Читать онлайн Дикий цветок, автора - Райт Синтия, Раздел - Глава восьмая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дикий цветок - Райт Синтия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.17 (Голосов: 23)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дикий цветок - Райт Синтия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дикий цветок - Райт Синтия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Райт Синтия

Дикий цветок

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава восьмая

— Я вас запомнил, — сказал немолодой мужчина, сидевший за шведским, с выдвижной крышкой, бюро в конторе шерифа Бернса. Его лысина была обожжена солнцем, а громадный живот и бугристый, картошкой, нос выдавали его пристрастие к крепким напиткам. — Я был в салуне Парселла в тот день, когда вы приехали в город и выиграли ранчо «Саншайн».
— Ах, вон оно что.
Джеф, не был уверен, кто перед ним — сам Берне или нет. У него не было отличительного значка.
— Ну, все обошлось, как нельзя лучше, мы с семейством Эйвери-Мэттьюз отлично поладили. Мы теперь добрые друзья и компаньоны. — Он протянул руку: — Кстати, меня зовут Джеффри Уэстон. Рад познакомиться с вами…
— Я только помощник.
Он сделал вид, что не заметил руки Джефа, перебирая бумаги на столе, и сплюнул темную табачную жижу, угодив, прямехонько в обшарпанную, с отбитыми краями, плевательницу.
— Можете называть меня Тед.
— А, прямо как вашего президента Рузвельта! — заметил Джеф, надеясь выдавить хоть улыбку из этого парня.
—Угу.
Тот отыскал спичку на заваленном бумагами столе и принялся ковырять в зубах.
— А вам, наверное, нужен шериф Бернс…
—Да.
— Он пошел собирать штрафы да закопает, если удастся, какую-нибудь собаку, так я думаю. Он получает по доллару за каждую закопанную собаку.
— Ах, вот как…
Похоже, не стоило дальше развивать эту тему, а потому Джеф, взглянув на громадные, отбивавшие время часы, висевшие на стене, сказал:
— Знаете, до города путь неблизкий и мне бы не хотелось ездить дважды. Может, я лучше расскажу о моем деле вам, помощник Тед, а вы потом передадите шерифу Бернсу.
— Ну что ж…
В подобные минуты его английская сдержанность служила ему как нельзя лучше. «Терпение, терпение», — предостерегал его внутренний голос, когда Джеф, придвинув свой стул поближе к Теду, заговорил.
— Понимаете, на прошлой неделе, во время бурана, мы потеряли восемь коров, еще не клейменных. У нас на ранчо еще не было первого загона. Ограждение мы, правда, закончили, но на него в одном месте упало дерево, и, похоже, коровы там выбрались через дыру во время бури.
— Больно уж вы беспечны.
Помощник Тед обтер конец спички о свои широкие рабочие штаны, оставив на них липкое, жирное пятно.
— Вообще-то, мы сделали все возможное, чтобы загнать скотину обратно в кораль, — чуть сами там все не полегли. Но на другой день, когда пересчитали, оказалось, что восьмерых не хватает.
— Вы кого-нибудь обвиняете, мистер?
— У нас с Шелби Мэттьюз есть основания думать, что наши коровы находятся теперь на ранчо «Бар Би», которое граничит с нами на юге. Я спрашивал об этом у Барта Кролла, и он уверял, что не видел наших коров, но Шелби узнала их среди его коров.
Помощник Тед уставился на Джефа своими водянистыми глазами.
— Да что вы говорите? Как же ей это удалось, если на них нет клейма?
— Она… опознала их. По некоторым приметам. — Джеф пожал плечами: — Знаете, какие они, женщины. Они помнят самые неожиданные подробности.
Оглушительный грохот прервал их беседу.
Теду показалось, что он донесся со стороны переулка, примыкавшего к тюрьме, и он стал тяжело приподниматься со стула.
— Черт побери! Похоже, будто наш взломщик, ограбивший банк, на Шеридан-авеню, пытается рвануть когти!
