Читать онлайн Вулкан любви, автора - Райс Патриция, Раздел - Глава 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Вулкан любви - Райс Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.33 (Голосов: 24)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Вулкан любви - Райс Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Вулкан любви - Райс Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Райс Патриция

Вулкан любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 22

Саманта не открыла глаз, но ощущала, как ветер с моря студит ее лицо и обнаженное тело. Боль была настолько сильна, что она засомневалась – а только ли физическая эта боль? Какое-то мгновение девушка была слишком близка к блаженству, оно почти коснулось ее, и именно Слоан Толботт подарил ей это ощущение, поправ все принципы. Каким-то образом он проник в нее, что-то сделал с ее душой, и она никогда уже не будет той, что прежде.
Так она и лежала, слушая пронзительный крик чаек над головой и музыку океана, который мягко обрушивался на берег. Саманта не хотела знать, как выглядит в задранной до пояса юбке, как смотрится ее тело, распластанное в свободной небрежности. Слоан покинул ее. Она просто лежала и тихо умирала.
Холодный мокрый подол шлепнул ее между ног, там, где у нее все горело, и она издала такой же пронзительный крик, как и пролетавшая над ней чайка. Глаза ее раскрылись, девушка попыталась сесть, но рука Слоана придавила ее обратно к земле. Носовым платком он стал вытирать ей самое нежное место. Она, несомненно, умерла бы от смущения, если бы его движения не были столь точны. Хмурый вид и плотно сжатые губы мужчины удержали ее от вопросов.
Она видела, как двигаются его желваки, как нарастает гнев, и лениво спрашивала себя: с чего бы ему сердиться? Он практически изнасиловал ее здесь, посреди вселенной, где песок служил им постелью, а мокрая одежда прилипала к телу. Это было отнюдь не так романтично, как ей представлялось. Но странно, она ничуть не сожалела об этом, а тихо радовалась тому, что лежит здесь и слушает шорох волны, – если бы только Слоан оставил ее в покое.
Мокрое полотно рубашки прилипло к его торсу, она почти ощущала сквозь нее бугры мышц на его плечах и груди. Хорошо было бы смотреть на него без рубашки, возможно, даже касаться его. Многое было бы хорошо, но все это произошло слишком быстро.
Ну вот, она уже больше не девственна. Теперь ей стало ясно, что это значит – быть с мужчиной. Стала ли она от этого больше женщиной? Вряд ли. Саманта села и натянула юбку на колени, как только Слоан отпрянул. Она ощущала свое тело другим, открытым, ранимым и болезненным, но это все еще было ее тело. Девушка смотрела на океан и избегала его взгляда.
– Почему, черт возьми, ты не сказала мне, что девственна? – прокричал он против ветра, как если бы она не сидела рядом.
– Я не помню, чтобы ты спрашивал, – ответила она вежливо, стараясь не заражаться его раздражением. Саманта теперь вся дрожала, и наверное, не только от холода, еле сдерживая слезы. А ведь она никогда не плакала.
– Ты сказала, что знала больше мужчин, чем тебе хотелось! – Он вскочил на ноги, застегивая мокрые джинсы.
Саманта с нескрываемым любопытством смотрела на курчавые волосы, уходившие вниз по упругому животу. Она никогда не видела Толботта голым, но теперь представляла его у себя внутри. Их сорок восемь часов только начались. Она гадала, не положит ли ее неопытность этому конец.
– Мне просто не приходило в голову, что ты пользуешься библейскими определениями. – Она еще старалась держаться в рамках, но владеть собой становилось все труднее, поскольку он, разъярившись, ходил кругами, как пантера. – Вообще-то – если бы пришлось – я была бы оскорблена и, вероятно, застрелила бы тебя. Мне, видимо, следует застрелить тебя и сейчас, но я еще не поняла, оскорбляешь ли ты женщин вообще или меня в частности, полагая, что все мы знаем больше, чем одного мужчину.
Он посмотрел на нее с едва сдерживаемым бешенством.
– Что, черт меня побери, должен был я ожидать, когда ты соглашалась на условия этой проклятой сделки?!
