Читать онлайн Прикосновение волшебства, автора - Райс Патриция, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Прикосновение волшебства - Райс Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.3 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Прикосновение волшебства - Райс Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Прикосновение волшебства - Райс Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Райс Патриция

Прикосновение волшебства

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

Негромко чертыхнувшись, Уайатт поцеловал Кассандру в щеку и встал с постели. Он укрыл ее одеялом, а сам, натянув отвратительно холодные и липкие от сырости бриджи, шагнул к двери.
К его удивлению, за дверью стоял дворецкий Кассандры с выражением застывшей добродетели на осунувшемся, нездоровом лице. По его взгляду было ясно, что он обо всем догадался.
— Миледи не вернулась домой прошлой ночью. Что-нибудь случилось? — спросил он довольно сурово.
— Да, но сейчас с ней все в порядке. Пусть горничная соберет ей сухие вещи.
Кассандра резко села в постели. Увы, за исключением одеяла, ей было нечем прикрыть свою наготу. Вдали послышался лай собак, и она поняла, что они угодили в западню. Как только Уайатт закрыл дверь, девушка вскочила, чтобы собрать одежду.
— Вы недостаточно убедительно лжете, милорд, — упрекнула она Уайатта, торопливо надевая влажную сорочку. — Джейкоб догадался, что мы провели эту ночь вместе. Полагаю, он никому не расскажет, за исключением Лотты, но было бы лучше, если б вы позволили мне поговорить с теми, кто придет. Возвращайтесь к себе. Представляю, что скажет об этом ваша мать.
Пока Кассандра натягивала ситцевую сорочку, Уайатт стоял с притворно равнодушным видом. Ему было больно видеть, как грубая материя касается ее нежной кожи. Но собачий лай раздавался уже совсем близко. Еще пара минут — и их обнаружат. Времени послать за приличной одеждой не было. Как не было времени и на объяснения, но он, черт возьми, прекрасно знал, что не отпустит ее в эту жалкую лачугу.
— Моя мать здесь ни при чем. Этот дом мой и вскоре станет твоим. Ей придется выбирать — оставаться здесь или переезжать в другое место. — Уайатт взял рубашку и сунул руки в рукава.
Уж не спятил ли он? Похоже, что да.
— И это говорит Святой Уайатт! Ты не можешь превратить меня в любовницу и встречаться со мной на глазах у твоей матери. Если ты не уважаешь ее, уважай хотя бы меня.
Граф скорчил гримасу, но от своего решения не отказался.
— Если тебе нужна компаньонка, я пошлю за твоей матерью. На то, чтобы найти Руперта и аннулировать брак, потребуется какое-то время, и я не позволю моей будущей жене жить в полуразрушенном замке.
— Жене? Ты с ума сошел? Это невозможно. Руперт никогда на это не согласится! К тому же мы с тобой совершенно разные люди. Выбрось эту мысль из головы!
Меррик с трудом застегнул последние пуговицы и начал заправлять рубашку в бриджи. Кассандра не сводила с него взгляда.
— Руперту придется согласиться. Прошлой ночью я лишил тебя невинности. Доказательство — на этой кровати. Ваш брак недействителен. Мы поженимся, как только получим разрешение.
Кассандру охватила паника. Она взглянула на человека, которому отдала себя, и увидела в нем черты честного дворянина. Она никогда не сможет выйти замуж за графа Меррика. Стоит ему узнать, что она не дочь маркиза, а незаконный ребенок какого-то простолюдина, как Дункан начнет его шантажировать. Вдовствующую маркизу может хватить удар. Все это вызовет скандал в обществе, и имя графа будет запятнано навсегда. Да и она сама, как бы ни старалась, никогда не сможет держаться как настоящая графиня. С его стороны просто безумие даже думать об их браке. Или же он впал в такое же отчаяние, как и она, когда пыталась поймать его в ловушку. Эта мысль только укрепила решение Кассандры.
— Не говори глупостей. Я не выйду за тебя, Уайатт. Если хочешь, буду твоей любовницей, но стоит мне переехать к тебе, как твоя репутация будет окончательно запятнана. А сейчас, если ты позволишь мне пройти, я отправлюсь домой, прежде чем нас обнаружат твои люди.
