Читать онлайн Прикосновение волшебства, автора - Райс Патриция, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Прикосновение волшебства - Райс Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.3 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Прикосновение волшебства - Райс Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Прикосновение волшебства - Райс Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Райс Патриция

Прикосновение волшебства

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

Не в силах уснуть, Кассандра лежала в своей одинокой постели и прислушивалась к раскатам грома. Закрыв глаза, она вспоминала прикосновения Уайатта, запах его кожи, видела страсть в его взгляде. Она отдала бы все на свете, чтобы Меррик снова оказался с ней рядом. Тогда ей не было бы так одиноко.
Однажды она спросила Пегги, любовницу отца, что происходит в постели между супругами. Пегги ответила, что в постели мужья и жены обнимают и любят друг друга. Именно этого сейчас и хотелось Кассандре: чтобы ее обнимали и любили.
Кассандра вытерла скатившуюся по щеке слезу. Когда ей исполнилось двенадцать, она дала себе слово никогда не плакать. Ведь слезами горю не поможешь. Если ей хотелось плакать, она пускала в ход кулаки. После того как Дункан дал ей сдачи, она стала бить лишь неодушевленные предметы. Но с годами боль отвержения становилась все невыносимее, а сбитые костяшки пальцев не приносили никакого морального удовлетворения.
Кассандра любила своих родителей. Они были для нее всем на свете. Отец с матерью по-своему тоже любили ее. Хотя она и не была родной дочерью маркиза, он с гордостью показывал ее друзьям и называл своей маленькой принцессой. Когда у него были деньги, он покупал ей игрушки и наряды и возил рядом с собой в экипаже. Она не знала, что он ей не родной отец, до тех пор, пока об этом не сказал Дункан. Тогда Кассандра плакала последний раз.
Маркиз ничего не ответил, когда она слезно умоляла его опровергнуть слова брата. В тот вечер маркиз выпорол Дункана, а Кассандра всю ночь проплакала. Утром она пнула Дункана ногой в живот и ушла с высоко поднятой головой.
С тех пор все изменилось. Маркиз никогда не называл ее незаконнорожденной, однако, напившись, ругался и даже бил ее, как и Дункана. Чем старше она становилась, тем труднее ей было смотреть в лицо фактам, тем чаще напивался старый маркиз. И все более жестоко обращался с детьми. Кассандра не могла ударить его, поэтому научилась улыбаться в ответ. От этого маркиз начинал рыдать, словно ребенок, зато она чувствовала себя сильной. Однако боль не проходила. Слезы градом хлынули из ее глаз. Кассандра заметалась в постели, пытаясь успокоиться. Ей просто хотелось родительской любви. Ей казалось, что отец любит ее, когда она помогала ему выиграть в карты, но затем он приходил домой, и Кассандра слышала сцены, устраиваемые в комнате матери. Она знала, что разговор шел о ней. Это она была виновата в том, что отец пил, а мать постоянно болела. Она всегда была в чем-то виновата и ничего не могла с этим поделать.
Кассандра чувствовала себя совершенно беспомощной. Возможно, если бы она вела себя лучше, мать и отец любили бы ее и все было бы в порядке. Но что бы она ни делала — все получалось плохо. Если она куда-то отправлялась с отцом, плакала мать. Если оставалась дома с матерью, отец сердился, а мать снова плакала. Ей никак не удавалось завоевать их любовь, и она перестала сокрушаться по этому поводу.
А сейчас слезы нескончаемым потоком лились из ее глаз. Неужели это так плохо — желать, чтобы тебя хоть немного любили? Она была нужна Меррику так же, как он ей. Она это чувствовала сердцем. Иначе он бы так не поступил. Но она рассердила его, и теперь он никогда ее не полюбит. Все возвращается на круги своя. Почему она все делает не так?
Кассандра выглядела не лучшим образом, когда вечером следующего дня подошла к живой изгороди, разделявшей их владения. Темные круги под глазами говорили о том, что она провела бессонную ночь, а бескровные, скорбно сжатые губы свидетельствовали о душевных муках. Кассандре нелегко было прийти в условленное место, но она не могла не увидеться с Мерриком.
