Читать онлайн Заблудший ангел, автора - Райс Патриция, Раздел - Глава 33 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Заблудший ангел - Райс Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.27 (Голосов: 56)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Заблудший ангел - Райс Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Заблудший ангел - Райс Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Райс Патриция

Заблудший ангел

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 33

О нежная любовь, ты полуангел, полуптица,
Безумное желанье и чудо из чудес.
Роберт Браунинг «Кольцо и книга»
Пэйс сгорал от желания, Дора сидела боком у него на коленях, прижимаясь к нему бедром и распаляя его все больше. Она откинула голову назад, он наклонился и жадно припал губами к стройной шее. В этой позе ее грудь соблазнительно обтянулась вылинявшей тканью платья. Покормив Фрэнсис, она не застегнула лиф, и он мог видеть затененную ложбинку. Дора была гибкая, словно ивовый прутик, легкая и податливая. Прикосновение здесь – его рука заблудилась около груди, поцелуй там – и губами он прижался к уголку ее рта…
О Господи, он так ее желал. Он мог вкусить ее близость. На один краткий миг Пэйс позволил себе ощутить сладость ее губ. Потом резко отодвинулся, закрыл глаза и выпрямился, стремясь преодолеть соблазн. Он весь дрожал. Вся кожа горела от желания прикоснуться к ней. У него заболели даже зубы – так сильно он их стиснул. Пэйс зарылся пальцами в мягкую ткань ее платья и нижней юбки, но попытался овладеть собой.
Открыв глаза, Пэйс увидел, что Дора смотрит на него в смущении и замешательстве, и ему захотелось провалиться сквозь землю.
– Нет, – сказал он отрывисто, ибо это было единственное слово, какое он мог сейчас из себя выдавить.
Дора попыталась встать. Пэйс не отпускал ее, но представил себе, какое потребуется самообладание, чтобы не тронуть жену, если он ее разденет. Только бы посмотреть, полюбоваться спелой округлостью груди, прелестным изгибом талии. Потребуется гораздо больше самообладания, чем у него, понял Пэйс, не в силах оторвать очарованного взгляда от затененной ложбинки за корсажем.
Что у меня не так? – прошептала она обиженно.
Ничего. Ты безупречна. – Это было все, что он смог процедить сквозь стиснутые зубы. На большее Пэйс был сейчас не способен. Страдания его были невыносимы, но он не отпускал ее.
Тонкие брови Доры слегка приподнялись.
– Так что-то не в порядке у тебя? Неужели ты хочешь сказать, что спал с распутными женщинами и подхватил…
Пэйс подавил смешок и зажал ей рот ладонью.
– Не смеши меня, Дора. Я просто лопну от смеха. Он осторожно отодвинул жену от края кровати, не так далеко, чтобы не дотянуться, однако подальше от факела страсти. Он думал, что она еще недостаточно опытна и не заметит степень его возбуждения, но Дора была способной ученицей. Она все быстро схватывала.
– Но в таком случае почему?
Пэйс вздохнул, на минуту отпустил ее и откинул упавшие на лицо волосы.
– Думаю, мы не должны рисковать и заводить еще одного ребенка прямо сейчас, – нашел он наконец нужные слова.
Дора молча сидела рядом с ним, стараясь осмыслить услышанное. У нее были каштановые ресницы, а белизна кожи завораживала его, но сейчас ее щеки слегка порозовели. Пэйс не знал, был ли то румянец смущения или столь же страстного желания, от которого он сейчас сгорал и задыхался. Пэйс знал только одно: Дора прекрасна и ни на минуту не поверила его объяснению.
Ты не заботился насчет опасности завести ребенка, когда следовало, – наконец заметила она. – Я уже говорила тебе, что сейчас это не так возможно. И несколько недель назад ты ведь хотел? Что-то изменилось? – И Дора посмотрела на него в упор.
Все изменил приезд Гарета. – Пэйс машинально пригладил волосы. – Ты только взгляни на него, Дора! Один его сюртук стоит больше, чем я зарабатываю за целый год. Ты же леди, будь я проклят! Как я могу заставить тебя делать тяжелую и нудную работу по дому, от которой отказывается моя родная мать? И вдобавок к этому год за годом делать тебе детей, которых мы не сможем прокормить. Я этого не допущу по отношению к тебе, Дора.
