бабочке. Она являла собой дивное сочетание палево-коричневых оттенков — от каштановых волос до каймы совершенно неописуемого платья. Искренность ее поведения привлекала к ней столь же много клиентов, сколь и ее творческий гений Миген сразу же потянуло к этой женщине. Они провели вместе все утро. Мадам Милле снимала мерки и на листке пергамента набрасывала эскизы фасонов. Она принесла объемистую сумку с образцами тканей, первоначально отобранными Лайоном.
У Миген сложилось впечатление, что они старые друзья.
Мадам Милле не хватало добрых слов для характеристики мистера Хэмпшира. Ей казалось естественным, что для своей домоправительницы он заказал гардероб, скорее напоминающий свадебное приданое. Заразительным был энтузиазм портнихи в работе, и Миген почувствовала, как от яркого описания ею каждого нового платья поднимается настроение. Да и ткани были безупречны. Лайон отбирал их с тем же безошибочным вкусом, что и одежду себе.
Мадам Милле продемонстрировала ей, сколь элегантным может стать обычный белый муслин, если украсить его широким поясом из китайского красного муара. Она разложила на кровати узкие ленты дорогих кружев, образцы которых отобрал Лайон для отделки платьев и нижнего белья, подобранного к каждой модели. Миген покраснела при подробном описании ночных рубашек, заказанных Хэмпширом. Мадам Милле была восхищена, когда тот высказал мнение, что их следует шить из прозрачнейшего батиста — без рукавов, короткими, до бедер, с глубокими декольте.
— Женщины в Филадельфии очень страдают жаркими летними ночами, — поведала по секрету мадам Милле. — Только такой прямой мужчина, как капитан Хэмпшир, на первое место ставит комфорт и здоровье. Вам не найти более внимательного и заботливого работодателя.
— О да. Он действительно внимателен, — иронично заметила Миген.
К тому времени, когда они закончили беседу, солнце уже стояло высоко, но Миген не смогла убедить мадам Милле остаться на легкий завтрак. Как по мановению волшебной палочки коричневая сумка поглотила ворох образцов тканей, и портниха упорхнула.
У оставшейся в одиночестве Миген настроение сразу упало.
Она очутилась на краю той самой мрачной пропасти, о существовании которой и не знала до появления в своей жизни Лайона. В полном отчаянии Миген отправилась на кухню, чтобы проверить обеденное меню у Пруденс, но вспомнила, что забыла выяснить, явится ли вообще, Лайон домой к этому времени.
Миген нашла камердинера в апартаментах Лайона, где он наводил порядок после ухода хозяина. Та самая одежда, которая на рассвете валялась в спальне Миген, была приготовлена для стирки. Ожидая, пока Уонг обратит на нее внимание, Миген поймала себя на том, что с тоской смотрит на массивную, под балдахином, кровать Лайона. Она была еще не застелена, а тонкие скомканные льняные простыни свидетельствовали о беспокойном раннем утре Лайона. Острая боль в сердце напомнила Миген о том, как после внезапного ухода Лайона она зарылась лицом в подушку, еще сохранявшую его тепло и запах. «Почему, — размышляла она теперь, — мне желанна даже боль?»
— Мисси Миген, ваша чувствует себя корошо? — Уонг держал в руках ворох одежды Лайона. — Ваша что-то желать?
— Да! Мне надо знать, будет ли мистер Хэмпшир сегодня обедать дома.
— Его мне не сказала. Вы были все время с ним. Ваша должна спросить!
Уонг посмотрел на нее осуждающим взглядом и, попытавшись поднять — в подражание своему хозяину — бровь, направился в коридор. Миген призналась себе, что отчитал ее китаец справедливо…
От грустных мыслей Миген отвлек стук в дверь. На пороге стояла Смит, нелепо укутанная в темно-синюю накидку. Более желанного гостя Миген и ждать не могла.
— О, Смит! Вы пришли меня повидать? Входите! Откуда вы узнали, что я здесь? Позвольте я положу вещи.
Миген казалось, что они не виделись не дни, а годы. Она провела гостью на кухню, подала ей суп-пюре, холодных цыплят, бисквиты и чай. Когда женщины сели за складной стол у камина, Смит терпеливо ответила на все вопросы.