Однако чутье подсказывало Джефу совсем другое, от чего у него мурашки побежали по спине.
— Позвольте, я схожу, посмотрю, Тед. По-моему, это кошка забралась в чей-то мусорный бак.
Прежде чем помощник, немолодой и грузный, успел подняться, Джеф был уже за дверью. Он несколькими громадными скачками догнал Шелби, схватил ее за воротник теплой, с фланелевой подкладкой, куртки и намертво прижал к кирпичной стене тюрьмы.
— Я так и знал! Ну, уж на этот раз я действительно вас выпорю! — зашептал он. — Лучше вам убраться отсюда, да поскорее, если вам еще дорога ваша жизнь!
— Но вы не должны больше ничего говорить ему, Джеф! — шепнула она отчаянно, ничуть не испуганная его угрозами. — Тед — кузен Барта Кролла! Я видела их вместе несчетное количество раз! Я совсем забыла, что шериф Берне, взял его к себе в помощники.
Взгляд Джефа изменился, когда он сообразил, что к чему.
— Хорошо, я учту это на будущее, а вы сейчас же со всех ног бегите в «Коди трэйдинг компани». Я тоже сейчас подойду.
Она стремительно зашагала по грязному переулку, ее медно-рыжая коса взлетала и подпрыгивала у нее за спиной, и странная теплота разлилась у Джефа в груди, когда он смотрел ей вслед. Теплота эта исчезла, однако, когда он вспомнил о помощнике Теде. Нахмурившись, он вернулся в помещение и застал старикашку, украдкой потягивающим виски из бутылки, спрятанной в ящике письменного стола.
— Ну что, это была кошка? — спросил тот, облизывая губы.
— Хм-м-м? Ах, ну да, по-видимому. Она перевернула мусорный бачок.
— А… — Он зевнул. — Ну что ж, вроде мы обо всем переговорили, Уэстон. Могу заверить вас, что Барт Кролл чист, как новорожденный младенец. Он, может быть, честнейший из всех жителей в долине Бигхорна. Вам здорово повезло, что вы с ним соседи. Отличный парень!
— Понятно, — спокойно кивнул Джеф. — А коровы?
— Как вы сами же сказали — мы знаем, каковы они, женщины. И каждому известно, что эта Шелби Мэттьюз, девчонка с придурью. — Тед постучал по виску своим толстым коротким пальцем. — Я бы на вашем месте не стал попусту тратить на это время, Уэстон. Случается иногда, что у людей тут пропадает скот. И бесполезно потом его отыскивать — ничего хорошего не получится!
— Я приму к сведению ваши советы, помощник Тед… Улыбаясь, Джеф встал, собираясь уходить, потом озадаченно взглянул на Теда:
— Как, вы сказали, ваша фамилия, сэр?
— Я не говорил. — Он прищурился, потом снова сплюнул табачную жижу. — Тед — и довольно.
— Я пытаюсь объяснить вам, что из этой поездки к шерифу ничего хорошего не выйдет, — шепнула Шелби, когда они с Джефом разглядывали конскую упряжь, разложенную на прилавке в «Коди трэйдинг компани». — Закон — весьма неопределенная вещь на Западе.
В ответ он только насмешливо взглянул на нее и недоуменно приподнял брови.
— Разговор с Тедом Кроллом только усугубил наши проблемы. Теперь Барт узнает, что мы что-то затеваем против него.
— Я начинаю думать, что совет Теда, забыть обо всем этом деле, не так уж плох. Оно не стоит всех этих хлопот. — Джеф направился к стоявшим в ряд креслам-качалкам, тихо добавив: — Во всяком случае, я заверил нашего доброго помощника, что мы просто спишем потерявшихся коров на невезенье, и сделал вид, будто поверил его утверждениям, будто Барт Кролл — человек безукоризненной честности.
— Барт, я слышала, переписывался с брачным агентством и нашел себе невесту по почте. — Шелби вздрогнула при этой мысли.