Однако граф не пришел, и Кассандра решила, что лучше рассердиться, чем страдать. Она не считала, что они поступили неправильно. Нет-нет, все было совершенно правильно. В этом она ничуть не сомневалась. Злясь на графа, Кассандра по каменным ступенькам перешла через живую изгородь и зашагала к особняку в центре парка.
В окнах гостиной было темно, значит, гостей в доме нет. Возможно, граф тоже ушел. Возможно, у него свидание с Кэтрин — его мать настаивала на том, чтобы он проводил время со своей невестой. Что ж, пусть женится на Кэтрин. Все, что нужно Кассандре, — это немного любви. Кэтрин никогда этого не получит.
Молоток глухо стукнул по тяжелой двери. Девушке открыл лакей и окинул ее презрительным взглядом.
— Впустите меня, Джеймс. Я хочу увидеть лорда Меррика.
— Его милости нет дома, миледи. — Лакей ничуть не сомневался, что граф обрадовался бы визиту этой странно одетой дамы, чего нельзя сказать о старой графине, и это ставило его в затруднительное положение.
— Полагаю, он скоро вернется. Я подожду его в музыкальном салоне. — Раздражение придало Кассандре храбрости.
Слуга осторожно открыл дверь пошире, но леди Меррик успела услышать их разговор и с надменным видом выплыла в холл.
— Ужасно сквозит, Джеймс, немедленно закройте дверь. — Словно только что заметив Кассандру, она удивленно всплеснула руками. — Леди Кассандра, что привело вас к нам в столь поздний час? Уайатт куда-то ушел и вряд ли скоро вернется. Мне, право, жаль, что вы зря потратили время.
Злобного блеска в глазах вдовы было достаточно, чтобы раздражение Кассандры вспыхнуло с новой силой.
— Мне жаль, что я не застала его дома, миледи, но на самом деле я пришла к вам. Я давно собиралась вас навестить, но вы постоянно заняты, и мне не хотелось быть навязчивой. Раз уж Уайатта нет дома, мы сможем мило побеседовать наедине. — Она умышленно назвала графа по имени, чтобы посмотреть на реакцию его матери.
До глубины души шокированная столь неприкрытой лестью, леди Меррик замешкалась. Воспользовавшись этим, Кассандра с гордо поднятой головой и наигранной улыбкой шагнула в холл и окинула его взглядом. Здесь не было ни ваз с цветами, ни гобеленов на стенах. Лишь несколько портретов предков, сурово взирающих с мрачных холстов.
— Так мило, что вы согласились принять меня, леди Меррик, — произнесла Кассандра. Девушке не терпелось направиться в музыкальный салон, но оттуда не доносилось ни единого звука.
Я действительно слишком занята. У меня столько дел… — Графиня растерянно умолкла, видя, как гостья зашагала по холлу.
— Меррик говорил, что вам скучно в деревне, миледи. — Кассандра заметила в одной из комнат свет и направилась в ту сторону. — В это трудно поверить, если учесть, что ваш дом требует столько забот.
Кассандра устроилась в кресле возле чайного столика. Ее глаза вызывающе сверкали, и, приняв вызов, графиня с царственным видом уселась в соседнее кресло.
— Даже представить себе не могу, почему вы так решили, дитя мое. Вряд ли есть время скучать в таком большом поместье, как наше. Я постоянно чем-то занята. Порой не хватает времени передохнуть. Именно это я и собиралась сделать перед вашим приходом. Я настояла на том, чтобы одну неделю провести в тишине и спокойствии, и Уайатт любезно согласился.
Графиня даже не удосужилась предложить девушке чаю, и Кассандра жестом попросила дворецкого принести ей чашку. Не зря же она выросла в доме маркиза. Возможно, хорошо воспитанные барышни не отдают распоряжений чужим слугам, но Кассандру это не смущало. Она решительно кинулась в атаку.
