Читать онлайн Прикосновение волшебства, автора - Райс Патриция, Раздел - Глава 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Прикосновение волшебства - Райс Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.3 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Прикосновение волшебства - Райс Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Прикосновение волшебства - Райс Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Райс Патриция

Прикосновение волшебства

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 23

Лакей принес воды, но Меррик жестом велел ему оставить их одних. Руперт уже почти пришел в сознание. Ничего, теперь этот мерзавец сам в состоянии держать у лица мокрый носовой платок. А лишние свидетели им ни к чему.
Руперт с подозрением посмотрел на высившуюся над ним мужскую фигуру и открыл рот, чтобы заговорить, но поморщился от боли и стал растирать ушибленную челюсть.
Меррик жестом велел ему молчать.
— Не нужно ничего говорить, просто слушай меня внимательно. Мои адвокаты пришлют тебе прошение о расторжении брака. Ты его сразу же подпишешь и отдашь посыльному. Только попробуй отказаться. Я лично вернусь с этой бумагой, и тогда уж тебе придется поставить свою подпись. Ты меня понял?
Руперт гневно сверкнул глазами. Меррик достал носовой платок, смочил водой из графина и, обмотав им костяшки пальцев, посмотрел на врага. Лицо его снова приняло обычное бесстрастное выражение.
— Если ты еще хоть раз приблизишься к Кассандре, я тебя пристрелю! Учти, Кассандра теперь находится не под защитой своего братца, а под моей, что далеко не одно и то же.
С этими словами граф повернулся и вышел из комнаты. Знай Кассандра, что он сделал, убила бы его на месте. Впрочем, он и сам готов был придушить строптивицу за то, что из-за своего сумасбродства она подвергла себя опасности.
Вернувшись в гостиницу, Меррик узнал, что Кассандре нездоровится. Ему не оставалось ничего другого, как мерить шагами коридор под дверью ее комнаты. Когда же Лотта наконец сказала, что госпожа уснула, граф устало распорядился собираться в обратный путь.
Меррик давно понял, что с Кассандрой ему придется нелегко. Она была своевольной, упрямой, необузданной. В тo же время он познал и приятные стороны ее натуры. Однако в данный момент его беспокоила не только Кассандра. Впервые в жизни он проявил жестокость. Граф даже испугался вспышки собственного гнева. Разбитые костяшки пальцев побаливали, зато как приятно было вспомнить момент, когда от удара хрустнула челюсть Руперта.
Если так и дальше пойдет, он превратится в настоящего дикаря, не сможет сдерживать свои эмоции, как Кассандра. Взглянув на дверь, за которой она находилась, граф почему-то улыбнулся этой мысли. Впервые в жизни он ощутил себя настоящим мужчиной!
Столкнувшись в коридоре нос к носу со своим лучшим другом, Меррик испытал несколько иные чувства. Взяв из рук Берти бокал вина, он ждал, пока тот заговорит. В намерения графа не входило перед кем бы то ни было оправдываться за свои действия, но терять единственного друга ему не хотелось. Ведь Берти, сколько граф себя помнил, неизменно занимал его сторону во время юношеских потасовок. Сделав глоток портвейна, граф посмотрел в лицо Берти, пытаясь прочесть на нем либо одобрение, либо осуждение.
Но ни того ни другого не заметил. Берти поднял бокал и вздохнул:
— На редкость своевольная особа, не правда ли?
У Меррика бремя свалилось с плеч. Он представил себе пылкую страсть Кассандры в любви и гневе, и на его губах появилась улыбка.
— Вот уж точно — на редкость. К счастью, Руперту не хватило ума оценить это качество по достоинству. Он согласился на расторжение брака.
Берти в изумлении поднял брови и снова наполнил бокалы.
— Ну и везет тебе, Меррик. Но как ты объяснишь это Дункану?
Граф с мрачным видом отодвинул бокал.
— Никак. Все будет сделано без него. Как по-твоему, может, послать за врачом?