Саманта вздохнула и встала, небрежно стряхнув песок с юбки. Если он хотел драки, она определенно могла бы предоставить ему шанс.
– Я думала, ты понимаешь, как сильно мне хочется найти отца, но теперь мне стало ясно, что такая эгоистичная свинья, как ты, вообще не может понять этого. Пора в дорогу – или ты хочешь еще поваляться на песке, чтобы доказать свою мужскую доблесть, перед тем как мы тронемся?
Слоан посмотрел на нее так, будто хотел ударить, и она на шаг отступила. Девушка запуталась в подоле и споткнулась; он, подхватив ее за локоть, не дал ей упасть.
Он почти наступал ей на пальцы, и Саманте надо было запрокинуть голову, чтобы увидеть его лицо. Ее груди вспыхнули – там, где касались его рубашки, и она теперь имела представление, что значит этот внезапный огонь между ног, оказавшихся в такой близости к его чреслам. Она поспешно отступила назад, но он крепко держал ее за руку.
– Не прикидывайся, будто только я хотел этого. Ты была со мной каждую секунду. – Он прищурился, взглянув на корсаж и заметив, как выступают ее соски под прилипшей мокрой тканью. – Ты и сейчас не прочь начать все сначала – так же как и я.
Она перевела дыхание, ощутив приятное пощипывание где-то внизу, и изумилась, увидев, как набухли ее груди. Она уже инстинктивно качнулась к нему и не удержалась, чтобы не взглянуть на то место, где он прятал свои мужские секреты. Затем еще раз перевела дыхание и подняла голову. Брюки были слишком тесными и изношенными, чтобы скрыть его желание.
Она вырвалась из его рук и, подхватив юбку, направилась к песчаной дюне.
– Начнем с поисков отца.
Слоан в несколько прыжков оказался рядом и, обхватив ее за талию, приподнял над землей. Саманта прилипла к нему, как только его рот нашел ее губы и начал свою пытку. Проклятие, достаточно одного лишь касания губ, и она превращается в полужидкий пудинг! Она коснулась его языка своим, и он опустил ее на землю.
– Тогда мы найдем постель, – прохрипел он почти у ее рта. Их глаза встретились. – И в любом случае – я холост.
Саманта облизнула губы и сказала:
– Я бы не вышла за тебя, даже если бы ты был последним мужчиной на земле.
– Хорошо, договорились. А теперь едем.
Он повернулся и пошел через дюну, отнюдь не галантно предоставив ей одной ковылять по сыпучей поверхности. На вершине холма она остановилась натянуть чулки и обуть сапожки. Слоан уже проверял снаряжение и готовил лошадей.
Как это чертовски хорошо, что ей свойственна романтичность, и грубость Слоана Толботта не отзывается в ней немедленным протестом. Он был, конечно, груб и жутко неотесан, но он же вынул ее шубку и бросил ей, чтобы она не тряслась от холода, он предложил ей не спешить, чтобы при желании она ехала в седле боком. Видимо, во искупление того, что они вместе сделали.
Саманта не нуждалась ни в каких уступках. Она сама вскочила в седло, только слегка поморщившись, когда заносила правую ногу за широкую спину своего жеребца. Боль напомнила ей о толщине предмета, которым он в нее проник. Она терпеть не могла хныкать, к тому же он прав – она сама хотела всего этого, и боль ее так же нормальна и естественна, как облака в небе. И потому незачем заострять на этом внимание.
Но он предпринял-таки меры предосторожности, как и обещал, чтобы не было никаких нежелательных последствий. Мало знать, что это не самое благоприятное время для зачатия. Случались ошибки, а с таким человеком, как Слоан, нельзя позволить себе ошибиться. При этом следующий раз наверняка неизбежен, а времени для ошибок вполне достаточно.
Саманта дала себе волю немного пофантазировать, убаюканная покачиванием совершенного торса Слоана на передней лошади. В следующий раз на них, возможно, не будет столько одежды. Она вспыхнула, пытаясь представить его голым. Лежащим на ней. Представить оказалось нетрудно. Правда, ей хотелось именно видеть его так, а не только воображать.
