Читать онлайн Вулкан любви, автора - Райс Патриция, Раздел - Глава 35 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Вулкан любви - Райс Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.33 (Голосов: 24)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Вулкан любви - Райс Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Вулкан любви - Райс Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Райс Патриция

Вулкан любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 35

Слоан закинул ноги на подлокотник софы, а руки подложил под голову, которая покоилась на противоположном подлокотнике. Чертова софа была слишком короткой! Может, лучше было бы оставаться в лагере при руднике? Впрочем, отнюдь не размеры софы заставляли его думать об этом.
Он посмотрел на дверь спальни, за ней суетилась Саманта. Толботт слышал, как она ходила, носила ведра с горячей водой, открывала и закрывала сундук. Он вошел в тот момент, когда девушка примеряла сшитые ею джинсы. Не такие грубые, как покупные, они сидели как влитые на ее тонкой талии и округлой попке, подчеркивая красоту и длину великолепных ног. Она заставит мужчин задыхаться и ползать перед ней на коленях, стоит ей только выйти в них из дома. Но Саманта запустила в него щеткой для волос, едва Слоан заикнулся об этом.
Он, возможно, не сумел надлежащим образом выразить свой протест: у него на этот раз просто не хватило чувства юмора. Толботт вздохнул и вытянул затекшие ноги. Он явно обидел ее, в то время как она, возможно, сама того не осознавая, сделала все, чтобы произвести на него впечатление. Он прекрасно понимал, почему она с такой щегольской гордостью демонстрировала ему свою хорошенькую попку. Саманта просто была слишком искренней.
Еще пару дней назад Слоан принял бы ее вызов и полжизни бы отдал, чтобы Саманта попыталась соблазнить его. Он бы отдал и больше, лишь бы оказаться сейчас в ее постели. Но в любом случае Толботт не смог бы жениться на ней, пока вокруг рыщет этот Андерсон. Опасно было также играть роль женатого на Саманте: девушка уже показала, что не намерена играть никаких ролей.
Для ее же блага следовало вывезти Саманту отсюда. Если там, внизу, и в самом деле ошивался Андерсон, Слоан сколько угодно мог гадать, что ему надо или как он его нашел, но держать Сэм здесь, пока он не выяснит этого, было опасно. Андерсон знал все. И, вполне возможно, мог бы даже заставить Нили уехать, просто рассказав ей то, что знал. Но если по какой-то дикой причине Андерсон решил отомстить Слоану, он бы не задумываясь распространил свою месть и на Саманту.
Значит, надо рассказать Саманте правду, хотя он бы предпочел, чтобы кто-нибудь нашел наконец ее пресловутую долину и Сэм занялась бы там своим любимым сельским хозяйством. Тогда у него, вероятно, появился бы шанс в будущем уговорить ее разделить с ним постель. Но стоило выложить все начистоту – и никаких шансов уже не останется.
Слоан еще мог бы оттянуть неизбежное, если бы в этот момент к нему не вошла Саманта. На ней была ночная сорочка из тонкой полупрозрачной материи – не стоило ничего выдумывать, чтобы немедленно возбудить его. Это был, вероятно, просто хорошего качества тонкий батист – у Саманты не было ничего из французских вещей, какие носила Мелинда, – но свет лампы за ее спиной позволял Слоану видеть ее всю сквозь прозрачную ткань.
«У нее такие длинные ноги!..» – теряя контроль над собой, подумал он, глядя на тени под сорочкой. Линия длинных и узких бедер лишь подчеркивала пластику тонкого стана Саманты. Не надо было даже поднимать глаза, чтобы понять, что он в опасности.
– Нам надо поговорить, – сказала она бесстрастно, рассеяв последние иллюзии насчет намерения его соблазнить.
– Беседа – последнее, что приходит на ум, когда ты так одета. – Слоан, казалось, сам удивился, что ему удалось произнести это так спокойно, в то время как в горле все пересохло от желания, а кровь неслась по жилам, как весенние потоки с гор.
– Я пыталась таким способом обратить на себя внимание. – В ее голосе прозвучал сдержанный юмор. Она подтащила кресло поближе к Слоану и села.
