Читать онлайн Заблудший ангел, автора - Райс Патриция, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Заблудший ангел - Райс Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.27 (Голосов: 56)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Заблудший ангел - Райс Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Заблудший ангел - Райс Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Райс Патриция

Заблудший ангел

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Мы ненавидим некоторых людей потому,
что не знаем их.
И не хотим узнать, потому что ненавидим.
Чарлз Калеб Колтон «Лакон»
Декабрь 1857 года
Дора крепко завязала ботинки и потянулась за серым шерстяным плащом. Зимы в Кентукки вряд ли холоднее и дождливее, чем в Корнуолле, но ей помнилось, что там все-таки было теплее и суше – наверное, потому, что ее никогда не выпускали в это время из дома.
За шесть лет большая часть воспоминаний успела потускнеть, да ей и некогда было тратить на них время. К тому же они оставили болезненный след в памяти, и девушке казалось, что лишний раз вспоминать ни к чему. Лучше папы Джона в целом мире никого и быть не могло, ну а если новая мать, Элизабет, казалась резче и несколько суровее, чем милая, хрупкая женщина, которую она не забыла, то Дора никогда не жаловалась. Ей пришлось понять, что, несмотря на евангельские заповеди, не кроткие наследуют землю, во всяком случае до тех пор, пока грубые и жестокие не превратят ее в пустыню.
Короче, она приняла свое место в новом мире, куда привезли ее приемные родители. Ей совсем нетрудно было скрывать фигуру в бесформенных платьях и прятать лицо в широкополых капорах, говорить, только когда к ней обращались, и выполнять все дела по хозяйству без понуканий. Образ жизни, довольно строгий и стесняющий инициативу, Доре, напротив, казался гораздо более свободным, чем тот, который она вела когда-то.
Простое платье делало ее не более привлекательной, чем остальные девушки, и парни с ней заигрывали не больше, чем с другими. В общем, ее оставили в покое. И это поистине удивительно, сколь многого можно добиться, будучи практически невидимкой. Дора убедилась, что вовсе не надо прятаться от взглядов, чтобы тебя не замечали.
Она незаметно выскользнула из дома с корзиной для яиц и направилась по дороге в город. В это время года яиц в корзине не было, но в ней удобно разместились банки с вареньем и джемами, приготовленными прошлым летом. Матушка Элизабет сказала, что их можно продать, а деньги использовать по собственному разумению. Дора могла бы легко насчитать с десяток вещиц, которые ей хочется купить, но сначала надо приобрести небольшие подарки для приемной родни. Она помнила, каким чрезвычайно торжественным и щедрым праздником было Рождество, и хотя условия ее жизни изменились неузнаваемо, она не могла забыть о необыкновенном значении этого дня.
Большая пузатая печь наполняла теплом торговый склад, и Дора отогревала большие пальцы ног, пока Салли, жена Билли Джона, оценивала стоимость содержимого банок. Доре с трудом верилось, что Билли Джон, которого она когда-то укусила за палец во время одной из детских ссор, теперь стал уже взрослым и держал магазин, и что отец Джо Митчелла стал мэром Шранкфорта. Ей недавно исполнилось четырнадцать, а старший брат Пэйса и его дружки совсем выросли и многие женились, заняв солидное положение в обществе. Вот так. Чарли еще не женился и не вступил во владение фермой, потому что ею по-прежнему заправлял отец, но Чарли уже играл заметную роль во многих местных делах и начинаниях.