Лай собак раздавался совсем близко. Пустить их сюда никак нельзя. Поймав на себе строптивый взгляд Кассандры, Уайатт ощутил, как на него накатывает волна злости.
— Ты подождешь здесь, пока я не отошлю своих людей. Мне все равно, пусть весь мир узнает, что мы провели ночь вместе, но я не потерплю, чтобы на тебя смотрели с презрением. Когда я вернусь, мы обсудим, как сообщить родственникам о моем решении. Мы поженимся, Касс. В этом нет никаких сомнений, — негромко, но твердо добавил он, увидев выражение ее лица. — Жди меня здесь.
Он вышел, но дурное предчувствие не оставляло его. Ведь есть куда лучший выход из сложившейся ситуации. При этом можно не оставлять ее одну. Ему следует лишь пронести ее, полуобнаженную, через парк и, бросив на свою постель, объявить всему миру, что она принадлежит ему. Но он всю жизнь соблюдал правила благопристойности и был не в силах нарушить их. Он должен защитить ее от возможных скандалов. Если она убежит, он бросится ей вдогонку. Со временем она все поймет.
Как только Уайатт исчез среди деревьев, Кассандра метнулась к двери. Паника вынудила ее действовать. Задумываться о последствиях было не в ее характере. Да и зачем? Ну почему Уайатт не такой, как ее отец и брат? Те спокойно пользовались первой же подвернувшейся под руку женщиной. Интересно, он предлагал руку и сердце каждой женщине, с которой ложился в постель?
Он еще даже не сделал ей предложения. Только отдал приказание. Она не сможет провести всю жизнь с человеком, который привык командовать. Она наконец ощутила вкус свободы и не готова от нее отказаться ради удовольствия, которое он ей доставил в постели.
Она забудет об этой ночи, иначе потеряет голову. Со временем Уайатт поймет, что она права, и сделает ее своей любовницей. Она не позволит ему уйти. Ни за что.
Меррик не удивился, когда, вернувшись в домик, обнаружил, что Кассандра исчезла. Однажды она уже отвергла его предложение. Граф надеялся, что за последние дни они стали ближе друг другу, а прошлая ночь окончательно связала их вместе, но как жестоко он ошибался!
Складывая простыню с доказательством их близости, Уайатт подумал о правомерности своего решения. Хотя бы в этом отношении она не оттолкнула его! Она была слишком невинна, чтобы вызывать страсть. Порой бывали и худшие причины для заключения брака. Он сам был живым тому примером.
Вернувшись домой, Уайатт сумел избежать истерических расспросов матери. Переодевшись и оседлав коня, он направился в поместье Эддингсов. Нужно же как-то убедить Кассандру одуматься.
У двери его встретил Джейкоб. Слуга даже виду не подал, что они встречались рано утром, а просто сообщил, что леди Кассандры нет дома. Уайатт стиснул зубы и не двинулся с места.
— Я должен поговорить с ней. Или же на худой конец с вами и с горничной. Сколько можно жить посреди этой груды камней?
Бесстрастное лицо Джейкоба приняло заинтересованное выражение.
— Стулья — на кухне, милорд. Других, увы, нет. Я сообщу ее милости, что вы были здесь.
— Мне уже приходилось сидеть на кухне. Это касается вас и леди Кассандры. Впустите меня, Джейкоб. Я не уйду, пока не удостоверюсь, что вы мне поможете.
Джейкоб замешкался. Затем, оглянувшись на Лотту, отступил в сторону, пропуская графа.
Меррик осмотрелся в надежде увидеть Кассандру, но понял, что в комнате ее нет. Она знала, что в первую очередь он станет искать ее именно здесь. В расстроенных чувствах граф последовал за Джейкобом туда, где после пожара осталось лишь жалкое подобие кухни.
