Читать онлайн Под защитой любви, автора - Райс Патриция, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Под защитой любви - Райс Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.55 (Голосов: 58)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Под защитой любви - Райс Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Под защитой любви - Райс Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Райс Патриция

Под защитой любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

— Милорд, там… э-э… некий субъект желает вас видеть. — Степенный дворецкий не позволил себе закатить глаза, но его презрительный тон производил тот же эффект.
Эдвард Монтегю, лорд Степни, не счел нужным ответить, лениво перекатывая в толстых пальцах ножку бокала. Сыщик подождет. Гораздо больше его интриговало поведение Томаса, решившего для разнообразия быть очаровательным. Что послужило причиной столь разительных перемен, Эдвард не знал, но наблюдать за этой метаморфозой было любопытно.
— Сколько, говоришь? — поинтересовался он скучающим тоном, кивком отпустив дворецкого.
Томас, как всегда элегантный — и, если судить по внешности, более достойный наследства Монтегю, чем его неуклюжий кузен, — отвернулся от окна, где он стоял с бокалом в руке. Его красивые черты не выражали никаких чувств. Лениво потягивая вино, он вел себя так, словно они ведут деловую беседу.
— Десять тысяч фунтов. Если вложить их с толком, на доход от этой суммы можно прилично жить. Конечно, деньги немалые, но мы больше выгадаем, потратив их, чем отказавшись платить.
— Десять тысяч фунтов. — Эдвард восхитился наглостью кузена. — Будь у нас такая сумма, мы могли бы считать себя богатыми людьми. Сомневаюсь, что старик дал нам столько в общей сложности за всю жизнь.
— Ба! Дай он нам хотя бы половину, я бы не торчал здесь сейчас. Чертовски гнусно с его стороны держать нас на голодном пайке. — Томас подошел к графину и снова наполнил бокал. — А теперь ему приспичило найти пропавшее отродье Джорджа. Не удивлюсь, если он задумал оставить девчонке все, что по праву принадлежит нам.
— Похоже на то. — Эдвард недоумевал, куда клонит кузен, но не испытывал особого желания докапываться до истины. Пожалуй, маркиз и впрямь чересчур усердствует в поисках девушки — видимо, из-за преклонных лет и угрызений совести, — но при любом раскладе он, Эдвард, получит титул и сопутствующее ему имущество. Этого вполне достаточно, чтобы не слишком волноваться по поводу возможных потерь. А вот поведение Томаса и его явное отчаяние — это действительно интересно. Эдвард искренне наслаждался, наблюдая за кузеном. Томас бросил свирепый взгляд на дородную фигуру, развалившуюся в кресле.
— Вижу, тебя не беспокоит, что деньги, которые мы ждали всю жизнь, окажутся в руках умалишенных или какой-то методистской святоши. Может, тебе известен некий секрет, в который меня не посвятили?
Эдвард лениво пожал массивными плечами, отставив в сторону бокал.
— Не представляю, что мне даст беспокойство по этому поводу. Впрочем, где взять десять тысяч фунтов и на что они пойдут, я тоже не представляю. Может, просветишь меня на этот счет?
— Я не знаю, где их взять. Можно продать кое-что из фамильных драгоценностей и заменить их имитацией. Ну и пару-другую ценных картин, хотя, сомневаюсь, что во всем семействе найдется этого добра на десять тысяч фунтов. Вряд ли кто-нибудь их хватится. А что касается того, на что они пойдут, то я уже устал повторять тебе. Мы должны кого-нибудь найти и выдать за наследницу.
— Выдать за наследницу? Забавно. — Эдвард стряхнул с рукава невидимую пылинку. Теперь, когда он знал, в чем состоит интрига, ему снова стало скучно. Томас на редкость предсказуем. Одна суета и ни капли мозгов. Какая жалость. Подобно муравью, он не получит ничего, кроме крошек, за все свои хлопоты.
Томас одарил своего праздного кузена неприязненным взглядом.