— Бедная женщина!
— Я познакомился с Вивиан Кролл. — Заметив, что владелец магазина направляется в их сторону, он добавил: — Я собирался рассказать вам о ней. Напомните мне на обратном пути.
Джейкоб Швуб, молодой человек всего лишь двадцати шести лет, был одним из первых и наиболее известных жителей города. Он и его жена Луиза утверждали также, что именно у них родился первый ребенок в Коди, после его регистрации как города в 1901 году. «Коди трэйдинг компани» занимала большое новое здание, полное самых разнообразных товаров, ассортимент которых постоянно увеличивался, — от бакалеи до скобяных изделий, мебели, одежды и всего необходимого оборудования для работы в поле и на ферме.
— Мистер Швуб, — радостно приветствовала его Шелби, — как поживаете? Всякий раз как я захожу к вам, у вас все больший выбор товаров! У меня просто глаза разбегаются!
— А вы уже видели наши новые блюда? Луиза сама выбирала образцы, некоторые прибыли прямо из Парижа.
Он повернулся к Джефу, воскликнув:
— Я так давно ждал вас, мой друг! Как вы пережили нашу весеннюю вьюгу? Надеюсь, все вы пережидали непогоду, сидя дома, в тепле, у очага.
— Да ничего, кое-как справились, Джеки, хотя не так-то легко было убедить некоторых, что лучше им оставаться дома, в безопасности.
Джеф искоса взглянул на Шел, и с удовлетворением заметил, какой смущенный и озадаченный у нее вид: она пыталась сообразить, когда это Джеф успел подружиться с Джеки Швубом. Она, по-видимому, уже забыла, сколько раз он один ездил в Коди в те первые дни после приезда на ранчо.
— А как дела с городским оркестром? Полковник Коди уже прислал для него униформу?
— Какой еще оркестр? — удивилась Шелби.
— О, этой зимой несколько парней организовали духовой оркестр, — объяснил Джеки, — и когда Коди услышал об этом, он предложил подарить им униформу. Они только что ее получили, — красотища! — вся расшитая, разукрашенная, в ковбойском стиле, и такие же шляпы к ней!
Он широко улыбнулся:
— Мой брат Лорен играет в оркестре, он и меня уговаривал… но я не умею ни на чем играть. Хотя форма, по правде говоря, необыкновенно заманчивая! Как думаете, не засмеют меня, если я просто надену ее и пройдусь вместе с оркестром на параде?
Они все засмеялись, в том числе и несколько женщин, стоявших поблизости и слышавших этот разговор. Дамам, казалось, не терпелось услышать, что скажет Джеф, и они были вознаграждены за свое любопытство, когда он признался, что в юности играл на одном из музыкальных инструментов — на валторне!
Джеки пригрозил сказать о Джефе Фрэнку Уилльямсу, капельмейстеру, и они еще побеседовали, перескакивая с одного на другое. В конце концов, выяснилось, что Джеки подумывает о покупке автомобиля.
— Это будет первая машина в Коди.
— Замечательно! — воскликнула Шелби, выбирая консервы для своей кладовой.
Швуб шел за ними вдоль прилавков, рассказывая им историю о недавней поездке полковника Коди и Джорджа Бека, одного из основателей города, в Вашингтон, в министерство торговли, для того чтобы получить дополнительные кредиты на строительство дороги к Йеллоустонскому национальному парку.
— Кстати, об автомобилях, — начал Джеки. — Джордж с полковником взяли один напрокат и поехали прокатиться по Пенсильвания-авеню. Джордж был за рулем и вроде бы ехал недостаточно быстро, по мнению полковника Коди.
Все покупатели в огромном зале замерли, насторожившись, а те, кто стоял поближе, откровенно прислушивались к рассказу Джеки Швуба. Он говорил вдохновенно, жестикулируя, чтобы придать еще большую занимательность своему рассказу.
