Читать онлайн Прикосновение волшебства, автора - Райс Патриция, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Прикосновение волшебства - Райс Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.3 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Прикосновение волшебства - Райс Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Прикосновение волшебства - Райс Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Райс Патриция

Прикосновение волшебства

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

— Уайатт! Ты меня не слушаешь? — Старая графиня возмущенно вздернула усыпанный бородавками подбородок и сердито посмотрела на единственного сына, вернее, на его темную шевелюру, ибо лицо его было скрыто газетой.
— Нет, мама, — рассеянно ответил граф.
— Уайатт, немедленно отложи газету и выслушай меня! Ты слишком долго отсутствовал и сейчас должен исправить ситуацию. Она поступила подло. Ты должен ее остановить! Ты ведь магистрат, это твоя первейшая обязанность!
— Да, мама. — Граф пропустил мимо ушей гневную тираду матери и, потягивая кофе, продолжил просматривать утреннюю газету. Скандал, вызванный женитьбой сэра Руперта и исчезновением леди Кассандры в первую же брачную ночь, наконец утих, хотя первые дни не сходил со страниц светской хроники. Замять эту историю не удалось: Многочисленное семейство Томаса устроил о шум на всю Боу-стрит, требуя наказать виновного. Вопрос ставился даже в парламенте. Слуги Руперта, рассчитывая заработать лишний шиллинг, рассказывали о своем хозяине репортерам газет всевозможные небылицы. Дункан заявил, что ему ничего не известно, что еще больше возмутило как благородное семейство, так и прочую публику. Меррик со вздохом отложил газету. Оставалось лишь надеяться, что Кассандра не угодила в устроенную Рупертом западню. Дункан клялся, что баронет отплыл в Париж один. Последние дни Дункан ходил мрачнее тучи, и граф склонен был ему поверить.
Меррик отложил очки и повертел в руках пустую чашку. В принципе какое ему дело до того, куда исчезла леди Кассандра? И все-таки его не оставляли дурные предчувствия. В ту ночь они вместе с Дунканом вернулись в дом Руперта, однако Кассандры там не нашли, вместе с ней исчезли горничная и лакей. Меррик настоял, чтобы наняли сыщиков — следовало убедиться, что девушку не увезли силой.
За последние две недели сыщики раздобыли самые противоречивые сведения. В настоящий момент Меррику было точно известно лишь, что Кассандра не уехала с Рупертом в Париж, а посылать туда сыщиков — дорогое удовольствие. Он стал подниматься с места, когда снова услышал материнские упреки:
— Опять куда-то собрался? Ее следует отправить назад к брату или же к этому монстру, за которого она вышла замуж. Не пойму, почему Шеффинги не требуют ее ареста?
— Чьего ареста, мама? — удивился Меррик.
В ответ графиня наградила его возмущенным взглядом.
— Этой своенравной девицы. Извини, Уайатт, но мне порой кажется, что ты меня не слушаешь. Я уже давно жду, когда ты съездишь к ней домой и все уладишь. Признайся честно, что ты намерен предпринять?
Меррик наконец заставил себя прислушаться к словам матери, и ему стало не по себе. Последние недели он только тем и занимался, что прочесывал Лондон вдоль и поперек, в то время как эта чертовка была у него едва ли не под носом. Невозможно! Кэтрин ее никогда не пустила бы к себе, Шеффинги моментально поставили бы его в известность. Так что вряд ли она поселилась в деревне.
— Что я должен предпринять, будь добра, объясни, — устало произнес он. Мать вполне могла попросить его скупить все газеты, которые писали о разразившемся скандале, но, поскольку замужество Кассандры Говард никак не могло отразиться ни на состоянии, ни на репутации Мерриков, Уайатт сильно сомневался, что она имеет в виду именно это. Не иди речь о Кассандре, разве стал бы он слушать мать? Да и вообще — какое ему дело до того, что она говорит о девушке? Мол, не прошло и суток с момента бракосочетания, а из-за этой чертовки уже стрелялись. Слава Богу, он тут ни причем.
