Читать онлайн Прикосновение волшебства, автора - Райс Патриция, Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Прикосновение волшебства - Райс Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.3 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Прикосновение волшебства - Райс Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Прикосновение волшебства - Райс Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Райс Патриция

Прикосновение волшебства

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16

Молнии озаряли небо, и Уайатт разглядел силуэт Кассандры. Лошадь, на которой она сидела, вышла из повиновения — проливной дождь и раскаты грома напугали обычно спокойное животное. Кассандра же была либо разгневана, либо охвачена страхом и даже не пыталась совладать со строптивой кобылой. Судорожно вцепившись в поводья, она положилась на судьбу.
Очередная вспышка высветила сцену, от которой Меррику стало не по себе. Впереди над дорогой навис низкий сук, и девушка налетела на него. Граф устремился вперед, хотя понимал, что не в силах предотвратить неизбежное.
На полном скаку он спрыгнул с коня, разбрасывая вокруг себя грязь. Кассандра лежала на мокрой земле. Меррик с замиранием сердца опустился рядом с ней на колени. Золотистые волосы пропитаны грязной водой, по бледному лицу стекают мутные ручейки. Дрожащими руками граф поднял Кассандру с земли. Глаза ее были закрыты. Граф проклинал себя. Это он виноват в случившемся. Кассандра пришла к нему, переступив через собственную гордость, открыла ему свою ранимую душу, а он оскорбил ее. И все потому, что прислушивался к разуму, а не к сердцу. Ему всегда казалось, что это мудрейший способ существования, но оказалось, что одной мудрости недостаточно. И девичье тело у него на руках — лучшее тому подтверждение. Возможно, Кассандре недоставало мудрости, но сердце ее было исполнено любви и доброты. Только такой глупец, как он, мог этого не заметить. Щеки его увлажнились, но не от дождя.
Прежде всего надо где-то укрыться. Они оба вымокли до нитки, а в лесу становилось все холоднее. Кассандра может схватить пневмонию. Придерживая одной рукой узду, он повел своего скакуна по ближайшей короткой тропе. Где-то поблизости должен быть игровой павильон, сохранившийся еще со времен его детства. Макгрегор присматривал за всеми постройками, разбросанными в дальних концах поместья. Будь что-то не так, управляющий наверняка доложил бы об этом графу.
Очередная вспышка молнии высветила небольшой домик. Лошадь оставить было негде. Меррик на мгновение задумался, как ему поступить — верхом преодолеть оставшийся путь до дома или же отправить коня одного? Но если обе лошади вернутся в конюшню без ездоков, конюхи наверняка переполошатся. Он посмотрел на Кассандру и моментально принял решение. В летнем домике ей будет лучше — это куда безопаснее, чем скакать несколько миль по раскисшей дороге под проливным дождем.
Граф спешился и подстегнул лошадь, уповая на то, что животное самостоятельно найдет дорогу до конюшни. И тогда конюхи отправятся искать его самого.
Проклиная темноту, он внес Кассандру в дом. Боже, как давно он не был в игровом павильоне! В углу на прежнем месте стояла детская кровать, и он шагнул к ней.
Щепок или угля, чтобы растопить очаг, в домике не нашлось. Меррику тотчас вспомнились предостережения матери о том, к каким бедам приводят шалости с огнем. Но по крайней мере тут было сухо и относительно тепло. Граф положил девушку на кровать и в изножье обнаружил шерстяное одеяло.
Ткань наверняка покрыта плесенью и проедена молью, но это лучше, чем ничего. У графа от холода стучали зубы, но он не обращал на это внимания. Надо срочно согреть Кассандру, а это невозможно, пока на ней мокрая одежда. Нащупать в темноте крючки и пуговицы было чертовски трудно, зато от прикосновения к нежной девичьей коже в нем снова вспыхнул огонь желания.
Граф осторожно приспустил лиф платья. Кассандра шевельнулась и застонала. Окрыленный надеждой, граф на мгновение замер, прислушиваясь. Увы, больше она не издала ни звука. Граф приподнял ее, стащил до талии платье и нижнюю рубашку и почувствовал, как к его груди прижалась восхитительная девичья грудь, однако попытался не думать об этом. Ему было страшно вспомнить, какую страсть разожгли в ней его прикосновения накануне ночью. Не дай Бог, если это повторится. Ему удалось стащить с Кассандры мокрую одежду только до бедер, и на мгновение он заколебался, не зная, что делать дальше. Увы, придется довести дело до конца. Нельзя оставлять на ней мокрое платье. Он попытается не думать о том, к чему прикасаются его пальцы, хотя это будет нелегко. Тем более что он не прикасался к женщине вот уже несколько месяцев!