– Понимаю. – Она соскользнула с кровати и пошла погасить лампу.
При лунном свете, проникавшем в окно, он видел, как жена раздевается. Под свои серые платья она не надевала корсет. Повесив платье и нижнюю юбку, Дора осталась в короткой кофточке-шемизетке, панталонах и чулках. Пэйс хотел бы, чтобы они были шелковыми. Такая женщина, как Дора, достойна того, чтобы ее кожи касался только шелк. Но он никогда не сможет купить их для нее.
Пэйс вздохнул, когда Дора сняла с себя все и пошла к комоду, где лежало ночное белье. Он с наслаждением разглядывал ее силуэт, когда она двигалась по комнате. Дора стала более полной, чем раньше, более женственной, меньше походила на девушку-тростинку. Он подумал, что от желания, наверное, можно умереть.
Она взобралась на кровать рядом с ним и спросила:
– Ты не собираешься раздеваться?
– Пожалуй, нет, – решил он, уставившись остекленевшими глазами в противоположную стенку. – Но джентльменство дается мне нелегко.
Дора минуту лежала молча, потом ответила:
– Гарет был рожден джентльменом, но у тебя в мизинце больше благородства, чем у него было за всю его жизнь.
Пэйс резко спустил ноги с кровати и снял измятый сюртук, который надевал к обеду.
– Не делай из меня героя, Дора. Я того и гляди свалюсь лицом в лужу.
– Но жизнь с тобой не тяжелая, нудная работа, Пэйс, – прошептала она в подушку, повернувшись на бок, чтобы лучше его видеть.
– Это потому, что ты не знаешь лучшей жизни. – Он бросил рубашку поверх сюртука и жилета на спинку стула. – Готов держать пари, что ты бы не скребла полы и не стирала пеленки, будучи леди Александрой.
Он повернулся к ней спиной, расстегивая брюки. Ее голос приглушенно доносился до него:
– Я помню, как, вместо того чтобы спать, я часами стояла на носках в углу, прижавшись носом к пятну на стене, пока не начинал болеть живот, и не подкашивались ноги. Я плакала так сильно, что не могла остановиться. А когда я не могла больше стоять, моя нянька шлепала меня. – Будь они прокляты!
Пэйс швырнул башмак в стену. Упав рядом с ней на кровать, он притянул к себе Дору и крепко обнял. Он спрятал лицо в ее волосах, пытаясь выбросить из головы картины, которые она нарисовала, но весь дрожал от ярости. Он понимал, что Дора рассказала не о самых жестоких издевательствах, которым ее подвергали. Он хорошо знал, что есть вещи слишком мучительные для того, чтобы выразить их словами. Он не хотел думать, что те чудовища в человеческом облике могли делать с хрупким, ангельской красоты ребенком, каким она была когда-то. – Все хорошо, – успокаивала его Дора, гладя по волосам. – Он не бил меня так, как маму. Я просто хочу, чтобы ты понял: с этим покончено. Теперь я Дора. Я твоя жена. Мне нравится варить джем и делать желе. Я довольна, что у меня есть ребенок, чьи пеленки я стираю. А полы мыть мне не приходится. Мы платим за это Эрнестине. А когда ты держишь меня в объятиях, я чувствую себя королевой. Я на своем месте, я там, где хочу быть, Пэйс.
«О Господи, каким же слабым ты меня сотворил», – подумал он, наклоняясь к ней и прижимаясь губами к ее губам.
Слова ее согревали его, как теплый мед, но губы воспламеняли. В ней было все, о чем он только мог мечтать, и более того. Она залечивала его раны, поддерживала слабеющую гордость, когда он в этом нуждался, и отдавала свою любовь, которой он так жаждал. Пэйс никогда не насытится ею. Он умрет от желания.
«Плотское познание – так это называется», – бессвязно думал Пэйс.
Он разлепил ее губы поцелуем и ощутил жар дыхания. Под одеялом нащупал ее грудь. Ему нужно было довести ее до той степени возбуждения, в какой находился сам. Он жаждал так глубоко погрузиться в нее, чтобы слиться навсегда.
Его пальцы почти достигли цели, когда послышался жалобный плач ребенка. Пэйс выругался про себя и попытался задержать руку внизу, пока плач не стихнет. Но тот стал только громче.
Пэйс мечтал сорвать с себя оставшуюся одежду и дойти до конца, пока они не опьянеют от счастья. Он мог. Он был готов.
