Читать онлайн Дикий цветок, автора - Райт Синтия, Раздел - Глава тринадцатая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дикий цветок - Райт Синтия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.17 (Голосов: 23)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дикий цветок - Райт Синтия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дикий цветок - Райт Синтия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Райт Синтия

Дикий цветок

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава тринадцатая

Баффэло Билл должен был приехать в Коди на торжественное открытие отеля «Ирма», назначенное на 18 ноября 1902 года, всего лишь через четыре дня. Утром в воскресенье, в день прибытия полковника Коди, весь город, казалось, двигался по направлению к станции, чтобы приветствовать его. Не только учреждения, но и жилые дома были украшены знаменами, вымпелами и портретами великого человека, а соседний городок Мититс прислал свой духовой оркестр, чтобы добавить великолепия этому знаменательному празднеству.
Шелби Мэттьюз и Вивиан Кролл катили рядышком на своих велосипедах, следуя в конце процессии из пары сотен экипажей, марширующих музыкантов и высших должностных лиц города верхом на лошадях, направляющихся по Шеридан-авеню к железнодорожной станции.
— Иногда я думаю — лучше бы он никогда не приезжал в Вайоминг, — заметила с тяжелым вздохом Шелби.
Вивиан озадаченно взглянула на нее:
— Полковник Коди?
— Что? А… нет, я говорю о Джефе!
Небо у них над головой было белесо-серым, и ветер, гнавший перекати-поле по улицам, безжалостно напоминал о приближении зимы. Шелби, поплотнее закуталась в кашне и добавила:
— Если бы я никогда не повстречала его, я бы не чувствовала теперь утраты.
Вивиан слегка улыбнулась подруге. Она понимала, конечно, что Шелби подавлена отъездом Джефа и вот уже, более трех месяцев продолжает тосковать по нему, но Вивиан трудно было особенно сочувствовать тому, кто наслаждался такой жизнью, о которой она могла только мечтать. Шелби ничто не угрожало, близкие любили ее, и, что самое главное, она могла сама распоряжаться своей судьбой.
— Я очень плохо веду себя?
Шелби подвела свой мужской велосипед поближе, чтобы коснуться затянутой в перчатку руки подруги.
— Обещаю, что не скажу больше ни слова об этом за весь день, пока мы вместе. Это слишком радостное событие, чтобы испортить его моими стенаниями… и, кроме того, я подозреваю, что у тебя есть трудности, о которых я не знаю. Это правда, Вивиан? И ты никогда не жалуешься, никогда даже словечком о них не обмолвишься.
Ее подруга не смотрела на нее, глаза ее были подернуты усталостью.
Мужество начало пробуждаться в ней давно, еще когда Шелби и Джеф, впервые вошли в ее скорбное существование. Она все еще была бессильна против бесчеловечного обращения Барта, но в душе ее нарастала отвага. Он мог продолжать истязать ее — и нравственно, и физически, — но это не сломит ее. Присутствие Шелби, озарявшее ее жизнь, и ее дорогого щеночка Вилли не только подбадривало ее, но и давало ей надежду на то, что впереди ее ждут лучшие дни. И все же она не рисковала полностью довериться своей подруге. Барт был способен на все. А потому она снова взглянула на Шелби и пробормотала:
— Да, ты и правда не можешь себе этого представить. Для меня было громадной победой получить разрешение приехать сюда сегодня.
— Разрешение? Как ты можешь такое говорить? Ты, кажется, его жена, а не раба.
Вивиан только вздохнула. Жизнь гораздо сложнее, чем Шелби думает, и она редко бывает безоблачной и справедливой.
Почувствовав ее мгновенную слабость, Шелби не отставала:
— Пожалуйста, скажи мне правду. Я ведь могу помочь тебе!
— Я…
Вивиан вдруг оборвала себя. «Ни слова больше», — подумала она. Она не должна больше ничего говорить, или она не сможет остановиться — и он как-нибудь проведает! Если она впутает в это Шелби, то лишь навлечет опасность на них обеих. А потому Вивиан постаралась переменить тему, указывая на гостиницу «Ирма», украшенную даже большим количеством флагов, чем остальные здания в городе.
