Читать онлайн Под защитой любви, автора - Райс Патриция, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Под защитой любви - Райс Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.55 (Голосов: 58)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Под защитой любви - Райс Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Под защитой любви - Райс Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Райс Патриция

Под защитой любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

— Ты будешь учиться, или я перекину тебя через колено и отшлепаю! Видимо, это единственный способ вбить в твою голову хоть каплю здравого смысла.
— Не буду! Уберите эту ужасную штуковину.
Фейт попятилась от длинноствольного пистолета, который протягивал ей Джек. С самого Рождества он пребывал в мрачном настроении и только огрызался в ответ на все ее попытки наладить отношения. А теперь явился домой с новым пистолетом и твердой решимостью научить ее пользоваться им. Фейт видела, как играют на его скулах желваки, но страх перед оружием оказался сильнее страха перед его гневом.
— Я не могу оставлять тебя здесь одну без каких-либо средств защиты. Выбирай: либо ты учишься стрелять, либо уходишь. Я не желаю отвечать за чью-либо смерть, — произнес Джек, бросив тяжелый пистолет на стол.
Проклятие! У него нет ни терпения, ни времени состоять в должности ангела-хранителя при этой упрямой девчонке. Она осложнила его жизнь в обмен на мелкие удобства, без которых он прекрасно обходился. Если бы не метель, бушевавшая снаружи, он бы выставил ее из дома прямо сейчас.
Фейт обратила испуганный взор к окну, где сплошной стеной валил снег. Страшно даже подумать о том, чтобы снова оказаться на дороге. Фейт перевела взгляд на оружие и содрогнулась. Мысль о том, что от такого же оружия погиб ее отец, вызвала к жизни образы, которые она слишком долго изгоняла из своего сознания. Кровь и смерть. Взгляд снова обратился к метели за окном, затем неохотно переместился на Джека. Он подошел и теперь грозно нависал над ней, вынуждая принять решение. Колени Фейт подогнулись, и она с тихим стоном осела на пол.
Чертыхнувшись, Джек подхватил ее на руки. Она по-прежнему казалась невесомой, хотя за последние месяцы ее угловатая фигурка немного округлилась. Обхватив рукой плечи Фейт, он осторожно опустил ее на пол, сдернул с крючка полотенце, свернул и положил ей под голову. Фейт дернулась и попыталась сесть, схватив его за руку с воплем, таким диким, что у него зашевелились волосы. Бесполезно было удерживать ее в лежачем положении, и Джек привлек ее в свои объятия, где она не могла причинить себе вреда.
— Ну-ну, малышка, — ласково произнес он, прижимая ее к себе. — Успокойся. Я тебя не обижу. Все в порядке.
Неужели и его сестра прошла через такой же кошмар, прежде чем умерла? Неужели ее жизнь была так мучительна, что она предпочла отгородиться от окружающего мира? Джек попытался представить свою сестру, которая была четырехлетней крохой, когда он видел ее в последний раз. Какой шанс у маленькой девочки выжить, если нет мужчины, способного защитить ее от людской жестокости?! Он не смог спасти Эйслин, его не было дома. Может, Бог дал ему второй шанс, послав Фейт?
Положив голову ему на плечо, она содрогалась от рыдании. За то время, что Фейт провела с ним, она ни разу не плакала, хотя он знал, что она чувствует себя глубоко несчастной. Наверное, это хорошо, что она наконец-то дала выход своим чувствам. Джек усадил ее себе на колени и позвонил выплакаться, поглаживал ее по спине, как котенка.
Когда рыдания перешли в редкие всхлипывания, Джек приподнял ее подбородок и заглянул в залитое слезами лицо.
— Думаю, пора тебе рассказать мне свою историю, малышка. Не слишком-то приятно чувствовать себя деспотом. — Уголком ее косынки он вытер ей глаза.
— От этого остается такая ужасная дыра, — произнесла она. — Я не могу. Правда, не могу.
Джек усадил Фейт поудобнее и удивленно замер, когда ладонь коснулась легкой выпуклости там, где ее не должно было быть. К счастью, поглощенная своими переживаниями, Фейт ничего не заметила, и он осторожно убрал руку.
— От чего остается дыра? — мягко спросил он. — Чего ты боишься, милая?