Дора росла вместе с Пэйсом и его братом и чувствовала себя такой же взрослой и умудренной, хотя ее физическая зрелость значительно отставала от умственной. У нее все еще не развилась грудь, в то время как Джози Энн, будучи всего двумя годами старше, стала не только полногрудой, но и обзавелась десятком поклонников. Иногда, правда, нечасто, Доре хотелось тоже покрасоваться в розовых платьях с оборками, широкими, на обручах, юбками и весело похихикать с другими девушками, но затем она вспоминала о прошлом, и желание исчезало. Ноги согрелись, и Дору как магнитом потянуло к добру на полках. Она шила не очень хорошо, однако вполне терпимо. И Дора притронулась к куску мягкой серой шерсти, прикидывая, сколько потребуется ярдов на платье, и сколько это будет стоить. Уж сколько лет матушка Элизабет ходит на молебствия в старом платье. Дора понятия не имела, как она сумеет незаметно сшить для нее новое платье, но лучшего подарка и представить нельзя.
Дверь распахнулась, ворвался ветер, а вместе с ним влетели две молодые женщины в тарлатановых юбках на необъятных кринолинах. Весело смеясь, они подошли к стойке, не заметив Дору, стоявшую в дальнем углу. Дору люди вообще не часто замечали.
– Ты слышала? – прошептала одна из них на ухо жене Билли Джона. – На аукционе будет продаваться все имущество Маккоя за неуплату налогов. Папа говорит, что он бы сам не отказался приобрести несколько акров, но думает, что отец Джо Митчелла купит всю эту землю для сына.
Салли широко раскрыла глаза.
– Нет, ничего подобного я не слышала. Держу пари, Билли Джон тоже об этом ничего не знает. Том Маккой его лучший друг, и что же они теперь будут делать?
Одну из женщин Дора узнала, это была Джози Энн. А другая, наверное, одна из ее многочисленных кузин. Дора вращалась в тех же кругах, что и Джози, а так как та теперь думала лишь о поклонниках, то не обратила на Дору никакого внимания.
Джози сняла капор, украшенный цветами, и блестящие каштановые локоны явились во всей красе. Ее голос прозвучал задумчиво:
– Но это несправедливо, правда? Родные Томми владели этой землей с незапамятных времен. Я слышала, что сам Том нашел себе работу на речном судне.
На что Салли негодующе ответила:
– Джозефина Энндрьюс! Ты же прекрасно знаешь, почему все так получилось. Если бы отец Томми не давал пристанище беглым рабам, он и сейчас бы жил припеваючи. Но ведь нельзя воровать чужую собственность и чтобы все сходило тебе с рук. Так говорят мой папа и Билли Джон и имеют на это право. Все по закону: украл – плати. Его оштрафовали и посадили в тюрьму, но так и полагается, потому что он самый обыкновенный преступник. И, конечно, нехорошо, что у него сгорел табачный сарай, а ведь он столько труда вложил в свою плантацию и все делал своими руками, да, видно, Господь решил покарать его за грехи.
Нет, не тому ее учил папа Джон. И сама Дора, и многие другие в это не верили, но девушка хранила молчание. Она впервые слышала, что Маккой потерял свою ферму.
Джози Энн покачала головой:
– Но мне просто не верится, что мистер Маккой мог укрывать беглых рабов. То, что он слишком беден и не может иметь своих негров, еще не означает, будто он хоть сколько-нибудь симпатизирует аболиционистам.
Ответ ее кузины был более пронзительным и непреклонным, чем неуверенное замечание Джози:
– Мы потеряли тысячи долларов из-за этих янки и их воровских ухищрений! Да вот, мой папа заплатил три тысячи за нескольких парней, которых собирался продать в Новом Орлеане. И когда они сбежали, то папа не разрешил нам поехать за покупками в Цинциннати, как обещал раньше, потому что у него не было денег, и он велел нам подождать, пока черномазых поймают. А когда их нашли в Эвансвилле, эти самые аболиционисты заявили, что они не папина собственность! Аболиционисты – воры, вот именно, воры. И это преступно и грешно, что их наказывают за это не так часто, как следует. Ведь если бы янки украли лошадей, их бы тут же повесили. Их нужно наказать, чтобы неповадно было, и если мистер Маккой тоже аболиционист, значит, он потерял то, что нам должен. Папа сказал, что эти противные квакеры, что живут на том берегу…
Салли шикнула и кивнула на Дору. Все три женщины разом повернулись в ее сторону, но Дора вытащила кусок облюбованной шерсти и сделала вид, будто ничего не слышала. Друзья научили ее, что гнев Богу неугоден и что она должна только сочувствовать людям по причине их невежества.