— Ты посмотри только, какая красота!
Шелби проглотила свои мольбы и уговоры, зная уже по опыту — если Вивиан заупрямится, ее ни за что не удастся переубедить. Она только ласково улыбнулась ей и кивнула.
— Вот подожди, ты еще увидишь великолепный бар, который королева Виктория прислала полковнику Коди пару лет назад в благодарность за то представление в Лондоне, что он давал для нее. Задняя стенка, вся в зеркалах, сделана из чудесного резного вишневого дерева, и дядя Бен говорил, что бар было ужасно трудно доставить сюда. Его сделали во Франции, потом пароходом перевезли в Нью-Йорк, потом на поезде в Ред Лодж, в Монтану, а затем им пришлось разобрать его и привезти сюда на лошадях, в фургоне. Удивительно, правда? — Она радостно улыбнулась. — Мы, конечно, увидим этот бар на церемонии открытия отеля в среду вечером.
— Я просто не могу дождаться, когда ты мне расскажешь обо всем, — сказала Вивиан. — Обещай, что приедешь ко мне на следующий день! Надеюсь, у Барта найдутся дела на ранчо, и мы сможем спокойно поболтать. Теперь, когда снова наступает зима, — так быстро! — у него все меньше и меньше дел на улице, и этот маленький домик кажется таким… тесным!
— Но, Вив, я хочу, чтобы ты поехала на этот вечер со мной! — воскликнула Шелби. Она притормозила и полезла в карман пальто за приглашением, в верхней части которого было отпечатано изображение золотого бизона
type="note" l:href="#note_8">[8]
.
— Смотри, полковник Коди разослал таких тысячи, и на них не проставлено имя. Ты можешь пройти как наша гостья! Как же я смогу веселиться, если тебя там не будет?!
Вивиан отказалась взять приглашение с печатью, она лишь взглянула на него печально, уловив слова «Полковник У. Ф. Коди от всего сердца приглашает вас на торжество».
— Я не могу, Шелби. В четверг — День Благодарения. Это невозможно. Я знаю, Барт просто не разрешит мне. — Она помолчала. — Я боюсь оставлять Вилли, с Бартом. По правде говоря, мне и сегодня не стоит задерживаться.
— Но это же смешно! Что он может сделать — побить тебя, если ты его не послушаешься?
Она тут же пожалела, что так неосмотрительно сказала это: Вивиан побледнела как смерть, и ее глаза, всегда грустные, обреченные, наполнились слезами.
— О, Вив, прости меня! Но я не понимаю! Я знаю, что он грубиян, но ведь не может же он ударить тебя! То есть я хочу сказать, это так ужасно, что просто невозможно себе представить!
Маленький, нежный подбородок Вивиан дрожал, когда она снова садилась на велосипед.
— Ты просто не понимаешь, какая ты счастливая! Тебе есть, за что благодарить судьбу!
Шелби смотрела, как Вивиан отъезжает от нее, догоняя торжественную процессию, встречающую полковника Коди. Она была потрясена, испугана, ее мучила совесть — все смешалось в ней; как могла она быть настолько слепа? А теперь, когда правда открылась, что она может сделать, чем помочь?
«Ох, Джеф, как же мне плохо без тебя!» — думала Шелби. Однако она попыталась проглотить комок, застрявший в горле, и спрятала приглашение в карман, прежде чем нажать на педали, чтобы догнать Вивиан. Придется ей как-нибудь обойтись без Джефа и найти способ спасти своего дорогого друга от мужа, который оказался, куда большим негодяем, чем Шелби могла вообразить.
* * *
— Господи Боже, Шел, перестань же ты без конца говорить об этой Вивиан Кролл! — взмолился Бен, когда племянница помогала ему завязывать галстук. Они стояли в кухне среди остатков праздничного, в честь Дня Благодарения, обеда, с аппетитом съеденного всеми мужчинами ранчо «Саншайн».
— Сегодня такой торжественный день, и ничего хорошего не получится, если мы испортим его себе, непрестанно переживая из-за нее! То есть мне тоже, конечно, жаль ее, но ведь не я же на ней женился!..