— У тебя есть идея получше? Найдем нищую деревенскую девчонку, предложим ей приличное вознаграждение и выдадим за дочь Джорджа. А когда старик умрет, отправим ее восвояси и разделим между собой ее долю. Дядюшка будет счастлив, девчонка тоже, а мы станем богатыми людьми.
Ход мыслей Томаса временами поражал. В его плане было достаточно дыр, куда мог провалиться и сломать себе шею кто-нибудь и покрупнее Эдварда, что, вне всякого сомнения, входило в намерения кузена. Впрочем, крупные габариты имеют и свои преимущества. Принято считать, что у обладателя массивного тела куцый умишко. К чему разрушать это заблуждение? Снисходительно улыбнувшись, Эдвард поднял тяжелую ладонь в молчаливом согласии.
— Драгоценности, говоришь? Дай-ка подумать. — Он нахмурил лоб, прикинувшись, будто сосредоточенно размышляет. — Пожалуй, я мог бы заняться этим. Зайди позже, посмотрим, что можно сделать. Томас с явным облегчением кивнул и поставил пустой бокал.
— А я займусь поисками подходящей девчонки. Дашь мне знать, когда все будет готово.
Эдвард постарался скрыть усмешку, когда кузен вышел через одну дверь, а сыщика ввели в другую. Бедный Томас! Если бы он направил свое честолюбие на какое-нибудь достойное занятие, то был бы сегодня богатым человеком. К счастью, сам он никогда не страдал избытком честолюбия. Для этого у него слишком ленивый ум. Впрочем, порой достаточно знать ответы на самые простые вопросы. Никогда не угадаешь, где и какая информация может пригодиться.
Глядя на приземистого сыщика, бочком просочившегося в роскошную комнату, наследник маркиза позволил себе слабую улыбку. Он уже обнаружил, что услужливый, но усердный блюститель закона может быть весьма полезен. Наполнив бокал, он протянул его посетителю:
— Прошу, Уотсон. У вас есть что-нибудь для меня?
Сыщик, одобрительно покосившись на вино, расслабился.
Сегодня он удостоился более радушного приема, чем в прошлый раз.
— Да, милорд. Все оказалось не так-то просто. Нужно время, чтобы выманить волка из его логова. Он умный парень и держит всех в страхе. И потом нет никаких гарантий, что это именно та особа, которая вам нужна.
— Но она все еще жива? — поинтересовался Эдвард.
— Живехонька, милорд. Черный Джек, как зовут того парня, чуть не выпустил кишки нескольким клиентам Уайтхеда, когда те попытались позабавиться с девчонкой. Так что сами понимаете, чья это куколка, — добавил сыщик не без опаски.
Эдвард томно махнул рукой.
— Что ж, вполне понятно. Довольно предприимчивая девица, я бы сказал. Подумать только, подружка разбойника. Впрочем, вряд ли это она. Чадо благочестивого Джорджа никогда бы не стало торговать своим телом за хлеб насущный. Вне всякого сомнения, девушка умерла в какой-нибудь канаве, как вы и предполагали ранее. Но ради интереса проследите за ней, Уотсон. И за моим кузеном тоже. Он что-то затеял, и я предпочел бы знать, что именно.
Уотсон ухмыльнулся.
— Будет сделано, ваше сиятельство. Не знаю, как другие, а я не против чуток заработать, если есть надобность в моих услугах. Буду держать вас в курсе.
Эдвард откинулся на подушки с видом полнейшего равнодушия.
— В таком случае это все, Уотсон. Кстати, я предпочел бы письменные доклады. Ни к чему, чтобы Томас видел вас здесь.
Уотсон состроил подобострастную гримасу. Однако его сиятельство даже не удостоил сыщика взглядом. И тот с поклоном удалился.
Уставившись в потолок, Эдвард хитро улыбнулся. Да, возможности открываются поистине захватывающие. Пропавшая наследница, да еще подружка разбойника… Не исключено, что она уже беременна. Его отец хочет иметь наследника. А что, если?.. Его ухмылка стала еще шире.
