Читать онлайн Под защитой любви, автора - Райс Патриция, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Под защитой любви - Райс Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.55 (Голосов: 58)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Под защитой любви - Райс Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Под защитой любви - Райс Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Райс Патриция

Под защитой любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

Это открытие не доставило Фейт особой радости. Ведь она совсем не знала Моргана, и в этот момент он вдруг показался ей опасным. Соблазнил ее и будет держать при себе, пока она ему не наскучит. А потом она останется одна в этом жестоком мире, с разбитым сердцем и потерянной невинностью.
Она понимала, что несправедлива к Моргану, но ничего не могла с собой поделать. Ради собственных удобств он сделал ее пленницей своего обаяния, но она не обладает чарами, которые могли бы его пленить. Он приходит и уходит, когда пожелает, занимаясь своим ужасным ремеслом. Мало того, он заставил ее влюбиться в него, чтобы приковать к себе надежнее, чем цепями. Но его-то ничто не держит.
Горечь неразделенной любви все еще терзала Фейт, когда вечером они сидели за ужином. Он вымылся, и его черные волосы, зачесанные назад и перехваченные сзади полоской из кожи, блестели. Отблески пламени играли на его высоких скулах, но внимание Фейт было приковано к его глазам. Она попыталась отвлечься от тоскливых мыслей, затронув тему, не дававшую ей покоя, с тех пор как Тоби упомянул об этом в гостинице.
— Как ты думаешь, жизнь колонистов отличается от нашей?
Морган пожал плечами.
— Здесь хотя бы нет краснокожих.
Фейт ненадолго задумалась.
— Тоби сказал, что его брат живет в городе. Там нет индейцев. Зато есть гостиницы и лавки, так же, как здесь.
— Возможно. — Морган с любопытством взглянул на нее. — Откуда такой интерес к колонистам?
Фейт неловко поерзала под его пронизывающим взглядом. Иногда ей казалось, что Морган видит ее насквозь и читает все ее мысли. Это было не слишком приятное ощущение.
— Просто брат Тоби купил участок земли. Он говорит, что там каждый может приобрести землю и стать фермером.
Зовет Тоби к себе.
— Тоби — молодой олух, и, вполне возможно, за океаном ему будет лучше. А откуда такая осведомленность о брате Тоби?
Фейт опустила голову, чтобы скрыть вспыхнувший на щеках румянец. Ей не хотелось, чтобы Морган догадался о направлении ее мыслей.
— Тоби не умеет читать и приносит мне письма своего брата.
Вот, значит, как. Морган помолчал, задумчиво глядя на нее. Он постоянно забывал, что, Фейт намного образованнее, чем требовалось для той жизни, которую они вели. Как долго он сможет удерживать ее здесь?
— И что, Тоби собирается ехать к брату? — небрежно поинтересовался он.
Фейт покачала головой.
— Он говорит, что не хочет быть фермером, но, скорее всего, просто боится путешествовать в одиночку.
— Я же сказал, что он болван, — хмыкнул Морган. Он, казалось, считал тему закрытой, и Фейт поспешила продолжить:
— Ты говорил, что дворянин должен иметь земельные владения. В колониях земля стоит очень дешево. За те деньги, что ты заплатил за этот участок, там можно купить целую ферму.
Черные брови Моргана приподнялись, когда он, наконец, понял, куда она клонит.
— Я, не собираюсь копаться в земле, а тебе не пристало стать фермерской женой. Ты должна ходить в шелках и бархате, жить во дворце и иметь слуг, готовых выполнить малейшее твое желание. Все так и будет, милая, поверь мне.
Серые глаза негодующе сверкнули.
— Каким образом? За счет грабежа? Скорее я увижу, как ты болтаешься в петле, чем поселюсь в одном из роскошных лондонских дворцов. Не знаю, кто из вас больший дурак: Тоби, который упускает свой шанс, вместо того чтобы хвататься за него обеими руками, или ты, поскольку не видишь его.
Недовольный неожиданным поворотом разговора, Морган, прежде чем ответить, подождал, пока ее гнев немного утихнет. Собственно, он даже не знал, что сказать. Он лезет из кожи вон, чтобы вернуть им обоим законное место в обществе, а она строит планы, как перебраться за океан, где их ждет более чем сомнительное будущее. Он и не подозревал, что ее голова забита подобной чушью.