Чувствуя, как ее грозный взгляд прожигает его насквозь, Бен оборвал себя на полуслове.
В сердце все время жила боль, ей было больно при каждом вздохе, но она понимала, что в одном дядя Бен прав: сегодня особенный вечер, и ничего не изменится к лучшему, если он будет испорчен ее тревогами из-за Вивиан или тоскою, по уехавшему Джефу.
— Боже милостивый! — воскликнул Тайтес, входя в комнату. — Ну и красавцы же вы оба! Ох, Шелби, дорогая, если бы только родители сейчас тебя видели! Как они гордились бы тобой! Ты так же хороша, как твоя мать, а, должен сказать, я всегда считал ее самой очаровательной женщиной в мире!
— Вы ужасно любезны, мистер Пим.
Она чмокнула маленького корнуолльца в его обветренную, красную щеку.
— Все женщины в гостинице «Ирма» будут мне завидовать, что у меня два таких замечательных кавалера!
Это был незабываемый вечер, в особенности потому, что Бен Тайтес и Шелби ни разу не одевались так роскошно со времени их приезда в Вайоминг. Напомнив мужчинам, что им нужны выходные костюмы для церкви и торжественных случаев, Шелби сумела убедить их купить одежду для сегодняшнего празднества. Оба они были в темных однобортных костюмах с галстуком-бабочкой и в полосатых жилетах, из карманов которых свисали цепочки для часов. Шелби уговорила их также купить себе теплые длинные пальто, вполне пригодные и для сегодняшнего случая, и для того, чтобы не мерзнуть всю долгую зиму. Свежевыбритые, благоухающие лавровишневой водой, они были готовы к торжеству.
Шелби, крутанулась на одной ножке, показывая свой собственный наряд. Платье из бледно-желтого шелка, оттеняющее, ее удивительный цвет волос, было с глубоким вырезом, и вырез и рукава были отделаны кружевом. Пояс из изумрудно-зеленого шелка обвивал тоненькую талию Шелби, так что лиф платья и его подол казались еще пышнее. Волосы ее были уложены в высокую прическу, которая так шла к ее прекрасным глазам. Щеки порозовели от возбуждения, а ее единственное украшение — жемчужное, в четыре нити, колье, поблескивавшее у нее на шее, чудесно гармонировало с прелестным цветом ее лица.
— А ты уверена, что мы могли позволить себе всю эту роскошь, — пробормотал Бен, держа подбитую лисьим мехом пелерину племянницы.
Шелби застегнула ее у ворота, потянулась за муфточкой из такого же лисьего меха и терпеливо улыбнулась ему:
— Ты же прекрасно знаешь, что у нас порядочная сумма в банке благодаря Джефу. Я не собираюсь ее попусту растрачивать, но не можем же мы уронить честь нашей семьи! Я уверена, что и папочка и мама потребовали бы, чтобы у нас, у всех троих, была приличная одежда на выход.
— У тебя было полно вещей дома, если мне не изменяет память, но ты же заупрямилась и ни за что не желала их брать, — проворчал Бен. — Ты собиралась разгуливать тут не иначе как в меховых штанах и в ковбойской шляпе!
— Ну… возможно, я немного подросла с тех пор. Тайтес ткнул Бена кулаком в бок:
— Вот и радуйся, и перестань вести себя, как прижими стый старый холостяк!
— Ну, знаешь ли! Не так уж я и стар! Вот увидите, я еще женюсь!
Тайтес и Шелби изумленно переглянулись, потом расхохотались. Они вышли из дома, уселись в легкую, с кожаным верхом, коляску и отправились в Коди.
— Жаль, что нет снега, — заметил Бен, когда их начал пробирать холод. — На санях в такой морозный вечер мы добрались бы гораздо быстрее.
Однако волнение не давало им замерзнуть, так что поездка по Саут-Форкроуд не показалась им долгой. Небо было глубокое, темно-синее, чуть тронутое розовым, там, где его касались громадные вершины гор, но к тому времени, когда они подъехали к Коди, уже совсем стемнело и в воздухе закружились снежинки, словно специально заказанные Баффэло Биллом по случаю сегодняшнего празднества.
