Читать онлайн Ночные услады, автора - Райс Патриция, Раздел - Глава 25 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ночные услады - Райс Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.33 (Голосов: 61)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ночные услады - Райс Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ночные услады - Райс Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Райс Патриция

Ночные услады

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 25

Часовня пустовала долгие годы, но и при слабом свете свечи было заметно, что кое-какой ремонт недавно проводился. Во всяком случае, чисто выметенный пол устилала свежая солома, а стены радовали чистотой и отсутствием копоти. Эльвина взглянула на Шовена — никак это он привел в порядок заброшенную постройку? Монах встретил ее взгляд довольной улыбкой: мол, смотри, времени я даром не терял. Впрочем, Эльвина неправильно истолковала выражение глаз Шовена. Он указал в сторону нефа, и Эльвина, повернув голову, увидела свою верную подругу.
— Тильда! — радостно выдохнула она. На руках у Тильды мирно спал малыш. Эльвина, обессиленная, добралась до нефа, опираясь на руку Шовена. Все, о чем она мечтала, — это лечь и лежа любоваться спящим ребенком.
Вдруг из тени выступил некто весьма знакомый.
— Что происходит? Мы слышали шум, но я боялся уйти, оставив женщин одних. Где сэр Филипп?
Гандальф смотрел на Эльвину с явным сочувствием, но предложить помощь не решился, пока не получил знак от Шовена.
— Донжон рухнул, похоронив леди Равенну под об ломками. Боюсь, там нужна моя помощь. Леди Эльвина попала в жуткую переделку, и сейчас ей необходимо прилечь. Хорошо бы найти для нее соломенный тюфяк.
Гандальф подхватил Эльвину на руки.
— Соломы хватит на всех. Опасность еще не миновала?
— Нет, все уже в прошлом. Однако, пожалуй, женщинам лучше остаться здесь.
Эльвина с благодарностью позволила отнести себя на ароматное сено и, свернувшись клубочком и вдыхая медовый запах трав, тихо радовалась отдыху.
Вскоре появилась Элис с подогретым вином и сыром. Эльвина глотнула вина, сонно улыбнулась Элис и задремала под бормотание Тильды. Филипп жив, сын здоров, о чем еще мечтать? О том, что происходило этой ночью, думать не хотелось. Эльвина уснула крепко и сладко, без сновидений.
Она проснулась, услышав голос Филиппа, и приподнялась на локте, желая увидеть его поближе, заглянуть в его изумрудные глаза, но он ушел, так и не приблизившись к ней. Разочарованная, Эльвина уснула вновь.
Потом ее разбудил ребенок. Чарльз заплакал, и, открыв глаза, Эльвина увидела, что уже светает. Сразу вспомнилось то, что было ночью. Она могла потерять своего малыша, того, кто рос у нее под сердцем. И словно в ответ на ее мысли, ребенок зашевелился, и Эльвина, прикрыв рукой живот, счастливо улыбнулась. Потом она взяла на руки своего голодного первенца, и на руках у матери он затих и что-то залопотал. Перед лицом новой жизни все видения прошлой рассеялись.
Эльвина пошла искать Тильду. Оказалось, что и она, и Элис уже возятся у очага. Готовить в часовне? Но отчего-то в Данстон возвращаться не хотелось. Здесь было уютно и хорошо. Усевшись у огня в кругу друзей, Эльвина с грустью подумала, что она больше привыкла к походным кострам, чем к уюту домашнего очага.
Но идиллия длилась недолго. Покормив Чарльза, Эльвина направилась к выходу, но путь ей преградил незнакомый рыцарь.
— Я иду умываться. Разве я пленница? Что за опасность подстерегает меня, если вы следуете за мной по пятам?
— Я должен сопровождать вас повсюду, миледи. Таков приказ его величества. Я обязан как можно скорее доставить вас в Уайтхолл. И мне приказано не выпускать вас ни на минуту из виду.
В горле у Эльвины встал комок. Она подняла глаза к затянутому осенними тучами небу. Как она могла забыть обо всем? Эльвина слышала голос Филиппа. Он вернулся, и она решила, что все изменилось. Но оказалось, все не так просто. Вот почему Филипп не лег рядом с ней этой ночью. Тучи закрыли солнце, а трава под ногами подернулась инеем. Эльвина покорно повернула назад, к часовне. Через какое-то время пришел Шовен и спросил, как она себя чувствует, не спеша раскрывать главную цель своего визита.
— Со мной все в порядке. Как Филипп? — Голос Эльвины прозвучал почти безучастно.
— Всю ночь руководил расчисткой камней и размещением пленных. Работает без отдыха.
Эльвина понимающе кивнула.