— Милая, ты напрасно волнуешься. — Морган поднялся и, обойдя вокруг стола, положил руки ей на плечи. — Я принял меры, чтобы ты не осталась без гроша, если со мной что-нибудь случится. У меня в Лондоне есть поверенный, Майлз Гоулден, который ведет мои дела. Я оставил ему указания на этот счет, но не думаю, что они понадобятся. Потерпи немного, и у меня будет достаточно средств, чтобы обеспечить нам королевскую жизнь. Я куплю тебе дворец в Лондоне, вот увидишь.
Ну конечно! На деньги, нажитые разбоем. Не так она представляла себе будущее. Фейт стряхнула его руки с плеч и встала, чтобы убрать со стола.
— Можешь жить как король, если тебе угодно, но я не чувствую себя королевой. Мне не нужны шелка и бархат. Я предпочитаю зарабатывать на жизнь честным трудом, даже если это не сулит мне ничего, кроме крова и куска хлеба. — «И тебя рядом со мной», — добавила она про себя. Ей так хотелось поговорить с ним о детях, о доме, сказать, как она нуждается в его любви, но Фейт понимала, что это — чистое безумие.
— Ты заслуживаешь большего, милая. — Он поймал ее за талию и поцеловал в макушку, но она раздраженно отстранилась. Морган нахмурился. Его пылкая Фейт никогда не отворачивалась от поцелуев. Озадаченный, он продолжил: — Я позабочусь, чтобы ты получила все, что тебе причитается, малышка, станешь ты моей женой или нет. Женой? Выходит, он по-прежнему предлагает ей брак. Пожалуй, следует серьезно подумать над этим. Но он не бросит своего ремесла, а она не станет женой разбойника. Не станет и все! А значит, ей придется уйти.
Фейт с ожесточением повесила чайник на крюк и повернулась к нему спиной.
— Я не выйду замуж за разбойника, — твердо заявила она.
Боль пронзила Моргана с безжалостностью пули, попавшей в цель. Он стиснул, зубы и с гордым видом направился к двери.
— Отлично. Оставайся любовницей разбойника, если тебе так больше нравится. Не так уж трудно найти женщину, в том числе благородную даму, которая будет счастлива пойти со мной к алтарю. Деньги, знаешь ли, не пахнут.
Дверь с грохотом захлопнулась за ним, и Фейт прижала руки к животу, скорчившись от боли. Она не хотела ссориться. Не хотела сердить Моргана. Но сама мысль, что он закончит свои дни на виселице или лежа в пыли на обочине дороги с пулей в сердце, была ей невыносима. Почему, почему никто не предупредил ее, что любовь так больно ранит?
Она уже лежала в постели, когда Морган, наконец, вернулся и разделся в темноте. Ему потребовалось время, чтобы смириться с ее отказом и обдумать дальнейшие действия. Возможно, он никогда не назовет Фейт своей женой, но он практичный человек. Обходился же он без нее раньше, обойдется и впредь. Будет жить сам по себе, ни в ком не нуждаясь. Но пока рано сдаваться. Еще не все потеряно. Скользнув под одеяло, он обвил рукой ее талию и поцеловал в шею. Судя по ее дыханию, Фейт не спала, и Морган привлек ее к себе, так что ее спина оказалась прижатой к его груди.
— Я не хочу, чтобы ты ложилась в постель в расстроенных чувствах, малышка. Как мне загладить свою вину?
«Оставь свой преступный промысел», — в который раз безмолвно отозвалась Фейт, не решаясь произнести эти слова вслух. Любовь была слишком новым для нее чувством, слишком хрупким и драгоценным, чтобы подвергать его риску. Лишь одно она знала со всей определенностью: ей необходимо, чтобы Морган был рядом. Она погладила сильную руку, лежавшую у нее на животе, желая забыть обо всем, что стоит между ними.
Морган и сам хотел помириться с Фейт, в этом, по крайней мере, они были едины. Они нуждались друг в друге не только для удовлетворения физической страсти, но и для утоления сердечной тоски.