Подобрав полы плаща и захватив рулон шерстяной ткани, девушка устремилась к прилавку и любезно кивнула женщинам. Джози Энн сразу же улыбнулась и начала тараторить о приближающемся рождественском бале, а Дора тем временем развернула ткань на прилавке, чтобы отмерить.
И только когда упомянули имя Пэйса, она снова навострила уши. Ей было известно, что в июне молодой человек окончил юридический колледж и теперь работал помощником адвоката в Лексингтоне. Дора еще не знала, что Пэйс недавно приехал домой. Она чувствовала его присутствие, но все же это было не то, как если бы знать наверняка. А Дора его ждала. Ему надо было кое-что обязательно узнать.
Когда она расплачивалась, раздался веселый посвист тростниковой дудочки и одновременно лязг цепей и звук шагов десяток ног. Дора поджала губы, сердце у нее забилось, но она продолжала спокойно считать деньги. Салли с беспокойством взглянула на нее, а потом на двух других девушек, подошедших к окну.
Джози Энн быстро отвернулась от представшего взгляду зрелища, однако ее кузина смотрела с торжествующей улыбкой.
– Вот эти уж больше нас не побеспокоят. Иногда я думаю, что проповедник прав и надо их всех отослать обратно в Африку. Там им самое место. Вы только посмотрите! Нет, вы можете себе представить, что в случае, если янки добьются своего, нам придется жить бок о бок с этими грязными черномазыми?
Дора ждала, что Джози Энн и Салли что-нибудь ответят, но те промолчали. Дора была здесь самая младшая, и присутствующим было неинтересно ее мнение по этому поводу. Хотелось бы девушке убедить их, что владение другими людьми как неодушевленной собственностью убивает человеческое и в рабовладельце, и в рабе, что это прямой путь к насилию, но ведь она не Бог и вряд ли ей удастся донести свое слово до их сознания. Они видят и понимают только то, что хотят видеть и понимать.
И все же она не утерпела и спросила:
– А что, митчелловский парнишка тоже среди отправляемых на продажу?
И, спросив, поняла, что ведет себя глупо. Она все же не смогла пересилить свой гнев и отвращение. Три молодые женщины изумленно уставились на нее, словно она дерево, которое неожиданно залаяло.
Джози Энн смущенно откашлялась и постаралась ответить в очень рассудительном тоне:
– Как тебе в голову могла взбрести такая мысль, Дора? Местные жители никогда не разбивают семьи. И Фэнни со своими детьми живет у мистера Митчелла всю жизнь. Он никогда не продаст никого из них.
Джози, конечно, не сказала, что это было бы равносильно тому, как если бы Митчелл предал своего белого сына Джо. Если не обращать внимания на цвет кожи, то единственный сын Фэнни как две капли воды похож на Джо Митчелла, а Джо, в свою очередь, вылитый отец. И Дора не случайно наступила сплетницам на любимую мозоль, назвав сына Фэнни митчелловским парнишкой. Все в городе знали, что молодой невольник Роско – сын мэра, ставшего теперь конгрессменом. И что он его любит.
Но в городе еще никто не знал, с каким трудом Джо, наконец, убедил отца продать Роско. А Дора слышала, как ее отец вечером рассказывал об этом. Папа Джон ужасался, как родной отец может продать собственного сына, но он был не в силах это предотвратить. Не думала Дора, что тут может чем-нибудь помочь и Пэйс. Ладно, нечего выставлять напоказ свои чувства. Надо заниматься делом.