Уайатт бережно вытер тело Кассандры куском мягкой материи, обнаруженной в комоде, после чего укутал ее в одеяло. Но она так и не открыла глаз. Боже, сколько придется ждать, прежде чем их хватятся и начнут поиски? При таком ливне — не меньше чем через несколько часов.
Меррик принялся стаскивать с себя мокрую одежду. Какая досада, что здесь не разведешь огня! Холод пробирал до костей, однако ни в одном из комодов не нашлось ни сухой одежды, ни второго одеяла. Впрочем, ничего удивительного, ведь это детский игровой павильон!
Сняв рубашку, Меррик наклонился и пощупал лоб Кассандры. Он оказался пугающе холодным.
Существовал единственный способ согреть ее, однако граф отдавал себе отчет в том, каковы могут оказаться последствия. Ему ничего другого не оставалось, как ждать, когда за ними придут. Ну а если до утра никто не явится?
К черту приличия! Уайатт выпрямился и стащил с себя остальную одежду. Кассандра наверняка рассвирепеет, когда утром увидит, в каком они виде, но уж лучше сцена со слезами и упреками, чем бездыханное тело. Вытершись мокрой рубашкой, он забрался под одеяло и лег рядом с ней.
Главное, поскорее согреть ее. Кровать была узкая, и места двоим едва хватало. Уайатт повернулся к Кассандре и, обняв ее за талию, прижал к себе. Она шевельнулась и приняла более удобную позу. Уж не инсценировала ли она падение, подумал Меррик. Но какое блаженство ее обнимать! Он лежал, боясь шевельнуться, чтобы случайно не коснуться интимных частей тела, которые притягивали к себе, словно магнит.
Дождь продолжал монотонно стучать по черепичной крыше. Уайатт попытался лечь поудобнее. Пройдет еще несколько часов, прежде чем их обнаружат. До него доносилось мерное дыхание Кассандры — значит, ничего страшного не случилось.
Вскоре его сморил сон. Запахи плесени, мха, старых листьев смешались с легким ароматом сирени.
Кассандра проснулась, разбуженная барабанной дробью. Она плотно сжала веки, борясь с болью, и попыталась понять, откуда доносится этот звук. В первый момент ей подумалось, что это капли дождя барабанят по прохудившейся крыше ее спальни. Но звук раздавался гораздо ближе, воздух был сырым и липким. Перина почему-то сделалась жесткой. Девушка заворочалась, стряхнув с себя сон.
Барабанная дробь тотчас прекратилась. У Кассандры перехватило дыхание. Она обнаружила, что лежит совершенно голая, а рядом с ней на узкой жесткой кровати лежит кто-то еще, тоже без одежды!
«Руперт!» — промелькнуло у нее в голове. Но нет, было в близости этого человека нечто успокаивающее, а теплая рука, обнимавшая ее за талию, никак не могла принадлежать Руперту. На душе стало легко и спокойно, и она даже улыбнулась — Уайатт! Кассандре не хотелось расставаться с этой мечтой, и она вновь погрузилась в сон.
Было еще темно, когда Кассандра снова проснулась. Рука мужчины, лежавшего рядом, сжала ее талию еще крепче, и тогда она поняла, что он тоже проснулся.
— Уайатт? — прошептала она с опаской, осторожно прикоснувшись к его груди, находившейся всего в нескольких дюймах от ее носа.
— Слава Богу! — послышалось в ответ.
Уайатт напрягся и отодвинулся от нее. Тогда Кассандра пробежала пальцами по его волосатой груди.
— Не уходи. Мне холодно.
Уайатт не в силах был оставить ее. Вскоре Кассандра все поймет и с криком выпрыгнет из постели. Что ж, какими бы ни были последствия, он их заслужил. Значит, ему ничего не остается, как лежать, ощущая рядом с собой ее теплое, нежное тело, рисуя в воображении картины жаркой страсти.
Кассандра же, по наивности не подозревая, куда могут завести ее такие опасные игры, придвинулась к нему еще ближе. Вскоре она почувствовала, что в самый низ живота ей упирается что-то твердое. Она слегка испугалась, но это не помешало ей поискать губами его губы. Она добьется его любви. И начнет с поцелуев.
Уайатт ответил на поцелуй и стал ласкать ее страстно, неистово.