— Итак, что ты намерен предпринять в связи с тем, что Кассандра Говард поселилась в полуразрушенном доме и переманивает к себе наших арендаторов, раздавая направо и налево обещания, которые не в состоянии выполнить?
Графиня четко проговаривала каждое слово, словно обращалась к малому ребенку.
— Не смеши меня, мама. Даже цыгане и те обходят стороной это место. Кто-то наговорил тебе небылиц.
С этими словами Меррик сложил газету и вышел из комнаты. Не может быть, чтобы Касс поселилась среди груды замшелых камней и полуобгоревших досок. Правда, она вполне могла поселиться где-то поблизости. Что ж, может, стоит съездить туда и проверить?
В юношеские годы он изредка прислушивался к материнским наставлениям, касавшимся управления поместьем или его личной жизни. А теперь мать никак не может понять, что он больше не нуждается в ее советах. Последний раз он внял ей, когда сделал предложение Кэтрин Монткрифф, но лишь потому, что это совпадало с его собственными планами. Однако недавно граф сильно засомневался в своей способности выбрать супругу, но пока воздерживался сообщить об этом матери. Ведь та уже давно подталкивала его к женитьбе на Кэтрин.
Уайатт распорядился подать оседланную лошадь, решив объехать владения. Хотя управляющий исправно выполняла свои обязанности, граф, пока шли весенние работы на полях, обычно оставался в деревне. Ему с трудом верилось, что в его отсутствие дела там будут идти своим чередом. Признаться в этом — значит, признаться в собственной бесполезности.
Ближе к краю поля, где вовсю шел сев, он заметил коренастую фигуру управляющего, Джона Макгрегора. Тот разговаривал с какой-то женщиной — примерно того же роста, что и он сам, но в отличие от него изящной и стройной. Было в ее движениях что-то знакомое. Странно, подумал граф, с какой стати Макгрегор вдруг заговорил с женщиной — управляющий слыл на всю округу неисправимым женоненавистником. Неожиданно у Уайатта перехватило дыхание, и он подстегнул лошадь. Нет, леди Кассандра Говард-Персиваль, тотчас поправился граф, не носит ситцевых платьев из грубой материи. Она — звезда на небосклоне, а не поденщица с черными от земли руками. Эта девушка наверняка приезжая, однако он, как владелец поместья, должен с ней поздороваться.
Уайатт, еще не успев доскакать до края поля, почувствовал, как бешено бьется в груди сердце. Что, если это все-таки Кассандра? Такого волнения он уже давно не испытывал, с тех самых пор, как вышел из юношеского возраста, и очень удивился. Граф насупил брови и спешился.
Его встретил взгляд небесно-голубых, как весеннее небо, глаз, и от неожиданности у графа подогнулись колени. Ей всего восемнадцать, и она уже замужем за другим, тотчас напомнила ему совесть, но чувства взяли свое. Он ощущал исходивший от нее аромат, любовался нежной припухлостью губ, представлял, как впивается в них поцелуем, ласкал глазами изгибы тела, испытывая неодолимое желание заключить ее в объятия.
Он, должно быть, безумец! И все же он не мог оторвать взгляда от ее лица, на котором еще виднелись следы синяков. Руки его сжались в кулаки — только бы не поддаться соблазну прикоснуться к ней. Уайатт молчал, и Кассандра слегка растерялась. Впрочем, как и сам граф. Он не привык вести светские разговоры.
— Лорд Меррик? — Ее голос прошелестел подобно шороху ветра в листве.
— Леди Кассандра, — учтиво произнес граф и поклонился. — Я не знал, что вы вернулись.
Он не стал говорить о том, что последние три недели они с Дунканом искали ее.
— О, как я не догадалась уведомить вас об этом! — Кассандра улыбнулась, и на ее щеках обозначились очаровательные ямочки. Присутствие Макгрегора явно мешало ей рассказать все, что она хотела, и она покосилась в сторону управляющего, чтобы граф это понял.