— Джордж Бек прибавил газу, машина понеслась по проспекту, и вскоре стало ясно, что пешеходам может не поздоровиться! Полковник попросил Джорджа немного притормозить, и тот попытался, но у него ничего не вышло. Полковник Коди заорал: «Тпр-р-ру!» Но без толку. Полицейские гнались за ними, потрясая своими дубинками, а автомобиль продолжал мчаться с бешеной скоростью. Машина с Беком и Коди сбила членов Конгресса, как раз, переходивших через Пенсильвания-авеню!
— Какой ужас!
Шелби закрыла лицо руками, пряча широкую улыбку и наслаждаясь рассказом.
— И чем же все это кончилось?
— Увы, в конце концов, их таратайка ударилась о гранитную ограду, да так, что и Джорджа Бека, и полковника выбросило из нее на траву! Полицейские тут же схватили их, обвиняя в том, что они устроили гонки на городских улицах. По счастью, мимо проходил один знакомый, достаточно известный и влиятельный человек в политических кругах, и он уговорил полицейских отпустить с миром наших отцов-основателей.
Джеф расхохотался с неподдельным удовольствием, прислонившись к витрине.
— Похоже на сцену из шоу самого Баффэло Билла!
— Он говорит, это только еще раз доказывает, что нет ничего лучше лошадей, особенно для шоу «Дикий Запад»! — заявил Джеки, смеясь вместе со своими покупателями.
— А когда Джордж Бек вернулся из Вашингтона в Коди, он наотрез отказывался говорить об этом своем злоключении!
— Не очень-то приятный случай для президента «Коди Клуба», — согласился Джеф со смешком. — Думаю, нам пора идти, если мой компаньон уже закончил…
Он, приподняв бровь, посмотрел на Шелби.
— Теперь, когда я наполнила корзинку всякой всячиной, нужно разобраться и отложить только то, что действительно необходимо. — Очаровательный румянец вспыхнул на ее щеках. — Пока я тут развлекалась и слушала эти истории, я хватала все подряд, что мне нравилось!
Джеф заглянул в корзинку, до краев наполненную лентами, кухонными принадлежностями, новой кружевной скатертью, бумагой для письма, мельницей для перца и коробкой с винтовочными патронами.
— Не отказывайте себе ни в чем, Шелби. Мы возьмем все это.
Он взял у нее корзинку, прежде чем она успела что-либо возразить, и они с Джеки пошли вперед по проходу.
— Вы уже погрузили мою покупку в тележку?
— Какую это покупку? — поинтересовалась Шелби, едва поспевая за двумя высокими, длинноногими мужчинами.
— Разве вы не хотите, чтобы это было для вас сюрпризом? — ответил Джеф. Он и сам удивился, как ласково прозвучал его голос.
Шелби как будто смутилась.
— Мой служащий положил его к вам в тележку, — заверил Швуб Джефа. Подсчитывая общую стоимость покупок, он продолжал болтать о том, о сем.
— М-да… может быть, вы компаньоны не только на ранчо?
Покраснев до самых корней волос, Шелби пробормотала:
— Нет, что вы, мистер Швуб… я… — Ага, понимаю!
Он подмигнул и широко улыбнулся им обоим.
— Да нет, это совсем не то! Я хотела сказать, мы с мистером Уэстоном друзья — ничего более, исключительно деловые отношения.
Вид, у Джеки, когда он заворачивал ее покупки, был разочарованный.
— А жаль! То-то в городе оживились бы, если б между вами, завязался роман!
Тут в голову ему пришла другая мысль; он внимательно оглядел Джефа поверх очков в проволочной оправе.
— Ну, раз ваше сердце не занято, может быть, вам интересно будет узнать, что в Коди в скором времени появятся три молодые, незамужние красавицы! Наш новый доктор, глубокоуважаемый Луис Хоу, сказал мне, что его семья уже выехала сюда — в том числе и очаровательное трио его дочерей!
Нахмурившись, Шелби потянулась за одним из своих свертков, но Джефу пришлось задержаться, чтобы расплатиться с Джеки Швубом.