И когда после бурных ласк Фейт заснула в его объятиях, Морган накрыл ладонью ее округлившийся живот и взмолился так, как не молился ни разу за последние десять лет. Ему хотелось большего, чем возмездие за отнятые жизни дорогих ему людей. Он хотел снова иметь семью. Закрыв глаза, Морган попытался представить себе будущее, но образы прошлого захлестнули его, заставив сжать кулаки и снова ощутить напряжение, от которого он только что избавился в нежных объятиях Фейт.
Жаль, что он не присоединился к принцу Чарли, когда тот выступил в поход на Шотландию. Его кости давно бы уже побелели, покоясь в Куллоден-Муре вместе с останками тысяч честных патриотов, и не было бы ненависти, сжигавшей его душу и обрекавшей на адские муки. Но он был тогда двадцатилетним юношей, страстно желавшим освободить свою родину от владычества Ганноверской династии. Он предложил — и его предложение было принято — собрать отряд ирландских добровольцев, чтобы присоединиться к принцу Чарли, когда тот высадится в Ирландии. А в то, что это непременно произойдет, они тогда свято верили. Вот почему Морган отправился домой в первый раз за много лет. И в последний. Морган крепко зажмурился, пытаясь отогнать жуткие картины развалин родного дома и трех безымянных могил, но призраки отца и деда предстали перед ним, требуя справедливости. Он не может подвести их. Де Лейси владели этой землей со времен норманнского завоевания. На протяжении столетий один из де Лейси объезжал изумрудные поля своего поместья, как лорд и хозяин. Он последний из них. И сделает все, чтобы вернуть наследие предков, пусть даже ценой собственной жизни.
Морган попытался молиться за тех, чей прах покоился в далеких могилах, но не смог. Лишь вспомнил темные локоны своей младшей сестренки, представив, как они обрамляли ее лицо перед смертью, такое же истощенное, как лица голодающих детей, которых он видел в деревне в тот ужасный день. И по щеке Моргана скатилась слеза. Все произошло очень быстро — так ему, во всяком случае, сказали. Так быстро, что ему даже не успели написать. Впрочем, никто толком не знал, что писать и куда направить послание. Его родные умерли, сохранив тайну его местопребывания и защищая земли, которыми больше не владели.
Хватило краткого визита в деревню, чтобы понять, что означают зияющие провалы в стенах замка де Лейси и откуда взялась новехонькая резиденция в классическом стиле, высившаяся на лугу, где раньше паслись кони Моргана. Земля больше не принадлежала его семье. Новый владелец решил снести уродливый замок и построить собственный дворец в полном соответствии с британскими представлениями о доме. Вечером, собравшись за кружкой пива в таверне, посетители поведали Моргану, что старший де Лейси как-то ночью упал с коня и замерз насмерть. Зная отца, Морган не представлял, какое количество виски тот должен был выпить, чтобы свалиться без чувств на дороге. Все это внушало сомнения, однако никто ничего не видел. А на следующую ночь во время тайной мессы за упокой старого лорда, которую его младший сын, Шон, решился провести вопреки запретам британских властей, нагрянули красномундирники и повесили его на стропилах церкви прямо над гробом отца.
Услышав о смерти отца и брата, Морган закрыл глаза и отвернулся, сдерживая мучительные рыдания, разрывавшие грудь, но история на этом не кончалась. Поскольку их владения были конфискованы, его младшую сестренку выгнали из дома, оставив умирать от голода вместе с другими жителями деревни. И тогда двадцатилетний Морган не выдержал и разрыдался.
Гладя шелковистую кожу Фейт, Морган направил свои мысли на настоящее и будущее, заключавшееся в небольшой выпуклости, на которой лежала его ладонь. Он старался подгадать свои отлучки к тем дням месяца, когда Фейт не принять его, но был не настолько глуп, чтобы не понять, что у нее задержка. Сколько же прошло времени? И как скоро она догадается?
И выйдет ли она за него замуж, когда это случится?
Эдвард, лорд Степни, чертыхаясь, вынес свое грузное тело из наемного экипажа. Он был так раздражен, что охотно прошелся бы тростью по спине наглого сыщика, вынудившего его предпринять эту поездку. И почему никто не выполняет свою работу так, как велено? Эдвард снова выругался. Проклятие, он уже заговорил, как его папаша! Но тот факт, что ему пришлось тащиться в один из самых глухих уголков города, чтобы встретиться с чертовым легавым, не улучшил его характера.