Странно, почему Слоан Толботт наводил ее на все эти дикие размышления. Ему было явно наплевать на нее – за исключением, может быть, только того, что она позволила… Разница в возрасте и в жизненном опыте внезапно показалась ей огромной. В его глазах она была не более чем глупая девчонка, пусть и вполне зрелая физически. Впрочем, себе она вовсе не казалась желторотым птенцом. Но в одной области, к которой они теперь имели общий интерес, у него, конечно, преимущества были. Тут уж ничего не поделать.
Она стала рассматривать окрестности, по которым они проезжали, – от совершенно дикой природы до все более цивилизованных пригородов Сан-Франциско. Они уже были на дороге не одни. Вот почтовый дилижанс, обгоняя фургон, заставил его прижаться к обочине. Возница выругался и потряс кулаком. Саманта видела, как солнце вдалеке сверкает в ряби океана, как покачиваются суда в гавани. Над невысокими домами, которые теснились на горизонте, стлался темно-коричневый дым, закрывая вид на залив.
Когда они уже проезжали по городу, Саманта примолкла, оглушенная экзотическими запахами, звуками и зрелищами, с которыми сталкивалась впервые в жизни. По узким улочкам бегали китайцы, запряженные в двухколесные тележки, как если бы они были вьючными животными. Бриз приносил с собой запах тухлой рыбы, смешивая его с непривычными запахами из соседних домов, на которых висели вывески с чужими буквами. Саманта вытянула шею, чтобы лучше видеть, но надо было не отстать от Слоана, и она заторопилась.
Их окружали кирпичные дома. Отец писал о больших пожарах в былые времена, но и следов их не было видно на этих внушительных сооружениях. Мужчины во фраках и цилиндрах прогуливались по улицам в компании женщин в дорогих манто и шикарных кринолинах. Никто не обращал внимания на мужчину в грубой одежде горца и женщину в потрепанной юбке, ехавших верхом по обочине.
Ей надо переодеться в собственное платье, решила Саманта, когда Слоан остановился перед импозантным зданием с вывеской «ОТЕЛЬ». Через его двойные двери входили и выходили респектабельные деловые люди. Она не видела ни одной женщины, которая проходила бы через этот портал.
Видя, что Саманта не слезает с лошади, Слоан подошел и помог ей. Рука на ее талии не разрешила проблемы, а лишь напомнила, чего от нее ожидают, когда они останутся одни. Девушка вздрогнула и попробовала обратить внимание на жалкое состояние своей одежды.
– Я выгляжу нелепо, – прошептала она.
– Когда это тебя волновало? – бросил он грубо. – Мы никого здесь не знаем. Кому интересно, как ты выглядишь?
Да, конечно, но мужчине этого не объяснишь. Она покорно запахнула шубку, чтобы скрыть мятый корсаж. Затем, к изумлению Слоана, взяла его под руку и позволила ввести себя в холл.
Он оказался еще более роскошным, чем она ожидала. Девушка старалась не смотреть на сверкающую газовую люстру над головой, а отражение в зеркале позади конторки заставило ее поморщиться. Слоан, как и в прошлый раз, заказал горячую ванну, но сейчас она не сделала прежней ошибки и не запротестовала: конечно же, перво-наперво надо привести себя в порядок.
Носильщик тут же подхватил их вьюки. Ошеломленная такой роскошью, Саманта, сжимая руку Слоана, тем не менее всем своим видом давала понять, что давно уже привыкла и к коврам в холлах, и к перилам красного дерева.
Когда они наконец остались одни в номере с массивной латунной кроватью, с голубой бархатной драпировкой, с гардеробом, который, вероятно, был доставлен сюда через Магелланов пролив, Саманта глубоко вздохнула и попробовала вернуть себе былую отвагу. Комната оказалась вдвое больше той, куда он привел ее в прошлый раз, но это не имело значения. Слоан Толботт, похоже, заполнял собой любую комнату, в которую входил, и только его она видела в настоящую минуту.
Мужчина небрежно бросил на кровать свою овчину и стал рыться в вещах, каким-то образом прекрасно вписываясь в великолепную обстановку.