— Здесь, по-моему, немного душно, я подожду вас на улице. Приятно было повидаться с вами, мистер Швуб!
Прогуливаясь взад-вперед по дощатому настилу, предохранявшему пешеходов от грязи на Шеридан-авеню, Шелби почувствовала, как огорчает ее одно только предположение, что Джеф может заинтересоваться другой женщиной. Что, если он решит поухаживать за одной из хорошеньких дочек доктора Хоу? Они наверняка блестящие, очаровательные, и при этом настоящие барышни — элегантные, изящные, с замысловатыми прическами и в платьях по последней моде. Она окинула взглядом свою юбку с разрезом, заляпанные грязью сапоги и свою длинную, перекинутую через плечо косу и нахмурилась, оттопырив нижнюю губку.
— Что случилось, шалунишка? — весело спросил Джеф, подходя к ней сзади, весь обвешанный пакетами.
— И нечего вам так называть меня, — насупилась она. — Как будто я какой-нибудь мальчишка-беспризорник!
— Не согласен.
Он направился к тележке, и Шелби пришлось поспешить, чтобы не отстать.
— Мне кажется, слово «шалунишка» может относиться также, и к очаровательной озорнице… какая вы и есть, когда не злите меня и не выводите из себя!
— А какой для меня сюрприз?
Она схватила его за рукав, когда они подошли к тележке. — Я покажу вам, когда мы приедем домой. Ожидание поможет вам развивать силу воли. — Джеф потянул ее вперед, добавив: — Ваша привычка действовать необдуманно, сгоряча может навлечь на нас обоих серьезные неприятности!
Джеф настоял на том, чтобы остановиться и оплатить просроченные счета ранчо «Саншайн», объяснив Шелби, что он заглянул в ее бухгалтерские книги для ее же собственного блага. Она ненадолго надулась, но оттаяла, к тому времени как они тронулись в неблизкий обратный путь. Предзакатное солнце обливало их своим сиянием, соскальзывая за вершины гор на западе от Коди, и воды в реке Шошони рябили и искрились на ветру, гнавшем через дорогу вертящиеся шары перекати-поля.
— Вы обещали рассказать мне про жену Барта Кролла, — напомнила Джефу Шелби. — Она очень страшная?
— Совсем нет, — ответил он, невольно рассмеявшись. — Как это вы так можете — говорить первое, что придет вам на ум?
— Если бы вы знали мою семью, со всеми ее многочисленными бабушками и дедушками, вы бы, наверное, поняли. Все они такие решительные, энергичные, умные, так что мне еще ребенком пришлось научиться постоять за себя за общим столом, не то меня никто бы никогда не услышал!
Она уперлась ногами в передний бортик тележки и улыбнулась:
— Обеды в вашей семье были, должно быть, невероятно благопристойными и чинными по сравнению с нашими.
Джеф усмехнулся:
— Я, по большей части, обедал в частных закрытых школах, где разговоры были вообще запрещены.
— Но это ужасно!
Потрясенная, она почувствовала, что глаза ее наполняются слезами.
— Как это грустно — быть ребенком и расти вдали от дома, от своих любящих родителей! Сколько же вам было лет, когда вас отправили в школу?
— Восемь, наверное, или шесть. Не помню. И это было не так уж трагично, поскольку моя семья не отличается теплотой и весьма сдержанна в проявлении каких-либо чувств. В те вечера, когда я бывал дома, я, по обыкновению, ужинал с няней.
— Перестаньте! Я сейчас заплачу, и у меня потечет из носа, а у меня нет с собой носового платка! Джеф засмеялся, согретый, ее сочувствием.
— Не стоит проливать слезы над прошлым. Я никогда этого не делаю: я запер свои воспоминания много лет назад. Они не столько печальны, сколько скучны.
Он потянулся и коснулся ее щеки своим уже слегка загрубевшим пальцем.