Десятки экипажей и даже легковых автомобилей теснились вокруг гостиницы «Ирма» на углу Шеридан-авеню. Громадное, из желтого песчаника, здание и в самом деле было главным украшением города — слишком великолепное для его немногочисленного населения, однако воплощающее в себе образ самого Баффэло Билла и того города, который он основал. Вокруг не было больше никаких зданий — отель стоял один, на фоне залитых лунным светом гор.
— Он никогда не получит прибыли, — заметил Бен, когда они подъехали ближе. Свет сиял во всех окнах, люди толпились на террасе, почти кольцом охватывавшей гостиницу; гости стояли и на балконе второго этажа, куда выходили угловые апартаменты.
— Я слышал, там в каждой комнате телефон, — восторженно сказал Тайтес.
— А я считаю, полковник Коди просто молодец, что сделал такое для города, — сказала Шелби, — и я лично думаю, что «Ирма» в конце концов, будет приносить доход! Все больше и больше туристов едет в Йеллоустонский заповедник, и вот посмотрите, эта гостиница станет просто необходима — здесь они смогут отдохнуть, прежде чем двинуться дальше.
— Коди строит также отель и у восточного въезда в парк, — сообщил Бен. — Он назовет его «Пахаска». — Он вдруг умолк при виде элегантной молодой дамы, улыбавшейся ему со ступеней отеля. — Эй, почему мы теряем время? Пойдемте, праздник сейчас начнется!
Шелби вошла в гостиницу «Ирма» под руку с Тайтесом, счастливая, улыбающаяся и очаровательная… и все-таки постоянно сознающая ту пустоту в своем сердце, которая болью отдавалась в ней с того дня, когда Джеф вернулся в Англию. Такие события, как сегодня, должны были бы помочь ей забыть о нем, но Шелби, напротив, тосковала по нему еще сильнее. Они с ним столько раз говорили о Баффэло Билле и о том, как продвигается строительство его отеля, — и всем, что она сегодня видела, ей хотелось поделиться с Джефом.
— Вот бы наш друг Джеф порадовался сегодня, — пробормотал Тайтес, понимая, что лучше уж высказаться прямо. Быть может, это успокоит ее, поможет ей рассеяться, пусть даже его и нет рядом.
Шелби моргнула. В горле у нее стоял комок, мешавший ей говорить, и она лишь кивнула в ответ.
— Я понимаю больше, чем ты думаешь, малышка.
Он потрепал ее по плечу, поцеловал в щеку и взял ее накидку.
— Пойдем, и посмотришь, что все мужчины будут у твоих ног.
Она оглядела себя, краснея, потом посмотрела на Тайтеса:
— Папа был бы рад, что вы так заботитесь обо мне, мистер Пим. Дядя Бен, конечно, хочет, как лучше, но…
— Да разве же я не знаю его! Я пытался сладить с этим парнем, еще, когда он мне и до пояса не доставал!
Тайтес понял, она стесняется войти одна в толпу гостей, быть может, оттого, что многие и так уже смотрели на нее, а потому он взял все в свои руки.
— Давай-ка найдем, где нам выпить по бокалу шампанского, а?
Гостиница Баффэло Билла была роскошной. Просторный вестибюль был прекрасно обставлен. Вдоль одной стены полукругом располагалась обшитая деревом стойка. Модные обои были украшены портретами Баффэло Билла и его необыкновенных друзей. В дальнем конце зала, высоко на стене, прямо перед глазами Шелби, висели головы каких-то животных, по всей видимости, лосей. В самом центре холла она увидела громадный круглый диван, обитый стеганой кожей, на котором сидели пятеро пожилых гостей. Кое-какая мебель была не совсем во вкусе Шелби, но она, несомненно, была великолепна.
В холле было полно народу, некоторые здоровались с ней, но явно немногие узнавали ее в этом наряде. Они привыкли видеть ее всегда в брюках, сапогах и с косами.