Последнюю фразу услышала Лотта и решительно покачала головой:
— Никаких французских шарлатанов, милорд. Лучше увезите ее милость отсюда как можно быстрее. Дома она быстро поправится.
На лице Уайатта появилось скептическое выражение, но, к радости Лотты, немного подумав, граф согласился с ее предложением. Было решено собрать вещи и отправиться в обратный путь.
Путь домой оказался достаточно приятным. Большую часть дня путешественники радовались теплым солнечным лучам. Кассандра отдыхала в кресле на палубе, верная Лотта не отходила от нее ни на шаг. Кассандра чувствовала себя значительно лучше, но аппетит у нее пропал окончательно.
Меррик, как и обещал, не тревожил ее. Но когда однажды он все-таки подошел к ней на палубе, Кассандра почувствовала себя чрезвычайно неловко из-за немого укора, застывшего в его глазах. Боже, она покинула его, поступила наперекор его мольбам, навлекла на него столько бед! Берти, по всей вероятности, считает ее падшей женщиной и больше не впустит к себе в дом. Ну за что ей такое наказание? Почему она только и делает, что доставляет окружающим неприятности, не достигнув при этом ни одной из своих целей? Руперту по-прежнему грозит опасность со стороны Дункана, а Уайатт все еще считает, что должен всячески ее оберегать. А вдруг он возненавидел ее за то, что она внесла хаос в его спокойную, размеренную жизнь? Как теперь она посмотрит ему в глаза? Может, ей лучше вернуться в Лондон, к Дункану?
Но как только они прибыли в Дувр, сомнения Кассандры развеялись. Все проявляли о ней заботу, словно ничего не случилось. Правда, в гостинице ни одного приличного номера не нашлось, и Берти приказал Томасу освободить комнату, которую тот занимал, ожидая их возвращения. Братья решили отправиться в путь раньше, предоставив Меррику и Кассандре возможность возвратиться домой не торопясь. Темные круги под глазами Кассандры свидетельствовали о том, что она все еще нуждается в отдыхе. Пожав на прощание Уайатту руку, Берти молча кивнул. Граф, испытывая благодарность за понимание и чуткость, растроганно посмотрел вслед Шеффингам и вернулся в комнату, где отдыхала Кассандра.
Она наконец смирилась с тем, что он поселил ее здесь и приказал доставить в гостиницу багаж, хотя поначалу едва не закатила по этому поводу истерику. Хотя Кассандра сказала ему, что они никогда не будут вместе, Меррик не мог допустить, чтобы она, больная и усталая, оказалась одна в дешевой придорожной гостинице. Они еще успеют поговорить с ней на эту тему. Пусть пока отдыхает.
Когда граф вошел в номер, Кассандра спала. Рядом с ней сидела Лотта. Он отпустил служанку, попросил найти Джейкоба и стал снимать запылившийся в дороге галстук. Уайатт сел рядом с Кассандрой. Это было странное, но все же приятное ощущение — потребность защитит от жизненных невзгод этот хрупкий экзотический цветок, оградить от превратностей жестокого мира.
Меррик осторожно прикоснулся к ее лбу, и Кассандра слегка пошевелилась. Она что-то полусонно пробормотала в знак протеста, но граф с довольной улыбкой принялся снимать с себя остальную одежду. Даже во сне, с синяком на подбородке, Кассандра выглядела настоящей красавицей. Кто знает, может быть, завтра утром она навсегда покинет его, но пока что она под его защитой, а значит, принадлежит только ему.
Когда Кассандра проснулась, уже рассвело. Желудок, ее вновь взбунтовался, хоть и был пуст. Она устало потянулась за тазиком — в последние дни это повторялось каждое утро. Лишь ощутив сильную руку, поддерживавшую ее за плечи, девушка поняла, что она не одна.
Когда ее вырвало, Меррик смешал с водой несколько капель бренди и подал ей, чтобы она прополоскала рот, после чего распорядился принести теплой воды для умывания и кипяток, чтобы заварить чай.