— Они застрелили его, — прошептала она. — Застрелили! Он не делал ничего плохого, только говорил, а они застрелили его! Как они могли?
В ее голосе звучал такой ужас, что напрашивался очевидный вывод.
— Это ты об отце? Кто-то его застрелил?
Она быстро кивнула, и он увидел в ее широко распахнутых серых глазах отчаяние и ужас.
— Мне сказали, что произошла стычка с бунтовщиками, и кто-то выстрелил. Но ведь у бунтовщиков не бывает пистолетов, правда? Он же только говорил. Зачем было стрелять?
Джек не знал. Кто может с определенностью сказать, откуда берется ненависть, почему люди убивают друг друга? Это происходит испокон веку и неизвестно, когда закончится. И не в его силах что-либо изменить. Вздохнув, он погладил ее по волосам.
— Возможно, это был несчастный случай. Мужчины не всегда ведут себя разумно. Они легко впадают в ярость и не соображают, что творят. Я не раз видел, как это происходит, Фейт. Просто твой отец оказался в неподходящем месте в неподходящий момент. Страшно подумать, что пришлось пережить бедняжке. Пулевое отверстие, если выстрел произведен с близкого расстояния, самое отвратительное из зрелищ, какие ему доводилось видеть, а видел он немало. Джек зажмурился, отгоняя воспоминания, и крепче обнял ее.
Придя в себя, Фейт залилась румянцем и попыталась высвободиться, но Джек не выпускал ее из объятий.
— А разве бывает подходящий момент и подходящее место? — спросила она, упершись ладонью в его широкое плечо.
Это замечание казалось слишком взрослым для ребенка, и Джек едва не поддался искушению пробежаться руками по ее хрупкому телу и проверить свои подозрения. Однако поспешно разжал объятия и позволил Фейт соскользнуть с его колен. Прищурившись, он пристально наблюдал, как она усаживается на полу, по-детски скрестив ноги. Он знал, что она не носит корсета, но едва ли этого достаточно, чтобы сделать какие-либо выводы. Сколько же ей все-таки лет? Впрочем, лучше ему этого не знать.
— Подходящий момент бывает для всего. Просто не всегда удается его распознать, пока не становится слишком поздно. Ну а задним умом все крепки.
Фейт понимающе кивнула, не решаясь поднять на него глаза. С темной прядью, падавшей на высокий лоб, и отблесками пламени, оттенявшими его резкие черты, Джек казался опасным незнакомцем. Порой она забывала, что он бессердечный преступник, но сейчас легко могла себе представить, что такой вот человек поднял пистолет и выстрелил в ее отца.
— Я не смогу нажать на спуск, — прошептала она. — Лучше умру, чем буду жить с сознанием, что кого-то убила. Мне очень жаль, Джек. Наверное, я трусиха, но не могу этого сделать.
Если он правильно понял, мгновенная смерть была бы наименьшей из ее забот. И как только он влип в эту историю? Раздраженный, Джек поднялся на ноги.
— У тебя должны быть родственники. Назови мне их имена, и я попробую разыскать их.
Фейт вскинула на него полный надежды взгляд, но затем покачала головой и отвернулась к огню.
— Они отреклись от моих родителей, когда те присоединились к методистам. Я никогда не видела никого из них. Они даже не ответили на письмо отца, когда он сообщил им о смерти мамы. Как только я отсюда уйду, мне придется искать работу. Если бы вы могли дать мне рекомендацию…
Джек чуть не рассмеялся, представив себе рекомендательное письмо, подписанное Морганом де Лейси III. Этим господам придется изрядно попотеть, чтобы найти его персону и генеалогических справочниках.
— И все-таки как звали твоих родителей? Хуже не будет, если я попытаюсь что-нибудь разузнать об их родственниках.
Фейт бросила быстрый взгляд на его хмурые черты.
— А вы тоже назовете свое имя? Или навсегда останетесь для меня Джеком?
Смышленая девчонка, ничего не скажешь. Отвесив формальный поклон, Джек представился:
— Джеймс Морган О'Нилл де Лейси, к вашим услугам, леди. Я отзываюсь на любое из вышеперечисленных имен. С кем имею честь?