— Вы бы лучше поплакали над Вивиан Кролл. Вот это и в самом деле трагический персонаж.
— Я могу понять, почему вам жаль того, кто вынужден жить с этим человеком, но зачем же она вообще выходила за него замуж?
— Я, конечно, не беседовал с миссис Кролл долго и по душам, тем более что ее отвратительный муженек не спускал с меня глаз, но она действительно «невеста по почте». Она вроде бы жила в Сент-Луисе и в Рождество, на пожаре, потеряла всех своих близких. Осталась совсем одна в целом свете, так что это предложение от Барта Кролла было для нее спасением.
Джеф стегнул лошадей, желая, добраться домой до того, как стемнеет.
— Все это выглядит, однако, так, будто она заключила сделку с самим дьяволом, у нее такой страдальческий взгляд!
Шелби вздрогнула:
— Представляю, как бы я себя чувствовала, будь я на ее месте.
— Эта лачуга, может быть, самое худшее в этой сделке.
Можно подумать, что Барт Кролл соорудил и обставил ее за один вечер…
Вглядываясь в сумерках в его задумчивое лицо, Шелби вдруг ощутила странную боль и снова, не успев подумать, спросила:
— А Вивиан хорошенькая?
— Хорошенькая?
«О Шелби, я обожаю тебя», — подумал он, потом спокойно ответил:
— Да, можно и так сказать, — в некотором роде. У нее светлые волосы и очень большие голубые глаза, и она выглядит такой хрупкой. Мне она сразу понравилась. Было бы чудесно, если бы мы могли чем-нибудь помочь ей.
Через несколько минут, они уже были дома, и Шелби пошла в конюшню, чтобы покормить морковкой Бродяжку и Чарли. Все это время она обдумывала возможности вернуть их украденный скот. Возвратившись в дом, она увидела, что огонь уже разведен, но поблизости никого нет. Решив, что Джеф пошел навестить мистера Мэнипенни, Шелби прошла в свою комнату, чтобы умыться и переодеться.
Ей вдруг пришло в голову надеть на себя что-нибудь более удобное, чтобы отдохнуть и почувствовать себя свободно. Чудесно было обтереться влажной губкой с душистым французским мылом, которое она хранила для особых случаев, затем распустить свои темно-рыжие, точно корица, волосы, перехватив их сзади широкой лентой, и переодеться в свой любимый ворсистый, с застежкой у талии, красный комбинезон. Пушистая ткань щекотала, будто лаская, ее обнаженное тело, и Шелби, улыбнувшись, накинула сверху длинный белый халат, перевязав его атласным шнуром вокруг талии. Теплые носки и тапочки довершили наряд, казавшийся ей самым, что ни на есть подходящим для составления заговора, как им вернуть украденный скот.
Один только Джеф мог осудить ее неприличный костюм, так как работники чинили поломанное ограждение, и трудно было даже себе представить, когда они могут вернуться. Так почему бы не почувствовать себя уютно? — думала она, выходя из спальни.
Казалось, сам воздух в доме переменился, Шелби тотчас же это почувствовала. Отблески огня от нескольких только что зажженных керосиновых ламп падали на вставленный в раму плакат шоу «Дикий Запад» и на гигантскую медвежью шкуру, украшавшие стены гостиной. И тут, она увидела Джефа, небрежно-изящного в своих отглаженных легких темно-коричневых брюках и в накрахмаленной белой рубашке с отложным воротником. Он оставил расстегнутой одну пуговицу у ворота, а волосы его сияли, точно старое золото, в мягком рассеянном свете.
Джеф стоял у продавленного дивана и столика рядом с ним, на котором теперь красовался восхитительный новый граммофон. Он был даже лучше, чем тот, что был у родителей Шелби, — в дубовом корпусе, с медной трубой и никелированной ручкой. Потрясенная, она подошла поближе. Это был граммофон для проигрывания плоских пластинок, а не цилиндрических валиков, как было принято до недавнего времени, и стопка черных пластинок лежала рядом с ним в ожидании.