Кассандра с усталым видом наблюдала за Уайаттом. Она заметила свежие ссадины на костяшках его пальцев, скользнула взглядом по обнаженной груди и плечам, но так и не осмелилась поднять на него глаза. После Парижа они не обменялись с ним ни единым словом. Когда граф сел рядом с ней на кровать, Кассандра почувствовала, как сильно он напряжен.
Уайатт обнял ее, и она робко прижалась к нему. Волосы огненной волной рассыпались по плечам и груди. Граф задумчиво погладил девушку по голове.
— И давно тебя тошнит по утрам? — как бы между прочим осведомился он.
Она нахмурилась и провела пальцами по его обнаженной груди.
— Обратная дорога сильно меня вымотала, только и всего. Как только вернемся домой, мне станет лучше, вот увидишь.
Но граф пропустил ее слова мимо ушей и продолжил расспросы. Похоже, он слишком долго не замечал очевидных вещей. И сейчас самое время кое-что выяснить.
— Кассандра, последнюю неделю мы не спали вместе. У тебя были месячные?
Боже, уж не ослышалась ли она? Неужели этот сдержанный, благовоспитанный граф задал ей столь интимный вопрос? Кассандра не нашлась что ответить, лишь смущенно взглянула на него. Он пристально смотрел на нее, и она решила сказать правду:
— Нет, не было… Так ты поэтому не приходил ко мне? — подавив смущение, спросила она.
Меррик взял ее за подбородок. Он и представить себе не мог, до чего она наивна.
— Твоя мать ничего не рассказывала тебе о том, что происходит в супружеской постели? — спросил он.
Кассандра пришла в еще большее замешательство.
— Она говорила, что это неприятно. Но я подумала, раз то, что было между нами…
Она умолкла, увидев на губах Уайатта легкую улыбку. Он нежно дотронулся до ее щеки.
— То, что было между нами, и есть супружеские отношения. Некоторым это неприятно. Увы, знаю по собственному опыту. К счастью, нам с тобой повезло. Но разве мать не объяснила тебе, каковы могут быть последствия? Ты же выросла в деревне, Касс, и должна знать, к чему приводит близость.
Кассандра смущенно посмотрела на графа, ожидая дальнейших объяснений. Но Меррик лишь вздохнул и поцеловал ее в лоб, а затем дотронулся до ее груди, скрытой тонкой сорочкой. Ему показалось, или грудь действительно стала немного полнее?
— Ты делила со мной постель почти два месяца, моя дорогая. Пару раз отказывала мне из-за месячных. Не помнишь, когда они были у тебя в последний раз?
К ужасу Кассандры, разговор принимал чересчур интимный характер. Она попыталась ускользнуть от графа, но тот наклонился и поцеловал ее в мочку уха. Одновременно его рука скользнула ей под сорочку, и Кассандра застонала от удовольствия, которого не испытывала уже целую неделю. Ее тело тотчас наполнилось желанием, и она, прижавшись к Уайатту, поцеловала его в шею.
— Я жду твоего ответа, Касс. Это очень важно.
— Не помню. А почему ты спрашиваешь? Хочешь сказать, что я больна?
В ее глазах Меррик прочел едва ли не детский вызов и усмехнулся, его тревога испарилась без следа. Слава Богу, к Кассандре вернулась бодрость духа. Он продолжил расстегивать бесчисленные перламутровые пуговички на ее платье.
— Нет, любовь моя, не больна. Полагаю, ты ожидаешь прибавления. Было бы хорошо, если б ты могла вспомнить несколько дат.
Прибавления? Кассандра округлила глаза: с какой стати ему вздумалось ее разыгрывать?
— Прибавления, как Криста? Но я же совсем не толстая. И к тому же не замужем. Разве я могу ожидать прибавления? Ведь это значит носить в животе ребеночка, верно? Дети бывают только у замужних женщин. Не понимаю, откуда мне ждать прибавления?
Продолжая улыбаться, Уайатт покачал головой и принялся стягивать с ее плеч платье.