Фейт улыбнулась, очарованная этой игрой, и поднялась с пола, чтобы сделать надлежащий реверанс. Морган. Звучит неплохо. Впрочем, она всегда чувствовала, что у него другое имя.
— Фейт Генриетта Монтегю, сэр. Вы позволите называть вас Морганом? Это имя мне нравится гораздо больше, чем все остальные. Боюсь, мое имя больше меня самой, но ваше вам идеально подходит.
Джек хмыкнул, и мир, казалось, был восстановлен.
— Признаться, под этим именем я наиболее известен. Ваш отец был французам?
— Нет, но он потомок первых норманнов. Его род прослеживается до Вильгельма Завоевателя. Вот, значит, как. Это даже забавно. Но скорее драматично. Джек уже пришел к выводу, что отец Фейт был дворянином, но он и представить себе не мог, что речь пойдет о знати. Ничего себе картина: парочка отпрысков знатных семейств одной из самых цивилизованных стран мира живет в лачуге за счет того, что ему удается добыть с помощью разбоя. Похоже, у Бога весьма своеобразное чувство юмора.
— Думаю, лорда Монтегю несложно найти. Я займусь этим, когда погода улучшится. Кто знает, может, твои родственники сбились с ног, разыскивая тебя. — И если ее найдут здесь, не миновать ему петли. Проклятие, как он этого не понял? Он воображал, что приютил безродную бродяжку, напомнившую ему двенадцатилетнюю сестренку, в то время как делил кров с девицей благородного происхождения неопределенного, но вполне зрелого возраста. Да они кастрируют его, прежде чем повесить!
Фейт слушала Джека с недоверием. И не без причины. Если у нее и вправду есть знатные родственники, он легко их разыщет, и у нее есть веские основания полагать, что он потребует за нее выкуп. Неплохая, кстати, идея, будь он уверен, что сможет обеспечить ее безопасность. Но с тех пор, как здесь объявился Такер, такое едва ли возможно.
— А пока, — твердо заявил Джек, — ты должна научиться защищать себя. Мало ли что может случиться.
Она с ужасом посмотрела на него.
— Скорее я умру, — отозвалась Фейт.
Выведенный из себя, Джек свирепо уставился на девушку;
— Сколько вам лет, мисс Фейт Генриетта Монтегю? Фейт вызывающе выпятила нижнюю губу.
— А вот это вас не касается, мистер Джеймс Морган де Лейси.
Джек чуть не рассмеялся над этим типично женским выпадом со стороны его обычно кроткой домохозяйки, но дело было слишком серьезным, чтобы поощрять мятеж.
— Если ты достаточно взрослая, чтобы знать, что означает быть женщиной, то должна понимать, что отнюдь не твоя смерть может понадобиться какому-нибудь мерзавцу, когда он пожалует сюда. Возможно, тебе и захочется умереть, когда он закончит с тобой, но, скорее всего, тебе придется жить с памятью об этом унижении всю оставшуюся жизнь. И мне тоже, — тихо добавил он, наблюдая за выражением ее лица, на котором замешательство сменилось ужасом.
Джек — вернее Морган — побледнел, в глазах светились боль и гнев, придававшие его словам особую убедительность, и Фейт всем существом ощутила его правоту. Может, она и выглядит, как ребенок, но у нее есть голова и уши. Она слышала разговоры и намеки, касавшиеся отношений между полами, и знала достаточно, чтобы предположить, что это не слишком приятно. А если верить Моргану, то хуже смерти. Представив себе физическое насилие со стороны такого буйвола, как Такер, Фейт почувствовала страх и отвращение, однако покачала головой. Ничто не может быть хуже смерти.
— Но ведь я могу притвориться, что пистолет заряжен, верно?
— Нет! — яростно выпалил Морган. — Если прицелилась, стреляй или окажешься в еще худшем положении. — Глядя на ее страдальческое лицо, он запустил пальцы в свои взлохмаченные волосы и взмолился: — Подумай обо мне. Если с тобой что-нибудь случится, это будет на моей совести. На ней и так уже висит немалый груз.
Эта неожиданная мольба потрясла Фейт больше, чем все остальные доводы, и она недоверчиво уставилась на Джека. Для него важно, чтобы с ней ничего не случилось? Неужели думает, что она поверит, будто у закоренелого преступника есть совесть? Или считает ее круглой дурой?