— Сегодня утром я разговаривала с мистером Хэмпширом, который сказал, что искал момент, когда я останусь одна Мне показалось, он хотел, чтобы я знала о происшедшем с вами, и я, признаюсь, благодарна капитану за его искреннее беспокойство о вашей безопасности. Миссис Бингхэм была весьма уклончива в отношении всего этого дела…
— Она-то меня и отослала с этим отвратительным майором Гарднером!
— Мне так и рассказали. Сейчас это выглядит странно, но именно мистер Риме был единственным, кто сказал мне в первый же день, что вас отправили работать в дом майора! Он говорил так, будто это причиняет ему боль. Еще более странным было то, что миссис Бингхэм не сказала ни слова, даже когда я задавала косвенные вопросы! И она не обмолвилась об этом и мистеру Хэмпширу, хотя он ваш хозяин! Во время их беседы я разливала чай и очень рассердилась, поняв, что миссис Бингхэм не хочет, чтобы он узнал о вашем местонахождении.
Миген показалось, что Смит вдруг почувствовала себя смущенной от такого бурного повествования, однако та продолжила:
— И прежде чем мистер Хэмпшир ушел, я рассказала ему обо всем. О Боже! Он рассвирепел. И слава Богу, оказался настолько добр, что пришел вам на помощь. Уж и не знаю, почему миссис Бингхэм поступила так жестоко. Но я вовсе не хочу, чтобы вы раскрывали свою тайну. Это не мое дело. — После раздумий она спросила Миген:
— У вас здесь сейчас все в порядке? Не так ли? И вы, конечно, достаточно энергичны и можете позаботиться о себе.
— О да! — Миген зарделась от смущения. — Вы знали, что я домоправительница?
— Мистер Хэмпшир упомянул об этом. Я уверена, вы будете здесь незаменимы.
— Несомненно, я могла бы сделать и больше, обладая более широкими полномочиями. Но Лай… Мистер Хэмпшир, видимо, доволен и отчаянно нуждается в помощи, ведь он собирается жениться.
— Мистер Хэмпшир говорил мне о Брэмбл. — Смит слегка улыбнулась, словно только что припомнила эту деталь. — Мне показалось, будто в отношении ее он несколько сомневался…
— Я знаю, что повариха ограниченна и сварлива. Но готовит она волшебно! Я уверена, что под руководством Брэмбл Пруденс научится печь удивительные круассаны, а Лайон по утрам весьма капризен в еде.
Миген почудилось, будто его имя повисло в воздухе, и поняла, что эту оговорку замять уже не сумеет. Смит слегка улыбнулась, а щеки Миген покраснели еще сильнее.
— Моя милая, не стоит смущаться. Что бы вы ни сказали и как бы ни поступили, я по-прежнему отношусь к вам с уважением. Во время вашего переезда в Филадельфию вы много дней путешествовали вместе с мистером Хэмпширом и мисс Уэйд. Я уверена, что тогда у вас и возникла возможность стать и его другом, и его служащей. И еще… Я знаю, что вы держитесь отчужденно только с теми, кто вам не нравится.
Выслушав Смит, Миген испытала облегчение, но чувство вины ее не оставило.
— Некоторые могли бы поспешно сделать из моей оговорки непристойные выводы… — пробормотала она, пытаясь выразиться как можно точнее, прочитав, что использованное ею слово «непристойные» никоим образом не может характеризовать отношения между нею и Лайоном. — Суть в том, что мы оказались близкими по духу. Думаю, в его глазах я забавна, но, несмотря на то что он поддразнивает меня, я ему приятна. Я постепенно поняла, что могу высказывать свое мнение и не буду за это выброшена на улицу. Итак, я действительно рада, что нахожусь здесь.
— Ну, тогда я счастлива, — сказала Смит, хотя и заметила, что Миген старается не смотреть ей в глаза и чувствует угрызения совести. — У вас, наверное, стало легче на душе, когда вы объяснили свое положение. Я знаю, что мистер Хэмпшир в душе этакий остроумный шалопай. Думаю, вы получили необходимую вам отсрочку перед его свадьбой.
Миген боялась, что еще несколько фраз, сказанных всуе, и Смит поймет, как складываются в единое целое отдельные элементы головоломки.