В вечернем воздухе звенел стрекот сверчков, да одинокий самец лягушки безответно взывал к своей возлюбленной. Смолкли трели птиц, угомонившихся в своих гнездах после дневного соперничества. Помешивая сливочную помадку, которую она сварила, чтобы доставить удовольствие Моргану, Фейт невидящим взором смотрела в окно, за которым сгустилась мгла.
Раньше она не понимала, что буйство весенних звуков и запахов — это ритуал любви, существовавший с начала времен. По вечерам земля буквально пульсировала жизнью, как, впрочем, и весь день. Даже на грядках в огороде, который вскопал для нее Морган, кипела бурная деятельность. Прямо на поверхности копошились земляные черви, и практически за одну ночь проклюнулись семена всех мыслимых растений. Все, чего она касалась, что видела и слышала, напоминало Фейт о зарождении жизни. Новорожденный жеребенок в конюшне был всего лишь еще одним символом плодородия.
И беспокойство, бурлившее у нее внутри, имело тот же источник. Фейт не могла объяснить его какими-либо другими причинами. Она пыталась изгнать из памяти образ полуобнаженного Моргана, но вместо того чтобы блекнуть, он становился только ярче. Он никогда не упоминал об этом инциденте. В дом он вернулся в рубашке, но теперь, когда Фейт знала, что скрывается под ней, это уже ничего не меняло. Глядя на упругие завитки, видневшиеся в распахнутом вороте его рубашки, она невольно задавалась вопросом, каково это — провести ладонью по мускулистой поверхности, которую они покрывали. В последующие дни желание коснуться Моргана стало неодолимым, и он не делал ничего, чтобы облегчить ее муки.
Он все время находился дома. Даже по ночам не отлучался. Дергал ее за волосы, дразня своими ирландскими шуточками и ласковыми словечками, приглашал на верховые прогулки по окрестностям. Лучше бы он обращался с ней просто как с прислугой, как было вначале.
Вечером Морган принес воды и поставил на огонь, чтобы Фейт могла искупаться и вымыть голову. Раньше Фейт всегда дожидалась, когда он отправится в очередную вылазку, чтобы спокойно помыться, но Морган уже несколько дней как не покидал коттедж, а она не могла больше терпеть. Конечно, ее цель — удерживать Моргана от преступных занятий, но если она подождет еще хоть день, от ее запаха он сбежит из дома.
Одно лишь сознание, что Морган хорошо знает, чем она здесь занимается, сводило Фейт с ума. Она завесила окно простыней, но этого было недостаточно, чтобы изгнать его из своих мыслей. Она чувствовала себя так, словно он стоит рядом и ухмыляется.
Весь ужас заключался в том, что ей этого хотелось. Приподняв полотенце, прикрывавшее корыто, чтобы сохранить тепло, Фейт зарылась в него лицом. По непонятной причине влажная ткань навеяла воспоминания о жарких поцелуях Моргана, а пар от воды, казалось, проникал внутрь ее тела и заставлял кровь бурлить. Если она не изгонит греховные мысли, прямиком попадет в ад.
Фейт окунула волосы в воду и тщательно вымыла голову. Она постарается взять себя в руки, что не так уж и сложно, если избегать его поцелуев. То, что с ней происходит, — такая же естественная реакция на наступление весны, как птичье пение. Но когда Фейт, наконец, сняла сорочку, чтобы завершить мытье, ее тело поведало ей совсем другую историю. Ее груди, хоть и небольшие, заметно налились и округлились. Возможно, по этой причине от соприкосновения с мочалкой соски напряглись, превратившись в острые пики, а трепет в животе усилился, сменившись сладкой болью. При мысли о том, что Морган находится за дверью, щеки Фейт загорелись. Фейт торопливо закончила мытье и схватилась за чистую одежду. Больше всего ей хотелось забраться к себе на чердак и прятаться там весь вечер, но она не могла пренебречь своими обязанностями. Прежде всего, нужно вылить воду из корыта.