— Он злится и вымещает злость на себе. Со временем Филипп поостынет. Я хотела бы направить ему соболезнования по случаю смерти его жены, но не могу. Душа ее в аду, где ей и надлежит быть. Должна ли я упомянуть об этом на исповеди в числе своих прочих прегрешений?
— Именно по этому поводу я должен побеседовать с тобой, дитя мое. С тобой и многими другими. У тебя хватит сил рассказать мне, что было прошлой ночью? Против церкви совершено гнуснейшее преступление, а ты — единственная свидетельница. Твои показания нужны для того, чтобы судить грешников, схваченных вчера.
Эльвина опустилась на низкий табурет и закрыла глаза. С каким удовольствием она вычеркнула бы из сознания события той ночи!
— Источники зла — Марта и леди Равенна, а они мертвы. Остальные продажны и лживы, но они всего лишь жертвы. Такие же жертвы злых сил, как и я. Должна ли я свидетельствовать против них?
— Пусть церковь судит, кто прав, кто виноват, леди Эльвина. Слухи о черных мессах, которые служили здесь, ходят годами. Бывало, юные девушки исчезали навсегда. Иногда убивали или калечили младенцев. Совершались и такие преступления, о которых я не могу говорить без содрогания. Слишком долго все происходящее здесь было окутано мраком. Но ты можешь пролить свет на все это и положить конец безобразиям.
Эльвина, скрестив руки на груди, начала рассказывать, стараясь сохранять объективность. Если Шовен говорил правду, то ей еще повезло — после обряда, в котором Эльвине выпала роль жертвы, она осталась жива и не потеряла здоровье. Но повториться такое вновь не должно. Ни с кем. Эльвина поведала о том, что видела, — об остальном Шовен мог догадаться сам. Закончив, Эльвина тревожно взглянула в серые, полные сочувствия глаза монаха и спросила:
— Вы расскажете Филиппу о леди Равенне?
— Он знает. Не может не знать. Она не была его настоящей женой. То, что она делала, не интересовало Филиппа, если только она не бесчестила его имя. Но тебе об этом не стоит беспокоиться.
— Зло, — промолвила Эльвина, — то зло, что все еще гнездится здесь, можно ли его изгнать? Говорят, это дом моего отца, но я боюсь ступать на порог. Очистится ли это место со временем от скверны? Я не хочу, чтобы мой сын унаследовал зло.
Монах понимающе кивнул.
— Филипп тоже думал об этом. Он готовит дом к тому, чтобы ты стала его хозяйкой. Если дух леди Равенны еще где-то здесь, то скоро пройдет обряд освящения и все будет как встарь. Миледи, вы не могли бы ответить на вопросы более личного характера? Я не стал бы задавать их, но они имеют первостепенную важность не только для меня, но и для других людей.
Чего еще не знает о ней этот монах? Эльвина опустила глаза.
— Мне сказали, что Филипп дал вам клятву в тот день, когда вы встретились. Давалась ли эта клятва именем Бога?
— Филипп понимал, что я волнуюсь. Именем Господа он поклялся на кинжале моего отца, что будет защищать меня, а я поклялась хранить ему верность. Мне это напоминало свадебный обряд, и, зная, что иной свадьбы у меня не будет, я хранила верность и была верна ему, как жена. И все же я совершила грех, живя с чужим мужем. Как странно все складывается в жизни.
Физиономия Шовена расплылась в радостной улыбке.
— Не зря говорят: «Пути Господни неисповедимы». А отчаяние — самый страшный грех. Всему свое время. — Шовен встал и, взяв ее руки в свои, тихо спросил: — Ты ведь очень его любишь?
— Да, святой отец. Я люблю его больше жизни, а это, наверное, еще один грех.
— Нет, если не терять голову. Но ты всегда вела себя разумно. Отдохни. Скоро тебе понадобятся силы.
Шовен ушел, и Эльвина проводила его недоуменным взглядом. Он сказал так много и вместе с тем так мало. Да, в тучном теле монаха билось доброе и милосердное сердце. Ему ведома была игра страстей, и он сочувствовал Эльвине, но только чем Шовен мог помочь ей сейчас? Церковь и король сошлись во мнении: Филипп никогда не будет ее мужем. Она должна готовить себя к тому, что ей придется прожить жизнь без него, утешая себя лишь тем, что он жив.
Филипп, скинув тяжелую кольчугу, лег на кровать, на которой спал во время нечастых посещений дома своей жены. В холодных стенах этой каморки не осталось ни воспоминаний, ни дорогих его сердцу вещей. Просто крыша над головой, и все.
Филипп закрыл глаза, но уснуть не мог.