— Не сомневаюсь, Уайатт — самый заботливый сын в мире. Он был невероятно любезен, предложив мне пользоваться его музыкальным салоном. Он очень любит музыку, не правда ли?
Подошел слуга с подносом, и графиня с недовольным видом налила непрошеной гостье чаю.
— У него хорошо получается все, за что бы он ни взялся. Но сейчас мой сын слишком занят, чтобы уделить вам время. Этой весной он чересчур долго задержался здесь, пренебрегая своими обязанностями в остальных поместьях. Не удивлюсь, если он только что отбыл в другие свои владения.
— Полагаю, у него есть управляющий, который способен самостоятельно вести дела в поместьях без постоянного надзора графа, — ответила Кассандра. — Пожалуй, ему следует заняться убранством дома. Если не ошибаюсь, вон на той парчовой гардине большое пятно. — Она указала на окно справа.
— У Уайатта есть дела посерьезнее, да и у меня тоже. Когда у нас найдется на это время, мы пригласим декоратора, который сделает все необходимое.
— Я бы на вашем месте наняла экономку, — заявила Кассандра. — Дом в запущенном состоянии и нуждается в заботливых руках, которых не знал много лет.
— Как вы смеете! — гневно воскликнула графиня, со стуком поставив чашку на стол.
В этот момент из холла донесся мужской голос, и в следующее мгновение в гостиную вошел Меррик. Волосы его растрепались от ветра. Он принес с собой запах надвигающейся грозы. В твидовой куртке и белом шейном платке он был просто неотразим. Кассандре не верилось, что этот степенный мужчина страстно ласкал ее прошлой ночью.
Граф поклонился дамам и вопросительно взглянул на Кассандру.
— У тебя гости. Я не помешал? — обратился он к матери.
— Нет, нисколько. Леди Кассандра уже уходит. Вели Джеймсу ее проводить. Мне нужно кое-что обсудить с тобой.
Кассандра не двинулась с места.
— Я не тороплюсь, милорд. Может быть, позволите мне немного поиграть на фортепьяно, пока вы с матерью будете обсуждать ваши дела?
Обстановка еще больше накалилась, и Меррик поспешил ее разрядить:
— Разумеется, миледи. Немного погодя я присоединюсь к вам. — Он жестом подозвал дворецкого. — Джеймс, проводите леди Кассандру в музыкальный салон.
Кассандра с нарочитой учтивостью поклонилась старой графине и с гордым видом выплыла из гостиной. Меррик восхищенно посмотрел ей вслед. Она была немного бледна, но в глазах светился все тот же огонь.
— Я не потерплю в своем доме эту беспутную особу, — заявила графиня, как только за Кассандрой закрылась дверь.
— Это мой дом, мама. Я приглашаю любого, кого сочту нужным.
За последнюю неделю они с матерью уже не раз спорили на эту тему. Уайатт всегда уважительно относился к родителям, но перспектива всю жизнь выслушивать наставления матери не улыбалась ему.
— Она оскорбила меня! Ты не можешь позволить, чтобы это сошло ей с рук.
Уайатт весело улыбнулся.
— Я вызову ее на дуэль. По-твоему, какое оружие она предпочтет?
— Уайатт, это очень серьезно! Она бросила вызов обществу, вынудила своего мужа скрываться, чуть не погубила несчастного юношу Шеффинга, а теперь пытается поймать в сети тебя! Ты должен выставить ее за дверь и запретить появляться в нашем доме!
— Мама, не выйди леди Кассандра за Руперта, сейчас она была бы леди Меррик. Мне кажется, ты должна перед ней извиниться. А теперь прошу прощения, но мне нужно поговорить с Кассандрой, Она к нам редко приходит без повода. — Он произнес это тоном, не терпящим возражений. Уайатт вышел из комнаты, пропустив мимо ушей истеричные мольбы матери позвать горничную и принести нюхательную соль.
