Читать онлайн Любви тернистый путь, автора - Райт Синтия, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любви тернистый путь - Райт Синтия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.22 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любви тернистый путь - Райт Синтия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любви тернистый путь - Райт Синтия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Райт Синтия

Любви тернистый путь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

В особняке Бингхэмов все слуги уже с рассвета были на ногах, готовясь к первому весеннему званому приему в этом роскошном доме. Однако Энн и Присцилла не поднимались до полудня.
Готовя для них завтрак, Брэмбл, как всегда, ворчала. Что касается Миген, та была занята собственными мыслями и поэтому едва ли слышала повариху и даже не заметила, что на врученном ей серебряном подносе сегодня в два раза больше горячего шоколада и кондитерских изделий.
После обеда у Шиппенов и сделанного ей Лайоном предложения миновала неделя. Миген удавалось избегать встреч с Лайоном и отвлекать себя работой. Сейчас, неся поднос вверх по длинной лестнице, девушка почувствовала болезненную пульсацию в начавшей заживать руке, напомнившую о вечере, который она так отчаянно старалась забыть.
Ночами Миген позволяла себе вспоминать о радости прикосновений Лайона. Она, конечно, понимала, что тем самым потакает своей слабости и обрекает себя на долго сохраняющуюся боль. Но блаженство воспоминаний было так сладостно! А грусть после них так горька…
Миген прошла мимо нескольких пьедесталов с установленными на них бюстами и статуями. Дверь в апартаменты Энн была рядом с седьмой статуей, у которой Миген перевела дыхание. До минувшей ночи ей удавалось скрывать рану на руке от всех, кроме Брауна и Смит. Перевязку она меняла с помощью Смит, но Лайон явно не доверял той и прислал доктора Раша.
Когда известный врач появился у парадного входа, любопытная Энн Бингхэм лично проводила его в крыло для слуг.
Доктор был тактичен, дипломатично сумев обойти все поставленные умной хозяйкой вопросы. Но после его ухода миссис Бингхэм отбросила осторожность.
Миген — в отличие от других слуг и служанок — ни капельки не пугали властные манеры Энн Бингхэм. Девушка храбро выдержала пристальный взгляд хозяйки особняка и не пожелала удовлетворить ее любопытство. К счастью, в этот момент Присцилла позвала Миген к себе.
Сейчас, когда Миген задержалась у двери с подносом для завтрака, она очень надеялась, что Энн в круговороте подготовки к приему позабыла свои вопросы. Миген постучала, и разговор в комнате затих.
— Войдите, — раздался голос хозяйки. — Нас попросту уморили голодом!
При первом взгляде на личные покои миссис Бингхэм Миген просто оторопела, хотя ей следовало бы догадаться, что эти апартаменты должны быть великолепнее всех других в доме.
Спальня Энн, декорированная белым атласом и тканями всех оттенков синего цвета, представляла собой огромное помещение, господствующее место в котором занимала фантастических размеров кровать, занавешенная сапфировыми портьерами. Открытая дверь из спальни вела в просторный будуар, где камеристка миссис Бингхэм разбирала сейчас шикарные платья.
Сама Энн выглядела в огромной постели очень грациозной и изящной. Она лежала, облокотившись на пухлые подушки из атласа и кружев, в кремовом атласном пеньюаре, обшитом пышными кружевами. До сих пор Миген никогда не приходилось видеть Энн Бингхэм с неприпудренными и непричесанными волосами. Длинные светло-каштановые локоны раскинулись по плечам, делая ее лицо моложе и более ранимым.
У высокого окна висела одна из знаменитых лакированных под японский стиль клеток. В ней красовались три белоснежные птицы, с тоской глядящие на солнечное синее небо. Присцилла в расслабленной позе сидела между окнами и кроватью на покрытой синей и серебряной парчой кушетке.
Миген каким-то образом удавалось игнорировать бывшую подругу. Ей хотелось поскорее удалиться, пока Энн Бингхэм не вздумалось продолжить обсуждение, почему простую служанку пользовал самый известный врач в городе.