Перед глазами стояло испуганное лицо Эльнины. Ка кой бы отчаянной и независимой она ни казалась, он по-прежнему нужен ей, так же как и она ему. Казалось, Эльвина проросла в его сердце, пустила корни, и вырвать ее оттуда Филипп не мог, не вырвав и свое сердце. Сейчас она спала рядом, за стеной, а он не мог прийти к ней ни сейчас, ни в будущем.
В дверь постучали. Филипп не отличался особой общительностью, а уж раны тем более предпочитал врачевать в одиночестве.
— Иди к чертям! — раздраженно бросил он, поскольку стук становился все настойчивее.
— Если только ты укажешь мне дорогу, — в тон ему ответил голос с той стороны.
Филипп поморщился. Только Шовен так говорил с ним, да и настойчивости у монаха хоть отбавляй. Привяжется — ни за что не отцепишься. И все же Филипп предпринял еще попытку:
— Ты велел мне отдыхать — так оставь меня в покое.
— У меня два известия: от короля и от архиепископа, и оба весьма срочные. К тому же я не могу ответить им без твоей помощи. Потом отдохнешь.
Филипп закрыл глаза и попросил Бога дать ему терпения. О чем хочет сообщить ему архиепископ? О том ли, что получено разрешение на аннулирование брака, в котором теперь нет нужды? А может, король намерен арестовать его за похищение Эльвины и убийство леди Равенны? Филипп встал и, одернув плащ, открыл дверь.
— Ну, и какой такой ответ ты не можешь дать без меня?
— Ответ королю зависит от того, что ты ответишь архиепископу. Очевидно, король совещался с ним насчет тебя. Отнесись к ответам всерьез, ибо от них зависит не только твоя судьба, но и судьбы других.
Филипп нахмурился.
— Нет у меня настроения отгадывать загадки. Что они хотят знать?
— Ты сказал Генриху, что вы с Эльвиной обменялись клятвами в тот день, как повстречались. Не странно ли, что благородный рыцарь принес клятвы простой девице, с которой едва знаком.
Филипп пожал плечами.
— Ты же видел ее в тот день. Испуганная девочка с золотистыми волосами. Она околдовала меня с первого взгляда. Я возжелал ее, верно, но я чувствовал потребность защитить ее тоже. Однако какое отношение это имеет к посланию архиепископа?
Шовен усмехнулся.
— Скоро узнаешь. Так что за клятву ты ей дал?
— Разве такое вспомнишь? Если ты хочешь услышать клятву слово в слово, то мне придется тебя разочаровать. Я помню, что поклялся защищать Эльвину в обмен на ее преданность и верность. Тогда мне казалось, что я не так уж много пообещал ей, и собирался дать куда больше. Но, — и тут голос его дрогнул, — хоть она досталась мне девственницей и была мне так же верна, как любая хорошая жена, я ничего не принес ей, кроме позора и боли. Что с того, что с тех пор я не возжелал ни одной женщины? Эльвина моя настоящая жена, но другая украла мое имя. Монах смотрел на Филиппа с симпатией.
— Та клятва, которую ты дал Эльвине, прежде чем уложить ее в постель, была дана именем Бога?
Филипп удивленно уставился на Шовена и молча кивнул. В глазах его загорелся слабый огонек надежды.
— Да, — подтвердил он, — я действительно намеревался исполнить клятву и хотел, чтобы девушка об этом знала. И клялся я именем Господа.
Шовен удовлетворенно вздохнул и улыбнулся.
— Поздравляю, милорд. Ради того, чтобы поваляться в постели с девчонкой, вы подписали себе пожизненный приговор.
— О чем ты говоришь? — спросил он так, будто от ответа Шовена зависела его жизнь.
— Я говорю, что когда мужчина клянется защищать и оберегать женщину, а она — хранить ему верность, и если клятва эта приносится перед лицом Господа, а люди эти не связаны ни с кем браком и вступают в связь по обоюдному согласию, даже если клятва дана без свидетелей, церковью эта клятва приравнивается к клятве у алтаря. В вашем случае все достаточно ясно, и, поскольку вы оба утверждаете, что связаны клятвой, и я могу засвидетельствовать этот факт, архиепископ готов признать ваш брак освященным церковью. И король признает решение церкви, но ради ваших наследников он желал бы, чтобы церемония была повторена. Король повелевает вам вернуться в Лондон как можно скорее, ибо на этот раз хочет сам засвидетельствовать ваш брак.
Ошарашенный Филипп опустился на кровать.
— Ты хочешь сказать, что Эльвина — моя жена, всегда ею была и Чарльз — не бастард?
— Именно это, милорд.
Шовен с усмешкой наблюдал за тем, как Филипп, вскочив с кровати и подхватив плащ, словно мальчишка понесся со всех ног к двери. Уже на пороге, обернувшись, он спросил:
— Эльвина знает?
— Еще нет.