Меррик проигнорировал ее намек, равно как и улыбку.
— Джон, насколько я понимаю, вы знакомы следи Кассандрой? — обратился он к управляющему. Макгрегор кивнул, удивившись, что хозяин говорит с ним официальным тоном.
— Конечно, знаком! Давно ли она топтала мою пшеницу, когда устраивала тайники для своих кукол! Мы как раз говорили о том, какое из принадлежащих ей полей засевать первым. Думаю, дальнее, где арендаторы раньше пасли скот.
Меррик изумленно выгнул бровь и посмотрел на Кассандру.
— Ваш брат намерен вновь заняться поместьем? В глазах Кассандры плясали насмешливые искры.
— Я намерена заняться поместьем, милорд. Мой дражайший брат не имеет к этому никакого отношения. Как вы думаете, смогу я заработать денег, чтобы полностью выкупить у него поместье?
Граф и управляющий уставились на нее, словно на помешанную. Наверное, так оно и было. Последние три недели были самыми нелегкими и одновременно самыми счастливыми в ее жизни. Ей до сих пор было не по себе, что она стала причиной гибели славного юноши. Сколько раз она с криком просыпалась ночью, увидев во сне дымящийся пистолет и бездыханное тело Томаса в луже крови. Эта картина будет преследовать ее до конца жизни. Кассандра еще не решила, каким образом она проявит свое сочувствие его родным. Но она поклялась, что из-за нее никто больше не умрет.
Теперь Кассандра была счастлива. Она имела свой дом. И у нее появилась надежда на лучшее будущее. В память о Томасе она будет делать добрые дела, чтобы его безвременная кончина не была напрасной.
Ей придется много трудиться. Кассандра посмотрела в холодные глаза Меррика и прочла в них презрение. Что ж, она переживет и это. В один прекрасный день граф, это олицетворение добродетели, посмотрит на нее с уважением. Она этого обязательно добьется.
Пока же ей захотелось просто рассмешить его. В последнее время он стал таким чопорным, напыщенным! Он считает ее падшей женщиной. Ну и пусть. Все равно она заставит его улыбнуться. Он даже не знает, какая обворожительная у него улыбка.
Кассандра отпустила управляющего, взяла Меррика под руку и повела к живой изгороди, разделявшей их земли.
— Как по-вашему, женщине под силу справиться с этими владениями?
— Скорее всего нет. Даже не знаю, кто в состоянии это сделать. Здесь нужны деньги и люди. Или ваш супруг снабдил вас суммой?
Меррик отлично знал, что Руперт ни за что не расстанется со своими деньгами, тем более ради какого-то поместья, но ему надо было как-то продолжить разговор. В это мгновение он вспомнил о страстном поцелуе и вместо весенней прохлады ощутил жар тела той, что когда-то подарила ему этот поцелуй.
Кассандра нахмурилась и махнула рукой, давая понять, что ее муж здесь ни при чем.
— Руперт ничего не подозревает. И вообще я бы просила вас не упоминать при мне ни его имени, ни имени моего брата. Я не желаю о них говорить. А поместьем занимаюсь сама, без чьей-либо помощи.
Меррик скептически покачал головой:
— Леди Кассандра, вы даже не представляете себе, за какое неподъемное дело взялись. Земли и дома арендаторов в запустении вот уже много лет. Вам ведь самой негде жить. Кстати, можно узнать, где вы поселились? Все это время брат вас искал, но так и не смог найти.
При упоминании о брате Кассандра вырвала руку и снова нахмурилась:
— Еще бы меня ему не искать! Но тут я ему не помощник. А если вы намерены меня отговаривать, милорд, то давайте лучше распрощаемся.
Уайатт понимал, что ничего другого ему не остается. Вряд ли ей. захочется выслушать то, что он собирался сказать. Но даже те три недели, что он провел в ее поисках, подарили ему больше воспоминаний, чем вся его предыдущая жизнь. Он вспомнил, как она бросилась ему в объятия, как гордо шла к алтарю в подвенечном наряде, как умоляла его спасти жизнь Томаса. Она не рыдала, не впала в истерику. Уже за одно только мужество она достойна всяческого уважения.