К тому времени, когда стук в дверь известил, что ванна готова, Слоан уже вынул из мешков чистую одежду. Взглянув на Саманту, как будто только что заметив ее присутствие, он заявил:
– Я иду мыться, затем отправлю несколько записок, а уж потом мы начнем опрашивать людей. Я распоряжусь насчет еды в номер во время моего отсутствия.
Ей стало спокойнее – оказывается, он не имел в виду принимать ванну прямо здесь и вместе с ней, но то, что ее вовсе сбрасывали со счетов, Саманте не понравилось.
– Ты надолго?
Он неопределенно пожал плечами и открыл дверь.
– Пока не сделаю все, что считаю нужным. Я вернусь к обеду.
Он бесстрастно посмотрел на ее мятое платье.
– Это твое единственное платье?
В этот момент клерк втащил большую медную ванну, а две горничные принесли ведра с водой. Саманта, беспокойно озираясь по сторонам, ответила:
– У меня еще есть шерстяное. Редко какое платье можно носить без обруча и китового уса.
Он коротко кивнул:
– Хорошо. Я пошлю за чем-нибудь поприличнее. Я собираюсь встретиться с администрацией железной дороги, и хорошо бы ты пошла со мной.
Он исчез прежде, чем Саманта сообразила, о чем идет речь, и она недоумевающе уставилась на дверь. Он, кажется, собирается нанести визит в могущественную дирекцию железной дороги? Значит, протащит ее через всю эту мясобойню? Похоже, да. Но то, что он пошлет за чем-нибудь поприличнее, – тут она, наверное, чего-то не поняла. Не мог же Толботт иметь в виду ее одежду!
Он, должно быть, говорил о приличной еде. Что ж, она проголодалась до смерти. Но сначала надо принять ванну. Горничные наконец наполнили ее и исчезли. Ее семья была вполне уважаемой, не из бедных, но слуг у них никогда не было. Мать всегда готовила сама, а Саманта и младшие помогали по дому. Белье они раз в неделю носили в стирку за плату, были еще люди, которые работали на конюшнях… Она не знала, как разговаривать со служанками, но они, кажется, ничего и не ждали.
Уже раздевшись, Саманта вдруг испугалась, что Слоан может вернуться, но желание вымыться пересилило страх. Все у нее болело, повсюду ощущалась грязь, а ей хотелось пахнуть розами и лавандой.
Еду принесли, когда она смыла с себя всю боль и пыль последних двух дней. Еще влажные волосы она забрала в полотенце и завернулась в покрывало, чтобы открыть дверь, но горничная ничуть не удивилась. Она, наверное, видела и кое-что похлеще.
Саманта подала ей мятое платье из своего вьюка и спросила, можно ли его погладить. Горничная уверила ее, что вернет наряд немедленно. Довольная собой, Саманта села за стол и стала с наслаждением есть. Интересно, отчего у нее такой зверский аппетит – от свежего океанского воздуха или от новых впечатлений?
Девушка поймала себя на том, что прислушивается к шагам в коридоре. Теперь, чистая и умиротворенная, она вдруг задумалась, каково это – быть с ним в постели, когда оба совсем голые. Сама мысль об этом обжигала. Если ей предстояло провести в объятиях мужчины только сорок восемь часов, то для того, чтобы набраться опыта, не следовало терять ни минуты.
Но никто так и не прервал ее трапезу. Она вытащила из багажа белье и стала медленно одеваться, стараясь убить время. Но стоит ли сейчас мять другое платье? Саманта выглянула на улицу. Никаких признаков Слоана.
Раздался стук в дверь – видимо, вернулась горничная с отглаженным платьем. Сделав гримаску своему бледному отражению в оконном стекле, Саманта повернулась и пошла открывать.
В номере один за другим появились коридорные в красных фуражках и с коробками в руках, выложили свою ношу на кровать и удалились.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Вулкан любви - Райс Патриция



Неплохо , но не очень люблю ,когда ГГ-ня совсем как мальчик...но в целом хорошо.
Вулкан любви - Райс ПатрицияВикушка
24.12.2013, 0.58





Очень люблю этот роман читаю уже третий раз
Вулкан любви - Райс Патрициякристина
25.01.2015, 19.48








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100