В часовне женщины возились с малышом, напевая ему песенку, когда снаружи раздался громовой голос Филиппа. Все смолкли и удивленно переглянулись. Королевский стражник, очевидно, возражал против этого неожиданного визита, но, судя по звону металла, Филипп не долго мучился, подбирая аргументы. Эльвина передала ребенка Элис и поспешила к выходу.
Оба успели вынуть мечи из ножен, но королевский стражник чувствовал себя не очень уверенно, не зная, вправе ли атаковать барона, находясь в его владениях.
— Я желаю видеть свою жену наедине. Если у вас есть вопросы, найдите этого распроклятого монаха и королевского посланника, но только уйдите с дороги, пока я не разрубил вас пополам.
Эльвина смотрела на Филиппа с удивлением и испугом, однако обратилась к стражнику спокойно:
— Даю вам слово, сэр рыцарь, что вернусь с вами в Лондон по приказу короля. Мой сын в этой часовне, и без него я никуда не убегу.
Юный рыцарь отступил, пропуская Филиппа.
Когда наконец все преграды между Филиппом и Эльвиной рухнули, он схватил ее в объятия и понес через двор.
Повинуясь чувству и не задумываясь о причинах столь желанной, но странной перемены, Эльвина обвила руками его шею и прижалась лицом к широкой груди. Зеленые глаза Филиппа насмешливо блестели, но в них были забота и любовь. Филипп перенес Эльвину через порог замка и, не отпуская ее, помчался наверх по широкой лестнице.
Эльвина осматривалась с любопытством и страхом. Работа кипела: слуги чистили и скребли, повсюду сновали люди в монашеских одеяниях со свечами в руках. Комната, куда Филипп принес ее, была маленькой, но чистой, и в камине ярко горел огонь. Из мебели здесь были лишь кровать да сундук, но Филиппу больше ничего и не требовалось. Он положил Эльвину на укрытую меховым покрывалом кровать и, отойдя на шаг, стал любоваться ею с видом триумфатора.
— Филипп, ты что, напился? — осторожно спросила Эльвина. Она не почувствовала запаха спиртного, но иного объяснения его странному поведению найти не могла. Столько времени прошло с тех пор, как она видела его вот таким — радостным и улыбающимся. Филиппа переполняло счастье.
— Я пьян от счастья, любовь моя, моя жена. Приготовься к тому, что я не буду слезать с тебя всю жизнь, и начнется это прямо сейчас.
Филипп снял меч, сел на сундук и стащил грязную обувь.
Эльвина испуганно прижала руки к груди.
— Ты уже второй раз меня так называешь. Боюсь, ты немного не в себе. Может, полежишь, пока я приготовлю успокоительный отвар?
Между тем Филипп продолжал раздеваться.
— Да, я сошел с ума. Совершенно и окончательно. В этом я с тобой совершенно согласен.
Филипп разорвал старую тунику Эльвины, затем проделал то же с рубашкой.
— Моя жена не должна ходить в обносках! Сейчас тебе вообще ничего не нужно, а потом — только самое лучшее. До сих пор у меня было мало возможности вдосталь полюбоваться тобой в роскошных нарядах.
Эльвина куталась в разорванную тунику, глядя на Филиппа с сомнением. Он был уже наг и стоял перед ней во всем своем мужественном великолепии — бронзовый бог. Эльвина отбросила в сторону тряпки и начала расплетать косы, золотистым каскадом покрывшие ей плечи и грудь.
Филипп ласкал ее взглядом — все это теперь принадлежало ему, принадлежало до тех пор, пока смерть не разлучит их. Он улыбнулся и протянул Эльвине руку.
— Ты совершенна, моя колдунья. Эльфы не забывают одаривать своих любимиц красотой и в наши дни.
Эльвина смотрела на него с таким недоумением, что Филипп решил наконец ответить на ее вопрос.
— Мы муж и жена, любимая, с тех пор как ты очаровала меня в конюшне, связав меня с собою клятвой. По словам Шовена, на то была воля Божья, чтобы мы поженились в тот день. Но он так и не убедил меня в том, что в соломе не пряталась какая-то фея, заставившая меня влюбиться в тебя с первого взгляда. По законам церкви я взял тебя как жену, и с соизволения Господа я твой муж. Теперь-то ты знаешь, что никогда мне не надоешь?
Эльвина сидела ни жива ни мертва, боясь, чтобы все это не оказалось сном. Может, она уже попала в рай и не знает об этом? Но, кажется, ангелы не способны делать того, что делал с ней Филипп сейчас, и чувства ее к нему были вполне земными.
— Если это безумие, Филипп, то я хочу умереть безумной. — Эльвина подставила Филиппу губы для поцелуя.
И как муж и жена они легли в постель, и Филипп взял Эльвину с нежностью и почтением, не оставив на ее теле места, не отмеченного его поцелуями. И Эльвина ответила ему со всей страстью и нежностью, на какую способна женщина.