Граф взял Кассандру под локоть, удерживая рядом с собой.
— Позвольте проводить вас, миледи. Я бы не советовал вам бродить по полям одной.
Кассандре было приятно его прикосновение. Ей не хотелось терять в лице Уайатта друга. Вот и сейчас, помогая ей перебраться по каменным ступенькам через живую изгородь, разделяющую их владения, он поддержал ее под локоть. Ей никогда никто не помогал, постоянно приходилось самой заботиться о себе. И бывали моменты, когда она чувствовала себя бесконечно одинокой.
— Не хочу быть невежливой, милорд, но я устала от постоянных напоминаний, что делаю все не так.
— Когда-то вы называли меня Уайатт. Почему бы нам снова не стать друзьями?
Кассандра одарила его взглядом своих небесно-голубых глаз. В уголках ее губ играла улыбка.
— Милорд, вы уверены, что готовы назвать другом такую, как я? Или же вы решили прочесть мне очередное нравоучение?
Уловив иронию в голосе девушки, Меррик вопросительно посмотрел на нее.
— Было бы не по-джентльменски с моей стороны упрекать вас в том, что вы сделали.
Кассандра вдруг поняла, что Меррик оскорблен в лучших чувствах — ведь он предлагал ей руку и сердце. Но в тот момент ей показалось, что им движет чувство долга. Впрочем, лучше об этом не думать. Он просто шутит. Скрывая душевную боль, Кассандра с улыбкой повернулась к графу.
— Не могу согласиться с вами. Мужья приходят и уходят, а друзья остаются. Мне бы не хотелось терять вашу дружбу, став вашей женой.
Сказав это, она не покривила душой, и Меррик это понял. Но откуда у восемнадцатилетней девушки столько житейской мудрости? Он с трудом сдержал улыбку, чтобы не обидеть ее, и покачал головой:
— Не хотел бы обсуждать с вами банальности. Лучше скажите, где вы поселились, чтобы я мог отчитать вашу хозяйку за то, что разрешает вам в одиночестве разгуливать по полям. Или я должен взять под защиту поля, а не вас?
Кассандра недоверчиво покосилась на графа.
— В глазах людей я все еще замужняя дама, — осторожно начала она, — надеюсь, милорд, вы этого не забыли. И мне надлежит иметь свой собственный дом.
— Вы хотите сказать, что поселились в зарослях жимолости и роз? — пошутил Меррик, когда они пересекли заброшенное поле и направились в сторону ее бывшего дома.
— Что-то в этом роде, — ответила Кассандра, подумав, не совершает ли ошибку, позволив графу проводить ее. Ведь он может написать Дункану. Скорее всего так и будет. Глупо надеяться на то, что ее никогда не найдут. Боже, неужели она сейчас лишится своего убежища, сейчас, когда наконец обрела покой?
Войдя в поросший травой заброшенный каретный двор, они остановились. На фоне ослепительно голубого неба резко выделялись потемневшие от непогоды стены конюшен. Большую часть разрушений скрывали плющи столь же буйно разросшийся вьюнок. Некогда содержавшиеся в образцовом порядке конюшни вернулись в объятия матери-природы. Но Кассандра не жалела об этом. В памяти сохранилось немногое — пустые стойла, после того как все лошади были распроданы, нагоняй от отца, когда она закатила истерику, узнав, что ее любимый пони тоже продан…
Кассандра протянула графу руку.
— Спасибо, что проводили меня, милорд. Надеюсь, вы не станете возражать, если я время от времени буду отнимать у вас мистера Макгрегора. Обещаю не злоупотреблять его добротой.