— Замужние женщины и те, которые ведут себя как замужние, могут ждать ребенка. Теперь ты понимаешь, почему я хочу, чтобы ты стала моей женой? Полагаю, ты носишь под сердцем моего ребенка. У тебя нет выбора, ты должна выйти за меня замуж. — Решение принято, жребий брошен. Меррик облегченно вздохнул и продолжил раздевать Кассандру.
Потрясенная до глубины души, Кассандра даже не заметила, как платье соскользнуло с ее плеч. Разве она похожа на беременную? Уайатт просто придумал эту историю, решил ее обмануть, чтобы она приняла его предложение. Однако его вопросы продолжали беспокоить ее, даже когда граф начал овладевать ее телом, когда осыпал ее поцелуями. Она никак не могла сосредоточиться. Их разлука слишком затянулась, и желание взяло верх над разумом. Кассандра с удовольствием принимала нежные ласки графа, но при этом ей не давала покоя мысль: где-то глубоко внутри ее созревает новая жизнь. Осознание этого оказалось даже сильнее их с Мерриком влечения друг к другу. Кассандра испытывала и удовольствие, и радость. Ребенок Уайатта. Она носит под сердцем его ребенка. Эта мысль не покидала Кассандру, когда их тела двигались в едином ритме и когда он снова излил в нее семя.
Она беременна. При мысли об этом все тотчас стало на свои места, где-то глубоко внутри, там, где соединялись их тела, находится их будущий ребенок. Это казалось ей невероятным. Она, Кассандра Говард, даст жизнь ребенку лорда Меррика. Скандал будет грандиозный. Но ей нет до этого никакого дела. Повернувшись на бок, Кассандра поцеловала графа в плечо.
— Когда ты впервые повел меня в гости к Томасу, тогда и был последний раз, — сонно пробормотала она.
Уайатт крепче прижал ее к себе. Он понял, что она имеет в виду. С тех прошло более двух месяцев. Да, они не теряли времени даром, усмехнулся про себя граф. Его первая жена забеременела лишь спустя несколько месяцев, Кассандра же — через неделю или две. Уайатт возблагодарил Бога за Его милость, хотя никогда не был глубоко верующим. Но благословения судьбы снисходили на него каким-то странным образом. Оставалось лишь надеяться, что случившееся не окажется проклятием Иова. Теперь главное — оберегать Кассандру от возможного скандала.
Кассандра, такая теплая и нежная, снова в его объятиях, и, подумав о том, что впереди у них еще много таких ночей, Уайатт улыбнулся. Блаженство, которое он испытывал, стоило всех неприятностей и бед свалившихся на него.
Когда они наконец отправились из Дувра домой, Меррик окружил Кассандру таким вниманием и заботой, что у Лотты и Джейкоба невольно возникли подозрения на этот счет. Кассандра же смеялась в ответ и грозилась сесть верхом на лошадь Уайатта, оставив ему выложенный подушками экипаж. Позже она по достоинству оценила его заботу, когда от езды по ухабам испытала тошноту. Уайатт распорядился сделать остановку.
Затем они снова тронулись в путь, но уже гораздо медленнее, и Кассандра почувствовала себя немного лучше. Когда же экипаж проехал поворот к ее дому, направляясь к фамильной усадьбе Мерриков, она удивленно выглянула из окна в надежде найти графа и потребовать у него объяснений.
Все выяснилось достаточно быстро. Вскоре экипаж остановился у парадного подъезда, и Уайатт позвал дворецкого. Без всяких предупреждений он подхватил Кассандру на руки, вынес из кареты и понес в дом.
Кассандра с изумлением услышала, как он объявил слугам, что его жене нужно выпить горячего чаю и принять ванну. Она все еще была уверена, что это шутка, но он понес ее вверх по лестнице в семейные комнаты. Увы, оказавшись в его холостяцких покоях и услышав доносившиеся с нижнего этажа возгласы вдовствующей графини, Кассандра поняла, что угодила в ловушку — бежать было некуда. Уайатт усадил ее на кровать.
