Читать онлайн Под защитой любви, автора - Райс Патриция, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Под защитой любви - Райс Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.55 (Голосов: 58)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Под защитой любви - Райс Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Под защитой любви - Райс Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Райс Патриция

Под защитой любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Морган обернулся и, увидев призрачную фигуру в белом, на мгновение поверил в ангелов, как в далеком детстве. Но тут он задел раненым бедром буфет, и боль вернула его к реальности.
— Морган! — вскрикнула Фейт, когда он покачнулся.
Чувствуя себя полным болваном, Морган тяжело опустился на стул и закрыл глаза. Он не понимал, что заставило его нестись во весь опор назад. В Лондоне был бордель, где его охотно принимали и ублажали всеми возможными способами. В этот самый момент он мог бы находиться там, в окружении пышной женской плоти и воркующих голосов. А что он имеет теперь? Перепуганного ребенка в латаной ночной рубашке, который заламывает руки и смотрит на него со слезами в этих чертовых серых глазищах.
— Согрей воды и порви на бинты ту ткань, что я привез из прошлой поездки. А потом ложись спать. Я в состоянии позаботиться о себе.
Сердце Фейт на миг остановилось, но она послушно разворошила угли и подбросила топлива под большой котелок с водой, который всегда держала в очаге. Ткань, о которой он говорил, превратилась в рубашку, и она помедлила в нерешительности. Морган рассердится, но тут уж ничего не поделаешь. Фейт молча вскарабкалась на чердак и вытащила из своих скудных пожитков старую рубашку. Морган не обратил внимания на кусок ткани, с которым она спустилась с чердака. Он пытался разрезать ножом свои кожаные штаны. Грубая повязка, которую он сделал ранее, валялась на полу, и из раны снова стала сочиться кровь. Он выругался, когда закружилась голова. Дьявол, надо было не спускать глаз с того охранника. Он теряет бдительность.
Нежные пальчики обхватили его руку, и он охотно отдал нож. Фейт благоухала мылом, которое он как-то привез, чтобы порадовать ее. Морган запрокинул голову, закрыл глаза, ощущая пульсирующую боль в ноге и прикосновение холодного лезвия, разрезавшего бриджи. Сознание того, что он дома, согревало, как тепло очага.
Пальцы Фейт дрожали, когда она разрезала наконец, толстую штанину и увидела длинный порез на внешней стороне бедра. Никогда прежде ей не приходилось касаться мужской ноги. Под поросшей волосками кожей бугрились мышцы. Она положила на рану горячий компресс, стараясь не думать о том, что находится выше, скрытое бриджами.
— Просто перебинтуй ее, малышка. Через пару дней заживет, — устало произнес Морган.
Фейт с тревогой смотрела на рану. Кровотечение было не таким уж сильным, чтобы принимать более радикальные меры. Фейт потянулась к стоявшей на столе бутылке рома.
Морган зарычал, когда обжигающая жидкость хлынула на рану, и свирепо уставился на Фейт. Но она, словно не заметив его взгляда, принялась рвать свою сорочку на узкие полоски.
Тут Морган обнаружил, что она рвет совсем не то, что он велел. Выхватив у нее лоскут изношенного полотна с остатками кружев и пуговицей, он зловеще нахмурился.
— А это еще что такое? Неужели нельзя выполнить простейшее указание? Принеси мне то полотно, и я сделаю все сам. Я не собираюсь расхаживать с болтающимися на ногах кружевами.
Фейт вырвала у него лоскут и крепко прижала его ладонь к компрессу.
— Держите. Я не могу работать, когда вы вертитесь, — Она оторвала пуговицу и возмутившее его кружево, аккуратно отложила их в сторону. — Если вы не собираетесь разгуливать голым, никто не догадается, из чего у вас повязка. Не вижу смысла портить прекрасную ткань.
— Это моя ткань, и я могу делать с ней все, что пожелаю, — проворчал Морган. — Если у тебя были на нее виды, я куплю тебе другую. Я не хочу, чтобы ты рвала из-за меня свои вещи.
— Надеюсь, вы не думаете, что я просидела здесь две недели, занятая только тем, что расчесывала волосы? Ваша ткань уже превратилась в очень нужный предмет одежды.
Не вижу причин рвать его в клочки. Извините, если задела ваши чувства, но вы не говорили, что собираетесь устроить здесь лазарет.