Дора взяла корзинку, сверток и направилась к двери. Выходя, она услышала, как Салли прошептала:
– Но это неправда, Джози, насчет того, что никто не разбивает семьи. Мистер Хауэрд продает всех рабов, как только им исполнится пятнадцать, если ему не нужны лишние руки. Он говорит, что иначе получается слишком много ртов, которые надо кормить, а у него только несколько акров под табак и несколько свиней.
Дора не слышала, что ответила Джози. Хотелось бы ей, конечно, знать, как богатые молодые девушки оправдывают политику мистера Хауэрда по воспроизводству и сокращению поголовья рабов, но при одной только мысли об этом ее затошнило. Доре ведь исполнилось только четырнадцать, и она ничего не знала о том, как появляются на свет дети и как трудно их выносить, но девушка не могла, да и не хотела вообразить, как это ее детей будут продавать на сторону, едва им исполнится пятнадцать. И самой бы ей тоже совсем не хотелось быть проданной. Возможно, как это случилось с ней, они станут счастливее в других краях, но Дора наслушалась достаточно рассказов о том, что бывает с рабами, которых продают куда-нибудь в отдаленные штаты Юга, и вряд ли им могло быть там лучше.
Она прибавила шагу, избегая смотреть на скованных невольников, бредущих по дороге к тюрьме. Работорговец прибыл совсем недавно, так что он вряд ли уже совершил какие-нибудь купчие. И вряд ли стоило выискивать знакомых. Но, между прочим, время на исходе. Если кто-то сейчас не поспешит, то, по крайней мере, для двух семей Рождество будет несчастливым.
Повинуясь безошибочному чутью, Дора быстро свернула в проулок и вышла на окраину города. Она ни разу не приходила сюда с тех пор, как прошлым летом здесь побывал Пэйс. Вообще-то она сторонилась людей, и мужчин в особенности, но почему-то с первого же дня, как она его увидела, Пэйс заполнил какую-то пустоту в ее сердце. И девушка всегда знала, где его найти. Сам Бог ей подсказывал.
Не доходя до старой хижины, она услышала громкие голоса и тихонько проскользнула через заднюю дверь в крошечную прихожую. Поставив корзину на полку, Дора притаилась в темном уголке, чтобы мужчины в комнате ее не видели.
Будь она глуха как пробка, и тогда бы распознала сердитый голос Пэйса. Его так распирали гнев и горечь, что Дора подумала, как же трудно ему спать, чувствуя такое. Он, наверное, всю ночь вертится без сна. Он уже взрослый, а она еще юная девушка, подросток, в сущности. И помочь ему ничем не может. Поэтому Дора стояла и слушала.
– Нет. Сторонники рабства примут меры. Новая конституция дает для этого возможность, и они добьются, что пункт закрепят без всяких поправок лет на пятнадцать. Народ штата может сколько угодно твердить об отмене рабовладения, но руки сами тянутся за вознаграждением. Посмотрите, что происходит! Мы превратились в штат работорговцев. Люди стали более выгодной статьей наживы, чем табак. И есть только один способ положить этому конец, но закон тут бессилен.
Пэйсу ответил тихий, мягкий голос, запретивший прибегать к насилию, и Дора беспокойно пошевелилась. Это, должно быть, Дэвид. У него с Пэйсом одни и те же цели, но достичь их они хотят совершенно разными средствами. Пусть так, но пока они спорят, семьи разбиваются навеки, детей отрывают от родителей.
Наверное, дядя Джэз с ней согласен. Девушка слышала, как он тихо спросил, не требуется ли еще того порошка, который собьет собак со следа, а может, и «утихомирит», а это означало подмешать им в воду стрихнин. Дора поморщилась и вышла из своего укрытия.
– Я смогу достать порошок. Как скоро он может понадобиться?
Все удивленно взглянули на нее. Все, за исключением Пэйса. Он только откинулся на спинку стула и повернулся к ней лицом, без слов принимая ее в число своих помощников.