Оркестр играл «Птичку в золотой клетке». Шелби заглянула в громадную обеденную залу, чтобы посмотреть на музыкантов и гостей, которые начали танцевать. Бен был там, танцуя с очаровательной девушкой, заговорившей с ними у входа. В баре огни газовых ламп отражались в зеркалах за стойкой, подаренной Коди королевой Викторией, и Шелби с минуту смотрела на нее, затем оглядела массивные бильярдные столы, гнутые стулья и отделанные деревянными панелями кабинки в другом конце зала.
— Вот твое шампанское, малышка, — проговорил Тайтес, трогая ее за локоть. — Я слышал, Коди сам выступит с речью перед гостями у подножия лестницы. Пойдем, послушаем?
Ее взволновала эта новость. В день приезда Коди на станцию толпа была слишком огромной, и Шелби не удалось подойти к нему поближе, хотя Коди был другом семьи и останавливался в их доме, когда Фокс Мэттьюз решил купить ранчо «Саншайн». К тому же Вивиан нужно было вернуться домой пораньше… и Шелби неудобно было говорить о своем знакомстве с невероятно знаменитым полковником Уилльямом Ф. Коди. Она начинала понимать, как разнится ее судьба с судьбой Вивиан, и не хотела лишний раз расстраивать подругу.
И все же, подходя к лестнице, Шелби пожалела, что Вивиан здесь нет, и она не может насладиться этим торжественным вечером как истинная леди, какой она и была. Почему Вивиан не может жить той жизнью, которую сама Шелби считала обычной, само собой разумеющейся? Она имеет на это право!
Коди остановился на середине лестницы, окруженный, с обеих сторон своими дочерьми: Ирмой, чьим именем была названа гостиница, и Артой. Обе девушки были хорошенькие и прекрасно одеты. Полковник Коди находился явно в приподнятом настроении, хотя и выглядел немного утомленным, — но это и не удивительно, если учесть его возраст, который приближался к шестидесяти, и его изнурительную, заполненную до отказа жизнь. Длинные волосы поседели, как и его бородка, клинышком и усы, но вид его по-прежнему был полон достоинства и обаяния. Шелби читала в газетах о смерти в конце октября мужа Арты, Хортона Боула. Боул покончил с собой в гостинице «Шеридан», принадлежавшей его тестю, и Шелби решила, что семья хорошо держится, несмотря на эту трагедию.
Оркестр заиграл «Да здравствует наш вождь!», но Баффэло Билл, вскоре попросил тишины. Представив собравшимся своих дочерей, а также администратора и служащих гостиницы, он произнес:
— Тем, кому интересно, как я хотел бы остаться в памяти людей, отвечаю: я хочу, чтобы меня запомнили как пионера и строителя цивилизации, а не просто как хорошего парня и директора шоу «Дикий Запад». Я вложил гораздо больше усилий в первое, чем, в последнее. Я люблю долину Бигхорна всем моим существам, и эта гостиница значит для меня больше, чем кто-либо из присутствующих может себе представить. Такие вечера, как сегодняшний, золотыми буквами вписаны в мою жизнь, и я клянусь вам, мои дорогие друзья и соотечественники, что сделаю все для того, чтобы о гостинице «Ирма» заговорил весь Запад! Коди помолчал, потом продолжил:
— Сегодня я также имею честь объявить о помолвке моей обожаемой дочери Ирмы с лейтенантом Кларенсом Стоттом, который служит сейчас в Форт-Маккензи, в Шеридане, в Вайоминге. Это действительно знаменательный день для семьи Коди!
Толпа в ответ взревела, приветственные крики наполнили здание, а оркестр снова заиграл «Да здравствует наш вождь!». Поскольку мэр Эдварде, был прикован к постели из-за сломанной ноги, его заместитель Риджели подошел к Коди и от имени жителей города восславил достоинства немолодого директора шоу. Затем, когда торжественная часть вечера закончилась, Баффэло Билл, призвал всех своих гостей есть, пить и веселиться. Шелби и Тайтес собирались уже вернуться в холл, когда Ирма Коди спустилась к подножию лестницы и негромко спросила:
— Не знает ли кто-нибудь, есть ли здесь сегодня мисс Шелби Мэттьюз?