Морган впервые слышал, чтобы Фейт говорила столь вызывающим тоном. Голос ее слегка дрожал, то ли с непривычки, то ли от страха перед наказанием, но Морган при всем желании не смог бы поднять руку. Оставив ее тираду без ответа, он снова закрыл глаза. Нельзя же, в самом деле, корить бедняжку за то, что она сшила себе лишнюю сорочку. Та, что была на ней, имела глухой вырез с застежкой спереди без малейшего намека на оборки и кружева, которые он привык видеть, раздевая женщин. А жаль.
Это была странная мысль, и Морган ошалело тряхнул головой, пытаясь прояснить сознание. Фейт выпрямилась, чтобы унести окровавленные бинты и воду. В свете пламени блеснула коса длиной до пояса, мелькнули округлая икра и изящная лодыжка. Морган поспешно закрыл глаза, ужасаясь своим порочным мыслям. Он никогда не обойдется с этим худеньким ребенком, как со зрелой женщиной, в угоду своей похоти.
Отказавшись от помощи Фейт, Морган оперся о стол и тяжело поднялся на ноги. Ему не терпелось избавиться от пропотевшей одежды, но он не осмелился упомянуть об этом из опасения оскорбить чувства девочки. Он попытался стянуть с плеч камзол и едва не упал, но маленькие, сильные руки подхватили его. Наконец камзол и жилет оказались на полу. Морган шагнул к постели и покачнулся, схватившись за худенькое тело, так кстати оказавшееся рядом. Он не противился, когда она стянула с него сапоги. Скачка была бесконечно долгой, и Морган знал, что потерял много крови.
Фейт принесла свою постель с чердака и прикорнула у очага. Вряд ли он станет звать на помощь, но все же лучше быть рядом.
Морган оказался несносным пациентом. На следующее утро, находясь в лихорадочном жару, он попытался выбраться наружу. Фейт пресекла эти попытки и вручила ему треснутый ночной горшок, стоявший под кроватью. После чего отправилась кормить лошадей.
Когда она вернулась, он спал. Фейт поставила на огонь легкий бульон из вяленого мяса. Проснувшись, Морган отказался его есть, требуя чего-нибудь более существенного. Фейт дала ему кусок хлеба и налила в чашку бульон.
Следующий день был повторением первого, разве что лихорадка пошла на убыль, и сил у него прибавилось. Фейт мучилась, удерживая Моргана в постели и вливая ему в горло укрепляющие жидкости. Зная, что через пару дней он станет совсем неуправляемым, она не на шутку встревожилась, обнаружив при перевязке, что рана слишком медленно заживает. А что, если она снова откроется? Как заставить его лежать или хотя бы меньше двигаться? Ведь он не станет слушать ее, поскольку считает ребенком.
На четвертый день Морган почти окончательно пришел в себя и, решив, что длительное пребывание в постели скажется на его рассудке, сел и свесил ноги с кровати. Фейт подбоченилась и грозно сверкнула глазами. Одарив ее бесшабашной улыбкой, Морган с трудом поднялся на ноги, и Фейт напряглась, готовая подхватить его, когда он начнет падать. Он сделал шаг и слегка покачнулся, ухватившись за ее хрупкое плечо.
— Дай-ка стул, малышка, А если найдешь мне толстую палку, я перестану быть для тебя обузой.
— Не пытайтесь умаслить меня, Джеймс Морган де Лейси. Ваша нога нуждается в покое. Только попробуйте встать со стула, и получите этой самой палкой по своей упрямой голове.
Морган бросил изумленный взгляд на маленькую служанку и хмыкнул, увидев грозное выражение ее лица.
— Вот, значит, как? Ты готова бить лежачего? Только не забывай, что я скоро встану на ноги и смогу отомстить.
Он усмехнулся, и Фейт присела в чересчур почтительном реверансе.
— Слушаюсь, ваша милость, — отозвалась она с притворным смирением. Возможность говорить, что думаешь, была настолько непривычной, что Фейт казалась себе восхитительно дерзкой, когда позволяла своим мыслям вырываться наружу. И не переставала удивляться, что Морган не обижается, не говоря уже о большем. — Я сварила овощной суп. Хотите попробовать?
— Полагаю, без мяса, — скривился он, вытянув перед собой больную ногу.
— Вы даже не заметите этого. — Фейт налила суп в щербатую миску и поставила ее на стол, положив рядом буханки хлеба. Она сгорала от любопытства, желая услышать, как он был ранен, и вместе с тем не хотела ничего знать. А что, если она подает еду убийце? Пожалуй, лучше оставаться в неведении относительно того, что происходит за стенами дома. Не за горами весна, когда она сможет уйти отсюда! Вряд ли он станет ее удерживать.
