Читать онлайн Любви тернистый путь, автора - Райт Синтия, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любви тернистый путь - Райт Синтия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.22 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любви тернистый путь - Райт Синтия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любви тернистый путь - Райт Синтия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Райт Синтия

Любви тернистый путь

Читать онлайн

Аннотация

Путь настоящей любви — тернистый путь. Множество препятствий встретил молодой судовладелец Лайон Хэмпшир, дерзнувший пренебречь суровыми законами света и подарить свое сердце красавице служанке Миген Саут. Бурный водоворот событий закружил влюбленных, однако никакие смертельные опасности, никакие коварные интриги не в силах разорвать огненную нить страсти, связавшую Лайона и Миген, — страсти, преодолевающей все…


Следующая страница

Глава 1

Зимнее солнце блистало во всех еще тающих сосульках, которые подобно сказочным алмазам свисали с крон ореховых деревьев. Миген Сэйерс верхом на своем сером мерине по кличке Лафтер направлялась на прогулку.
Покрытая грязью дорога под копытами Лафтера была отнюдь не идеальна для верховой езды. Однако — по сравнению с предшествующей зимой — этот день в начале января казался просто райским. Солнце светило и пригревало так, что можно было отказаться от тяжелой накидки.
Миген совершала верховые прогулки каждый день и утверждала, что делает это исключительно ради Лафтера. Однако Миген самой становилось не по себе, если она не могла покинуть дом. А последние недели обернулись бесконечной чередой дождей и снегопадов.
«Ореховая роща» была одной из самых больших плантаций в Виргинии и с самым прекрасным особняком к западу от горы Верной. Никто из местных жителей не мог бы назвать мисс Сэйерс южной красавицей. Проводящая целые дни в лугах верхом на Лафтере, конечно, без дамского седла, она представляла собой весьма оригинальное зрелище: с детства Миген прятала свою женственность под одеждой, которую выпрашивала у молодых грумов.
Родители Миген всю жизнь наслаждались охотой на лис, петушиными боями, танцами и картежными играми и любили попутешествовать. Девочка редко видела их, а когда это случалось, то мать и отец ограничивались тем, что изредка поглаживали ее по головке. А потому Миген росла вольным существом, со свободно развевающимися волосами цвета воронова крыла, умело и дерзко (подобно любому мужчине) державшимся в седле.
Миген ускользала от своих гувернанток, предпочитая брать книги из библиотеки и проводить послеполуденное время за чтением под одним из ореховых деревьев.
Минувшая осень выпала такой же, как и все остальные.
Рассел и Мелани Сэйерсы решили совершить вояж через океан, чтобы хорошенько повеселиться в Версале и Париже. Дочь же ехать не захотела. С чувством облегчения, прикрываемым беспомощными вздохами, они согласились, давно смирившись с тем, что Миген яростно сопротивляется их внезапным попыткам приобщить ее к светским развлечениям.
Сейчас, когда Лафтер мчался галопом по заболоченному лугу, девушка вновь унеслась мыслями к тому октябрьскому вечеру, когда узнала о кораблекрушении. С сообщением о гибели ее родителей прискакал их давний сосед Джеймс Уэйд. Миген тогда больше обеспокоило его отталкивающее «братское» объятие, чем трагическое известие о неожиданной потере матери и отца.
Вновь и вновь Миген ждала, когда же ее охватят горе и печаль. Но они так и не пришли. От понимания того, что она недостаточно любила своих родителей, у девушки было тяжело на душе. И тем не менее присущий ей здравый смысл подсказывал, что родители не сумели завоевать привязанность дочери, поскольку любили только себя…
Из чащи ореховых деревьев кто-то окликнул Миген, она нехотя сдержала бег Лафтера и повернула обратно к дому. Там ее ждал один из мальчиков-конюхов.
— В большом доме Уэйды, мисс.
Миген скорчила недовольную гримасу, но, зная, что соседи все равно будут пить чай и ждать ее, решила перебороть свое раздражение. Она отдала поводья конюху и направилась к внушительно выглядевшему кирпичному зданию в стиле эпохи короля Георга.
Крупная чернокожая повариха Флора при появлении Миген на кухне насупилась, но промолчала. У девушки были испачканы бриджи, а ее черные как смоль волосы разметались по плечам.