Его пальцы скользнули у нее между ног, и она инстинктивно сжала бедра. Однако Уайатт проявил настойчивость, и ей ничего не оставалось, как впустить его туда, куда ему явно не терпелось попасть.
Меррик вошел в нее, на мгновение Кассандру пронзила боль, но тут же отступила, уступив место невыразимому блаженству.
Закрыв глаза, Кассандра отдалась неведомым ей доселе ощущениям. Еще мгновение — и ей показалось, будто внутри у нее взорвался вулкан, и по всему телу пробежала сладкая судорога. Не в силах себя сдерживать, она вскрикнула. Одновременно из горла Уайатта вырвался сдавленный стон, похожий на глухой раскат грома. Кассандра почувствовала, как он до упора погрузился в нее, выпустив в ее лоно мощный фонтан горячего семени, после чего, вздрогнув еще раз, обмяк и прижался к ней всем телом.
Они лежали несколько минут, не в силах пошевелиться, пытаясь прочувствовать полностью это удивительное единение. Кассандра ощущала приятную пульсацию между ног. То, что только что произошло между ними, было так ново и так прекрасно, что ей захотелось повторить все сначала. Словно прочитав ее мысли, Уайатт исполнил ее желание.
Они вместе достигли вершины и, не в силах произнести ни слова, умиротворенные опустились на землю и погрузились в сон.
Утром Уайатт проснулся первым. Дождь прекратился, однако небо по-прежнему было затянуто тучами, и в комнате царил полумрак. Кассандра лежала, свернувшись калачиком, в его объятиях. Единственной вуалью, что закрывала ее тело, были рассыпавшиеся золотистыми волнами волосы.
Посмотрев на нее, граф ощутил укор совести. Однако предательский внутренний голос тотчас шепнул ему, что случившееся было неизбежно. Боже, ну почему с первой женой у него все было не так? Почему по-другому? Он не испытывал ни нежности, ни страсти, продолжением которой наверняка станут дети. Ведь это, пожалуй, единственное, о чем он мечтал в жизни.
Нет, он не очерствел душой. Просто он одинок. Когда-то ему казалось, что жена избавит его от одиночества, что в ее лице он обретет верную и надежную спутницу жизни. Ему не нужна была холодная красавица из тех, что привлекают к себе на балах всеобщие взгляды. Флирт и жеманные разговоры неизменно отталкивали графа. И когда он остановил свой выбор на Элис, ему казалось, что он принял правильное решение. Она была молода, впрочем, как и он сам. Невысокого роста, тихая, хотя и не дурнушка, — такая вряд ли привлечет к себе толпы поклонников, которые домогались бы ее руки и сердца. Казалось, она несказанно, рада знакам внимания с его стороны. Его предложение приняла с застенчивой улыбкой. Он сам тогда обрадовался в душе, что поиски спутницы жизни не затянулись надолго, а Элис без долгих размышлений ответила ему согласием.
И они поженились. Вот тогда-то и случилась катастрофа. До этого у графа почти не было опыта отношений с женщинами, ведь он почти все время проводил в деревне. Правда, во время редких приездов в Лондон он позволял себе развлечься с продажными женщинами, но шлюхи никогда не говорили ничего плохого о его мужских качествах, и граф решил, что у его жены тоже не будет повода жаловаться.
Увы, в первую же брачную ночь она кричала и плакала, когда он лишил ее девственности. На следующую ночь, когда он овладел ею, Элис лежала неподвижно, как статуя, с трудом скрывая отвращение. Но как только он излил в нее семя, Элис откатилась на другой край постели и расплакалась.
В первые месяцы их совместной жизни Уайатт лелеял надежду, что со временем молодая жена войдет во вкус супружеских отношений и в конечном итоге подарит ему наследника. И он регулярно наведывался в ее спальню. Но вместо того чтобы ощутить наконец удовольствие от близости с мужем, Элис замкнулась в себе и начала от него отдаляться, а их отношения стали формальными и натянутыми. Что касается супружеской постели, то напряжение это превращало минуты близости в механическую процедуру, от которой жестоко страдали оба.
В конце концов Элис все-таки забеременела, и Меррик со вздохом облегчения удалился в свои апартаменты. Но вскоре у его супруги случился выкидыш. Однако у графа не хватило духу возобновить попытки зачать еще одного ребенка. Он твердил себе, что следует подождать, пока Элис окончательно не поправится, пока сама не захочет его близости. Но этого не случилось.