— Ты сделал это нарочно, да? Ты так и не простил мне, что я заперла тебя в своей спальне? — набросилась на него Кассандра.
Уайатт встретился взглядом со своей строптивой возлюбленной.
— Я не простил тебе другого — что ты ответила отказом на мое предложение, дорогая. Теперь у тебя нет выбора. — Он взял ее за плечи и, когда она попыталась встать, заботливо уложил на постель. — Всего через несколько недель мы сможем заключить брак. Не отказывай мне на этот раз, Касс. Подумай о нашем ребенке.
Ребенок. Ну конечно! Он подстроил ей ловушку! Кассандра сердито посмотрела на графа, но тут в комнату вошли слуги с ведрами и тазами. Затем они принесли чай и развели в камине огонь. С ними была и Лотта. Услышав, что к комнате приближается его мать, Уайатт кивнул Кассандре и, оставив ее с Лоттой, осторожно закрыл за собой дверь.
Кассандра пыталась найти выход из создавшейся ситуации. Наконец она решила объявить во всеуслышание, что они любовники и что он поселил ее в своем доме под носом у ничего не подозревающей матери. Пусть это будет для него уроком. Он, можно сказать, похитил ее. Это ему даром не пройдет.
Впрочем, Уайатт всегда добивается своего и за это достоин уважения. Вопреки ее желанию он соблазнил ее, предоставил ей кров, вынудил Руперта дать согласие на расторжение брака и даже стал отцом ее будущего ребенка. Кассандра уже начинала верить в то, что на свете нет ничего такого, чего бы граф не достиг, если задался целью.
Однако Кассандра не могла не думать о том, что не принадлежит к семейству Говардов. Что в жилах ее ребенка будет течь не только благородная кровь графов Мерриков, но и кровь какого-то неизвестного простолюдина, ее отца. Нужно немедленно сообщить об этом Уайатту, прежде чем он поставит их обоих в глупое положение. Когда слуги покинули комнату, Кассандра велела Лотте найти графа.
Нежась в ванне, которая наверняка служила многим поколениям Мэннерингов, Кассандра рассматривала окружающую обстановку. Так могла бы жить и она, если бы была дочерью маркиза. Раньше Кассандра не задумывалась о своем происхождении. И вряд ли рассказала бы о нем Уайатту, если б не Дункан. Но сейчас ей ничего другого не остается. Уайатт должен понять — Дункан от своего не отступится. Он разорит его, оставит без гроша в кармане.
Кассандра с тоской взглянула на массивную, задрапированную пологом кровать, стоявшую на возвышении между двумя стрельчатыми окнами. Шторы на окнах были лишь слегка раздвинуты, пропуская в комнату тонкую полоску солнечного света. Кассандра с радостью жила бы здесь, спала бы на этих подушках, занималась бы с Уайаттом любовью на этой кровати, рожала бы на ней детей. Здесь она была бы в безопасности, а ее ребенок рос бы, окруженный всеобщей заботой и любовью.
Дверь открылась, и вошел Уайатт. Он выглядел невероятно усталым, но при виде Кассандры на его губах появилась радостная улыбка.
— Мыльная пена тебе к лицу, моя дорогая. Так что это за срочный вопрос, который ты хочешь обсудить со мной, даже не выпив чаю?
Кассандра вышла из ванны, и Уайатт протянул ей полотенце. Еще ни разу ее изящная фигура не вызывала у него такого восхищения. Она показалась ему настоящей богиней, воплощением классического совершенства — от копны золотых локонов и пышной груди до длинных, изящных ног. Ему захотелось вновь ощутить, как эти стройные, сильные ноги обвивают его чресла. При одной лишь мысли об этом он ощутил прилив страсти, однако усилием воли взял себя в руки и принялся снимать запыленный дорожный сюртук и развязывать шейный платок. Кассандра напряглась. Разумеется, это его спальня, и он имеет право здесь раздеваться. Тем не менее Кассандра потянулась за халатом. Она не испытывала смущения, стоя перед ним обнаженной, но ей хотелось, чтобы он думал прежде всего о том, что она ему скажет, а не любовался ее наготой. Если же он снимет с себя одежду, ей будет трудно даже вспомнить, что она намеревалась сказать ему.
