Читать онлайн Под защитой любви, автора - Райс Патриция, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Под защитой любви - Райс Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.55 (Голосов: 58)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Под защитой любви - Райс Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Под защитой любви - Райс Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Райс Патриция

Под защитой любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Фейт никогда в жизни не совершала поступков, хоть отдаленно напоминающих бунт. Религия, которую проповедовал ее отец, требовала беспрекословного послушания, и Фейт научилась делать то, что ей велят.
Но теперь она взбунтовалась. Бросив очередной взгляд в окно, за которым расстилался заснеженный пейзаж, Фейт отодвинула подальше от огня закипевший чайник. Все утро она терпеливо ждала возвращения Джека в надежде убедить его, что в его же интересах позволить ей остаться. Она мыла, терла и скребла. Обнаружив в комоде скромный запас одежды, она выгладила ее утюгом, который нашла в углу, за ведерком с углем. Не самое подходящее место для утюга, но Джек, похоже, не отличался аккуратностью. К примеру, ей так и не удалось найти иголку с ниткой. Фейт расстроилась, сожалея о потерянном узелке, однако у нее не возникло и мысли выйти наружу и отправиться на поиски. В трубе по-прежнему завывал ветер, а свинцовые облака, нависавшие так низко, что буквально касались верхушек деревьев, не предвещали ничего хорошего. Если она выйдет из дома, то может заблудиться. И потому Фейт пожертвовала своими немудреными пожитками, валявшимися где-то в лесу, ради возможности остаться в этом уютном убежище, явно нуждавшемся в ее услугах. Ей необходима еда и крыша над головой, и она должна бороться за то и другое. Ночной отдых придал ей сил, и Фейт бодро хлопотала по хозяйству, пока не вернулся Джек, и не разрушил ее надежды.
Наведя чистоту, Фейт решила заняться собой. Может, если она будет выглядеть чуточку презентабельнее, Джек не будет возражать, чтобы она осталась здесь хотя бы до тех пор, пока не улучшится погода.
И совершенно не важно, чем занимается Джек. Может, он никакой не разбойник. В конце концов, она ведь не видела нападения на карету. Даже если Джек тот самый всадник, которого она видела накануне, это вовсе не значит, что он причастен к ограблению.
Фейт налила кипятка в лохань, которую обнаружила под кроватью. Добавила в нее снега, чтобы охладить воду, и взяла брусок мыла, найденный там же. Джек, наверное, будет недоволен, что она израсходовала его последнее мыло, но ей просто необходимо снова почувствовать себя чистой. Соскребая с себя грязь, Фейт размышляла о том, что неплохо бы найти мыльную траву и постирать его белье или — если накопить золы и попросить у Джека немного щелока — сварить для него годовой запас мыла. Да и мало ли что еще можно сделать? Если бы только он дал ей шанс, она сумела бы доказать, что нужна ему. На сей раз она так просто не сдастся.
Прояви она твердость несколько недель назад, ей не пришлось бы скитаться по дорогам. Но, воспитанная в послушании, она сделала то, на чем настаивали взрослые, а когда поняла, что совершила ошибку, было слишком поздно. Но еще не поздно бороться за эту крохотную нишу тепла и безопасности в холодном безразличии окружающего мира. Ведь Джек не сказал, что она должна уйти.
Когда за окном начали сгущаться сумерки, Фейт заторопилась. Теперь, когда она вымылась, мысль о том, что придется облачиться в грязную одежду, казалась невыносимой. Но все ее вещи, включая смену белья, пропали вместе с узелком. Она ненадолго задумалась, затем решительно шагнула к комоду Джейка. Отыскав там старую рубаху, Фейт натянула ее на себя и принялась за стирку. То, что она осталась без белья, еще не повод, чтобы упустить единственный шанс на работу.
Выстирав и отжав свою одежду, она развесила ее на веревке, натянутой между очагом и спинкой стула. Ее расческа пропала вместе со всем остальным, но в комоде Джека нашлась щетка. Это была старинная вещица с изящной гравировкой в виде трех букв «ДМЛ», очевидно, чьих-то инициалов. Кто-то богатый и утонченный владел когда-то этой щеткой. Может, Джек? Едва ли. Фейт видела не так уж много аристократов, но подозревала, что никто из них не расхаживает со щетиной на лице и нечесаными волосами. Насколько она помнила, они пудрили волосы, носили шелк и кружева, башмаки с красными каблуками и полосатые чулки.