Ее грудь оказалась на уровне его глаз. Мужчина с интересом принялся изучать то, что теперь оказалось в поле его зрения. К сожалению, только одна ленточка ее сорочки была развязана, так что он видел лишь кусочек обнаженного тела. Не слишком удачный ракурс, решил он. Она, возможно, и не осознавала, что натянувшаяся материя подчеркивала каждый изгиб ее тела. Невинная синяя ленточка под грудями еще сильнее подчеркивала их округлость. Он мог бы поклясться, что видел темные холмики сосков сквозь тонкую ткань.
– Ты вполне обратила на себя внимание. Я только не уверен, что смогу воспринять хоть одно твое слово. У тебя и панталончиков нет под сорочкой?
Она поджала под себя ноги, вероятно, чтобы скрыть смущение. В результате он жадным взглядом принялся за поиски того места, где они сходились. Слоан напряженно думал, как заставить ее перебраться на софу и уложить поверх себя, едва сдерживаясь, чтобы не застонать от болезненного ощущения в паху.
– Самое неудачное время месяца, – произнесла она натянуто, – так что выкинь это из головы. Давай-ка лучше займемся этим Кларком, или Андерсоном, или кто он там еще.
Она указывала ему выход. Слоан закрыл глаза и попробовал собраться с мыслями. Вся история была похоронена десять лет назад, и копаться в ней вновь у него не было никакого желания. Зато было яростное желание зарыться в Саманту, погрузиться в ее невинность, насладиться ее нежностью, посмеяться ее шуткам. Он не хотел давать ей последний повод отвязаться от него.
– Пойдем сначала в постель, а о нем поговорим после. Я сумею защитить тебя, если в этом дело.
Произнеся эти слова, Слоан осмелился взглянуть на нее в упор. Откровенное желание в ее глазах сразило бы его наповал, если бы он уже не лежал. Своим видом она насквозь пробивала стену, которую он возводил вокруг себя все эти годы, так что от самой возможности взять реванш захватывало дух. Она хотела его. Несмотря на обиды и боль, которые он ей причинил, всю его мрачность, грубость и рыкание – она по-прежнему хотела его! Она была столь же безумна, как и он.
– Дело не в этом, сам знаешь, – она как ни в чем не бывало перевела разговор на него. – У этого Андерсона было что-то с твоей женой, которую ты оставил там, на востоке?
С таким же успехом она могла бы залепить ему пощечину. Слоан уставился в потолок.
– Среди прочего Гарри Андерсон – ее сводный брат. Но это не значит, что там, внизу, шастает именно он.
Она тяжело вздохнула. Он всего лишь подтвердил, что у него была жена. Это должно было оттолкнуть ее вовсе, так что все остальное уже не имело значения. То, что это была лишь полуправда, не делало ее менее болезненной.
Толботт недооценил стойкости Саманты.
– Ты как-то говорил, что не можешь считать себя по-настоящему женатым. Он здесь по этой причине?
Глядя в потолок, Слоан нахмурился. Он уже достаточно сказал этой соблазнительной колдунье. Все, что оставалось, – это взять ее сейчас, а потом – пусть идет своей дорогой. А почему бы и нет? Слоан Толботт, каким он стал за эти последние годы, вполне мог так поступить. Не метнуть ли в нее нож, чтобы она ушла?
Саманта, кстати, не ушла, когда он последний раз сделал это. Возмутительно! Он сделал все, чтобы держать ее на расстоянии, но она каким-то образом проникла сквозь его кожу, как какой-нибудь паразит, без которого он теперь не мог существовать. «Паразит» – не то слово! Это бы значило, что она жила за его счет, но она вполне самостоятельна. Нет, наверное, существовало слово поточнее. Сэм поддерживала в нем жизнь. Вполне вероятно, будь у них шанс, они могли бы сделать свое существование взаимовыгодным симбиозом, черпая силы друг в друге.
Но у них никогда не будет такого шанса. Глубоко вздохнув, Слоан ответил Саманте. Лучше бы она этого не слышала:
– Гарри, вероятно, узнал, что я развелся с Мелиндой и, таким образом, она от меня ничего больше не получит. Конечно, я нарушаю условия договора о расторжении брака, рассказывая тебе все это.