Шелби, изумленная, подняла повыше руку в толпе:
— Это я!
Ирма ласково улыбнулась ей:
— Мой отец интересовался, как вы и ваш дядя управляетесь на вашем ранчо? Не могли бы вы оба пройти в его комнаты и поговорить с ним?
Тайтес пообещал прислать Бена, и мгновение спустя Шелби стояла между дочерьми Коди. Баффэло Билл уже поднимался по лестнице, увлеченно беседуя со своим другом доктором Пауэллом. Шелби невольно задумалась, где же сейчас жена Коди, Луиза, и почему никто ни слова не сказал о ней, расхваливая достоинства его семьи. Неужели слухи о разводе верны?
Что толку от славы, и таланта, и богатства, если не можешь разделить всего этого с любящей душой? Как это грустно, что рядом с полковником Коди не было его жены, которая смеялась бы вместе с ним, держала бы его под руку и заботилась о том, чтобы ему было хорошо. Шелби опять ощутила приступ тоски по Джефу.
Где он сейчас? Она не хотела даже думать о том, что он, может быть, уже женился на леди Клементине Бич… но трудно было забыть слова из ее письма жениху: «Маме не терпится начать приготовления к свадьбе, которая, как она надеется, будет на Рождество…»
— Давно вы уже живете здесь? — спросила Ирма.
— О, очень давно! Во всяком случае, мне кажется, будто прошло уже Бог знает сколько времени. Я приехала сюда из Дэдвуда в апреле.
Она улыбнулась обеим женщинам улыбкой, в которой смешалось множество разнообразных чувств.
— Со мной столько всего произошло с тех пор. Шелби тут же подумала, что ей следует попридержать свой язычок, так как настроение у сестер Коди не могло быть одинаковым. Ирма была влюблена и собиралась выходить замуж, тогда как муж Арты только что покончил с собой, надышавшись хлороформа, и оставил ее одну с двумя детьми.
К счастью, когда они подошли к апартаментам полковника Коди, Шелби не пришлось разговаривать сразу с обеими женщинами. Арта вышла в другую комнату, и Ирма радостно защебетала о своей приближающейся свадьбе.
Угловые комнаты, которые Коди оставил для себя, были великолепны. Маленькая гостиная и две спальни были обставлены элегантной дубовой мебелью, ванная прекрасно оборудована. Как и внизу, на стенах висело много портретов Баффэло Билла. Поскольку отец Ирмы в эту минуту был чем-то занят, она предложила Шелби пока что осмотреться.
— Все хотят поговорить с ним, и он всегда к услугам каждого, — объяснила она.
Шелби решила пройти через спальню и выйти на террасу, устроенную на крыше веранды. Большое угловое окно выходило на просторный балкон, огороженный только низкими поручнями. Это было прекрасное место для того, чтобы скрыться от царящего в отеле столпотворения, и Шелби вышла на свежий, морозный воздух и глубоко вдохнула его в себя. Растущий, беспокойный городок Коди расстилался внизу, посеребренный лунным светом и запорошенный снежными хлопьями. В большинстве домов было темно, так как почти все жители присутствовали на празднике.
— Как жаль, что Джеффри Уэстону пришлось вернуться в Англию, — мягко произнес чей-то голос за ее спиной. — Я тоже скучаю без него.
— О! — Шелби прижала ладонь к груди, стремительно обернувшись. — Я не знала, что здесь еще кто-то есть!
В сумеречном полусвете она узнала Джейкоба Швуба, и сердце ее забилось при воспоминании о том счастливом дне, который они с Джефом провели в «Коди трейдинг компани».
— Я не хотел напугать вас, Шелби, но вы казались такой одинокой, и я подумал, что могу угадать причину.
— Вы можете? Неужели мои чувства к Джефу столь очевидны?
Джеки Швуб успокаивающе улыбнулся ей, потом снял свои очки в проволочной оправе и, протирая их, заговорил:
— Я знаю, оба вы отрицали, что между вами что-то есть, в тот день, когда заходили в мой магазин, но со временем я все лучше узнавал Джефа, и он перестал скрывать от меня свои чувства к вам.