Напомнив себе, что ее христианский долг — наставить Моргана на праведный путь, Фейт примостилась на бочке напротив него, вместо того чтобы, как обычно, заняться мытьем посуды. Она с удовольствием наблюдала, с каким аппетитом он ест приготовленный ею суп. Если бы не суровое выражение лица и ледяной блеск в глазах, Морган был бы на редкость красивым мужчиной. Неужели он не мог избрать себе поприще, более достойное, чем преступная жизнь?
— Вы никогда не думали о том, чтобы найти себе менее опасное занятие?
Морган поперхнулся супом, уставившись на дерзкую девушку, которая с самым серьезным видом взирала на него через стол, уткнувшись остреньким подбородком в сложенные ладони. Все эти месяцы они тщательно избегали всяких упоминаний о его занятии. Должно быть, она здорово осмелела за последнее время. Вот к чему приводит чрезмерная снисходительность. Она должна знать свое место.
— Меня устраивает мое занятие, — заявил он тоном, не терпящим возражений.
— Настолько устраивает, что вы едва не лишились жизни или, по меньшей мере, ноги? — осведомилась Фейт, стараясь не обращать внимания на гневные искорки, вспыхнувшие в его глазах. Отец не побоялся разъяренной толпы, так неужели ее испугает один искалеченный мужчина.
— А вот это не твое дело. Я скорее умру с оружием в руках, чем подохну с голоду.
— Голод вам не грозит, — решительно произнесла Фейт. — Заведите корову, цыплят, огород, и у вас будет все, что только пожелаете.
— И, по-твоему, это все, что мне нужно? — Глубоко возмущенный, Морган перехватил инициативу и перешел в наступление: — По-твоему, я должен довольствоваться клочком земли и жалкой коровенкой? А ты сама хотела бы всю жизнь собирать яйца и помешивать горшки?
Мысли о шелках и кружевах пронеслись в мозгу Фейт, но она прогнала их. Не в богатстве счастье, однако нарисованное им будущее представлялось довольно унылым.
— Это лучше, чем болтаться на виселице. Разве у вас нет никакой профессии? Можно продать эту землю и перебраться в город, если вам не нравится сельская жизнь.
— О, сельская жизнь мне очень даже нравится. — Он насмешливо улыбнулся. — Я совсем не прочь скакать по своим угодьям, разводить лошадей и заботиться о благополучии сотен арендаторов. Однако католик недостаточно хорош для всего этого. Ваш распрекрасный парламент не оставил мне никакого другого поприща, кроме разбойничьего. Даже этот клочок земли принадлежит мне лишь потому, что какому-то англичанину не повезло в игре. Но мне недолго владеть им, если станет известно, что я католик, — заметь, католик, а не разбойник с большой дороги. Наступит день, когда у меня будет все, чего я пожелаю, и заплатят за это проклятые англичане, лишившие меня всего, на что я имел законное право.
Фейт нечего было возразить. Последователи Уэсли подвергались глумлению и даже насилию по всей стране, но их никогда не преследовали так, как католиков. Она не разбиралась в законах, но не могла поверить, что можно лишить человека права на достойную жизнь. Вздохнув, она встала и принялась убирать посуду.
— Боюсь, если вы продолжите в том же духе, то лишитесь самого ценного, чем владеете, — медленно сказала она.
— Я не дорожу жизнью. — Преодолевая боль в ноге, Морган поднялся и направился к двери.
Глупо было надеяться, что она сможет изменить его, но и он поступает неразумно, не желая меняться. Если бы только он мог понять… Но он слеп, и причиной тому ненависть и упрямство. Вспомнив, что Морган приютил ее, когда никому не было до нее дела, Фейт поклялась еще раз попытаться переубедить его. Душа у него добрая, и он, в конце концов, поймет, что она права.
Морган вернулся с освежеванным кроликом и толстой веткой, на которую он опирался при ходьбе. Фейт покачала головой, досадуя на его глупое упрямство, но придержала язык. Судя по его осунувшемуся лицу, гордость и так обошлась ему недешево. Она налила ему кофе, нашла бочонок, чтобы он мог положить на него больную ногу, и продолжила чистить картошку для ужина.