Она улыбнулась, представив себе джентльменов, облаченных во все это великолепие, и благородных дам в роскошных платьях, приседающих и кланяющихся друг другу. У нее никогда не было пышной юбки с кринолином, но мать научила ее делать реверансы, к их обоюдному веселью. Фейт ужасно тосковала по матери, и прошли годы, прежде чем она смирилась с ее смертью.
Другое дело смерть отца. Все случилось так неожиданно, так нелепо, что Фейт не могла взглянуть правде в глаза. И никогда не сможет. Ее отец был глубоко верующим человеком, ученым и джентльменом, который отказался от прав, дарованных ему при рождении, во имя своего призвания. Какой безумец мог ненавидеть его до такой степени, чтобы убить?
Боль, которую она испытала в то ужасное утро, нарастала с каждым днем. Когда отца внесли в дом, она сразу поняла, что он мертв. Ей даже не позволили остаться на похороны, а выпроводили из общины, вручив узелок с вещами и горсть монет, собранных среди прихожан. Такое количество денег у людей, никогда не имевших лишней копейки, так поразило Фейт, что она безропотно уступила уговорам отправиться в Лондон на поиски родных. Один из мужчин подвез ее на своей телеге до почтового тракта и объяснил, как найти последователей Уэсли, которые жили дальше по дороге. К ночи, добравшись до места, Фейт обнаружила, что семья, к которой ее направили, переехала. Она переночевала у соседей и наутро поняла, что предоставлена самой себе. Ей следовало вернуться назад, но она была испугана и одинока и не могла забыть, как ее выставили из дома. В любом случае она ничего не теряла. Они недолго жили в этой общине и не успели обзавестись ни друзьями, ни имуществом. Даже дом они снимали.
Лошадиное ржание вывело Фейт из задумчивости. Вскочив со стула, она бросилась к очагу и подбросила топлива в огонь. Скоро вернется Джек. С еще мокрыми после мытья волосами она набросила на плечи плащ и вышла наружу вылить грязную воду и набрать свежей. Заглянув к лошадям, Фейт обнаружила, что Джек прикрепил к стойлам ведра с водой и подбросил в кормушки свежего сена. Она погладила каждую лошадь по бархатистому носу, почесала за ухом кошку и поспешила назад.
Замесив тесто для лепешек, Фейт добавила в него сыр, который нашла в темном углу буфета и мелко натерла. Сунув противень с лепешками в железную духовку, встроенную в очаг, она поставила жариться бекон, добавив в жир муку, чтобы получился соус, сожалея, что нет лука или хотя бы картошки. Что ж, придется довольствоваться тем, что есть. Может, Джек принесет кролика. При мысли о жарком из свежего мяса в животе у нее заурчало. За весь день она съела всего лишь ломтик сыра.
Пока еда готовилась, она заплела волосы в косу и перевязала обрывком тесемки, который обнаружила в сундуке. Затем быстро переоделась в успевшую высохнуть одежду, сложив рубашку и чулки Джека, чтобы постирать их при первой же возможности.
Когда совсем стемнело, Фейт зажгла лампу и оглядела плоды своих трудов. Чай заварился, лепешки испеклись, нарезанная толстыми ломтями ветчина прожарилась до хрустящей корочки. Но Джека все не было.
Неизвестно, когда он вернется. Зачем пропадать хорошей еде? Она всегда сможет приготовить еще, если понадобится. Положив на тарелку несколько лепешек и пару ломтиков ветчины, девушка села за стол. Чай был несладкий, но крепкий и душистый, и Фейт с наслаждением глотнула горячий напиток, произнеся благодарственную молитву.
Покончив с едой, Фейт вымыла посуду и задвинула чайник в глубь просторного очага, где долго сохранялось тепло. Там же стоял чугунок с лепешками, окруженный раскаленными углями. Даже если они подсохнут, их можно будет размягчить в соусе. В любом случае она не может больше поддерживать огонь. Джеку не понравится, если она изведет все его топливо.
Завернув несколько горячих кирпичей в кусок фланели, найденный все в том же сундуке, Фейт положила их в изножье постели Джека. Будь у нее мыло, она могла бы постирать простыни, но придется отложить это до лучших времен, если таковые наступят. Вначале нужно добиться, чтобы он позволил ей остаться.
Сделав все, что было в ее силах, чтобы придать жилищу Джека уютный вид, Фейт сняла свежевыстиранные корсаж и юбку и постелила себе у очага, там же, где спала прошлой ночью. Джек забрал старый плащ, которым она укрывалась накануне, но она обнаружила в алькове еще один. Он был сшит из плотной шерсти отличного качества на атласной подкладке. Оставалось только гадать, почему он не надел его, если предполагал провести на холоде целый день.