– Твое настоящее имя – Слоан Монтгомери. Ты был женат, а сейчас разведен, и твоя бывшая жена продолжает носить твое имя. Я думаю, что тайна вашего развода означает, что для всех она по-прежнему твоя жена. Или теперь уже вдова, насколько я понимаю. Но что до всего этого ее сводному брату?
Она, должно быть, расстается со своими надеждами, угрюмо решил Слоан, обдумывая ответ. Он сообщил ей, что разведен, а значит, свободен для нового брака, но он ведь не состоит с ней в этом браке. Саманта и бровью не повела.
– Гарри – ее любовник с того времени, как она повзрослела, чтобы понимать, что такое любовник.
Ну, вот он ей и сказал. Теперь наверняка достаточно, чтобы навечно оскорбить ее южную баптистскую мораль.
Не услышав ответа, Слоан с интересом посмотрел на нее. В лице Саманты отражалась смесь ужаса, отвращения и любопытства одновременно. Он все еще хотел ее. Плевать на все. Но надо еще заставить себя вспомнить, что же сделало его столь откровенным.
– Бывает, – Слоан пожал плечами. – Они выросли в изолированном месте. И никого не знали, только друг друга. Их родители были… – Он не мог подобрать нейтральных слов для характеристики этих жестоких, эгоцентричных, злобных людей и попробовал другие, помягче: – Родители не любили своих детей. Гарри и Мелинда обучались любви друг у друга – и наверняка в искаженном смысле этого слова.
Она кивала теперь, как он заметил краешком глаза.
– По крайней мере они не были родными. Слоан повернулся и увидел, как она съежилась под его взглядом. Бедняжка.
– Я знала девушку, – она запнулась, затем сделала над собой усилие. – Ее отец был вдов. Они жили за городом. У нее не было мужа, но было двое детей. Я слышала, как по их поводу шептались. Это все не слишком необычно, я думаю.
Слоану захотелось обнять ее и сказать, что это именно необычно и неправильно и ей не следовало бы знать о таких вещах, но он только плотнее обхватил руками голову и снова уставился в потолок. После пожара потолок восстановили и выкрасили, но он успел кое-где вновь покрыться паутиной.
– Случай, о котором ты рассказала, называется инцест, и это самое настоящее извращение. Но между Гарри и Мелиндой кровного родства не было. Они могли даже вступить в брак, но у них не было денег и не на что было бы жить. Гарри мог бы, наверное, унаследовать ферму отчима, если бы дождался, но он не представлял себя фермером. С течением времени он уехал в город и нашел себе богатую женщину. Потом привез в город и Мелинду и представил ее как свою сестру.
– А ты был богат и женился на ней, – спокойно закончила она. – Ты был еще молод. Как долго вы были женаты?
– Я оказался молодым романтическим дураком. Мелинда представила дело так, что я считал себя ее спасителем. Через два года я бы получил степень. Я планировал уехать для этого в Шотландию, но считал, что это не лучшее место для утонченной леди. Черт, каким я был идиотом!
– Степень? Разве идиоты способны получить степень? Даже мой отец не учился в колледже. Вряд ли я знаю кого-либо, кто имел бы степень.
Саманта внезапно замолчала, и Слоану почудилось, что он слышит, как работает ее мозг. Меньше чем за минуту девушка выдала результат. Она, черт бы ее побрал, была куда сметливее, чем он в ее возрасте!
– Медицинская степень. Ах ты, сукин сын! У тебя степень доктора медицины, так?
Саманта уставилась на него, как если бы он объявил себя убийцей Линкольна. Попадись ей что-нибудь сейчас под руку, она бы не задумываясь запустила в него. Правда, вряд ли это помогло бы.
– Доктор Монтгомери к вашим услугам, миледи, и во имя всего святого на земле, – съехидничал он. – Никакого медицинского опыта. Наследовал дом в Шотландии после смерти отца. Им сейчас распоряжается Мелинда. Достаточно было года жизни в браке, чтобы понять, что ей никогда не стать не только женой доктора, но даже просто любящей женой богатого человека!
Саманта в оцепенении ловила каждое слово Толботта. Слишком необычная история – и слишком печальная. По крайней мере то, что он рассказал. Но она, естественно, понимала и то, что за этим стоит. Слоан полагал, что женщина, способная разговаривать с виноградной лозой, способна слышать и то, что не высказано.