– Тебе лучше расстараться немедленно, прежде чем стемнеет. Но удастся ли тебе достать еще и пороху? Мне больше нельзя, иначе подумают, что я хочу взорвать весь город, а Дэвид, видишь ли, не согласен покупать оружие дьявола.
Молодой человек в сером квакерском сюртуке хотел, было возразить, но Дора не обратила на это никакого внимания. Она протянула руку, взяла пачку долларов у Пэйса и, не теряя ни минуты, ушла.
После ее ухода человек в широкополой шляпе сердито набросился на Пэйса:
– Она же еще ребенок! Незачем вмешивать ее в такие дела.
Пэйс лишь пожал плечами и снова стал набивать порохом железные банки.
– Ты слышал, чтобы она против этого возражала? Молодой негр, приделывавший к банкам фитили, хихикнул:
– Пэйсон завел себе подружку. Этот ребенок ходит за ним как тень.
– Оставь, Джексон, – проворчал Пэйс, – она просто одинокий подросток. Оставь ее в покое.
– Но девчонки болтливы, – предостерег дядя Джэз, – и не следовало бы ей сюда приходить.
Но все присутствующие знали: где Пэйс, там рано или поздно появится и Дора. Так повелось с самого детства. Его это смущало, но не так, чтобы очень. Он закончил набивать банку и передал ее Джексону.
– Я отвезу девочку домой, как только она вернется. И не беспокойтесь, что она проболтается. Дора очень молчалива.
– Это точно, – согласился с ним Джексон, – стоит тихо и молчит, будто привидение, никто и не знает, что она тут обретается. Сколько она здесь простояла, прежде чем заговорила, а?
Пэйс точно знал. В ту самую минуту как Дора вошла, волосы у него на затылке встали дыбом. И он неизменно изумлялся, что единственный из всех чувствует присутствие этой маленькой колдуньи. И еще он солгал, сказав, что Дора молчалива, хотя все в это свято поверили. Дора стрекотала как сорока, если на то было ее желание. И, по-видимому, только ему одному девушка поверяла свои мысли. Но рассказывать об этом он не собирался.
Когда Дора вернулась с покупкой – Пэйс не стал спрашивать, под каким предлогом она ее приобрела, – он встал и притронулся к шляпе:
– Увидимся попозже, джентльмены, я провожу мисс Смайт домой.
Дора, не обратив ни малейшего внимания на других присутствующих, словно в комнате никого и не было, упорхнула тем же путем, которым пришла. Пэйс задумчиво покачал головой. Он мог бы поклясться, что она не имеет никакого отношения к женскому полу. Он не представлял себе женщины, которая бы не флиртовала, не засыпала враз десятком вопросов, не набросилась бы с упреками, найдя его в обществе таких неприглядных субъектов. Дора просто-напросто принимала все, как есть и действовала, следуя некой только ей одной ведомой цели.
– Я тебе сотню раз говорил, что ты не должна приходить в хижину Джэза, – предостерегающе начал он, нагоняя ее. Дора была маленькая, но скорая на ногу.
– Только что приехал работорговец из Нашвилла. Твой отец собирается продать Джошуа, а Джо – Роско. И я слышала, как он предлагал Хауэрду продать самую молоденькую негритянку, хотя ей не исполнилось и пятнадцати.
Дора искоса бросила на него взгляд.
– В Новом Орлеане должен быть большой рынок по продаже молодых рабынь, внешне похожих на белых.
Пэйс провел рукой по лицу, чтобы скрыть гримасу отчаяния. Конца этому не видно. А невинное дитя толкует о невольничьем рынке в Новом Орлеане, хотя ей еще рано знать о таких вещах. Какого дьявола родители не держат девчонку дома, взаперти?
Но на этот вопрос он знал ответ: да потому, что она избалованное дитя их преклонных лет и они с таким же успехом могли удержать дома малиновку.
– Но почему отец хочет продать Джошуа? – вырвалось у него, и он сразу же пожалел об этом. Пэйс не мог бы ответить, почему этому ребенку должно быть известно больше, чем ему самому, но это было именно так, и она знала ответ.