Уотсон поспешил навстречу важному гостю и препроводил его в тускло освещенную таверну. В нос ударили едкие запахи коптящих фонарей и прокисшего эля, и Эдвард поморщился, не сдержав отвращения.
— Надеюсь, у вас были веские причины, чтобы затащить меня в эту дыру, Уотсон. Мое терпение не беспредельно.
Сыщик усадил его за столик в отдельной кабинке и сам сел напротив. Он был не в ладах с пером и прибегал к письменным отчетам только в тех случаях, когда докладывать было нечего. Поскольку на сей раз он располагал информацией, ему оставалось лишь настаивать на личной встрече.
— Помните, я говорил вам, что ваш кузен заложил те камушки, что вы ему дали, и отнес деньжата в банк?
— Так вот, я сказал судье, будто выслеживаю Черного Джека, и он чиркнул разрешение оставить в банке моего человечка, чтобы тот проследил, кто явится за деньгами.
— Ловко. — Эдвард откинулся на стуле. Он знал, что честолюбив, но не думал, что тот осмелится солгать единственному честному судье в королевстве. Воодушевленный, Уотсон продолжил:
— Ага, только этот болван чуть не провалил все дело, упустив стряпчего, который приходил справиться насчет денег. Так что мне самому пришлось заняться слежкой. В общем, когда в банке объявился парнишка с пачкой бумаг, клерк тут же сообщил мне. Парень оставил бумаги и ушел, а я двинулся следом. Он привел меня прямым ходом в квартал ростовщиков, проболтался там остаток дня, но никаких действий не предпринимал.
Между бровями Эдварда появилась морщинка, но руки продолжали спокойно лежать на рукоятке трости.
— Ну а бумаги?
— Клерк сказал, будто они неопровержимо свидетельствуют, что их предъявительница является пропавшей наследницей.
Эдвард уставился в пространство поверх головы сыщика, размышляя над услышанным. Наличие бумаг еще не означает, что Фейт Монтегю жива. Или нашлась. Скорее это подтверждает тот факт, что Томас водит его за нос, что само по себе для него не новость. Суть игры в том, чтобы держаться на шаг впереди кузена, пока не представится возможность перехватить инициативу. Чертовски скучное занятие, но иногда бывает приятным.
Улыбнувшись уголками губ, он перевел взгляд на своего осведомителя.
— Что ж, наш следующий шаг — схватить Черного Джека.
Глаза сыщика удивленно расширились, затем в них блеснуло одобрение. Пожалуй, идея не лишена смысла, хотя сам бы он действовал иначе. Не совсем понятно, какая связь между известным разбойником и счетом в банке, который открыл младший Монтегю, но не следует забывать о девчонке в гостинице, той самой, за которую вступился Черный Джек. Кто знает, может, дельце и выгорит. Если же нет, он хотя бы избавит большую дорогу от одного из самых отпетых преступников.
Боль в животе не давала Фейт заснуть, и она провела большую часть ночи без сна, тревожась о Моргане. Поднявшись чуть свет, она приготовила завтрак, но не стала есть и направилась в конюшню, чтобы позаботиться о лошадях.
Ей не нравилось, когда Морган отсутствовал несколько дней подряд, как, например, сейчас. Может, в этот самый момент он сидит в камере, ожидая суда, а она ничего не узнает, пока не станет слишком поздно. Он может умереть, и ей даже не сообщат об этом. Впрочем, если с ним что-нибудь случится, она непременно почувствует. Мир без Моргана станет пустым. Собственно, он кажется пустым даже сейчас, от одного лишь сознания, что он не перешагнет порог хижины в любую минуту. Рядом с Морганом она чувствует себя в безопасности. Он необходим ей, особенно сейчас, когда все ее чувства в смятении.
Фейт вздохнула. Придется поговорить с Молли. Она была не в восторге от этой идеи, но не видела другого выхода. Уже прошла половина июля, а месячные так и не пришли, не считая редких выделений. К тому же она плохо себя чувствовала, намного хуже, чем в тот жаркий день июня. Непонятно, как Молли может работать, если чувствует себя так же скверно.
Фейт невольно приложила руку к животу, когда снова почувствовала там резкую боль. А вдруг она смертельно больна? Может, ей нужен врач, но как его найти без Моргана? И как набраться смелости признаться врачу в том, что она натворила? При одной мысли об этом Фейт захлестнул стыд, но опасение, что с ней происходит что-то ужасное, оказалось сильнее.