Взгляд Моргана внезапно стал пустым, и он с кривой ухмылкой отвернулся. Выражение безнадежности на его лице и поразило Фейт, что она коснулась его локтя.
— Я постараюсь. Ради вас. Если бы не вы, меня бы уже не было на свете.
Это была истинная правда, и Морган попытался найти в ней утешение, но почему-то не испытал облегчения. Все-таки обременительно обзавестись совестью в таком возрасте! Он пожал плечами и показал ей, как зарядить пистолет.
— Так говоришь, она сбежала? — поинтересовался элегантно одетый мужчина, лениво потягивая эль в придорожной таверне. Несколько часов, проведенных в постели смазливой девицы, сытный обед и кувшин с элем настроили его на добродушный лад. — А я и не знал, что была девчонка. Старый хрыч даже не заикнулся об этом.
Неопрятный детина бандитской наружности, сидевший напротив него, пожал плечами и уткнулся небритой физиономией в свою кружку, жадно глотая эль. Подняв голову, чтобы перевести дыхание, он утер мокрые губы засаленным рукавом.
— Да кому она нужна? Все равно в такую погоду далеко не уйдет.
— Пожалуй. Так говоришь, ее отец умер? Это точно? Не хотелось бы столкнуться с очередным препятствием, когда дойдет до дела.
— Помер, не сомневайтесь. С кровавой дырищей в самом сердце. Вы бы только послушали, что он там проповедовал. Если хотите знать, этот тип заслужил, чтобы его укокошили. Туда ему и дорога.
— Н-да, он всегда был напыщенным ублюдком. Вполне справедливо избавить мир от таких надоедливых созданий, верно?
Поскольку джентльмен платил за выпивку, детина молча кивнул и сделал знак повторить. Возможно, ему следует пораскинуть мозгами, где может обретаться пропавшая девчонка, на тот случай, если этот господин пожелает избавиться и от нее тоже. Его кошелек только выгадает от такого развития событий. Однако мысль о том, чтобы выслеживать беглянку на всем пути от Корнуолла, да еще в такую мерзкую погоду, быстро охладила энтузиазм наемного убийцы. Выбросив из головы все лишние мысли, он с вожделением уставился на кружку с элем в руках служанки, направлявшейся к их столику.
В отличие от него джентльмен, несмотря на свой расслабленный вид, продолжал размышлять о неожиданном осложнении в лице дочери Монтегю. Если у девчонки есть друзья, она может в любой момент объявиться в Лондоне. Нельзя исключать такую возможность. Что бы ни думал ею сообщник о женщинах, могут возникнуть определенные трудности, если она заявит о своей принадлежности к почтенному семейству. Интересно, сколько ей лет? С ребенком совладать несложно. А вот молодая женщина — совсем другое дело.
Надо бы вытрясти из этого типа побольше сведений. Обратив бесстрастный взгляд на сидевшего напротив забулдыгу, джентльмен приступил к дальнейшим расспросам. Молодая девушка брачного возраста идеально впишется его планы. А если нет, ее можно убить.
Необычно суровая зима прочно удерживала Моргана дома — так, во всяком случае, он говорил себе. Но в начале февраля пришло время приступить к осуществлению одного из самых дерзких планов. Это могло занять пару недель, и Морган хотел воспользоваться тем, что Фейт пока еще здесь, чтобы присмотреть за его лошадьми. К этому времени она научилась обращаться с пистолетом, и это было все, что он мог сделать для ее защиты. Что ж, по возвращении он займется поисками ее родни. Не годится, чтобы она и дальше оставалась здесь одна.
Морган пристегнул к поясу саблю, наблюдая за Фейт, отскребывающую копоть с древнего чайника. Рукава ее сорочки обтрепались у локтей и пестрели заплатками, но оставались белыми и накрахмаленными, как и его рубашки. Каким-то чудом она ухитрилась заштопать дыры и починить потертые края, избавив его от необходимости обращаться к портному. Пожалуй, ему будет не хватать ее хозяйственных забот, но ее дальнейшее пребывание в хижине становится слишком опасным для обоих.