От его взгляда не укрылось ничего — от растрескавшихся мисок, сваленных рядом с заполненным водой котлом, до напряженного выражения на лицах слуг. Служанка оказалась пышнотелой красоткой с вызывающим выражением на цветущем веснушчатом лице. Наверняка оба преданы Кассандре, иначе не жили бы здесь. Граф сразу же приступил к делу:
— Я собираюсь жениться на леди Кассандре. Ну а пока хочу быть уверен, что она в безопасности, и намерен забрать ее из этого ада. Я поселю ее, где ей будет угодно. Я прошу вас о помощи. Надеюсь, вы руководствуетесь интересами ее милости, так же как и своими собственными. Я готов прямо сейчас взять вас к себе в услужение.
Долго уговаривать слуг не пришлось. Сдержанность уступила место улыбкам; оба принялись клятвенно заверять графа в своей преданности. Повернувшись к выходу, граф едва сдержал улыбку. Строптивые слуги способны сломить сопротивление своих хозяев, даже таких, как Кассандра.
— Не говори глупостей, Лотта. Комната вовсе не сырая, так что чахотка мне не грозит. Прекрати жаловаться. Вы с Джейкобом уже несколько дней изображаете страдальцев. Какая муха вас укусила? — воскликнула Кассандра. Она надела свое лучшее утреннее платье и сама, без помощи служанки, начала застегивать корсаж.
— В последнее время у вас нездоровый вид, и мы за вас очень беспокоимся, миледи. Зачем вы целый вечер ходили под дождем? Кроме того, вам бы не помешало посетить врача. Вы наверняка захворали.
Нет, не больной чувствовала себя Кассандра, а униженной, запуганной, встревоженной, но хуже всего было то, что она тосковала по Уайатту. Она избегала его и в то же время отчаянно желала снова оказаться в его объятиях. Как заставить его одуматься? Единственное, что могло бы убедить графа в ошибочности его намерений, увы, следовало держать в тайне. И эту тайну она не хотела ему выдавать.
Она не вправе унизить спою мать, рассказав Уайатту о том неблагоразумном поступке, в результате которого она, Кассандра, появилась на свет.
— Со мной все в порядке, Лотта. Мне не нужен врач. Эта комната меня устраивает. Я не собираюсь искать себе другой дом. У нас нет денег. И давай прекратим этот разговор. Если же вы желаете уйти, я охотно дам вам самые лучшие рекомендации.
Кассандра боялась даже думать о том дне, когда Лотта и Джейкоб обратятся к ней с подобной просьбой. Она не знала, выдержит ли одиночество, когда не с кем будет перемолвиться даже словом. Лотта и Джейкоб были не просто слугами — в сложившейся ситуации они являлись ее единственными друзьями. Только им об этом лучше не знать. Эту жизнь выбрала она сама, они ни в чем не виноваты.
— Но вы не можете все время жить в таких условиях! — запротестовала Лотта. — Это просто неразумно! Вам все равно придется взяться за карты, чтобы поддерживать этот дом в более-менее сносном состоянии. Обдумайте все как следует.
То же самое Кассандра услышала и от Джейкоба, когда отправилась завтракать. Он, как и Лотта, которая в последнее время чувствовала себя неважно, начал издалека. Мол, его суставы ломит от сырости. Чтобы уберечься от болезни, нужно разжечь огонь, а где взять денег на уголь или дрова?
Кассандру так и подмывало ответить, что они могли бы пустить на дрова лес Меррика, однако слуги и без нее до этого додумались. Но если развести огонь в полуразрушенных каминах, от замка вообще ничего не останется. После того как они попытались разжечь плиту на кухне, все жилище наполнилось дымом и покрылось копотью. Однако Кассандра не сдавалась.

Теперь, когда она почувствовала себя лучше, ее уже не так пугала мысль о том, что, отправившись в деревню, она может случайно встретить Меррика. Купленные ею куры приносили несколько яиц, которые можно было обменять у деревенских жителей на масло. Она надеялась увидеть в деревне Берти, который сможет отвезти ее к Томасу больному уже наверняка разрешили вставать с постели. Кстати, она обещала показать ему несколько карточных фокусов.

Сегодня ее долготерпение было вознаграждено. Она легко нашла Берти. У нее даже возникло впечатление, будто тот специально поджидал ее. Он с радостью согласился сопровождать Кассандру при условии, что она потом тоже составит ему компанию и навестит Томаса.