— Потрясающе! — пробормотала она, уже мечтая, какая волшебная музыка наполнит их деревенский дом. — Мне так хотелось послушать дома музыку, песни и поиграть на фортепьяно. Когда папочка построил для мамы дом ее мечты, он устроил музыкальную гостиную в башне.
— Я чувствовал, что вы должны любить музыку. — Он улыбнулся, глядя ей в глаза. — Я и сам соскучился по развлечениям. Смею сказать, количество партий в шашки, которое я в состоянии сыграть, ограничено, и предел этот, по-моему, не за горами.
Лицо Шелби сияло. Она ласково погладила граммофон, потом принялась перебирать пластинки.
— «Мой милый», «Послушайте пересмешника»…
— Мне пришлось взять то, что было у Джеки, — объяснил Джеф, слегка пожимая плечами и окидывая ее взглядом. — Боже мой, что это вы на себя нацепили?
Она шаловливо рассмеялась:
— Мне хотелось почувствовать себя уютно, и я думала, мы с вами посидим за столом за чашечкой чая и поразмыслим, как нам заполучить обратно наших коров.
— Давайте сначала потанцуем.
— Джеф! Но я выгляжу просто смешно! Я не могу танцевать в таком виде. К тому же, танцуя с вами, я, пожалуй, казалась бы неуклюжей страусихой. Вы там, наверное, привыкли танцевать с принцессами!
— Чепуха. К тому же нет ничего скучнее, чем танцевать с принцессами.
Тень нежности скользнула по его лицу, когда он снова оглядел Шелби — очаровательную в своем байковом красном комбинезоне и халате, перехваченном шнуром на ее тоненькой талии. Как мог он объяснить ей, что перестал танцевать задолго до того, как приехал в Вайоминг, разве только его к этому принуждали, поскольку это не доставляло ему больше ни малейшего удовольствия. Джефу вдруг пришло в голову, что ему так интересно и весело с Шелби, как не было уже долгие годы. Протягивая руку, он заглянул в ее сияющие глаза и произнес:
— Леди Шелби, не окажете ли вы мне честь протанцевать со мной этот танец?
Она сделала книксен, открывая ноги в красных шароварах.
— С удовольствием… милорд.
Джеф завел граммофон, поставив на него пластинку с вальсом «Любовь приходит»; взмывающая, легкая мелодия наполнила комнату, и он обнял Шелби. Он не удивился, обнаружив, что она прекрасно танцует. Она ведь посещала один из лучших колледжей на Востоке, и воспитание, которое она там получила, чувствовалось во всем, что она говорила или делала, невзирая на все ее попытки противиться этому. Что его действительно удивило — так это чарующая линия ее нежного, тоненького тела; хотя одежда и закрывала ее с головы до ног, она тем не менее позволяла ему почувствовать ее истинные формы. Что-то такое в Шелби пьянило его и пленяло до безумия. К тому же было несказанно приятно вновь чувствовать себя живым.
Шелби тоже была очарована. Гостиная их дома была достаточно велика, чтобы свободно танцевать в ней вальс; Джеф вел ее умело, уверенно и изящно, и Шелби казалось, что он приподнимает ее, отрывая от земли, когда они кружились в такт музыке. Радость вскипала, захлестывая ее. Это казалось невероятным, и все-таки было реальностью.
Когда пластинка кончилась, Джеф, поставил другую — «Влюбленные на Луне». Они танцевали опять и опять, улыбаясь друг другу, захваченные оба таким удивительным чувством, которое не нуждалось ни в словах, ни в объяснениях.
Когда закончилась вторая мелодия, личико Шелби пылало, сердце ее отчаянно билось. Они остановились, не разнимая рук, отдыхая, и Джеф легонько привлек ее к себе, обхватив ее бедра ладонями. Она была такая нежная, и от нее шел такой свежий, чудесный аромат! Когда он почувствовал прикосновение ее грудей, что-то вспыхнуло в нем — неосознанное, дикое. Это было как голод, свирепый, безжалостный, почти недоступный его пониманию, так как всю свою жизнь он имел все, в чем только нуждался. Желания Джефа удовлетворялись, не успев созреть… вплоть до настоящей минуты.