Не потрудившись надеть чулки и башмаки, Фейт натянула голубое платье, накинула на плечи белую косынку и открыла дверь. Как она и ожидала, Морган находился неподалеку, но вместо того, чтобы наблюдать за хижиной, смотрел на небо. Судя по прилипшим к шее влажным волосам, он искупался в ручье за амбаром. Услышав звук отворившейся двери, он обернулся и сделал приглашающий жест.
— Иди сюда, малышка. Смотри, сегодня настоящий звездопад.
Старая рубашка натянулась на его плечах, и даже со спины было видно, что он не надел шейный платок и не затянул ворот. Потертые кожаные бриджи, в которых он обычно работал, плотно облегали узкие бедра и сильные ноги. Как и она, Морган был босиком. Он выглядел настоящим язычником.
Надо совсем потерять разум, чтобы подойти к нему, но Фейт, не в силах противостоять его завораживающей улыбке, ступила на прохладную траву. День был необычно теплым, и прогретая солнцем земля ласкала ее ступни. Она медленно двинулась вперед, не сводя глаз со стоявшего на лужайке мужчины. Морган указал на небесный свод.
— Как ты думаешь, может, это знак свыше?
Звезды проносились и гасли на черном бархате небес, являя собой редкое по красоте зрелище. Фейт, наконец, подняла глаза и издала благоговейный возглас, поразившись величию ночного неба. Ей ни разу не пришло в голову созерцать луну и звезды, даже когда представлялась такая возможность. Великолепие, открывшееся ее взору, так захватило девушку, что она не заметила, как Морган встал у нее за спиной и положил руки ей на плечи.
— Как красиво, — прошептала она, наблюдая за игрой света и тени, когда очередная звезда сорвалась с небесной тверди и, прочертив огненную полосу, исчезла во мраке.
— Это единственное, что поддерживает мою веру в существование Бога. Возможно, он так занят, что забыл о нашем жалком мире, но только Бог мог создать такое фантастическое зрелище.
— Скорее, это человек забыл Бога. — Фейт пробрала дрожь, но не от холода, а от странного ощущения, которое вызывал в ней низкий голос Моргана. Его ладони крепче сжали ее плечи, и она теснее прильнула к его теплому телу. Перед необъятностью неба она казалась себе очень маленькой и уязвимой и нуждалась в защите его сильных рук.
— Возможно. — Он помолчал, глядя вверх. — Мне хотелось бы думать, что царство небесное действительно существует и те, кого мы любили, смотрят иногда вниз, чтобы узнать, как мы здесь поживаем. Они заслужили рай после того ада, что вынесли на земле.
Печаль, прозвучавшая в его голосе, задела чувствительную струну в сердце Фейт. Не зная, как его утешить, она теснее прильнула к нему, позволив его рукам обвиться вокруг ее талии. Она по-прежнему мучительно переживала смерть близких, хотя время и притупило горечь потери. Однако мысль о том, что отец, возможно, в этот самый миг наблюдает за ней, не принесла Фейт утешения. Она не сомневалась, что он не одобрил бы ее поведения, но не стала говорить об этом Моргану. Может, его родные смотрели на такие вещи более снисходительно и были бы рады, что он жив и полон сил, чтобы сражаться с теми, кто лишил его дома и семьи.
— Царство небесное существует, — мягко сказала она, не зная, как выразить свои чувства. — И небо тому доказательство. Там обитают ангелы, которые присматривают за нами. Веди мы праведную жизнь, им не пришлось бы нас оплакивать.