Но кто мог противиться ее обаянию? Румяные щеки, вызывающе обезоруживающая улыбка и сверкающие темно-фиалковые глаза. Маленькая, изящная Миген источала энергию и здоровье. Она промаршировала через кухню, пересекла холл и прошла в гостиную, где традиционно распивали чай вот уже четыре поколения Уэйдов и Сэйерсов.
Присцилла и Джеймс уже не удивились, увидев в дверях небрежно одетую хозяйку. За свои семнадцать лет она редко появлялась в приличествующем ее положению платье.
— Все отлично! Вижу, что ты не забываешь о себе! — воскликнула Миген, заметив в руках у Джеймса бокал с двойной порцией бренди.
Брат и сестра Уэйды, как всегда выглядевшие пристойно, молча улыбнулись плюхнувшейся в угловое кресло владелице дома.
Та усмехнулась, перебросив обутую в сапог изящную ножку через обитый розовым бархатом подлокотник.
— Чем объяснить подобную честь?
Темноволосый, полный Джеймс ответил несколько смущенно:
— Миген, ты ведешь себя так, будто бы ничего не изменилось. Мы обеспокоены и хотим узнать о том, каково состояние твоего духа…
Миген несколько смягчилась. Она перевела фиалковый взгляд с распутного Джеймса на его тоненькую рыжеволосую сестру. С детства две эти девочки — с несовместимыми характерами — были подругами, хотя в душе Миген относилась к Присцилле по-матерински.
— Я отнюдь не хочу быть непочтительной, но уж вам-то двоим должно быть известно, что мое существование не зависело ни от матери, ни от отца! В конечном счете…
— Миген! — одернула ее Присцилла. — Тебе следует научиться выражать уважение…
— Фи! — прервала Миген, еле сдержавшись от крепкого выражения. — Я порой прихожу к выводу, что честность — более достойная добродетель. Присцилла, ты превосходно знаешь, что мы с тобой никогда ни по одному вопросу не имели единого мнения. Не могу поверить тому, что ты теперь поучаешь меня! Я много размышляла о своих родителях и удовлетворена выводами, к которым пришла. А потому в советах твоих не нуждаюсь.
Миген привстала с кресла, и похожие на бусинки глаза Джеймса уставились на ее твердые груди под мальчишеской курткой.
В этот момент вошла служанка с чашкой и блюдцем для Миген, и невольная пауза позволила присутствующим несколько остыть.
— Тебе что-нибудь известно о состоянии твоего отца? — спросил Джеймс.
— Ничего сколько-нибудь обнадеживающего. Наш поверенный, мистер Бампсток, сообщил мне в письме о том, что отец, видимо, оказался в долгах. Адвокату, конечно, хочется, чтобы я подольше пребывала в томительном ожидании. Можно надеяться, что окончательные выводы будут сделаны к концу месяца. Однако, зная привычку мистера Бампстока затягивать…
Джеймс одним глотком выпил оставшееся в бокале бренди («Довольно жаден, судя по его жесту», — подумала Миген) и облизал губы, дабы не пропало ни капли жидкости.
— Милая Миген, я очень не люблю торопиться, но на некоторые проблемы приходится обращать внимание. Завтра я отправляюсь на Север, в Филадельфию. И я просто не мог выехать, снова не повидавшись с тобой и не убедившись, что у тебя все хорошо. — Джеймс подошел, приблизив свое лицо к Миген так, что та сморщила нос от окутавшего ее запаха бренди. — Если я тебе потребуюсь до завтрашнего дня, то буду рад оказаться рядом с тобой в любое время.
— Я запомню, милый Джеймс. Надеюсь, ты не лишишься сна в ожидании моего зова? — Миген произнесла эти слова с нежнейшей улыбкой, которая, правда, не могла скрыть от собеседника ее сарказма.
— Тогда я пойду. — Джеймс нелепо откашлялся. — Уверен, что у вас двоих найдется о чем поболтать. Позже я пришлю экипаж обратно. До свидания!
Он удалился, и Миген с любопытством взглянула на Присциллу:
— Филадельфия!.. Что привлекает туда твоего очаровательного братца?
— Фактически он отправляется туда ради меня. Надеется там сосватать свою сестренку.
— Что?.. Ну продолжай же… Оставаться в неизвестности для меня мучительно!
— Если все пойдет нормально, — приободрилась Присцилла, — то к весне я стану женой богатого человека. Разве это не волнующая перспектива? Я буду дамой светского филадельфийского общества!
— О черт побери! Ну и простушка же ты! Ведь Джеймс еще даже не выехал! Ты что, воображаешь, будто он зайдет в некий магазин и подберет тебе богатого мужа?
В голосе Миген все резче звучала обида, она вскочила и стала ходить взад-вперед по толстому восточному ковру. Ох как она злилась на Джеймса Уэйда! Присцилла была глупенькой, дабы понять все, но Миген-то знала, что брат успел растранжирить состояние Уэйдов после смерти их отца. Джеймс не ограничивал свои расходы на выпивку и сигары, картежную игру и путешествия, исходя из некоего предположения, будто поместье «Зеленые холмы» может приносить доходы вечно и само по себе, без каких-либо затрат и вложений. А теперь он намеревался продать свою сестру точно так же, как уже распродал ценные картины, дорогих лошадей и богатую землю.