До его слуха донеслись звуки фортепьяно — Кассандра пыталась подобрать свою любимую мелодию. Это робкое, неумелое исполнение пробудило в его сердце воспоминания о музыкальном вечере у Шеффингов. Как ни странно, тогда они были ближе друг к другу, чем когда оставались наедине. У графа бешено забилось сердце, словно хотело выскочить из груди. Это не что иное, как безумие, размышлял Меррик. Он заразился им от Говардов.
Кассандра склонилась над клавиатурой. В свете свечей собранные в высокий узел волосы казались нимбом вокруг ее головы. Непослушный золотистый локон, выбившись из прически, упал ей на шею. В это мгновение она казалась графу хрупким, почти неземным созданием, и он невольно залюбовался ею.
Она подняла на него взгляд и подвинулась на скамье, чтобы он мог сесть рядом. Меррик уловил нежный аромат сирени, и на него нахлынули волнующие воспоминания. Он взял аккорд и заиграл. Звуки лились из-под его пальцев легко и свободно.
Кассандра не запела, а лишь наблюдала за тем, как его руки, словно птицы, порхают по клавишам. Уайатт вскоре заиграл другую, более сложную мелодию, которая, как он считал, должна ей понравиться. Но вскоре понял свою ошибку. Ему не терпелось услышать, как Кассандра поет, потому что в ее голосе звучала любовь.
— Спойте мне, — прошептал Меррик и заиграл простенькую колыбельную.
На этот раз он выбрал мелодию правильно. В отличие от колыбельной любовная баллада наверняка заставила бы девушку расплакаться. Кассандра запела, но, увы, эффект был уже не тот.
Тогда Уайатт перешел на более энергичную мелодию, словно специально написанную для того, чтобы ее исполнять на два голоса. Кассандра поняла, чего он от нее добивается, и вполне сносно исполнила свою партию. И все же что-то было не так.
Граф понимал, чего ему недостает, однако не собирался уступать. Он выбрал еще более быструю мелодию, которая требовала от исполнителей повышенного внимания и сосредоточенности. Обычно один из исполнителей, не поспевая за бешеным темпом, сбивался, «пускал петуха», и все кончалось веселым смехом. В тот памятный вечер они с Кассандрой исполнили ее гладко, ни разу не сбившись. И все же…
Меррик захлопнул крышку фортепьяно и резко поднялся.
— Позвольте проводить вас домой, пока не разыгралась гроза, — произнес он.
Кассандра приняла протянутую ей руку. Она понимала, что в этом доме они не смогут сказать друг другу то, что хотелось бы.
Граф велел оседлать двух лошадей. Ветер усилился и раскачивал верхушки деревьев. Тучи, словно обезумев, стремительно неслись по небу, и лишь у самого горизонта сквозь серую завесу прорвался солнечный луч. Кассандра бросила взгляд на грозовое небо и взяла графа за руку. Ни он, ни она не надели перчаток, и это прикосновение было исполнено доверия и нежности.
Вскоре привели лошадей, и один из конюхов подсадил Кассандру в седло.
— Мне не хотелось бы извиняться за то, что произошло вчера вечером, — произнес наконец граф, не осмеливаясь посмотреть ей в глаза. — Я думал, вы больше не пожелаете меня видеть.
— Тогда и я не стану перед вами извиняться. Я бы не пережила, если бы не смогла увидеть вас снова, — едва слышно произнесла Кассандра.
— Боюсь, я не совсем верно вас понял, — промолвил Меррик.
— Возможно, но это не имеет значения. Вы — мой единственный друг. И я не могу потерять вас. — В голосе Кассандры прозвучала нескрываемая боль. Она чувствовала, что больше не в силах сдерживаться — душевная боль мучительно терзала ее, рвалась из груди наружу.
Слова Кассандры озадачили графа. Значит, ей нужен друг, а не любовник, хотя одно другому не помеха. Прошлой ночью он метался из угла в угол, не в силах побороть охватившее его желание. Но к несчастью, единственная женщина в мире, которую он безумно хотел, принадлежала другому.