— Этого я не знаю, — нервно смеясь, ответила Миген. — Пока он считает, что я приношу ему лишь заботы, например, как на днях, когда меня бросил в темницу майор Гарднер. Я чуть не ударила Лайона по голове бутылкой с вином! — Глаза Миген лучились светом и смехом, но она тут же спохватилась, заметив внимательный взгляд Смит. — Все было именно так! — завершила Миген и сменила тему разговора:
— А что нового в особняке Бингхэмов? Я все думаю, осведомлен ли там кто-нибудь о моем местонахождении? Как вы считаете: знает ли это мисс Уэйд и волнует ли это ее?
— Наверняка не знаю. Но, по-моему, она полагает — так думала и я сама, — что вы в доме Гарднера. Два-три дня назад она упоминала ваши имена в одном ряду. Да и мистер Хэмпшир не пытался разубедить мисс Уэйд.
— Как, по-вашему мнению, мне переслали мою одежду? — поинтересовалась Миген, нахмурившись.
— Не могу сказать. Я сама упаковала ваши вещи, а чемодан отослала миссис Бингхэм. Я тогда полагала, что в дом майора Гарднера.
— Держу пари, она хорошо знает, где я нахожусь. Не могу представить себе, будто майор хранит молчание… Если только он не посчитал себя слишком униженным. — Миген ухмыльнулась. — Я довольно хорошо поработала над его тупой башкой.
Несколько минут они молчали, доедая суп, Миген не заметила взгляд Смит., — Браун спрашивал о рас. Он очень расстроен, к тому же страдает любопытством, которое только усилилось, когда я сегодня не разрешила ему отвезти меня. Полагаю, он подозревает, что я направилась повидаться с вами.
— А он слышал, что я переехала в дом Гарднера?
— Не думаю. После вашего отъезда Браун еще плохо чувствовал себя. Я видела, что Браун сумел поговорить с мистером Хэмпширом, когда тот первый раз пришел повидать меня. Я не думаю, что мистер Хэмпшир на что-то намекнул ему, но слышала, как он сказал кучеру, что вы сами найдете его, когда будете к этому готовы. Мне показалось, тон их разговора был враждебным!
Миген улыбнулась. Бедняжка Смит никак не была склонна выслушивать и передавать сплетни и явно чувствовала себя шпионкой.
— Я высоко оцениваю ваши новости, — заметила Миген. — Я знаю, что вы не любите говорить о людях в их отсутствие.
— Сейчас речь идет совсем об ином. Я хочу, если могу, помочь вам. Я против того, Миген, чтобы вам навредили… Вы напоминаете мне яркую певчую птичку, которой соблазняются голодные кошки.
— Что бы я делала без вас? Ведь у Бингхэмов меня все принимали бы за ненормальную, я бы там сошла с ума без вас.
— Нам всем нужен рядом человек, который поддерживал бы нас в трудный момент, — сказала в ответ Смит. — Слава Богу, у меня есть такой человек, который напоминает мне, что я личность. — Глаза Смит сияли. — Сначала я боялась, что в особняке Бингхэмов потускнеет вся ваша восхитительная и естественная искренность. Я рада, что вы оттуда уехали.
Миген тронули эти добрые слова. Человека более близкого, чем Смит, ей встречать до сих пор не приходилось. Ее охватило чувство признательности, и она крепко сжала руку Смит.
— О, Смит, я хочу, чтобы вы переехали сюда! Если вы относитесь к Бингхэмам так, как сейчас об этом сказали, то почему бы вам не уйти вместе с Брэмбл и не поступить на работу сюда? Я была бы рада передать вам свою должность…
По правде говоря, я не смогу остаться здесь домоправительницей, как только мисс Уэйд станет миссис Хэмпшир.
Услышав такие новости, Смит широко раскрыла глаза, но Миген поспешно продолжила:
— Я готова заключить пари, что Брэмбл гораздо охотнее примет новую должность, если именно вы убедите ее сделать это. О, как было бы великолепно, если бы и вы очутились здесь.
Вы являете для меня образец наилучших качеств. Когда вы рядом, я чувствую себя сильной и доброй.