Она едва смогла донести ведро воды до конюшни, чтобы напоить лошадей. Морган запретил ей выпускать животных из стойл в его отсутствие, но Фейт испытывала сильное искушение позволить им попастись на лугу. Может, к вечеру ей станет лучше, и она выпустит их.
Но в полдень она лежала в постели и стонала, корчась от боли, вне себя от страха, вытеснившего из ее головы все остальные мысли.
Сделав остановку в Лондоне, чтобы обменять награбленное добро на наличные и передать их на сохранение Гоулдену, Морган, беспечно насвистывая, пустился в обратный путь. Майлз заверил его, что вклад на имя Фейт открыт и может быть в любой момент востребован, а инвестиции самого Моргана приносят неплохой доход. Похоже, их будущее обеспечено, если только он уговорит Фейт Генриетту Монтегю принять его предложение.
Она до сих пор не сказала ему о ребенке. Надо бы у нее спросить, но она слишком застенчива, чтобы обсуждать с ней подобные вопросы. И все же пришло время внести в это дело ясность. Если она носит ребенка, ей нельзя больше работать в гостинице Уайтхеда. Впрочем, еще несколько удачных вылазок, и у него будет достаточно денег, чтобы подумать о переезде в город. Недвижимость в Лондоне стоит недешево. Дом был бы неплохим вложением капитала, но для начала можно снять жилье. Так или иначе, но он должен вытащить Фейт из этой глуши и вернуть к цивилизации. Эгоистично с его стороны так долго держать ее в лесу.
Он должен уговорить ее выйти за него замуж. Он не может представить Фейт обществу, пока не даст ей свое имя. Кто знает, на что способна ее семейка, если станет известно, что она жива? Гораздо легче защитить ее, если они поженятся. Решив, что нет причин откладывать неизбежное, Морган повернул жеребца к гостинице, зная, что в это время Фейт там. Придется Уайтхеду обходиться впредь без ее услуг.
Сцена, которую он застал в «Свирепом быке», свидетельствовала о полнейшем хаосе. Сверху доносились визгливые проклятия Молли. Лестница сотрясалась от сердитых окриков Уайтхеда и его тяжелых шагов. Голос его жены поднялся до отчаянных воплей, когда из кухни повалил дым, что в сочетании со взволнованным кудахтаньем кухарки придавало общей какофонии своеобразный ритм.
Трактирщик свирепо уставился на высокую фигуру Моргана, словно считал его ответственным за этот переполох. Чертыхнувшись, он швырнул на пол грязное полотенце.
— Где, к дьяволу, ее носит? Я плачу этой девице хорошие деньги, чтобы она поддерживала здесь порядок. А она не является на работу в тот самый день, когда особенно нужна.
Морган пропустил мимо ушей гневные обличения трактирщика, от предчувствия беды по его спине побежали мурашки.
— Фейт разве не здесь? — спросил он, сделав шаг к двери, через которую только что вошел.
Уайтхед недоверчиво воззрился на него.
— А что, разве не видно? Черт бы побрал эти ее новомодные штучки… Без нее теперь никто и шагу ступить не может. — Его глаза проницательно сощурились, когда Морган направился к выходу. — Никак тебя она тоже бросила?
Морган выскочил наружу и кинулся к своему жеребцу. Фейт ни за что бы не подвела своего нанимателя, не случись чего-то непредвиденного. На пути домой это ощущение усилилось. Морган никогда не боялся за себя, но его нынешний страх исходил откуда-то извне. Он не знал, возможно ли это, но чувствовал, что ему передается страх Фейт, и гнал своего жеребца, как одержимый. Накинув поводья на столбик ограды, он спрыгнул на землю и буквально ворвался в дом, услышав доносившиеся изнутри стоны.
Света, лившегося в окно и через открытую дверь, было вполне достаточно, чтобы Морган пережил самые ужасные минуты в своей полной драматических событий жизни.