Морган бросил изумленный взгляд на ее лицо, но Фейт с мечтательным выражением смотрела на звезды. Он залюбовался прелестными чертами, восхищаясь пушистыми ресницами, изящными линиями точеного носика и высоких скул. Несколько коротких завитков высохли и кудрявились вокруг лба, отсвечивая медью в свете звезд. Мягкие губы слегка приоткрылись. Морган представил себе, они тают под его губами, и ощутил возбуждение. Проклятие, у него давно не было женщины, и эта крошка начинает забирать над ним власть. Может, звездный дождь и вправду знак свыше. Может, сегодня та самая ночь, которой он ждал. Волосы Фейт благоухали жасминовым мылом, которое он купил для нее, и он наслаждался их нежным ароматом. Морган повернул свою очаровательную фею лицом к себе и склонился к ее свежему рту.
Руки Фейт, словно сами по себе скользнули вверх и сомкнулись на его сильной шее. Пальцы гладили твердые мускулы, наслаждаясь прикосновением к теплой коже и еще влажным после мытья волосам. Воодушевленный этим робким откликом, Морган крепче прижал девушку к себе и усилил нежный натиск на ее губы, дразня, соблазняя и уговаривая. Теперь Фейт знала, чего он хочет, и приоткрыла рот, приглашая его в манящую глубину.
Морган не заставил себя ждать. Обжигающее прикосновение его языка явилось для нее не меньшим чудом, чем звездный дождь над головой. Внутри вспыхнуло пламя и заструилось по жилам. Руки Моргана блуждали по ее телу, жар в крови, но когда его ладонь двинулась вниз и обхватила ягодицы, Фейт резко отстранилась и подняла на него взгляд, полный смятения. Она подумала о том, к чему может привести эта опасная игра, и ужаснулась. Нежность в зеленых глазах Моргана успокоила ее, а когда он ласково коснулся пальцем ее припухших губ, улеглась и паника. Это же Морган, единственный человек, который ей на помощь и заботился о ней лучше, чем ее собственный отец. У нее нет причин не доверять ему.
— Не бойся, моя маленькая фея. Я ничего не сделаю против твоего желания.
Морган отвел Фейт на пологий склон холма позади хижины, расстелил на траве попону, которую сдернул с изгороди, галантно усадил на нее девушку и лег рядом, опираясь на локоть. Откинувшись назад, Фейт смотрела на бескрайний шатер небес, усеянный яркими звездами. Казалось, их можно достать рукой, и она с удовольствием слушала объяснения Моргана, делившегося своими познаниями в астрономии.
Он показал ей несколько созвездий, включая обе Медведицы, и рассмеялся радостно и беспечно, когда она заявила, что не видит ничего, кроме двух опрокинутых ковшей.
Все еще улыбаясь, он коснулся губами ее лба, затем легко чмокнул в кончик носа, и Фейт, повинуясь внезапному порыву, привлекла его к себе, чтобы снова вкусить хмельного вина его поцелуев. Вокруг все пробуждалось к жизни: в прогревшейся за день почве, в теплом воздухе, поднимавшемся над землей, в легком ветерке, который шевелил траву, ерошил их волосы и что-то ласково шептал.
Под ловкими пальцами Моргана косынка легко соскользнула с плеч Фейт, и все ее ощущения сосредоточились на его руках, ласкавших округлости ее груди, выступавшие над вырезом платья. Ее желание достигло такой силы, что разделявшая их одежда казалась досадной помехой. Она не проронила ни слова, когда Морган занялся застежкой ее лифа, только издала возглас облегчения, почувствовав, что крючки разошлись, и между ее истомившейся плотью и его горячей ладонью не осталось никакой преграды, кроме тончайшей сорочки.
— Ты так красива, милая, — прошептал Морган, припав губами к ее волосам. Он обхватил ладонью ее грудь и нежно погладил.
Фейт пронзила дрожь. Сознание, что она отвечает на его ласки, привело Моргана в восторг. Фейт не какая-нибудь шлюха, изображающая наслаждение, чтобы разжечь мужскую похоть. Нет, его прикосновения действительно волнуют ее, на внутренние запреты, воспитанные с детства, еще Морган не возбуждался до такой степени, глядя на ее лицо, выражавшее восторженное изумление. На фоне ночного неба он выглядел полубогом, и Фейт доверилась ему, решив, что в любой момент может его остановить.