Когда Шелби медленно подняла на него глаза и ее нежные руки потянулись, чтобы обвить его шею, он просто потерял рассудок. Он стиснул ее, прижимая к себе — яростно, крепко, неистово, — и лента упала с ее волос, когда он погрузил свои пальцы в сияющую массу кудрей. Шелби едва не застонала, когда его губы нашли ее рот. Она жаждала ощутить их вкус, мучительную сладость поцелуя, и страсть поднималась в ней — сильная, требовательная, — наполняя все ее существо.
Атласный пояс, стягивавший ее халат, распустился. Ее красный комбинезон, казалось, совсем неженственный, придавал Шелби еще большее очарование, и руки Джефа невольно скользили по мягким, обрисовывающимся под ним изгибам ее спины, живота и бедер, дерзнув наконец коснуться ее груди.
Она ахнула, потрясенная, ощущая, каким мучительным, невероятным желанием пульсирует все ее тело.
Б-бам! Задняя дверь распахнулась, и тотчас раздались тяжелые, гулкие шаги и громкий крик Кэйла:
— Есть кто-нибудь в доме?
Первым порывом Шелби было убежать в свою комнату, но времени не было. Кэйл уже проходил через кухню. Она так растерялась, что только и могла прижать ладони к своим горящим щекам. Джеф сам запахнул на ней халат и завязал пояс.
— Приведите в порядок волосы, — шепнул он и вышел встречать работника.
— Ну, как там дела, Кэйл?
— Отлично.
Суровые глаза обветренного, обожженного солнцем парня изумленно расширились при виде граммофона.
— Господи помилуй, откуда у нас взялась эта штуковина?
— Из «Коди трэйдинг компани» — из магазинчика Джеки Швуба.
Немного придя в себя, Шелби вышла к ним.
— Прости мне мой вид, Кэйл, но когда я услышала музыку, то не могла удержаться и выбежала посмотреть, что здесь происходит.
— Да ладно, я рад, что вы здесь, мисс Шелби. У меня есть новости для вас обоих. Важные новости, я бы сказал.
Джеф бессознательно потянулся и взял Шелби за руку повыше локтя.
— Что такое?
— Это насчет ограждения. Когда мы чинили его сегодня, мы заметили, что это не дерево поломало его. — Кэйл, стоя у огня, прищурился, глядя на них. — Кто-то уже раньше перерезал колючую проволоку, а может, ее перерезали потом, когда дерево уже повалилось.
— Что ты говоришь, Кэйл? — воскликнула Шелби. Он пожал плечами.
— Сдается мне, ваши коровы забрели на ранчо «Бар Би» не случайно. Похоже, что кто-то проломил ограждение, чтобы через него было легче пробраться, и коров просто-напросто украли.
Шелби, с горящими глазами, взмахнула кулачком в воздухе:
— Я так и знала! Я чувствовала, что все не так просто! Она посмотрела на Джефа; лицо у того было суровым, задумчивым.
— Теперь мы должны пойти туда и забрать наших коров, и есть только один способ сделать это! Тут вам не Лондон, тут Запад, и если мы попробуем обратиться к шерифу, получится еще хуже. Нет, мы должны выкрасть их — и не пытайтесь отговорить меня! Я не стану слушать ваших возражений!
— Возражений?
Джеф медленно приподнял бровь, глядя сверху вниз на ее возбужденное личико.
— На этот раз, шалунишка, вы не услышите от меня, ни слова против.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дикий цветок - Райт Синтия



Роман очень понравился.Красивая история любви.Читается легко.Советую всем прожить этот роман.
Дикий цветок - Райт СинтияНаталья 66
24.09.2013, 21.13








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100