– Ты упрекал себя за невнимание к молодой жене в течение двух лет, – угадала она.
Он поморщился:
– Во всяком случае, я так считал. Я был немного старше к этому моменту – то есть чуть более зрелым. Я не был настоящим холостяком эти два года, но успел забыть, как она выглядит. Не могу сказать, что мы особенно любили друг друга, но я собирался сделать наш брак настоящим. По крайней мере так думал.
– А Гарри думал иначе, – закончила она его мысль.
– Да, Гарри так не думал. – Сцепленные за головой пальцы Слоана стали неметь. – Дальше рассказывать не хочу. Пошли в постель, Саманта. Утром я позабочусь, чтобы отправить тебя вниз, к своему брату. Поживешь там. И Хок быстрее доберется до тебя, когда выяснит что-либо о твоем отце.
– Я не поеду. Лучше уж переберусь обратно к матери, если ты не хочешь, чтобы я оставалась. Незачем слишком печься о моей репутации. По всей видимости, я рано или поздно тебе надоем. Я думаю, ты уже добился своего. Все считают, что я твоя жена, но дольше мы вместе жить не можем. – Она встала и направилась к двери.
Это было только половиной дела.
– Саманта, – позвал он ее.
Девушка обернулась, и Слоан увидел, что она выучилась смотреть почти так же, как и он. Лучше бы она пришла в ярость, начала бросаться вещами, кинулась бы за винтовкой или еще за чем-нибудь. Но Саманта стояла спокойно, словно он не вывернул ее наизнанку, предложив убираться из его жизни. Она выходила за него замуж из жалости, причем вполне сознательно. За него, воплощенного ублюдка! Все повторялось. Она была даже наивнее, чем он в ее годы.
– Саманта, дело не в тебе. Единственным способом вынудить Мелинду оставить меня было обещание, что она сохранит мое имя и все, чем я владею, иначе грозил скандал. Официальный развод необходим только в том случае, если бы я собрался вновь жениться по закону. Я доктор, а не юрист. Мне неизвестны юридические последствия брака с тобой под именем Слоан Толботт и даже то, что произойдет, если я нарушу обязательства и использую имя Монтгомери. Кроме того, было бы нечестно связывать брачными узами со мной такую чистую женщину, как ты. Я просто не хочу, чтобы ты потом пожалела.
Саманта улыбнулась Толботту, в глазах ее стояли слезы. Он не любил, когда она плакала, ибо при виде слез становился беспомощным. Мелинда использовала слезы, чтобы добиваться своего, пока он не разгадал уловку. Искренность Саманты Слоан чувствовал почти до боли.
– Я не слишком-то гожусь для брака, – заговорила она. – Придет весна, и мне наверняка будет не до готовки для тебя, а пыли сюда нагонит столько, что я смогу ее использовать как грунт для овощей. Я некрасива, не получила тонкого воспитания, и меня не нужно защищать. Так что в муже я не нуждаюсь. Да я никогда и не собиралась замуж. Впрочем, в течение какого-то времени это действительно приятно, даже когда ты – столь же паршивый муж, сколь я – негодная жена!
И она закрыла за собой дверь.
Будь Слоан настоящим мужчиной, он вскочил бы на ноги, догнал бы ее и успокоил. Склонил бы ее заняться любовью, пока у них не закружилась бы голова, а потом принялся бы за поиски хорошего юриста. Он бы не оставил у нее и тени сомнения, что она не годится ему в жены, поскольку именно она соответствовала его идеалу женщины и даже более. Эта мысль мучила его, как никакая другая.
Но он не пошевельнулся – потому что был тем, кем был: мужчиной, который не брезговал худшими из женщин, человеком, который изменил призванию, отцом, убившим собственного сына.
И все-таки, раз уж ему удалось выпроводить Саманту из отеля, он по крайней мере не подвергал опасности никого, кроме себя.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Вулкан любви - Райс Патриция



Неплохо , но не очень люблю ,когда ГГ-ня совсем как мальчик...но в целом хорошо.
Вулкан любви - Райс ПатрицияВикушка
24.12.2013, 0.58





Очень люблю этот роман читаю уже третий раз
Вулкан любви - Райс Патрициякристина
25.01.2015, 19.48








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100