Морган спустил с ее плеч сорочку, и Фейт затаила дыхание, когда он нежно коснулся напрягшихся сосков. Вспышка наслаждения, которую она ощутила при этом, потрясла ее, и она приподняла бедра в ожидании чего-то.
— Ах, Фейт, в твоем мизинце больше страсти, чем у тысячи женщин, вместе взятых. Ты настоящее сокровище, любовь моя, я никогда не расстанусь с тобой.
Ей следовало испугаться, но она ощутила прилив восторга. А может, причиной тому были его руки, дразнившие и ласкавшие ее грудь. Фейт снова привлекла его к себе и прижалась губами к его губам в страстном поцелуе. Ее страсть была столь очевидной, что Морган не отступил, несмотря на испуганный возглас, вырвавшийся у Фейт, когда его губы сомкнулись вокруг ее затвердевшего соска. Теперь он знал, что она желает его, и на данный момент этого было достаточно. А сожаления и упреки, если таковые последуют, он оставит на завтра. Какая-то частичка сознания Фейт желала прекратить эти тревожащие ощущения, но тело пылко откликалось на ласки Моргана, поощряя его к дальнейшим действиям. Он приподнялся на локтях, удерживая на весу свой мощный торс, но его тяжелые бедра прижимались к ней с возбуждающей интимностью, поцелуи пьянили, как сладкое вино, и она не, стала противиться, когда рука Моргана забралась под ее юбки. Ветерок, обдавший ее ногу, отозвался в мозгу тревожным сигналом.
Пальцы Фейт вцепились в волосы Моргана, скорее дергая, чем лаская. Ей нужно подумать, осмыслить происходящее! Но губы и язык Моргана продолжали свой страстный натиск, а горячая ладонь скользнула выше, увлекая за собой тяжелую ткань. В спешке Фейт не надела нижнюю юбку, и отсутствие дополнительной преграды подстегнуло внутреннюю тревогу.
Она попыталась увернуться от его губ, но его язык, как теплый мед, проскользнул между ее зубами, и она приняла его. Он прошелся свободной рукой по ее обнаженному бедру, вызывая жаркий трепет во всем ее теле. Горячая ладонь скользнула под ее ягодицы, приподняв их, и Фейт вскрикнула от жгучей потребности, значения которой не понимала.
— Нет, Морган, нет, — взмолилась она, но вместо крика из ее горла вырвался шепот, унесенный ветром.
Губы Моргана вернулись к ее груди. Он избавил ее от корсажа, чтобы ничто не мешало наслаждаться шелковистой плотью. Рука Моргана скользнула ниже, гладя и касаясь, пока Фейт не стала влажной от желания, и девушку снова охватила паника. А когда его пальцы, наконец, коснулись ее самого интимного места, чего она жаждала и боялась, ее словно пронзила молния. Она рванулась из его рук, но Морган поспешил успокоить ее поцелуями и ласковыми заверениями:
— Ты такая сладкая и красивая. Такая нежная и мягкая. Позволь мне стать еще ближе к тебе, хоть чуть-чуть. Ты нужна мне, моя маленькая фея. А я — тебе. Разве ты не этой потребности там, глубоко внутри? Нам быть вместе. Так говорят звезды.
Его тихий голос околдовывал, успокаивал и вместе с тем возбуждал, сводя ее с ума. Она жаждала ощутить его еще ближе, слиться с ним. Каким образом, не представляла, но чувствовала, что необходимо.
Морган расстегнул пояс, вытащив рубашку. Нетерпеливо скользнув под нее ладонями, Фейт почувствовала, как он содрогнулся, шумно втянув в грудь воздух. Это открытие дало Фейт ощущение власти, о которой она раньше не подозревала. Оказывается, неприступный разбойник нуждается в ее прикосновениях ничуть не меньше, чем она — в его ласках. Все ее страхи исчезли, вытесненные восторгом, который она испытывала, чувствуя, как мощные мускулы Моргана трепещут под ее пальцами.