— Уайатт, я не могу стать твоей женой, и на то есть веские причины. Ты должен выслушать меня и внять голосу рассудка.
Освободившись от сюртука, Уайатт начал расстегивать рубашку, затем снял жилет.
— Касс, твой брак скоро утратит силу. Да и что это был за брак! Впрочем, ты сама это прекрасно понимаешь. Не вижу больше никаких причин, мешающих тебе стать моей женой.
Кассандра закуталась в халат и умоляюще посмотрела ему в глаза. Он просто обязан выслушать ее. Да, он старше и мудрее ее, не теряет присутствия духа даже в самых сложных ситуациях. Но увы, на сей раз граф бессилен что-либо сделать.
— Уайатт, выслушай, пожалуйста, то, что я тебе скажу. Поверь, мне даже в самом страшном сне не могло присниться, что я опозорю мою мать, раскрыв ее тайну. Но я не могу и не хочу опозорить тебя, моего любимого человека, утаив правду. Когда-то мне не было до этого дела, но сейчас все стало по-другому. Так ты выслушаешь меня?
Уайатт кивнул:
— Я весь внимание, Касс, хотя сомневаюсь, что ты можешь сказать нечто такое, что заставит меня изменить свое решение.
Кассандра помолчала, собираясь с мыслями. Она не осмелится смотреть ему в глаза, рассказывая о тайне своего рождения. Она подошла к окну и посмотрела на ухоженный зеленый парк. Легкий ветерок пробежал по ветвям ивы над неглубоким прудом, вырытым для того, чтобы услаждать взор обитателей этой комнаты.
— Уайатт, я не дочь маркиза Эддингса. Посмотри на меня и вспомни, как выглядит Дункан. Вот он точная копия покойного маркиза. Ты когда-нибудь видел, чтобы у темноволосого отца был рыжеволосый ребенок? — Она повторила слова, которые когда-то бросил ей в лицо брат. Тогда они не имели для нее значения, но теперь она поняла их истинную суть. Интересно, каким будет ребенок, которого она носит под сердцем?
— Я никогда еще не видел такого чудесного рыжеволосого ребенка или такой чудесной рыжеволосой юной женщины, — сказал Уайатт и, приблизившись к Кассандре, обнял ее за талию. — Господи, какое счастье, что ты не принадлежишь к этому порочному семейству! Признаться, я даже опасался, что в один прекрасный день проснусь и увижу, что наш ребенок как две капли воды похож на Дункана.
Кассандра усмехнулась:
— Не бойся, ничего подобного не случится. Однако хотелось бы знать, кто мой отец и почему он бросил мою бедную мать… Я знаю лишь, что он не аристократ. Возможно, он был дворецким или кем-то в этом роде.
Уайатт повернул ее лицом к себе, крепко обнял и поцеловал.
— Значит, это был замечательный дворецкий, и я с радостью приму его дочь в нашу семью. Ты можешь рассказывать мне какие угодно истории, Касс, но я все равно женюсь на тебе.
Боже, он не поверил ей. Не поверит и в намерения Дункана. Может, Уайатт прав и Дункан просто блефует? Нет, слишком хорошо она знает брата. Дункану ничего не стоит превратить жизнь Уайатта в ад. Он будет шантажировать графа до тех пор, пока не получит желаемое. Да и потом не оставит в покое. Она не вправе подставлять Уайатта под удар.
Она не покинет его. Пока. Подумает об этом позже, потому что сейчас страстные поцелуи Уайатта лишили ее возможности думать.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Прикосновение волшебства - Райс Патриция



Она просто дура необразованная и невоспитанная. Все свои проблемы сама себе напридумывала.
Прикосновение волшебства - Райс ПатрицияKotyana
26.01.2013, 18.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100