Пока Миген разливала шоколад, Энн проницательно смотрела на нее, словно старалась запомнить каждую подробность лица и фигуры странной горничной. Разговор, однако, вертелся лишь вокруг самых обычных любезностей, и вскоре Миген, присев перед обеими дамами в реверансе, со вздохом облегчения покинула их.
С полным ртом крема Присцилла заметила, что на этот раз пирожные не так свежи, как обычно. Энн никак на это не отреагировала, ее большие глаза продолжали напряженно смотреть на только что закрывшуюся за Миген дверь. Присцилла попыталась вернуться к прежней теме:
— Полагаю, что кондитер сейчас занят приготовлением пирожных к сегодняшнему вечеру… Но это совсем не важно. Осмелюсь ли я спросить, что отвлекает вас от завтрака?
— Если честно, то меня интересует ваша миниатюрная горничная. Она выглядит довольно.., необычной.
— Да, — нехотя согласилась Присцилла.
— Откуда она родом? Как давно эта Саут ваша личная камеристка? — стала забрасывать ее вопросами Энн.
— А в чем дело?.. — Кровь прилила к лицу Присциллы, пока она перебирала в уме возможные варианты ответов, ведь Энн было трудно провести.
— В ней что-то необычное" Ведь так? Я, милая Присцилла, настойчиво прощу вас рассказать мне все начистоту. И пусть моя просьба вас не раздражает. В мире нет человека, которому можно было бы довериться больше, чем мне.
В известном смысле Присцилле стало бы легче, раскрой она Энн Бингхэм тайну затянувшегося маскарада. И, запинаясь, гостья все рассказала, не забыв подчеркнуть, что вдохновителем этого плана с самого начала была Миген.
— Она всегда была чуть-чуть шальной, — завершила Присцилла свое повествование пораженной и внимательно слушающей Энн. — Я никогда не понимала Миген по-настоящему, хотя мы всю жизнь были лучшими подругами. Я считала, что она уделяла своим забавам недопустимо много времени. Она носила бриджи, подобно мальчишке, и целыми днями скакала верхом. Должна признать, что сейчас мои слова, наверное, похожи на вымысел…
— О нет, я верю вам. Хотя должна признать, что Миген производит впечатление не совсем нормальной, коль скоро сама , отказалась от положения в бостонском обществе и пошла в служанки.
— Не могу с вами не согласиться! В тот день, когда Миген показала мне письмо поверенного, сообщившего, что ей следует поехать к своей тете, я сказала подруге, что в Бостоне у нее появится больше шансов найти удачную партию. Нужно только одно — начать вести себя как истинная леди! Правда, Миген всегда была упряма, даже при жизни своих родителей.
Я считала, что первоначально всю эту историю она задумала как шутку… Теперь держу пари, Миген изменила свое отношение к этому.
Легкая улыбка скривила губы Энн.
— Не сомневайтесь. Меня не удивит, если она откажется от придуманного ею фарса и уедет к своей тете.
— О, вы не знаете Миген. Она никогда не сдается и, возможно, удивит всех нас, придумав, как все повернуть в свою пользу. Мой брат говорит, что она, как котенок, который, падая, всегда приземляется на лапы.
Энн откусывала от пирожного, тщательно продумывая следующий вопрос.
— По-моему, Присцилла, это не правда. Я размышляла о том, — выражаясь, конечно, фигурально! — не считаете ли вы, будто Миген испытывает некий интерес к Лайону? Вы понимаете, о чем я?
— Признаюсь, я испытывала беспокойство в этом отношении, — легкомысленно ответила Присцилла. — Но теперь такие мысли меня оставили. Ведь Лайон знает, что Миген всего лишь горничная. Во-вторых, Миген никогда не проявляла сколько-нибудь серьезного интереса к мужчинам. Она даже не знает, с чего нужно начинать флирт. Нет, я не думаю, что это вообще ее заботит. И потом у меня впечатление, что мою подругу очаровал ваш кучер и трудностей он, по-видимому, не встречает. Странно, конечно, предполагать, что Миген Сэйерс, аристократка, владелица одной из крупнейших плантаций Виргинии, флиртует со слугой. Не сомневаюсь, что с этим буйным субъектом ей, может быть, и интереснее.