Позднее Кассандра поняла, что ей следовало бы вести себя более осмотрительно, но в этот день впервые за последнее время установилась ясная, солнечная погода, и она испытывала необычайную легкость и уверенность. Ей казалось, что она сможет преодолеть все трудности и справиться со всеми неприятностями. Одарив Берти ослепительной улыбкой, она взяла его под руку. Может, она и грешная, недостойная уважения женщина, но об этом пока никто не догадывается. Кассандра все еще не могла забыть страстные объятия Меррика. Теперь она знала, что мужчина делает с телом женщины, но ведь это не написано у нее на лице! Так что не стоит ни о чем беспокоиться.
Берти какое-то время потоптался в лавке скорняка, а затем, прежде чем отправиться домой, изъявил желание попить чаю. Кассандра последовала за ним в чайную и с великим удовольствием отведала горячих блинчиков с вареньем. Она никогда не была особенно разборчивой в еде — главное, чтобы пища утоляла голод. Но после скудного рациона, к которому Кассандра привыкла за последнее время, ей очень хотелось чего-нибудь вкусненького, так что она осталась весьма довольна этим скромным угощением.
Когда они вышли на улицу, напротив чайной остановилась карета, из которой вышел Уайатт. Берти радостно поприветствовал друга. И тут Кассандра все поняла. За столом этот хитрец усадил ее так, чтобы у нее не было возможности выглянуть в окно. Она подозрительно посмотрела на счастливое лицо Берти, но, подумав, усомнилась в том, что он нарочно подстроил встречу. Откуда ему было знать, что граф окажется в эту минуту возле чайной?
Меррик отвесил Кассандре церемонный поклон, затем взял ее за руку и повернулся к Берти:
— Отлично, старина. Я как раз приехал забрать леди Кассандру. По просьбе ее брата я искал для нее подходящий дом и, кажется, нашел. А теперь горю желанием показать дом ей. Поедешь с нами?
Это была откровенная ложь, но стоило Кассандре открыть рот, чтобы возразить, как Берти перебил ее:
— Я сказал родным, что поеду прямо домой. Приезжайте к нам вдвоем после того, как осмотрите дом, а потом мы все вместе обсудим, стоит ли леди Кассандре, там поселиться. — Берти вежливо поклонился Кассандре. — Мне будет очень приятно, если вы будете жить по соседству с нами.
Что она могла на это сказать? Что Меррик собрался сделать ее своей любовницей и что ее нужно спасать? Боже, что за чудовищная мысль! Да, она мечтала стать любовницей Меррика. Но не следует забывать о том, что она терпеть не может, когда ею помыкают. Кроме того, ей не хотелось ставить графа в неловкое положение. При мысли об этом у Кассандры по телу побежали мурашки. Но не дай Бог, чтобы в дело был втянут и Берти! Это только все усложнит.
Кассандра молча кивнула, позволила Меррику помочь ей сесть в экипаж и не проронила ни слова до тех пор, пока они не отъехали на порядочное расстояние.
— Не слишком благородно с вашей стороны, милорд! — заявила Кассандра и, скрестив руки на груди, принялась разглядывать мелькавший за окном кареты пейзаж.
— Напротив, это наилучшее решение. Подожди немного, скоро ты сама увидишь дом. Он тебе понравится, — спокойно ответил Уайатт, стараясь не смотреть на очаровательное личико своей спутницы, на котором застыло упрямое, своевольное выражение. Рыжие пряди выбились из-под капора и сверкали на солнце, как раскаленная медь. Ему очень хотелось дотронуться до них, но он сосредоточил внимание на предстоящем споре.
— Я не желаю жить в доме, который ты выбрал. У меня есть свой! — решительно заявила Кассандра.
— Ты живешь в жалкой лачуге, где протекает крыша, там можно простудиться и серьезно заболеть. Я ничего от тебя не жду. Ты сама это прекрасно знаешь. Я только хочу, чтобы ты была в безопасности, пока я не улажу все вопросы с Рупертом.
— Или прекрати говорить об этом, или высади меня прямо здесь. Я не собираюсь менять одного мужа на другого! Что происходит между мной и Рупертом, тебя ни в коей мере не касается.