Свернувшись под теплой шерстью, она потерлась щекой о гладкую поверхность атласа. Будь она богатой, носила бы только такие великолепные ткани. Вздохнув, она закрыла глаза и тут же забылась сном. Ей снились шелковые простыни, нарядные туалеты и галантные джентльмены.
Войдя в дом, Джек сразу понял, что он не один. Вместо леденящего холода и застоявшейся вони, исходившей от грязной посуды, его встретили тепло и восхитительные ароматы. Он перекусил в гостинице, но в животе по-прежнему урчало от голода.
Уронив на пол тяжелый узел, Джек осторожно приблизился к очагу. Девочка спала на том же месте, что и вчера. Он нахмурился при виде черного плаща, укрывавшего ее миниатюрную фигурку. Неужели догадалась? Если так, его укрытие окажется под угрозой. Это было лучшее место из всех, что он сменил за долгие годы.
Мрачные мысли отступили, когда он обнаружил не успевшую остыть сковороду с ветчиной, плававшей в густом соусе, и открыл чугунок с еще теплыми лепешками. Он готов был поспорить на все свои богатства, что малышка легла спать голодная, лишь бы оставить ему щедрую порцию еды, и чувствовал себя чертовски виноватым, что даже не вспомнил о ней, когда угощался мясным пирогом в гостинице.
Как он ни подогревал в себе раздражение из-за непрошеного вмешательства в его жизнь, запах свежеиспеченного хлеба заставил его улыбнуться. Окунув лепешку в соус, Джек откусил кусок и закатил глаза, наслаждаясь вкусом сыра и ветчины. Никогда в жизни он не ел ничего вкуснее.
Наполнив тарелку, он уселся на стул поближе к еще теплившимся углям и с жадностью набросился на еду, запивая крепким чаем. Вообще-то Джек предпочитал кофе, но в последнее время он был слишком занят, чтобы купить зерна. Откинувшись на стуле и прихлебывая горячий напиток, он задумчиво смотрел на маленькую фигурку, свернувшуюся у очага. До чего же надо умаяться, чтобы не слышать, как он стучал сапогами, стряхивая снег, и гремел сковородкой и тарелками. На фоне черного плаща лицо девочки казалось особенно бледным. Она закуталась до подбородка. Видимо, причесалась, и непокорные пряди больше не торчали во все стороны. Глядя на густые ресницы, лежавшие темными полукружиями на бархатистых щеках, Джек размышлял о том, каково это — спать сном праведника. Военная служба развила в нем способность спать вполглаза, что оказалось просто неоценимым даром для его нынешнего занятия. Он не имел ни малейшего желания быть схваченным во сне и оказаться на виселице. Если он не поостережется, то утащит это невинное создание за собой. Придется все-таки отправить ее дальше, когда потеплеет. Ну, а до той поры ее присутствие позволит ему совершать отдаленные вылазки, так что она не будет подвергаться особой опасности. Совсем неплохо, когда кто-то присматривает за лошадьми, пока его нет.
Приняв решение, Джек снял сапоги и, бросив взгляд на постель у очага, снова нахмурился. Он не спал в ночных рубашках с тех пор, как был зеленым юнцом, но не может же он спать нагишом под одной крышей с ребенком. Проклиная непредвиденное осложнение, он прошествовал к своей кровати, расстегивая на ходу бриджи. Будь он проклят, если станет спать в них. Ничего не случится, если она увидит его без штанов. Скромность ее от этого не пострадает.
Оставив бриджи лежать на полу, Джек забрался под одеяло. Теплые кирпичи оказались приятным сюрпризом, когда он вытянул усталые ноги. Рубашка и чулки чертовски мешали, но сытый желудок компенсировал неудобства. Положив голову на сложенные руки, он закрыл глаза и заснул.
Фейт проснулась с первыми лучами рассвета. Взгляд ее метнулся к алькову, откуда доносилось тихое похрапывание, затем переместился на грязную тарелку на столе. Он вернулся и поужинал.
Улыбнувшись, Фейт натянула под одеялом корсаж, затем, настороженно поглядывая на спящего мужчину, торопливо влезла в юбку. Сегодня ей предстоит убедить Джека, что он не прогадает, если позволит ей остаться.
Бесшумно двигаясь, Фейт принялась хлопотать и чуть не споткнулась о тяжелый узел у двери. Сердце ее испуганно забилось, когда она представила себе его содержимое. До сих пор она не задумывалась об источниках доходов Джека, но теперь больше не сомневалась в том, что он грабитель. Пожалуй, она совершила роковую ошибку, оставшись здесь.