— Кассандра, вы должны понять несколько простых истин. На дружбу между мужчиной и женщиной в обществе смотрят с подозрением. В нее просто не верят, И в этом нет ничего удивительного. Я старше вас и не могу допустить, чтобы наши отношения переросли в нечто большее. Скажу лишь одно — в этом случае женщины выходят замуж. Кстати, замечу, как это ни прискорбно, вы выбрали не меня, а Руперта. Это он должен был посвятить вас в тайны отношений между мужчиной и женщиной.
— Вы не можете мне этого простить? — с горечью спросила Кассандра. — Я сама себя не простила. Поэтому и не виню вас. В любом случае сожалеть уже поздно, тем более что у меня не было выбора. Одного не пойму — почему я должна страдать из-за совершенной мной ошибки до конца дней?
— Я бы хотел вам помочь, Касс, но как? Должно быть, у вас были причины предпочесть Руперта. Не знаю, что произошло той ночью, но, возможно, время и терпение сделали бы свое дело. Возможно, вы не поняли…
Меррик поймал себя на том, что ему трудно говорить на столь щекотливую тему, и решил перевести разговор в иное русло.
— По всей видимости, Руперт был пьян. Но не исключено, что у него и в мыслях не было обойтись с вами столь жестоко. Порой женщина выводит мужчину из себя и сама же из-за этого страдает.
Кассандра бросила на него сердитый взгляд.
— Мужчины тоже выводят женщин из себя. Руперт был пьян и вел себя как животное. Но вы правы, я не знала, чего он ждал от меня, теперь знаю, но это не меняет дела. Он всегда вызывал у меня отвращение. Однако не все так уж плохо. Теперь я замужняя дама, и Дункан не может мной распоряжаться. Одного не могу понять — почему вы хотите прекратить нашу дружбу?
Уайатта так и подмывало спросить, чему, собственно, обучил ее Руперт. За целый день и ночь. Возможно, Руперт оттачивал на ней свое искусство разврата еще до свадьбы. Графу не хотелось думать о том, что мог сотворить Руперт с таким прекрасным и невинным созданием. Ему следовало бы посоветовать ей вернуться к мужу, но это было выше его сил.
— Вы меня неправильно поняли, Касс. Я не отказываюсь от дружбы с вами. И по первому зову готов прийти вам на помощь. Просто нам не стоит встречаться, так будет лучше для нас обоих.
Тучи сгустились и полностью скрыли закатное солнце. Меррик с Кассандрой въехали в лес. Освещаемые вспышками молний, деревья раскачивались под сильными порывами ветра. Лошади занервничали. Граф подумал, что сейчас не та обстановка, чтобы вести подобные разговоры, однако откладывать объяснение значило бы лишь усугублять ситуацию. Он ускорил было шаг, но Кассандра то и дело отставала, поглощенная своими мыслями, словно не замечая разыгравшейся бури.
— Не стоит встречаться? Что же это за дружба? Вы ведете себя как любовник, которому наскучила его пассия, и он всеми правдами и неправдами стремится отнёс избавиться. Прошу прощения, граф, но у меня и в мыслях не было навязывать вам свое общество. Мы можем расстаться прямо сейчас. Утром Джейкоб вернет вам лошадь.
С этими словами она взяла с места в карьер по узкой лесной тропинке. Над головами у них громыхнул гром, и лошадь, испугавшись, перешла на галоп. Меррик что-то крикнул ей вслед в надежде, что Кассандра услышит, но в следующее мгновение на него обрушились струи ливня.
Тропа, на которую свернула Кассандра, была непригодна для верховой езды — здесь давно не обрезали нижних ветвей. От ужаса у графа пересохло во рту. Пригнувшись к шее своего скакуна, он галопом пустился вслед за Кассандрой.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Прикосновение волшебства - Райс Патриция



Она просто дура необразованная и невоспитанная. Все свои проблемы сама себе напридумывала.
Прикосновение волшебства - Райс ПатрицияKotyana
26.01.2013, 18.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100