— Не буду спорить с тобой. Прежде всего нужно поселить тебя в приличном доме. Не думаю, что ты сразу придешь в восторг. — Уайатт направил карету по узкому проселку. — Навести там порядок у меня не было времени. Немного погодя это сделают мои люди.
Кассандра не могла скрыть своего любопытства, глядя на густые кроны вязов и пышно разросшиеся кусты рододендрона вдоль дороги. Дорога показалась смутно знакомой, но в этих краях Кассандра жила очень давно и с трудом узнавала местность. Казалось, до дома уже недалеко, но они, по всей видимости, подъезжали к нему с другой стороны.
Деревья расступились, открыв взгляду небольшую поляну. В центре стоял каменный коттедж, одна из стен была увита плющом. Соломенную крышу, видимо, починили совсем недавно, и Кассандра с удовольствием вдохнула аромат свежескошенной травы. Чисто вымытые окна ослепительно блестели. Кассандра ничуть не сомневалась, что внутри такая же безукоризненная чистота, и старалась не думать о том, что всегда тосковала именно по такому дому.
Уайатт помог ей выйти из экипажа и быстрым шагом направился к двери. Кассандра едва поспевала за ним.
— Твои земли лежат по ту сторону живой изгороди. Я приказал, чтобы через изгородь построили лесенку, так что теперь ты можешь следить за посевами. Коттедж не слишком большой, но уютный. До Макгрегора здесь жил судья со своей семьей. Некоторое время дом пустовал. Надеюсь, ты позволишь привести его в порядок.
— Уайатт, я не могу, — запротестовала Кассандра. Граф взял ее под руку, и они вместе шагнули через порог. Так муж приводит в дом молодую жену — с гордостью и радостным волнением. Однако это не дом Уайатта, а лишь одно из его владений. Ей не следует об этом забывать.
Кассандра отогнала от себя эту не слишком приятную мысль. Широкий холл с побеленными стенами вел в две передние комнаты с низкими деревянными потолками. Уайатт с гордостью показал встроенные резные шкафы ручной работы, и Кассандра принялась внимательно их разглядывать. Комнаты были такие чистые, сухие и светлые, что она не могла сдержать своего восторга. Именно о таком доме она мечтала. Здесь ей будет тепло и спокойно.
Кассандра бросилась в кухню и в помещения для слуг, затем, пританцовывая, взбежала по узкой центральной лестнице в комнаты на втором этаже. Сквозь стрельчатые окна внутрь лился яркий солнечный свет. При виде поросших ежевикой бескрайних пастбищ Кассандра ахнула от восторга.
Меррик наблюдал за ней, пока она порхала от окна к окну. Этот дом лишь временное ее пристанище. Вскоре она станет хозяйкой всех его владений.
Самую большую комнату наверху он решил показать ей напоследок. Кассандра сбросила капор и шагнула в просторную комнату с камином и кроватью, накрытой вышитым покрывалом. На окнах еще не было штор, и в солнечных лучах, свободно лившихся сквозь стекла, блестящие волосы девушки как будто вспыхнули огнем. Легкое муслиновое платье великолепно сидело на стройной девичьей фигуре. Кассандра повернулась к Меррику; на ее губах играла счастливая улыбка.
— Какая прелесть, Уайатт! Ты уверен, что сможешь убедить Дункана платить аренду? Хотя бы до конца лета. После сбора урожая я сама смогу платить за дом.
Меррик хорошо знал, что Дункан не раскошелится ради сестры, которая лишила его возможности разбогатеть. Граф не привык лгать, но если Кассандра узнает правду, то немедленно вернется в развалины. Он даже не обмолвился Дункану о том, где находится его сестра, и не собирался сообщать до тех пор, пока они с Кассандрой не заключат брак. Меррик подошел к ней и убрал прядь волос с ее щеки.
— Конечно. Арендная плата весьма умеренная, раз уж ты будешь присматривать за моей собственностью. Так ты остаешься?
Нежное прикосновение Уайатта значило для нее больше, чем его слова. Его глаза светились любовью. Ей следовало бы рассердиться на графа, но вместо этого она обняла Меррика и встала на цыпочки, чтобы поцеловать его в губы.