Сердце Шелби отчаянно колотилось, ноги ее подкашивались.
— Я… Мне что-то холодно. Может, нам лучше вернуться в дом?
Он взял ее под руку и провел через высокую балконную дверь; в мягком сиянии газовых ламп Швуб казался еще более благожелательным, чем обычно.
— Я просто подумал, вы должны знать, что Джеф любит вас. Все, что он покупал — от граммофона до велосипедов и рояля, — было для него, лишь возможностью выразить свою любовь.
Она была так потрясена, что ей казалось, голос доходит до нее как сквозь дымку.
— Рояль?
— Он прибудет на этой неделе, — сияя, сообщил Джеки. — Джеф заказал его, когда покупал велосипеды.
Ей отчаянно хотелось поверить ему, но она боялась себе это позволить.
— Я знаю, что нравилась Джефу, но, если это было нечто большее, почему же он не остался?
— Кто знает? Быть может, он сомневался в вас.
Он пожал плечами и бросил взгляд на тот конец залы, где Бен Эйвери и его партнерша беседовали с полковником Коди.
— Видите вон ту девушку? Вы знаете, кто она?
— Нет…
— Это Этта Фили. Когда она только приехала из Ред Лоджа, все думали, что она леди, и о ее прибытии сообщили в колонке «Светской хроники». Теперь уже некоторые стесняются появляться в ее обществе… дело в том, что она содержательница самого большого… — Джеки подыскивал наиболее приличное слово, — …веселого дома в Коди. Но Этта очень милая девушка. Она моя постоянная покупательница и тратит уйму денег на свое… заведение, и это хорошо для города…
— А мой дядя знает, кто она?
— Вероятно. Но я заговорил о ней с вами, потому что она подошла как-то раз к Джефу в моем присутствии. Этта очень ясно выразилась тогда о своих намерениях.
Он улыбнулся при этом воспоминании.
— Я думаю так: если бы Джеф не любил вас, он, пожалуй, захотел бы познакомиться с ней поближе. Что ему было терять? Она пригласила его, и он отказался наотрез. Единственные мужчины в городе, которые так поступают, или влюблены до безумия, или скованы брачными узами.
— Мистер Швуб… что толку мне знать обо всем этом? Слезы блеснули на глазах у Шелби, и она вздохнула так, будто громадная, невыносимая тяжесть давила ей на грудь.
— Мысль о том, что Джеф по-настоящему любил меня, только сильнее заставляет меня страдать! Я все время тоскую о нем. Я верю, что он был — и остается — предназначенным мне судьбой, но этому уже не бывать. Он вернулся в Англию, к другой жизни, и он обручен с другой женщиной!
Он был, казалось, ошеломлен.
— Моя дорогая девочка! Я только подумал, то есть, я хочу сказать — неужели нет никакой надежды, никакой возможности перекинуть мост через пропасть, которая вас разъединяет?
Взяв у него платок, Шелби тихонько высморкалась и покачала головой:
— Думаю, я обречена, провести остаток моей жизни, занимаясь хозяйством на ранчо и ухаживая за мужчинами. Я стану взбалмошной старой девой, присматривающей за своим старым холостяком-дядюшкой…
— Не могу себе представить, чтобы вас ожидала такая участь!
Джеки простить себе не мог, что так расстроил ее.
— Шелби, дорогая, я вижу, полковник Коди машет нам и указывает на вас. Вы уже достаточно оправились, чтобы поговорить с ним?
Шелби была похожа на маленькую, нежную голубку в своем чудесном платье и со своими поднятыми, уложенными в высокую прическу волосами; не очень-то уверенно, но храбро она направилась туда, где стояли Бен, Баффэло Билл и пользующаяся печальной известностью Этта Фили.
Этта первая поздоровалась с ней, протянув обе руки ей навстречу:
— Я так много слышала о вас, мисс Мэттьюз! Чересчур надушенная и нарумяненная, с крашеными по всей вероятности, волосами, она тем не менее казалась искренной.