— Уверена, вы правы. Но в вашем рассказе прозвучала фамилия Сэйерс. Мне кажется, что я была знакома с ее родителями, по-моему, во Франции.
— Это, несомненно, так. Они там бывали Часто. — Присцилла обеспокоенно подалась вперед. — Вы обещаете, что никому о нашем разговоре не скажете ни словечка? Бедняжка Миген живет в постоянном страхе, что все может открыться и ее отошлют к старой тетке в Бостон. Я дала ей слово.
— И я, дорогая Присцилла, даю слово. Ничто не может вынудить меня раскрыть кому бы то ни было правду о прошлом Миген!
* * *
— Ты попадешь в затруднительное положение, если не сойдешь вниз до съезда гостей, — предупредила Миген. — Разве нельзя остановиться на какой-нибудь одной? Неужели тебе нужно перебрать все мушки?
Присцилла состроила милую гримаску. Ее изогнутые брови были подчернены жженым гвоздичным деревом, и создавалось впечатление, будто девушке понравилось ее отражение в зеркале. Что касается Миген, то ей лично казалось абсурдным красть брови, румянить губы и щеки. Но она знала, что любой ее совет Присцилла теперь пропускает мимо ушей.
— Я просто не могу сделать выбор между мушкой, изображающей страсть, — сказала она, укрепляя черную звездообразную накладку у левого глаза, — и мушкой, символизирующей кокетку. — Вторая сердцевидная накладка была прикреплена над верхней губой.
Слова «страсть» и «кокетка» Присцилла произнесла по-французски, что заставило Миген вздрогнуть и застыть при виде обеих мушек и утрированного грима.
— О, дорогая, оставь так, эффект будет просто неописуем! — Она с трудом выдавила из себя комплимент.
Присцилла сверкнула своей ярчайшей улыбкой, закрыла шкатулку с мушками и встала.
— Мне следует поспешить. Энн подчеркнула, сколь важна пунктуальность.
Миген разгладила складки на муаровом платье хозяйки, привела в порядок спускающиеся на плечи ее припудренные локоны и снова вымучила улыбку.
— Ну что же. Благодарю тебя, Миген, — произнесла Присцилла снисходительным тоном и выбежала из комнаты как раз в тот момент, когда внизу прогромыхал голос дворецкого Уикхэма:
— Сенатор Уильям Маклей!
Миген стала приводить в порядок будуар. Складывая валявшиеся повсюду нижнее белье, косметические средства, она пыталась не обращать внимания на доносящиеся снизу веселые голоса и взрывы смеха. На Миген снова накатилось ощущение тяжелого одиночества, перед ее мысленным взором встали образы Лайона и Присциллы — танцующих, улыбающихся, касающихся друг друга…
Горькие слезы наполнили фиалковые глаза Миген, заблестев на густых ресницах. Она открыла ящичек, чтобы достать носовой платок, и заметила там забытый хозяйкой веер.
Все знали, что Присцилла носит в волосах гребни с нарисованными на них миниатюрными портретами Вашингтона, а на ее веере изображено его поместье «Гора Верной». К вееру была прикреплена небольшая золотая цепочка, с помощью которой его можно было укреплять на корсаже.
Миген не сомневалась, что все эти «штучки» вполне отвечали вкусу Присциллы, но она также знала, что об отсутствии веера услышать в последующие дни придется прежде всего именно ей. Со вздохом Миген взяла веер и направилась к черной лестнице, и через несколько минут она уже притаилась в темноте холла перед ярко освещенной гостиной.
Уильям, Энн и Присцилла стояли у двери, здороваясь с гостями, о прибытии которых оповещал Уикхэм, а Смит и другие служанки принимали у визитеров верхнее платье.