Но когда чуть позже Фейт вышла наружу, где в морозном воздухе искрились снежинки, она поняла, что еще не готова продолжить путь. Снег проникал в дырявые башмаки, ледяной ветер обжигал руки. Нет уж, лучше жить с дьяволом, чем умереть из-за собственной гордости. Отец, наверное, устыдился бы ее выбора, но, увы, в ней слишком сильна жажда жизни.
Повернув к дому с ведром воды, она распрямила плечи и приготовилась к встрече с Джеком. Он все еще спал, когда она вошла, и Фейт постаралась не шуметь, пока разводила огонь, ставила чайник и рылась в буфете в поисках чего-нибудь съедобного. К ее разочарованию, куры не снесли ни одного яйца.
Звучный голос, раздавшийся сзади, заставил ее подпрыгнуть:
— Почему бы тебе не пошарить в том мешке? Там, по крайней мере, свежие продукты, и я не возражал бы против кофе.
Он показался из алькова, запихивая рубашку за пояс бриджей. Это была та же рубашка, которую он надевал вчера, с прорехой на груди. Почему-то это наблюдение сбило Фейт с толку, и она растерялась, не зная, что сказать. Все неоспоримые доводы, которые она придумала, вылетели у нее из головы, и она молча уставилась на впечатляющую фигуру, когда он подошел ближе. Бросив на нее нетерпеливый взгляд, Джек водрузил мешок на стол и, вытащив из него небольшой мешочек, бросил Фейт.
— Умеешь готовить кофе?
Он побрился и подровнял волосы, но они по-прежнему свободно падали на плечи, не убранные назад, в косичку.
Фейт поймала мешочек, стараясь не глазеть на хозяина дома. Несмотря на резкие черты, он оказался намного красивее, чем ей представлялось вначале, хотя черты лица и были грубыми. Широкий лоб с темными дугами бровей переходил в прямой нос и волевой подбородок, не слишком сочетавшийся с чувственным изгибом рта. Фейт опомнилась и беспомощно уставилась на зерна.
— Я… я не знаю, что это такое, сэр.
— Джек. Зови меня Джеком. — Выхватив у нее мешочек, он огляделся в поисках утюга, который она пристроила на пустую полку буфета.
Фейт с изумлением наблюдала, как он высыпал зерна на стол и раздавил утюгом. Затем ссыпал зерна обратно в мешочек и вручил его Фейт.
— Приготовь его так же, как чай.
Кивнув, Фейт покосилась на объемистый мешок, и в животе у нее заурчало. Джек усмехнулся.
— Можешь взять, что сочтешь нужным. А я пока займусь лошадьми.
Улыбка удивительным образом преобразила его лицо. Слегка кривоватая, она обнажила ослепительно белые зубы и углубила ямочку на щеке. Ошеломленная, Фейт тупо смотрела ему вслед. Разбойники не должны так улыбаться, а ей следует дрожать от страха перед этим дьяволом, а не восхищаться его улыбкой.
Опасаясь за свою бессмертную душу, она углубилась в изучение содержимого мешка, с трудом сдерживая восторженные возгласы при каждом открытии. Вместо награбленного добра в мешке оказался набор продуктов и прочих вещей, необходимых в хозяйстве. Фейт чуть не вскрикнула от радости, обнаружив упаковку душистого мыла, а при виде сахара в ее воображении возник огромный, покрытый глазурью кекс, который она непременно испечет, как только представится возможность.
Она быстро замесила тесто для оладий и поставила их на огонь. В другую сковороду положила копченые колбаски, а в кофейнике вскипятила воду. Это был нехитрый завтрак, но намного лучше того, чем ей приходилось довольствоваться в последнее время. Если добавить к этому горшочек меда, который принес Джек среди прочего, будет, чем полакомиться. Завтра она попытается приготовить пончики и овсянку.
Джек вернулся из амбара с бочкой и приставил ее к столу вместо второго стула. Фейт поставила перед ним кружку и налила в нее кофе. Он сделал глоток и удовлетворенно вздохнул.
Поскольку он уселся на бочку, Фейт, накрыв на стол, неохотно опустилась на стул напротив. Она чувствовала себя неловко и старалась не смотреть на Джека, пробуя его любимый напиток, оказавшийся неожиданно горьким. Поморщившись, она отодвинула кружку и потянулась к хлебу, но его большая ладонь придержала ее руку.
— Попробуй добавить сахар. — Джек отколол небольшой кусочек коричневого сахара и бросил в горячую жидкость. — Жаль, что я не купил молока. Детям полагается пить молоко.