– Он думает, что Джошуа помог скрыться тем беглым на прошлой неделе и помогал многим другим. Ты должен ему помочь улизнуть, Пэйс.
– Весь наш проклятый город сошел с ума! – Пэйс сунул руки в карманы и отшвырнул носком сапога кусок грязи. – Что бы ни случилось, во всем винят рабов. Пожар на ферме Маккоя? Определенно беглые подожгли. Подстрелили свинью? Проделки кого-нибудь из цветных. Можно подумать, что белые никогда не делают ничего скверного.
На это Дора спокойно ответила:
– Но ведь Джошуа действительно помог им переправиться на тот берег реки. Ведь есть целая подпольная сеть дорог, она ведет прямо в Лексингтон, а может, и дальше. Наверное, сотни здешних рабов знают, что Джошуа обязательно переправит их через реку, лишь им удалось сбежать от хозяев. А ты знаешь, что ферма Маккоя будет продаваться с аукциона?
Да, он знал об этом, он знал также, что с фермой сделает Джо, как только ее получит. И не нравилось ему, как быстро должны быть уплачены налоги на вновь приобретенную собственность. Что-то подозрительное во всей этой истории. И вот приходилось в одиночку сражаться на многих фронтах одновременно.
– У меня есть человек, который расследует, что тут к чему, – вот и все, что он ответил Доре.
Она подняла на него огромные голубые глаза:
– А что будет с остальными? Пэйс решительно поднял подбородок.
– Твой отец не одобрит моего плана. Скажи ему только, чтобы он запасся надежными свидетелями к завтрашнему вечеру. Я буду, как все жители, на рождественском балу. И ты скоро обо всем узнаешь.
– У Джози много поклонников, – ответила она простодушно.
Пэйс заметно повеселел и усмехнулся:
– Но лучше меня у нее никого не найдется.
Он остановился у порога маленького фермерского дома Смайтов и показал на дверь:
– А теперь отправляйся домой и не вздумай хоть одной своей маленькой ножкой ступить из дома до послезавтра. Понятно?
Ее капор упал на плечи, и в этот волнующий момент Пэйс, взглянув в глаза ребенка, вдруг увидел ангельское личико.
А потом плащ Доры взметнулся, она подняла руку в прощальном жесте и быстро скрылась за дверью.
Он покачал головой. Образ светлых, как платина, локонов словно жег ему веки. Нет, надо перестать пить так много кофе и спать побольше, не то начнутся настоящие видения.
Тронув пальцем голубое перышко в кармане, Пэйс засвистел и направился обратно в город.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Заблудший ангел - Райс Патриция



книга неплохая но на любителя! тема ---исторический роман говорит сам за себя.
Заблудший ангел - Райс Патрициявэл
31.05.2013, 14.46





СКУКОТИЩЕ. Не советую.
Заблудший ангел - Райс ПатрицияНадя
10.09.2014, 11.51





не плохо но нудновато
Заблудший ангел - Райс ПатрицияАлина
17.09.2014, 11.07





отличный роман. сейчас пытаюсь прочитать ее роман "магия"-то ли перевод неудачный...в общем бред. а этот очень интересный, необычная ГГ. советую
Заблудший ангел - Райс Патрицияя
30.10.2015, 21.29





Мне роман очень понравился. Да сложный, местами тяжелый. Да, почти нет слов: Я люблю тебя и т.д., но есть пронзительное описание чувств, в которые веришь. Есть замечательная передача настроения людей тех далеких событий (рабство, война, смерть Линкольна), их опасения, их мечты, их трудности. Я прочувствовала жизнь этих героев. Я поняла и приняла их. Я грустила и радовалась с ними. Я не забуду этот роман.
Заблудший ангел - Райс ПатрицияЛида
10.06.2016, 11.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100