Внутри у нее снова вспыхнул огонь, но теперь она по крайней мере знала, что за этим последует. Она не стала сопротивляться, а еще крепче прижалась к Уайатту. У нее было все, о чем она мечтала: любимый человек, дом и свобода.
Уайатт крепко прижал ее к себе, Кассандра раскрыла губы, полностью уступая его власти. Она чувствовала его напряжение и ответила ему таким же крепким объятием. Постепенно граф немного расслабился, но его поцелуй стал еще более жадным и требовательным.
Казалось, будто они не виделись много лет и сильно истосковались друг по другу. Не успела Кассандра опомниться, как они оказались на кровати. И Уайатт стал срывать с нее одежду.
А потом увлек за собой в волшебный, фантастический мир, где не существовало ни надменного графа Меррика, ни незаконнорожденной дочери графини Эддингс. Они были просто мужчиной и женщиной, Адамом и Евой, вкушающими запретный плод. Рука Уайатта скользнула ей между бедер, и, когда он наконец излил в нее свое семя, Кассандра радостно вскрикнула и поцеловала его.
За окном запела птичка, и Кассандра бросила взгляд на дерево. Происходящее казалось ей невероятным. Уайатт, граф Меррик, — ее возлюбленный. Кассандра улыбнулась своим мыслям.
Уайатт ревниво взглянул на нее и подумал, что был бы не прочь узнать, о чем она думает. Он поцеловал ее в щеку и нежно дотронулся пальцами до соска.
— Скажи мне, о чем ты мечтаешь? — прошептал он ей на ухо.
— О тебе. О том, чтобы обнимать тебя. Чтобы ты был рядом и говорил со мной. Ты часто будешь приходить ко мне, если я соглашусь поселиться здесь? — Она хотела, чтобы он приходил каждую ночь, но знала, что это невозможно.
Уайатт перекатился на бок, увлекая ее за собой.
— Я готов проводить с тобой все ночи и дни, и ты это знаешь. И такое время скоро наступит. Обещаю тебе.
Кассандра отвела глаза.
— Такое время не наступит, — с горечью произнесла она. — Тебе никогда этого не понять. Мне будет отрадно сознавать, что ты где-то рядом. Возможно, я иногда буду приходить к тебе, чтобы мы могли вместе попеть.
Уайатт взял Кассандру за подбородок и заставил посмотреть себе в глаза.
— Я не буду счастлив, зная, что ты здесь одна, и не смогу приходить к тебе тайком, скрываясь от окружающих. Одумайся, Касс. Мы должны пожениться. Позволь мне уладить все дела с Рупертом.
У графа болезненно сжалось сердце, когда он увидел, что на лице Кассандры отразилось страдание.
— Я не соглашусь на расторжение брака, если это цена, которую следует заплатить за пребывание здесь. Я уеду отсюда и больше никогда не вернусь.
Она сказала истинную правду. Уайатт понимал, что не стоит недооценивать силу воли Кассандры.
— Ты согласна обосноваться здесь только для того, чтобы стать моей любовницей? — резко спросил он, не выпуская из ладоней ее лицо.
— Для меня это не значит «обосноваться», — со слезами на глазах прошептала Кассандра. — Я просто поступила по велению сердца. Пожалуйста, Уайатт, будь моим другом. Разве тебе этого недостаточно?
Все его тело напряглось; ему стоило немалых усилий, чтобы не отвергнуть это предложение. Ему не нужен друг, ему нужна жена. И несмотря на все различия между ними и на все ее доводы против их брака, он мечтал, чтобы Кассандра стала его законной супругой.
Но если ему не удастся добиться желаемого, он согласится на ее условия. Потому что не сможет погасить в своем сердце огонь страсти к Кассандре.
— Другом и возлюбленным, — сказал Уайатт, целуя ее.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Прикосновение волшебства - Райс Патриция



Она просто дура необразованная и невоспитанная. Все свои проблемы сама себе напридумывала.
Прикосновение волшебства - Райс ПатрицияKotyana
26.01.2013, 18.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100