Фейт лежала, скорчившись, на смятой постели. Ее осунувшееся лицо поражало бледностью, с губ срывались тихие стоны. На простынях и серой юбке расплывались кровавые пятна, увеличивающиеся прямо на глазах у потрясенного Моргана. Он провел добрую половину жизни, предоставленный сам себе, познав жестокости, войны, видя, как умирают в потоках крови мужчины, и перевязывая раны тех, кто остался в живых. Он научился убивать. И знал, как выжить. Но не знал, как спасти Фейт и своего ребенка. В отчаянии от собственного невежества Морган застонал и рухнул на колени подле нее, взывая к Богу.
Фейт, казалось, была без сознания. Морган растерянно застыл над ней, понимая, что нужно что-то делать, но не решался сдвинуть ее с места. Оставить ее нельзя, но он не знал, как справиться с этой бедой в одиночку. Скинув камзол и нашептывая слова утешения, он потрогал лоб Фейт, но не обнаружил жара. От его прикосновения ресницы Фейт слабо затрепетали, а рука беспокойно потянулась к пропитанным кровью юбкам. Морган счел этот жест указанием и принялся развязывать шнуровки и тесемки, чтобы освободить ее от одежды. Запутавшись в многочисленных завязках, он вытащил нож и начал разрезать узлы. Тонкая ткань легко уступала нажиму лезвия. Фейт дрожала как в лихорадке, и ему пришлось призвать на помощь всю свою выдержку, которая не раз спасала ему жизнь, позволяя сохранять ясную голову в разгар сражения. От него требуются действия, а не эмоции. Его хрупкая фея нуждается в помощи, и он не вправе ее подвести.
К тому времени, когда Морган раздел Фейт и вынес во двор пропитавшиеся кровью простыни и одежду, стало ясно, что худшее позади. Порывшись среди ее вещей, он нашел чистые тряпки, которыми она пользовалась на протяжении зимы, и сделал из них аккуратные прокладки, чтобы остановить кровотечение. Затем достал чистую сорочку и умудрился натянуть ее на Фейт через голову.
Все то время, пока Морган хлопотал над ней, Фейт пребывала в полубессознательном состоянии. Она поднимала руки по его требованию, но снова закрывала глаза, когда он оставлял ее в покое. Ее руки беспокойно двигались, хватаясь за него, цепляясь за простыни. Временами ее лицо искажалось от боли, но страх явно пошел на убыль, и она перестала стонать. Когда он укрыл Фейт одеялом, она схватила его за руку.
Морган опустился на колени, коснулся ее лба, пытаясь найти слова утешения.
— Это был?.. — Она облизнула пересохшие губы. — Ребенок?
Последнее слово было произнесено так тихо, что Морган едва расслышал его. Стиснув в широкой ладони ее хрупкие пальчики, он вдруг ощутил, что щеки его увлажнились. Что за черт! Он не плакал годами. Наверное, это пот. Здесь чертовски душно. Он стер с лица соленые капли и с трудом заговорил:
— У тебя еще будут дети, моя прекрасная фея. Наши с тобой дети. — Он судорожно сглотнул. — Этот малыш слишком поторопился, он был еще не готов появиться на свет. На небесах ему будет лучше, милая, — прошептал он, молясь, чтобы его слова оказались правдой.
Из-под темных ресниц Фейт выкатились крупные слезинки, и Морган с глухим рыданием отвернулся. Теперь, когда от него больше не требовалось активных действий, его захлестнуло чувство вины. Он попытался справиться с ним. Он не виноват в том, что случилось с Фейт. Она отдалась ему по собственной воле. Последствия были бы такими же, независимо от того, поженились они или нет. Но видеть ее отчаяние было невыносимо. Меньше всего на свете он хотел обидеть свою маленькую фею. И, тем не менее, причинил ей непоправимое зло. Его не оказалось рядом, когда она так нуждалась в нем. Он подвел ее так же, как подвел своих близких. Эта жестокая правда проникла в сознание и омрачила душу.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Под защитой любви - Райс Патриция



Роман захватывающий,интересный.Читала с удовольствием.10++++++++
Под защитой любви - Райс ПатрицияEdit
18.02.2014, 19.54





Роман захватывающий,интересный.Читала с удовольствием.10++++++++
Под защитой любви - Райс ПатрицияEdit
18.02.2014, 19.54





на раз!
Под защитой любви - Райс Патрицияnecto
27.05.2014, 15.57








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100