Уайатт перевел взгляд с заросших плющом развалин на голые стены огромного особняка. Когда-то один из маркизов Эддингс доставил с севера в Кейт массивные глыбы известняка, чтобы выстроить настоящий дворец. Видимо, эта затея и положила начало финансовому крушению Говардов. Величественное здание затмевало собой все вокруг, однако армию лакеев, поваров, камердинеров и горничных надо было содержать. Недаром говорят, что гордыня предшествует падению.
— Позвольте проводить вас до самых дверей дома, миледи. Эти руины кажутся мне довольно опасным местом. Такое впечатление, что крыша вот-вот рухнет, а малейшего шепота достаточно, чтобы стены превратились в груду камней. Вы, конечно, питаете к этому месту нежные чувства, однако дом давно пора снести. Я уже не раз говорил об этом Дункану. Местные ребятишки любят здесь играть, и мне бы не хотелось, чтобы дело кончилось несчастным случаем.
Кассандра кисло улыбнулась:
— Совершенно с вами согласна. И потому не раз напоминала отважным юношам, что неприлично являться в чужой дом без приглашения. Мне кажется, они меня поняли.
Зато Уайатт ее почему-то не понял. Кассандра по неизвестной причине упорно отказывалась возвращаться в гостиницу или в дом, где она жила. Вместо этого она осталась стоять на мощенном булыжником дворе. За спиной ее виднелись серые стены полуразрушенного особняка. Она сняла с головы косынку, и теперь на фоне пышной зелени и потемневших бревен ее волосы отливали золотом. Уайатт заглянул в небесно-голубые глаза и прочел в них ответ на свой вопрос.
— Надеюсь, вы живете не здесь? — хрипло прошептал он.
— Нет, если вам от этого легче, — пожала плечами Кассандра. — А сейчас давайте попрощаемся. Думаю, для вас лучше оставаться в неведении. Я бы не хотела, чтобы Дункану и моему мужу стало известно о моем местонахождении. Ни сейчас, ни потом.
Граф пришел в ярость. Боже, как он переживал за нее! Все это время упрекал себя в том, что оставил ее одну в карете, что не вынудил Дункана дать согласие на брак. В общем, не сделал многое из того, что следовало бы сделать в ту страшную ночь, чтобы предотвратить трагедию. Тяжело было подумать, что невинность девушки принесена в жертву этому похотливому животному, Руперту. Граф тогда опасался, как бы Кассандра не наложила на себя руки. Однако тело ее не было найдено, и это вселяло в него надежду, что она жива. Кассандра превратила его жизнь, правильную и упорядоченную, в настоящий хаос. И теперь, когда все постепенно становится на свои места, эта чертовка пожимает плечами, будто не понимает, сколько страданий причинила ему. Схватив Кассандру за руку, он, не обращая внимания на ее умоляющий взгляд, потащил девушку к груде камней, которые некогда гордо именовались фамильным особняком.
— Покажите мне, где вы живете! Я хочу убедиться, что вам ничто не угрожает!
Кассандра вырвала руку.
— Вас это не касается. Целых девятнадцать лет на меня было всем наплевать — всем, кроме матери. Так что поздно вы спохватились, милорд!
Девятнадцать, Сейчас середина мая. Уайатт смутно помнил дни рождения, которые устраивались здесь много лет назад примерно в это время года. Видимо, она отметила свой день рождения одна, среди заросших плющом руин. Граф устремился за Кассандрой, но та уже скрылась за углом.
Меррик обогнул голые стены кухонь — вход в них был погребен под грудой камней — и вышел к колоннам фасада. Судя по всему, огонь, уничтоживший дом, сильнее всего полыхал в дальней его половине и почти не затронул фасад, однако внимательный глаз тотчас различил бы глазницы окон, сквозь которые виднелось небо. Крыша провалилась. Не может быть, чтобы Кассандра поселилась среди этих руин.