Прошлое словно исчезло. Тела их слились в одно, и Эльвина криком экстаза приветствовала воссоединение. Все, что было ей нужно от жизни, — это чувствовать его внутри себя. Они вновь стали одним целым — как того хотели они и Бог.
Филипп, приподнявшись на локте, смотрел на нес и улыбался, и она улыбнулась ему в ответ, и он нежно коснулся поцелуем ее лба, зная, что вправе быть с ней еще и еще — всю жизнь.
— Не хочешь задержать меня подольше? — кокетливо спросила Эльвина.
— Мы будем вместе до конца дней, колдунья. Вот тебе наказание за твое колдовство. Придется тебе смириться с жизнью жены грубого и не слишком знатного барона, делить с ним постель и рожать ему сыновей. Не жалеешь теперь, что обрекла себя клятвой на такую жизнь?
— Ты ведь всего лишь поклялся охранять и защищать меня. Ни слова о любви не говорил. Как же случилось, что мы оказались женаты? — спросила Эльвина, соблазнительно поведя плечом.
— Я поклялся защищать тебя до тех пор, пока ты будешь во мне нуждаться, а ты поклялась хранить мне верность все это время. Эта клятва ничем не хуже других, но мы повторим ее, на этот раз как положено. Не хочу, чтобы церковники вдруг передумали. — Филипп накрыл ладонью ее грудь и улыбнулся. — Так ты выйдешь за меня?
— Если это нужно для того, чтобы удержать тебя подле себя, я готова. Ты просишь меня о таком скучном, утомительном деле, но…
— Чертовка! — воскликнул Филипп, и оба засмеялись.
Официальная церемония проводилась в небольшой лондонской церкви в присутствии только близких знакомых и друзей, а также короля и королевы. Юная невеста была прелестна в своем одеянии из отороченного мехом шелка цвета слоновой кости, подхваченного золоченым поясом. Роскошные волосы невесты были убраны под кружевной чепец — подарок королевы. Смуглый высокий и широкоплечий мужчина рядом с ней в бежевой с золотом накидке и темно-зеленой тунике светился счастьем, не отрывая взгляда от похожей на серебряный луч женщины рядом с собой. Только после того, как клятвы были произнесены и пара пошла к выходу, стал заметен животик невесты. Однако гордость жениха и та радость, с которой он принимал поздравления, непреложно свидетельствовали о том, что этот брак совершался по обоюдной любви.
Эльвина осыпала королеву словами благодарности, и Элеонора с ласковой улыбкой и явным удовлетворением приняла их.
Взяв Эльвину за левую руку, а Филиппа за правую, Генрих обратился к жениху:
— Это я отдал ее тебе, Сент-Обен.
Филипп в ответ лишь вздернул бровь. Если бы не он, Генрих никогда бы и не узнал о существовании Эльвины. Но король оставался королем, и Филипп не стал нарушать торжественности момента, благодарно поклонившись.
— Земли Данстона и Сент-Обена граничат друг с другом, так что твой надел оказался куда больше, чем у многих моих вассалов. Я хочу, чтобы ты на своей земле проводил в жизнь установленные мною законы и порядки. Поскольку граф Данстон умер, не оставив наследников мужского пола, я вправе наделить этим титулом любого по своему выбору. И я нарекаю графом Дан стоном того, кто женат на дочери графа Данстона. Леди Эльвина также заслуживает титула графини.
Эльвина присела в низком реверансе, благодаря короля за оказанную честь, но огонек в ее глазах послужил Филиппу знаком взять слово прежде, чем заговорит эта дерзкая девчонка. Со временем она привыкнет к субординации, но до поры за ней нужен глаз да глаз, да и лучше вообще держать Эльвину подальше от двора и короля.
— Я польщен оказанной мне честью, сэр, — с почтением ответил Филипп.
Он обвел взглядом собравшихся: сэр Алек, Джон, верный оруженосец, сэр Джеффри, непривычно грустным взглядом провожавший невесту, Тильда с Чарльзом на руках, Гандальф и Элис, у которой в животе тоже рос ребенок. Все свободные, независимые люди, связанные с ним узами любви и дружбы. И еще их связывала общая земля, и он, Филипп, отныне обязан охранять их и помогать им. Большая ответственность, но он готов был принять ее.
— Благодарю, мой господин, — сказал Филипп, обнимая невесту за талию, и взгляд его остановился на лице любимой.
Эльвина подняла синие глаза, мгновенно угадав, о чем он думает, и, более не стесняясь присутствия королевских особ, обняла Филиппа за шею, притянув его голову к себе так, чтобы он поцеловал ее. Чтобы губы повторили обещание, данное взглядами.
Королева Элеонора, смеясь, посмотрела на своего царственного мужа, и они тихо удалились. Любовь, как всегда, победила.