— Когда нога заживет, я поеду в Лондон, поищу твоих родственников. Расскажи мне о них. — Морган глотнул кофе, глядя на худенькую спину Фейт. Насколько он мог судить по ее напряженной позе, она все еще сердилась. Никто никогда не интересовался его судьбой, и Морган не привык к этому. Но уступать не собирался. Через несколько недель она уйдет, и все пойдет по-прежнему. Об этом позаботились англичане, будь прокляты их черные сердца.
— Особенно нечего рассказывать, — отозвалась Фейт. — Родственники отреклись от моих родителей, когда те приняли учение Уэсли. Я никого из них не знаю. Отца звали Джордж Генри Монтегю, а мать — Петиция Карлайл Монтегю. Мне известно только то, что они родом из благородных семейств и получили хорошее образование.
Если Монтегю и вправду принадлежат к знати, найти их не составит труда. А вот вернуть вновь обретенное дитя в лоно семьи — совсем другое дело. Маловероятно, что Фейт легко откажется от веры своего отца, не тот у нее характер. В этом Морган имел возможность убедиться.
— Что ж, будет с чего начать поиски, — бодро заметил Морган, в надежде успокоить ее. Если они снова начнут копаться в его преступном прошлом, то непременно поссорятся. А ему совсем не хочется восстанавливать ее против себя.
— Лучше бы вы нашли мне работу, — заявила Фейт вызывающим тоном. — У меня нет ни малейшего желания быть чьей-то бедной родственницей. Я в состоянии заработать себе на жизнь.
— Никогда не слышал подобной чуши! — раздраженно воскликнул Морган, забыв о своих благих намерениях. — Жить с родными намного лучше, чем работать на чужих людей. Ты ничего не знаешь об окружающем мире.
Фейт швырнула нож, которым чистила картошку, и сердито сверкнула глазами.
— Я знаю достаточно, чтобы никому не доверять. И вы окажете мне большую услугу, если впредь будете заниматься своими делами.
Она гордо прошествовала к двери и выскочила из дома. Она не знала почему, но ей было больно думать о том, что придется покинуть эту уединенную хижину. Все дело в том, что у нее нет дома, сказала себе Фейт, пойдя в теплый амбар. Но когда вдохнула благоухающий сеном воздух, сердце ее болезненно сжалось. Никогда больше она не увидит этого рыжего кота, никогда не будет ухаживать за чалой кобылкой и кормить огромного жеребца, если уедет в Лондон. Сама мысль об этом была невыносима.
Они поужинали в отчужденном молчании и легли спать без обычного обмена дневными впечатлениями. Фейт забралась на чердак, сделав вид, что не слышит, как Морган потянулся за бутылкой, стоявшей на буфете. Пусть топит в выпивке свое скверное настроение. Ей нет до этого никакого дела.
Фейт разбудили тихие звуки, казалось, кто-то бродит внизу. Осторожные шаркающие шаги действовали ей на нервы. Морган никогда не крался и не шаркал ногами. Даже испытывая боль, он держался прямо и твердо ступал по земле.
Происходило что-то непонятное. Судя по холоду, царившему в комнате, час был более поздним, чем ей казалось, и огонь в очаге давно погас.
Рука ее скользнула под подушку, где лежал пистолет, который она не трогала с момента возвращения Моргана. Ненавистный металл обжег ладонь, и Фейт чуть не выронила оружие, но приглушенный звук, донесшийся снизу, заставил ее пальцы сомкнуться вокруг рукоятки.
Бесшумно подкравшись к отверстию в полу чердака, Фейт посмотрела вниз. Вначале она ничего не видела, но, когда глаза привыкли к темноте, едва не вскрикнула.
Посередине комнаты темнел массивный силуэт, который никак не мог быть Морганом. Фейт видела, как Морган вскинулся на кровати, потянувшись к сабле, висевшей на вбитом в стену гвозде, но раненая нога подогнулась, и он рухнул на постель.
Этого оказалось достаточно, чтобы чужак замахнулся на него дубинкой, и пальцы Фейт крепче сжали пистолет.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Под защитой любви - Райс Патриция



Роман захватывающий,интересный.Читала с удовольствием.10++++++++
Под защитой любви - Райс ПатрицияEdit
18.02.2014, 19.54





Роман захватывающий,интересный.Читала с удовольствием.10++++++++
Под защитой любви - Райс ПатрицияEdit
18.02.2014, 19.54





на раз!
Под защитой любви - Райс Патрицияnecto
27.05.2014, 15.57








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100