Наполовину прикрытая плющом, входная дверь зияла, как вход в пещеру. Слегка пригнувшись, Меррик шагнул в некогда блиставший пышным убранством холл. Над головой голубело небо, кругом валялись куски штукатурки. От былой роскоши не осталось и следа. То, чего не уничтожил огонь, было разворовано. Даже камни. Их грузили на тачки, а потом использовали при постройке хозяйственных помещений. Мозаичный пол растрескался под тяжестью травы и кустарника. Где-то в глубине дома послышались голоса — и тогда все встало на свои места. Осторожно переступая через балки обрушившегося перекрытия, Меррик двинулся вперед.
Смех, который разносился над этими развалинами, мог принадлежать только одному человеку. Меррик на мгновение остановился у подножия лестницы — разумеется, без перил. Кассандра не пригласила его войти в дом. И он не вправе вторгаться без приглашения. Впитанные едва ли не с молоком матери моральные принципы требовали, чтобы он немедленно ушел отсюда.
Но вместо этого он сделал еще шаг и распахнул обугленную дверь, которая вела на террасу, а оттуда — в оранжерею.
Кассандра замерла, держа в руке ярко-красный тюльпан, — граф застал ее в тот момент, когда она ставила в вазу цветы. Их наверняка сорвала горничная, которая сейчас весело смеялась вместе со своей хозяйкой. Меррик поймал на себе взгляд голубых глаз — в них не было удивления, только любопытство.
Лотта поприветствовала его и удалилась, однако Меррик этого, можно сказать, даже не заметил. Взгляд его скользнул по чистому полу, затем по обугленным стенам, после чего переместился к растрескавшимся херувимам на потолке. Несколько окон, выходивших в парк, были забиты досками. То же самое граф заметил и в оранжерее. Доски, хотя и защищали от ветра и дождя, напрочь лишали внутренние помещения света. Поэтому везде были расставлены лампы.
— Прошу прощения за вторжение, миледи, — произнес Меррик, отвечая на немой вопрос в глазах девушки. — Я никак не мог оставить вас в неведении относительно риска, которому вы себя подвергаете в этих полуразрушенных стенах.
— Это мои стены. — Кассандра поставила цветок в вазу, покрытую трещинами. — Право, моя безопасность вас не касается.
Меррик ощутил, что последние капли терпения на исходе.
— Кассандра, вы ведете себя как ребенок. Подвергаете опасности не только свою жизнь, но так же жизнь вашей горничной. Я с удовольствием предоставлю вам кров. Скажите, где бы вы хотели поселиться? Поедемте ко мне домой и все спокойно обсудим.
Кассандра бросила на него колючий взгляд.
— К вам домой? К вашей матери? Не она ли в свое время спустила на меня всех собак? Ну уж нет, покорно благодарю, милорд. Мне и здесь хорошо.
Меррику ничего не оставалось, как уйти, но он не мог бросить ее на произвол судьбы.
Неожиданно появился лакей. Тощий как скелет. Следом за ним — горничная.
— Мне проводить вас, милорд? — Лакей отвесил учтивый поклон, однако в голосе его слышалась насмешка. — Для посторонних тропинка таит немало неприятностей. Позвольте, я провожу вас. — И он, прищурившись, посмотрел на графа.
Oro, ему указали на дверь! Граф повернулся к Кассандре, но она лишь слегка кивнула, давая понять, что слуги только выполняют ее волю.
Что еще ему оставалось делать? Граф резко повернулся и зашагал вслед за тощим лакеем, очень напоминавшим разбойника с большой дороги.
Боже! Прекрасная дочь покойного маркиза Эддингса, супруга баснословно богатого сэра Руперта Персиваля — та, что могла бы стать украшением лондонского общества, — живет отшельницей среди почерневших от пожара развалин, имея в услужении лишь горничную и лакея. Нет, на такое способны только Говарды!
Покачав головой, граф шагнул из-под развалин навстречу весеннему солнцу. Интересно, подумал он, откуда ждать грозовых туч?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Прикосновение волшебства - Райс Патриция



Она просто дура необразованная и невоспитанная. Все свои проблемы сама себе напридумывала.
Прикосновение волшебства - Райс ПатрицияKotyana
26.01.2013, 18.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100