Узнав о продолжительности его поездки, Фейт поначалу расстроилась, но потом смирилась. Кроткая и деловитая, как всегда, она не проронила ни слова жалобы. Морган даже сожалел об этом. Тогда, по крайней мере, он мог бы испытывать законное раздражение от ее присутствия, а не печалиться по поводу ее неизбежного отъезда.
Он оставил ей более чем достаточно продуктов и топлива, чтобы продержаться две недели, но ни то ни другое не могло обеспечить покой ее душе. Прижавшись лицом к стеклу, Фейт смотрела вслед Моргану, пока его жеребец не скрылся в ночи, унося всадника в развевающемся плаще.
Дни проходили в хозяйственных заботах. Хижина по-прежнему оставалась для Фейт источником гордости и отрады, и она старалась содержать ее в чистоте и порядке. Лошади стали ее друзьями. Потихоньку от Моргана она дала им всем имена и проводила долгие часы, ухаживая за животными, выгуливая их и разговаривая с ними. Тяжелее всего было коротать долгие зимние вечера, когда на нее накатывала тоска по Моргану.
Она постирала, выгладила и починила скромный запас их одежды и постельное белье. Из отреза тонкого полотна, найденного в сундуке Моргана, она сшила для него новую рубашку. Хотя ее творение не могло сравниться с шедеврами портновского искусства, которые он надевал, отправляясь в свои поездки, Фейт надеялась, что он будет носить ее дома. Она тщательно присобрала оборки, выкроенные из обрезков той же ткани, и украсила ими рубашку, чтобы придать ей джентльменский вид.
А в том, что Джеймс Морган О'Нил — прирожденный джентльмен, несмотря на его занятие, Фейт не сомневалась. Пусть он не носит парик и красные каблуки, у него речь и манеры джентльмена, когда он считает нужным вспомнить о них. При желании Морган способен очаровать даже птичку на ветке. Сочетание обаяния и беспринципности могло стать роковым для какой-нибудь глупой особи, но не для Фейт. Морган считает ее ребенком и не станет пускать в ход свои чары.
Присыпав золой огонь в очаге, Фейт забралась на чердак, где находилась ее постель, и разделась. Ее детская сорочка стала слишком тесной в груди, и она обхватила ладонями округлости, явно увеличившиеся за последнее время. Ее мать была необычайно привлекательной, станет ли Фейт когда-нибудь хоть чуть-чуть похожей на нее? Вряд ли.
Вспомнив, как Морган пожирал глазами пышную грудь трактирной служанки Молли, Фейт вздохнула. Никогда он не посмотрит на нее таким взглядом. Надо благодарить Господа за его малые милости, а не сетовать — одернула она себя, однако равнодушие Моргана задевало ее гордость. Унизительно, что ее до сих пор принимают за ребенка.
Ей удалось заснуть, только представив себе встречу с родными, но ее сны были наполнены видениями шелковых платьев и огромных дворцов, а не радостных лиц и сердечных объятий. Но все это меркло перед образом Моргана в нарядном камзоле и треуголке, помогающего ей выбраться из великолепной кареты.
Фейт разбудил донесшийся снизу шум. Она вспомнила предостережения Моргана, и сердце ее гулко забилось. Она пошарила рукой в поисках пистолета, который по настоянию Моргана всегда держала рядом. Скрипнул стул, и через открытую дверцу чердака донеслось приглушенное проклятие. Охваченная паникой, Фейт подползла к отверстию в полу и заглянула вниз.
В комнате было темно, но на фоне окна можно было различить силуэт мужчины, потянувшегося за бутылкой рома, припрятанной на верхней полке буфета. Морган!
Забыв о том, что она не одета, Фейт, как была, босая, поспешила вниз.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Под защитой любви - Райс Патриция



Роман захватывающий,интересный.Читала с удовольствием.10++++++++
Под защитой любви - Райс ПатрицияEdit
18.02.2014, 19.54





Роман захватывающий,интересный.Читала с удовольствием.10++++++++
Под защитой любви - Райс ПатрицияEdit
18.02.2014, 19.54





на раз!
Под защитой любви - Райс Патрицияnecto
27.05.2014, 15.57








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100