Шелби в свою очередь поздоровалась с ней, взглянула на Бена — вид у того был пылкий и немного смущенный — и положила свою ручку в перчатке на ладонь Коди. Он низко наклонился, целуя ее; его острая бородка слегка качнулась. Тут Бен, словно по команде, откашлялся и заявил, что они с мисс Фили пойдут вниз, выпьют чего-нибудь прохладительного.
Коди пристально посмотрел на Шелби:
— Мисс Мэттьюз, мне хотелось бы кое-что обсудить с вами. Не могли бы вы уделить мне несколько минут?
— Разумеется, сэр! Я чувствую себя польщенной!
Это ему понравилось. Сжав ее руку повыше локтя, Коди подвел ее к длинному роскошному дивану в углу гостиной. Что-то в его лице побудило других гостей, находившихся поблизости, оставить их наедине.
— Могу я быть с вами откровенным, мисс Мэттьюз? Когда она усиленно, горячо закивала, он улыбнулся.
— Вы очаровательны, и мне известно, что вы также очень талантливы. Это правда, что вы искусная наездница… и что вы необыкновенно метко стреляете?
— Мне бы не хотелось показаться тщеславной, но — да, это правда, сэр! Я очень люблю скакать верхом и заарканивать лошадей, и особенно — стрелять. Я могу заниматься этим целыми часами. Дядя Бен помог мне освоить несколько замечательных трюков.
Шелби уже снова улыбалась, оправившись после разговора с Джеки Швубом.
— Должен признаться, я боготворю Анни Оукли.
Вид у него был необыкновенно довольный, затем его лицо омрачилось.
— Не знаю, известно ли вам, что и у меня, и у моего шоу «Дикий Запад» выдался очень трудный год. Вы слышали о моем несчастном зяте? Ах да, это же наверняка было во всех газетах… Да, ну и помимо этой трагедии были и другие неприятности. Мой старый друг и компаньон Нейт Салсбери болел и почти не мог разъезжать с труппой… Он тяжело вздохнул:
— Быть может, самым большим ударом было крушение поезда, на котором вся наша труппа ехала год назад. Мы потеряли больше сотни наших цирковых лошадей, среди них был и мой собственный конь Олд Поп.
Шелби ахнула. Глаза Коди на миг затуманились, потом он потрепал ее по руке:
— Да, юная леди, боюсь, это правда. Нам еще повезло, что люди остались живы, но Анни Оукли была так тяжело ранена, что много месяцев провела в больнице.
— О Боже! Я не знала об этом!
— М-да… мы постарались, чтобы это не попало в газеты, надеясь, что она полностью поправится. Однако теперь это кажется маловероятным.
Его завораживающий, властный взгляд остановился на Шелби.
— Признаюсь, в последнее время у нас возникли также некоторые затруднения с деньгами, и я беспокоюсь об успехе нашего предстоящего турне за границу без Анни, которая собирала толпы зрителей.
— Но, полковник Коди, ваша труппа и так до отказу забита звездами, а ваши эффектные зрелища, такие, как нападение индейцев на обоз белых колонистов! Люди к вам валом повалят — с Анни Оукли или без нее!
— Я не собираюсь испытывать судьбу, мисс Мэттьюз. Шелби растерялась. Воздух был густым от сигаретного дыма и духов, от жаркого скопления людских тел и тепла соседней батареи отопления. Для чего Баффэло Билл говорит ей все это?
— Я вижу, вы слишком скромны, чтобы догадаться о моих намерениях, так что не стану больше держать вас в неведении, — весело сказал Коди. — Мисс Мэттьюз, я хочу, чтобы вы заняли место Анни Оукли, исполняя роль девушки-меткого стрелка в шоу «Дикий Запад». Мы отплываем в Англию 15 декабря!
Шелби пристально посмотрела на него, издала легкий изумленный возглас и упала на пол без чувств.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дикий цветок - Райт Синтия



Роман очень понравился.Красивая история любви.Читается легко.Советую всем прожить этот роман.
Дикий цветок - Райт СинтияНаталья 66
24.09.2013, 21.13








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100