Но крики дочери становились все жалобнее. Девочка не просыпалась в это время всю последнюю неделю и даже больше. Со стоном Пэйс отодвинулся, чтобы Дора могла соскользнуть и подойти к девочке. Ему казалось, что он не в состоянии больше владеть собой.
Дора принесла Фрэнсис и расстегнула пеньюар. Девочка несколько секунд судорожно сосала, потом снова отчаянно заплакала. Пэйс смотрел, как Дора положила малютку к себе на плечо и потерла ей спинку. Фрэнсис закричала еще громче, извиваясь всем своим маленьким тельцем. То ли она сердилась, то ли ей было не по себе, непонятно.
– Что с ней? – встревоженный, он наклонился, чтобы лучше видеть лицо ребенка, который весь сморщился от боли.
– Колики, – ответила Дора. – Живот вздутый и твердый.
Она положила девочку ничком к себе на колени и стала поглаживать ей спинку. Фрэнсис еще некоторое время кричала, потом захныкала, но все тише и тише.
Пэйс зарылся лицом в подушку.
Болит не только у нее, – пожаловался он.
Дать тебе лекарство? – простодушно спросила Дора, продолжая успокаивать ребенка.
Пэйс повернулся и бросил на нее сердитый взгляд, который она не могла видеть.
– Да, мне нужно лекарство, но не их тех, которые ты имеешь в виду.
Она с тревогой взглянула на него:
Что я должна сделать?
Просто полежи рядом со мной и дай мне похныкать. Я приду в себя.
Пэйс мог бы добавить, что это будет, не так скоро, но ничего не сказал. Должна же она ощутить хоть немного той отчаянной страсти, какую он сейчас испытывал. Должна же она знать, как мучительно неутоленное желание. Но Дора еще не оправилась после родов. Она, наверное, не может так сильно чувствовать. Он только все испортит, если будет торопить и возбуждать ее, как сегодня.
Дора, наконец, успокоила ребенка и скользнула под одеяло рядом с ним. Пэйс почувствовал, как его ног коснулась ее ночная рубашка. Ему стоит лишь приподнять край, и он вернется к тому положению, в каком был недавно. Но хотя жена лежала рядом с ним в ожидании, Пэйс отвернулся и сунул руки под подушку. Хоть один раз в жизни надо поступить правильно. Только, черт возьми, он и не представлял, какое это мучение.
На рассвете Дора любовалась очертанием широких плеч мужа на фоне подушек. Его каштановые волосы раз метались и упали на лоб. Простыня прикрывала только нижнюю часть тела, и ей захотелось сорвать ее с узких бедер Пэйса. Но у нее не хватило смелости.
Было слышно, что Фрэнсис в своей колыбели уже просыпается, и нет времени заставить Пэйса изменить его намерение. Она не была прирожденной соблазнительницей, но хорошо знала Пэйса. Эта ночь придала ей некоторую уверенность в себе. Она знала, что может соблазнить его. И решила так и сделать. Не только под влиянием чувств, которые он в ней возбудил, хотя воспоминание о прошлой ночи было ярко, остро, болезненно и возбуждало страсть. Нет, ей надо соблазнить Пэйса, чтобы удержать его. Она понимала, что коль скоро возникнет мысль о втором ребенке, он никогда не уйдет.
Было неразумно и даже глупо так думать, ведь Пэйс уже однажды ее оставил, но Дора верила, что это не повторится. Во всяком случае, женщина понимала, что теперь она его жена, его собственность, а Пэйс мало, что мог считать своим. Он мог отпустить ее, думая, что ей будет лучше в Англии, но за своего ребенка Пэйс будет сражаться не на жизнь, а на смерть. Представление о браке как форме собственности раньше приводило ее в ужас, но теперь Дора подумала, что, может быть, в этом и есть положительная сторона. Пэйс тоже в какой-то мере принадлежал ей, и это придавало чувство уверенности.
Она осторожно провела пальцами по изгибу его широких плеч, по бронзовой от загара спине и обнаженной ложбине позвоночника. Пэйс беспокойно шевельнулся и стал поворачиваться. Дора соскочила с кровати, прежде чем он мог до нее дотянуться.
Она сидела рядом с ним и кормила Фрэнсис, пока Пэйс не открыл глаза. Почувствовав, что муж на нее смотрит, Дора вздрогнула. Она никогда особенно не задумывалась о том, что значит быть женщиной, но Пэйс был настолько мужествен, что контраст заставлял ее остро ощущать свою женственность. Она была такая маленькая и хрупкая рядом с его мощными плечами. Его сильные ноги были гораздо длиннее ее собственных и дотягивались до спинки кровати.