Уайатт нежно привлек к себе сонную Кассандру. Боже, ну кто бы мог подумать, что он обретет счастье и душевный покой с этой рыжеволосой строптивицей, от которой хотелось бежать без оглядки. Кассандра вздохнула во сне, и он положил руку ей на грудь, не в силах выпустить ее из объятий.
К тому моменту, когда Кассандра окончательно проснулась, он успел заглушить голос разума, нашептывавший ему предостережения. Да, он лишил ее чести. И готов взять на себя ответственность за последствия.
— Как ты себя чувствуешь? — шепотом спросил он, когда Кассандра открыла глаза и одарила его счастливой безмятежной улыбкой.
Кассандра провела пальцем по его подбородку, на котором уже проступила щетина, затем по щеке, наблюдая за тем, как граф слегка зажмурился от удовольствия.
— Как в сказке, — прошептала она в ответ.
Уайатт тотчас снова ощутил, как в нем проснулось желание, однако уже рассвело, и оставаться вдвоем в постели было опасно. Ему придется на время обуздать свою страсть, чтобы дело не закончилось скандалом. Но, взглянув на Кассандру, он понял, что у нее и в мыслях ничего подобного не было. Она не считала, что они занимались чем-то предосудительным.
— Значит, ты и есть волшебница, — прошептал он ей на ухо и нежно прикоснулся к ней, словно желая убедиться, что перед ним не бесплотный призрак. — Но прежде чем ты взмахнешь волшебной палочкой и этот мир исчезнет, мы с тобой должны одеться.
Кассандра капризно надула губки. У нее не было ни малейшего желания покидать любовное гнездышко. Наоборот, она сгорала от любопытства, желая до конца разобраться в том, что произошло между ними ночью. Днем это будет сделать гораздо проще. Правда, пока что ей удалось рассмотреть только широкие плечи графа и поросшую темным пухом грудь, потому что остальная часть тела была скрыта под одеялом. Однако она чувствовала, что в ней снова вспыхнул огонь, так же как ночью. Было бы глупо вставать сейчас с постели. И Кассандра смело скользнула рукой под одеяло.
— Наша одежда еще не высохла, — заявила она, пока рука ее исследовала его затвердевшие соски, а потом устремилась ниже. Уайатт как-то странно улыбнулся. И хотя сейчас их тела лишь слегка соприкасались, Кассандре казалось, будто она вновь ощутила его внутри себя.
— Послушай, — прошептал граф, — мне надо немного остыть, да и тебе тоже.
Пристально глядя Кассандре в глаза, он поймал ее руку и вытащил из-под одеяла.
— Пойми, если мы останемся в постели, твое желание усилится. Так что закрой глаза, я встану первым.
Как и следовало ожидать, она не подчинилась.
«Черт! — мысленно выругался граф. — Ведь сюда могут прийти в любую минуту». Он зябко поежился, ощутив утренний холодок, и принялся собирать с пола влажную одежду.
Кассандра, не стесняясь, рассматривала его. И хотя тусклый свет пасмурного утра не давал возможности все разглядеть, она тем не менее увидела достаточно. Она никогда не задумывалась о физической разнице между мужчинами и женщинами — и вот теперь ей было видно, что Уайатт сложен так, чтобы наилучшим образом дополнять ее. Его тело было крепким и мускулистым. Зато ее тело — сама нежность. Ей лишь краем глаза удалось рассмотреть ту его часть, которая есть только у мужчин, но и здесь они прекрасно подходили друг другу. Ведь как замечательно они соединились ночью! Словно были созданы друг для друга.
Кассандра потянулась — тело немного побаливало, а между ног горел все тот же огонь, хотя и там немного саднило. Когда Уайатт вернулся с ее одеждой, она вновь обратила внимание на его мужское естество, тотчас задавшись вопросом, каким образом ему удалось проникнуть в нее. Неужели это и впрямь возможно? Было бы любопытно вновь это испытать. И вместо того чтобы принять из рук графа платье и ворох нижних юбок, она откинула одеяло, жестом приглашая его к себе. Когда Уайатт излил в нее горячее семя, она вздохнула от удовольствия и отчаяния, уверенная в том, что испытанное ею нынешней ночью блаженство никогда больше не повторится. В этот момент в дверь постучали.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Прикосновение волшебства - Райс Патриция



Она просто дура необразованная и невоспитанная. Все свои проблемы сама себе напридумывала.
Прикосновение волшебства - Райс ПатрицияKotyana
26.01.2013, 18.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100