— Боже мой, Миген, ты ведь знаешь, что Джеймс сделает для меня все! Он считает, я должна занять в обществе положение, достойное моей красоты. Разве это не сладостные речи любящего брата?
— Они слаще того, что я способна переварить, — проворчала Миген и посмотрела в изумрудного цвета глаза своей подруги. — Ты действительно счастлива? Ты хочешь выйти замуж за незнакомца?
— Джеймс не выберет человека ниже нашего круга. Кроме того, есть более важные вещи, нежели любовь. Я не знала, что ты так романтична. — Присцилла взглянула на бриджи Миген и ее буйные локоны. — Не удивлюсь, если в тебе проснулась ревность. Я бы не отклонила ни одного предложения о браке из тех, которые ты на днях получила.
Миген напряглась и стала похожа на готовящегося к прыжку котенка. Густые черные ресницы почти прикрыли ее сузившиеся глаза.
— Я могла бы тебе привести десяток аргументов, и каждый, несомненно, заставил бы тебя упасть в обморок. Но многолетний опыт научил меня, что ничто не способно преодолеть броню твоей восхитительной прически и проникнуть в твой мозг.
Порой мне кажется, что у тебя и в голове только рыжие локоны.
Ответ Присциллы, неизменно терпящей поражения в подобных словесных дуэлях, был робок и осторожен:
— Я прощаю эту грубость, которую, вероятно, можно оправдать твоим горем. Ты даже не замечаешь, как люди интересуются тем, что ты намерена делать теперь, когда твои мама и папа.., ушли. — Она вздохнула и печально покачала головой.
Долив себе чаю, Миген снова опустилась в кресло и возмущенно спросила:
— Что это должно означать? Разъясни-ка, моя умница!
— Ты, конечно, понимаешь, что не можешь оставаться здесь… одна…
— Не имею представления почему! Почти всю свою жизнь я провела одна. Кроме того, «одна» — понятие довольно отвлеченное, поскольку в нашем доме больше слуг, чем пальцев у нас с тобой вместе на руках и ногах. Далее… — Она со злостью хлопнула по столу изящным кулачком. — Далее. Это только мое дело, и оно никого не касается!
— Ты, Миген, так глупа! Неужели предполагаешь, что тебя никто не замечает? Семнадцатилетнюю девушку? Ведь мужчины тебя не обходят вниманием. Ради себя, дорогая, тебе следует начать заботиться о своем будущем! О муже…
— Не вмешивайся в чужие дела!
— Миген! — Милое личико Присциллы зарделось. — Даже Джеймс беспокоится о тебе. Он уже подумывает, что после моего отъезда из усадьбы ты смогла бы переехать к нам…
— Ни в коем случае! — вскочив на ноги, взорвалась Миген: на мгновение показалось, будто вокруг нее смыкаются обшитые модными панелями стены, и ее охватило отчаяние. — Почему вы не можете оставить меня в покое? Конечно, лишь потому, что у меня иные представления о жизни и счастье, вы окрестили меня неудачницей и вздорной личностью!
Присцилла удивилась, увидев засверкавшие в глазах подруги слезы. И хотя ничего не поняла из того, что говорила Миген, тем не менее на нее это произвело впечатление.
— Мне очень жаль, что я такая плохая хозяйка, но.., духота в комнате сводит меня с ума. Мне до захода солнца просто необходимо еще раз проехаться верхом. — Гнев Миген испарился; она снова была полна бурной энергии и быстро наклонилась, чтобы поцеловать Присциллу в щеку. — Я прикажу подать тебе еще чаю и пирожных. Пожелай от моего имени Джеймсу… успешной поездки.
С этими словами Миген умчалась на кухню, где дала Флоре соответствующие указания. Старая повариха последовала за ней до двери, вытирая грубые руки о белый фартук, и долго смотрела вслед бежавшей через сад Миген.
— Тяжелые времена уже приближаются, — пробормотала Флора. — Господи, что же станет с моим маленьким смеющимся беби?.. Когда-то ведь она должна повзрослеть! Неужели в этом уродливом мире нет места для такой чистой и беззаботной пташки?..




Следующая страница

Ваши комментарии
к роману Любви тернистый путь - Райт Синтия



Чего-то не хватило...7
Любви тернистый путь - Райт Синтиялена
6.05.2013, 13.45





Чего-то не хватило...7
Любви тернистый путь - Райт Синтиялена
6.05.2013, 13.45





И да и нет! Чего то не хватило . Нет чудесного послевкусия что ли!
Любви тернистый путь - Райт СинтияА
6.10.2013, 15.05








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100