Миген вспомнила, что она донельзя растрепанна. Все остальные слуги, находившиеся среди гостей, являли собой образцы накрахмаленных совершенств. Все слуги носили бингхэмовские ливреи, а прически девушек-служанок были тщательно припудрены. Ее же фартук был измазан румянами и жженым гвоздичным деревом, чепец на голове был как-то перекошен.
«О черт побери!» — вздохнув, подумала Миген и поправила чепец и локоны. Она пригладила свои юбки и вышла в ярчайше освещенную гостиную, к украшению которой особые усилия приложила Энн.
Раздвижные двери с зеркалами многократно отражали модные стулья, обитые гобеленами, закупленными в одном из самых знаменитых лондонских магазинов. Кресла палисандрового дерева были изготовлены в форме лир и отделаны фестонами из темно-красного и желтого шелка. В таких же тонах были выдержаны занавеси, а обои были, несомненно, из Франции.
Все находившиеся в гостиной бурно выражали восхищение ее красотой Но Миген открывшаяся картина волновала мало.
Особняк Бингхэмов и образ жизни его обитателей напоминал ей все, что она возненавидела в Виргинии, еще будучи ребенком.
Подойдя сзади к Присцилле, Миген раздумывала над тем, как бы незаметно передать той веер. Ей пришла мысль, что она сможет незаметно завязать золотую цепочку вокруг тонкой талии Присциллы. Жена Роберта Морриса, Мэри, оживленно приветствовала Присциллу, когда Миген крадучись продела один конец цепочки сзади Присциллы и поймала его, чуть улыбаясь при этом своей ловкости. Но в этот момент выдержка изменила Миген — она услышала голос дворецкого:
— Капитан Лайон Хэмпшир!
Миген невольно стала искать Лайона глазами и увидела, как тот стягивает мягкие замшевые перчатки.
«Да как это возможно, — удивилась она, впав в состояние агонии, — чтобы мужчина выглядел день ото дня все лучше и лучше.» Миген лихорадочно вертела в руках застежку, когда Лайон присоединился к прибывшим гостям, выстроившимся в очередь для приветствия хозяев. В этот момент Присцилла бросила на нее раздраженный взгляд.
— Веер! — чуть не плача шептала Миген.
Присцилла сжала губы и попыталась сделать вид, будто ничего не замечает.
Лайон, конечно, сразу заметил Миген. Правда, ему были видны только ее чепец и непокорные локоны. Но он почувствовал присутствие любимой даже до того, как узнал ее.
Миген увидела синие как море глаза, и самообладание оставило ее. Лайон обошел очередь гостей, ожидающих возможности поздороваться с хозяевами приема, и с озорным видом приблизился к Миген. Под его понимающим и смеющимся взглядом та порозовела, страстно желая, чтобы пол гостиной разверзся бы под ней.
— Позвольте, мисс Саут.
Длинные загорелые пальцы Лайона скользнули по ее рукам и быстро закрепили застежку. Миген бросило в дрожь.
— Спасибо, — прошептала она.
— Мне доставляет удовольствие услужить вам, пусть даже в самом маленьком деле, на которое я только способен. — Лайон явно смеялся над ней, и Миген захотелось ударить его, но она только молча присела в реверансе и быстро ушла.
Лайон, улыбаясь, наблюдал, как грациозно она спешила поскорее миновать гостей, приподнимая второпях кружевные оборки своей юбки.
За этой сценой наблюдал еще один мужчина, вручивший Смит шапку и трость с рукояткой из резной слоновой кости. Он не отрывал глаз от темных подпрыгивающих при быстрой ходьбе локонов Миген до тех пор, пока дворецкий не провозгласил:
— Майор Генри Гарднер!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любви тернистый путь - Райт Синтия



Чего-то не хватило...7
Любви тернистый путь - Райт Синтиялена
6.05.2013, 13.45





Чего-то не хватило...7
Любви тернистый путь - Райт Синтиялена
6.05.2013, 13.45





И да и нет! Чего то не хватило . Нет чудесного послевкусия что ли!
Любви тернистый путь - Райт СинтияА
6.10.2013, 15.05








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100