— Миген, милая, так приятно слышать это от вас! Но будет лучше, если я не стану влиять на вас. Мы с вами разные люди, и вы должны следовать своим собственным склонностям. Кроме того, я не могу покинуть особняк Бингхэмов. Я чувствую себя там полезной. При всех тамошних недостатках — это мой дом, я стала частью его. Мне доставляет большое удовольствие убеждаться в этом, да и при всей сложности хозяйства руководить им бесперебойно.
— О, вы правы… Это действительно так! — воскликнула Миген.
— Конечно, есть и другая причина. — Щеки Смит порозовели. — Я уверена, что вам известна моя привязанность к Уикхэму.., а его ко мне. Мое место рядом с ним. Что же касается Брэмбл, то я не могу предсказать ее реакцию! Однако уверена, что она будет настолько уязвлена понижением в должности, что захочет нанести равную обиду хозяевам. Она самая надменная из женщин…
— И злорадная! — ухмыльнулась Миген.
— Это правда… Вот почему, если мистер Хэмпшир обратится к ней в подходящий момент, сразу же после того как Брэмбл узнает…
— Вы обязательно сообщите, как только ей скажут об этом?
Вы нам поможете убедить ее согласиться работать у Хэмпшира? Я знаю, что Лайон, по ее мнению, так же грешен, как и Бингхэмы.
Смит задумалась над этим, прикоснувшись к своему жесткому чепцу.
— С Брэмбл надо вести дело осторожно, ибо она очень упряма и непредсказуема. Часто она бунтует против советов, относясь к ним с подозрением. Но Я подожду и посмотрю. И конечно, сделаю все, что смогу.
Часы пробили половину второго.
— Время прошло так быстро, Миген, мне пора возвращаться. Меня могут хватиться. Кроме того, я видела, как льстиво уговаривала миссис Бингхэм мистера Хэмпшира принять приглашение на обед, поэтому у нее могут быть особые планы на этот вечер.
— Вы, кстати, ответили сейчас на один мой вопрос, — заметила Миген, неохотно поднявшись вслед за Смит. — Дело в том, что я забыла спросить хозяина, будет ли он сегодня обедать дома. — И Миген обняла новую подругу. — Я не в силах сказать вам, Смит, как много означает для меня ваш визит.
— Я вас раньше уже предупреждала, что, как только я понадоблюсь, я всегда буду рядом. Миген, не хотели бы вы что-нибудь через меня передать Брауну? Он так в вас…
— Нет! Я надеялась, что мы можем быть друзьями, хотя и должна была проявить больше осторожности. Наверное, из-за своего одиночества я нечаянно поощрила его, однако продолжать это я не должна.
— Но, Миген, вы очень юны и неопытны. Возможно, если бы дали шанс…
— Нет. Мне известно о любви достаточно, чтобы почувствовать первую искру. Это — волшебство, то самое волшебство, что освещает ваше лицо, когда вы говорите об Уикхэме.
Когда я вместе с Кевином Брауном, все очень заурядно…
— Если вы уверены… — На лице Смит было написано сожаление. — Вы, Миген, созданы для любви, переполнены теплом и радостью. Вам нужно отдать это тому, кто будет ценить и лелеять вас.
Миген изобразила кисло-сладкую улыбку, пытаясь скрыть боль, которую вызвали ей эти добрые слова.
— По-моему, вы превращаетесь в сваху! Не переживайте, Смит. Самым худшим для меня было бы разменять свои чувства. Разве не так?
— Полагаю, что вы правы. Мужчину себе можете выбрать только вы., когда вы стремитесь к звездам, пытаясь обрести волшебство, о котором так хорошо говорили. Мы в конечном счете все ужасно приземлены. Только в снах мы способны прикоснуться к солнцу или к звездам. А в снах мы жить не можем.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любви тернистый путь - Райт Синтия



Чего-то не хватило...7
Любви тернистый путь - Райт Синтиялена
6.05.2013, 13.45





Чего-то не хватило...7
Любви тернистый путь - Райт Синтиялена
6.05.2013, 13.45





И да и нет! Чего то не хватило . Нет чудесного послевкусия что ли!
Любви тернистый путь - Райт СинтияА
6.10.2013, 15.05








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100