Он так долго молчал, что Дора испугалась, не сердится ли он, но, бросив беглый взгляд в его сторону, увидела, что Пэйс внимательно изучает, как Фрэнсис сосет грудь. Почувствовав взгляд Доры, он поднял глаза.
– Вы обе иногда меня пугаете, – сказал он ровно, без всякого выражения, и его зеленые глаза потемнели. – Так или иначе, я обязан вас кормить, одевать и защищать всю жизнь. Я никогда не знал, что такое ответственность.
У Доры сердце сжалось в груди при виде морщин и складок около его рта – следствие забот и тревоги. Он осторожно повернул правую руку, как будто в это утро она болела. Дора прикусила губу, подумав, какую тяжесть взвалит на него, если приведет свой замысел в исполнение. Может быть, не нужно… Дора не знала, как поступить, к какому голосу прислушаться. Говорил ли в ней Бог или ею владели только эгоизм и плотская страсть.
Я не хочу быть для тебя бременем, – ответила она мягко, – я хочу помогать тебе, если только ты позволишь.
Так дела не делаются, – возразил он сердито. – Мужчина заботится о своей семье.
Он повернулся, сбросил простыню и встал.
Дора рассердилась. Она не понимала почему, но просто рассердилась и все. Повернувшись к ней спиной, Пэйс порывисто надел исподнее.
– А что должна делать женщина? – спросила она, стараясь не смотреть на него.
Натягивая рубашку, он оглянулся.
– Наверное, наряжаться в красивые платья и улыбаться. Откуда мне, черт возьми, знать!
Ее гнев остыл так же быстро, как вспыхнул. Дора улыбнулась, представив себе картину, которую он нарисовал. Конечно, Пэйс не знал, чем занимаются женщины. Единственная женщина, которую он хорошо знал, провела большую часть жизни, лежа в постели и созерцая потолок. Нет, она его просветит, если только он даст ей время и возможность. Она не хотела об этом думать. Дора хотела верить, что останется здесь навсегда и Пэйс ее не покинет. Утвердившись в этой мысли, она положила Фрэнсис к себе на плечо и, растирая ее спинку, смело ответила:
– В таком случае ты неправильно выбрал жену. Может быть, тебе нужна Джози?
Пэйс бросил на нее сердитый взгляд и протянул руку, чтобы взять брюки.
Она очень быстро довела бы меня до банкротства. Не время сейчас дразнить меня, Дора. Я не в подходящем настроении для этого.
Это я вижу, – ответила она спокойно. – Хотела бы я знать, отчего ты злишься по утрам – из благородных чувств или из-за несбывшихся ожиданий.
Пэйс хмуро взглянул на Дору, схватил башмаки и ушел.
Доре хотелось рассмеяться, но собственная смелость немного испугала ее. Она действительно посмела сказать то, что думала, и никакого наказания не последовало. Перед ней вырисовывались новые возможности. Может быть, она отважилась, на свой страх и риск, сделать первый самостоятельный шаг в нужном направлении?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Заблудший ангел - Райс Патриция



книга неплохая но на любителя! тема ---исторический роман говорит сам за себя.
Заблудший ангел - Райс Патрициявэл
31.05.2013, 14.46





СКУКОТИЩЕ. Не советую.
Заблудший ангел - Райс ПатрицияНадя
10.09.2014, 11.51





не плохо но нудновато
Заблудший ангел - Райс ПатрицияАлина
17.09.2014, 11.07





отличный роман. сейчас пытаюсь прочитать ее роман "магия"-то ли перевод неудачный...в общем бред. а этот очень интересный, необычная ГГ. советую
Заблудший ангел - Райс Патрицияя
30.10.2015, 21.29





Мне роман очень понравился. Да сложный, местами тяжелый. Да, почти нет слов: Я люблю тебя и т.д., но есть пронзительное описание чувств, в которые веришь. Есть замечательная передача настроения людей тех далеких событий (рабство, война, смерть Линкольна), их опасения, их мечты, их трудности. Я прочувствовала жизнь этих героев. Я поняла и приняла их. Я грустила и радовалась с ними. Я не забуду этот роман.
Заблудший ангел - Райс ПатрицияЛида
10.06.2016, 11.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100