Фейт лишь приподняла брови в ответ на его заявление и сделала осторожный глоток. Сахар определенно улучшил вкус кофе, но Фейт подумала, что к нему еще нужно привыкнуть.
— Мне приходилось видеть, как дети умирают от болезней, вызванных несвежим молоком. Лично я пью все только в кипяченом виде, — чопорно произнесла она, задетая оскорбительной ссылкой на ее возраст. Ее покойная матушка не уставала повторять, как важно поддерживать чистоту, причем не только тела, но и на кухне. По иронии судьбы, сама она умерла от заразной болезни, которую подхватила, ухаживая за семьей, не разделявшей ее пристрастия к чистоте.
Джек усмехнулся уголком рта, потешаясь над серьезностью, с которой маленькая бродяжка сообщила ему об этом.
— В таком случае не стану предлагать тебе хорошего вина. Ешь, пока я все не съел.
Он вполне мог осуществить свою угрозу, и Фейт поспешно схватила намазанную медом лепешку. Раздраженно наблюдая, как она откусывает крохотные кусочки, Джек с жадностью вонзил зубы в собственную лепешку. В утреннем свете волосы девочки, заплетенные в толстую косу, отсвечивали красноватыми бликами. У нее была гладкая кожа, какая бывает только у рыжеволосых. Чисто вымытая, она светилась жемчужным блеском, что в сочетании с тонкими чертами и огромными серыми глазами позволяло предположить, что в недалеком будущем она превратится в женщину исключительной привлекательности, хотя и не станет красавицей в общепринятом смысле. Любопытно было бы взглянуть, что добавят годы к ее прискорбно тощей фигурке, но к тому времени его здесь не будет.
Джек покончил с едой и отодвинулся от стола, допивая кофе.
— Ты говорила, что ищешь работу.
Фейт кивнула, не сводя с него настороженного взгляда.
Джек помолчал, глядя на ее узенькие плечи.
— Слишком ты мала, чтобы делать тяжелую работу. Боюсь, как бы лошади тебя не затоптали. Ты хоть верхом ездить верхом умеешь?
Не так, конечно, как он, но в седле она как-нибудь удержится. Фейт снова кивнула.
Джек бросил на нее скептический взгляд, однако продолжил:
— Ты уверена, что мне не грозят обвинения со стороны разгневанных родственников, будто я похитил и совратил их драгоценное чадо? Это неподходящее место для девочки из приличной семьи, а судя по твоей речи, ты не из простой семьи.
Ее тонкие брови снова приподнялись, но она спокойно ответила:
— Мои родители умерли. Они действительно происходили из благородного сословия, но мы жили так же, как все вокруг, и после их смерти никто не пожелал взять меня к себе. Я умею готовить, убирать, шить и ухаживать за животными. Я также умею читать и считать, если вас это интересует.
Когда она заговорила, то перестала выглядеть ребенком, и это встревожило Джека. Он настороженно прищурился, вглядываясь в ее нарочито бесстрастное лицо, но не обнаружил ничего, что заставило бы его изменить первоначальное мнение о ее возрасте. У нее были ум взрослого и тело ребенка. Забавное сочетание, но вполне подходящее для его нужд.
— Я сам умею читать и считать. Но мне нужен кто-то, кто мог бы поить, кормить и выгуливать лошадей, когда я отлучаюсь по делам. Ты могла бы это делать?
Фейт на секунду замялась. Она ничего не знала о лошадях, кроме того, как держаться в седле, если возникнет такая необходимость. Но за последние недели ей приходилось ухаживать за самыми разными животными. Вряд ли с лошадьми будет сложнее. Почему бы не сказать «да»? И Фейт кивнула.
Удовлетворенный, Джек поставил кружку на стол и поднялся.
— Тогда пойдем. Завтра мне нужно смотаться в Кент. Так что, чем скорее ты приступишь к своим обязанностям, тем лучше.
Фейт посмотрела на грязные тарелки, затем перевела взгляд на мужчину, нетерпеливо шагнувшего к двери, и поспешила за своим плащом.
С чистотой, видимо, придется подождать. Похоже, ей предстоит освоить профессию конюха.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Под защитой любви - Райс Патриция



Роман захватывающий,интересный.Читала с удовольствием.10++++++++
Под защитой любви - Райс ПатрицияEdit
18.02.2014, 19.54





Роман захватывающий,интересный.Читала с удовольствием.10++++++++
Под защитой любви - Райс ПатрицияEdit
18.02.2014, 19.54





на раз!
Под защитой любви - Райс Патрицияnecto
27.05.2014, 15.57








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100