Она так увлеклась своими исследованиями, что не заметила, как Морган разместился между ее бедрами. Ощутив обжигающее прикосновение там, где она была наиболее уязвимой, Фейт напряглась и вскинула на него.
— Ты никогда не пожалеешь об этом, малышка. Ты для меня — дар Божий. И я всегда буду с тобой. Раздвинь ножки шире, милая, и я покажу тебе, как это прекрасно.
Успокоенная его словами, Фейт подчинилась. Самого этого движения оказалось достаточно, чтобы усилить возбуждение, и когда что-то горячее и твердое прижалось к ней, она приподнялась навстречу обещанному наслаждению.
— Да, милая, сейчас. — Склонив голову, Морган приник к ее губам и скользнул в ее горячее лоно.
Она была такой маленькой и тесной, что Морган ощутил укол вины. Но когда ее губы с удивленным возгласом приоткрылись, его язык скользнул внутрь, а бедра резко подались вперед; и он преодолел девственную преграду. Фейт рванулась, ошеломленная этим вторжением и резкой болью, но массивное тело Моргана буквально пригвоздило ее к земле, не позволяя сдвинуться с места. В панике она принялась ерзать и извиваться, но добилась лишь того, что он погрузился в нее еще глубже. Фейт всхлипнула и замерла.
Попытки Моргана успокоить ее не возымели действия. Ощущение было пугающим, она вспомнила жеребца, покрывающего кобылу. Он наполнил ее собой до предела, так что казалось, она больше не выдержит, а затем резко вышел, опустошенной. Но когда Морган повторил движение, внутри у нее снова вспыхнуло и стало нарастать возбуждение. Удары Моргана становились все более мощными и требовательными, и Фейт обнаружила, что открывается ему, облегчая вход и принимая глубже, пока ее тихие стоны не стали вторить его шумному дыханию. Одним последним рывком он вошел в нее, выплеснув в ее лоно теплую струю, оборвав затянувшееся детство и превратив ее в женщину. Все еще прижатая к земле его тяжелым телом, Фейт почувствовала, как слезы набежали на ее глаза и скатились по щекам. Морган ощутил их вкус, осыпал легкими поцелуями ее лицо.
— Не плачь, малышка. Я позабочусь о тебе. Мы подходим друг другу, разве не видишь?
Он откинул с ее бледного лица спутанные пряди, и сердце его горестно сжалось. Возможно, он поступил жестоко и ему придется искупать эту жестокость до конца своих дней, но это та цена, которую стоит заплатить. Судьбе было угодно, чтобы Фейт стала орудием в его борьбе, и он воспользуется ею, как пользовался любыми средствами, попадавшими в его руки, для достижения своих целей, но он готов пожертвовать собственной жизнью и свободой, только бы не причинить ей страданий. Соскользнув с Фейт, Морган одернул ее юбку, но не удержался от соблазна и ненадолго приник губами к юной груди. От сознания произошедшего сердце его преисполнилось гордостью. Пусть он украл этот драгоценный дар, как и многое другое в своей беспутной жизни, но он намерен его сохранить. Он снова приник к ее губам. Они были солеными от слез, но Морган их быстро осушил. Фейт пылко откликнулась на его ласки, нуждаясь в успокоении. Она принадлежит ему, и сегодня ночью он покажет ей, что это значит.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Под защитой любви - Райс Патриция



Роман захватывающий,интересный.Читала с удовольствием.10++++++++
Под защитой любви - Райс ПатрицияEdit
18.02.2014, 19.54





Роман захватывающий,интересный.Читала с удовольствием.10++++++++
Под защитой любви - Райс ПатрицияEdit
18.02.2014, 19.54





на раз!
Под защитой любви - Райс Патрицияnecto
27.05.2014, 15.57








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100