Предыдущая страница

Ваши комментарии
к роману Ночные услады - Райс Патриция



Читать всем скучать не придется
Ночные услады - Райс Патрициянекая
1.08.2013, 7.51





Читать всем скучать не придется
Ночные услады - Райс Патрициянекая
1.08.2013, 7.51





Некая права,не соскучишься,интригующий роман наполненный любовью и страстью !
Ночные услады - Райс ПатрицияАйрис
1.08.2013, 9.36





Классный роман, в нем есть все. И страсть, и беды. Читайте, не пожалеете.
Ночные услады - Райс Патрициямона
4.08.2013, 18.19





А мне не понравился, он ее унижает,обзывает,все время насилует..........
Ночные услады - Райс ПатрицияАлла
5.08.2013, 18.41





великолепный роман. кто не любит жестокость проходите дальше. моя оценка 10 из 10
Ночные услады - Райс Патрициятатьяна
12.08.2013, 12.50





Роман интересный, читается на одном дыхании.
Ночные услады - Райс ПатрицияMarina
17.12.2013, 19.59





Слишком часто повторяется слово "шлюха" меня это раздражало, ну а в общем, читать можно.
Ночные услады - Райс ПатрицияТаня
24.02.2014, 1.11





М-дас. Жаль мужика... И папаша граф, видать странноватый был, помер где-то в повозке оставив ,весьма странно воспитанную и обученную дочечку.
Ночные услады - Райс ПатрицияВасилина
1.03.2014, 14.06





Очень понравилось.... два раза перечитала... посоветуйте что-то похоже...
Ночные услады - Райс ПатрицияАнна
6.04.2014, 20.01





Очень понравилось.... два раза перечитала... посоветуйте что-то похоже...
Ночные услады - Райс ПатрицияАнна
6.04.2014, 20.01





Ну, если бы гг постоянно не насиловал гг-ню, то вполне ничего. Но из серии по викингов и т.д. есть гораздо интересней романы.
Ночные услады - Райс Патрицияleka
8.04.2014, 15.02





вроде все есть в этом романе,чтобы было интересно читать,нооо не захватил меня.хотя я люблю такие романы.
Ночные услады - Райс Патрицияч
11.05.2014, 11.17





вроде все есть в этом романе,чтобы было интересно читать,нооо не захватил меня.хотя я люблю такие романы.
Ночные услады - Райс Патрициячитатель)
11.05.2014, 11.21





даже не знаю, что сказать. насыщенный роман. но как-то чего-то не хватило лично мне.
Ночные услады - Райс Патрициялёлища
30.10.2015, 18.44








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100