Читать онлайн Ночные услады, автора - Райс Патриция, Раздел - Глава 24 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ночные услады - Райс Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.33 (Голосов: 61)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ночные услады - Райс Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ночные услады - Райс Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Райс Патриция

Ночные услады

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 24

Эльвина проснулась, услышав голос. Мужской голос. Она вскочила, обнадеженная, но узнала деревенский выговор одного из людей Филиппа.
Эльвина торопливо накинула сетку. Тильда не позволяла ей подходить к двери, не скрывшись под покрывалом. Тильда обменялась несколькими короткими фразами со стражником и, прикрыв дверь, обернулась к своей подопечной. Она выглядела встревоженной.
— Что такое, Тильда? Мне показалось или вы говорили о том, что Марта вернулась?
Тильда молча кивнула. Еще тревожнее ей стало, когда Эльвина, схватившись за живот, опустилась на кушетку. Леди Ферфакс потеряла не одного ребенка из-за выкидышей а Эльвина фигурой пошла в мать. Длинные путешествия верхом явно не шли ей на пользу, да и нервничала она последнее время слишком много.
— Ты как? — тихо спросила Тильда, словно и не услышав вопрос Эльвины.
— Со мной все хорошо. Только вот ребенок беспокоится. Наверное, будет еще один мальчик. — Эльвина пол хватила на руки своего непоседу малыши, с радостным криком ползущего к ней по полу. — Филипп может подарить мне множество сыновей. Так как насчет Марты?
Не надо было смотреть на Эльвину, чтобы знать: ее глаза светятся любовью и гордостью. Рожать Филиппу сыновей — вот, казалось, ее основное предназначение. Судьба обошлась с ней жестоко, лишив ее этого счастья.
— Марта появилась в замке ночью. Никто не знает, как она исчезает и как появляется. Пока ты спала, наши люди пытались выяснить, что ей известно. Все хотят знать, жив Филипп или нет.
— И что им удалось узнать? — упавшим голосом спросила Эльвина.
— Только то, что Марта в дурном расположении духа, а леди Равенна замкнулась в себе еще больше, чем обычно. Даже Марту к себе не пускает. Если хочешь знать мое мнение, жена сэра Филиппа не в своем уме.
Эльвина прошептала благодарственную молитву.
— Значит, Филипп жив. Сдается мне, Марта побывала в Уайтхолле, но только у нее ничего не получилось, иначе она была бы в лучшем настроении. А леди Равенна бесится из-за того, что скоро потеряет Данстон. Тильда, — внезапно нахмурившись, спросила Эльвина, — какая сегодня луна?
— Никогда на такие вещи не обращала внимания. Понятия не имею.
Эльвина не могла объяснить, почему задала этот вопрос, но фаза луны внезапно приобрела для нее особое значение.
— Спроси, пожалуйста. Среди язычников, населяющих этот замок, наверное, кто-то должен знать.
— Спрошу у кухарок, когда пойду за едой для тебя.
Тильда отправилась на кухню и скоро вернулась с блюдом жареной дичи и несколькими маленькими яблочками. Эльвина носила Чарльза на руках и напевала ему песенку о любви, которую выучила, слушая трубадуров Элеоноры.
— Вижу, ты уже завоевала сердце малыша, — ласково пробормотала Тильда.
— Родная кровь, — заметила Эльвина, принимаясь за еду. — Чарльз — мой сын, и его у меня никому не отнять. Нам суждено было найти друг друга.
Невзгоды не подорвали ее дух.
— Так ты узнала, что там с луной? — вновь поинтересовалась Эльвина.
— Сегодня полнолуние, — ответила Тильда. Эльвина задумчиво кивнула, припомнив иную ночь, ужасную и таинственную, когда ее принесли в жертву каким-то неведомым божествам. Тогда тоже было полнолуние. В этом она видела некое предзнаменование. Возможно, если разгадать связь, то многое в странном поведении леди Равенны станет очевидным.
— Хорошо, что сегодня мы уедем отсюда. Проследи, чтобы наши люди не ели и не пили ничего, кроме того, что готовят сами. Скажи им об опасности. Без их помощи нам не выбраться из замка.
Эльвина осталась в детской, а Тильда отдавала распоряжения. Марта находилась в замке, и не стоило попадаться ей на глаза. Старая ведьма знала, что Эльвина покинула Лондон, и ее не проведешь: тут не помогут ни каблуки, ни сетка, скрывавшая лицо. С каждым часом тучи все более сгущались, тревога усиливалась.
Эльвина чувствовала, что затевается нечто страшное. Тильда вернулась и сказала, что все идет как надо, но в ее тоне не было уверенности.
— Марта и леди Равенна заперлись вдвоем, — добавила она, — но ничего необычного в этом нет. В замке оживление: какие-то люди приходят и уходят, но ворота в Данстоне никогда не держали на замке. К тому же в деревне сегодня ярмарка. Вроде бы все это нам на руку, но мне почему-то кажется, что назревает беда.
— И что за люди пришли в замок? — спросила Эльвина, с трудом сдерживая волнение.
Тильда не знала, как описать гостей Данстона. Если Эльвина ожидала прибытия королевских войск или сподвижников Филиппа, то ее ждало разочарование.
— Среди гостей Данстона есть и благородные господа, но на друзей они не похожи. Держатся в замке по-хозяйски, как дома, хотя леди Равенна даже не вышла их встретить. К тому же многие прячут лица под капюшонами, что, согласись, тоже не очень естественно.
Страх овладел Эльвиной. Словно наяву она слышала свистящий шепот леди Равенны и заклинания на чужом языке. Люди в черных одеждах с надвинутыми на лицо капюшонами. В замке были те, кто видел ее обнаженной, привязанной, словно агнец на заклание, к жертвенному камню. Эти люди видели все, они узнали бы Эльвину, тогда как она лишь догадывалась об их присутствии, но не видела лиц. Воины ада с извращенным умом и извращенными наклонностями вновь собрались в этих стенах. Удастся ли на сей раз избежать злобных чар или ей суждено спуститься в ад?
Нет, нельзя поддаваться суевериям. Итак, в замке посторонние. Враги, а не друзья. Сбежать будет труднее, и все же возможно. Как бы там ни было, бежать надо до наступления ночи, пока Марта не изобрела какой-нибудь способ удержать их в замке, если, конечно, путь не отрезан уже сейчас.
Настали сумерки, и все в замке стихло. Эльвина решила было, что звенящая тишина — плод ее фантазий, но и Тильда насторожилась. Она вышла проверить, что происходит. Коридоры были пусты. Сэр Энтони стоял на карауле у дверей детской, но более — никого. Если бы по каким-то причинам воины Филиппа решили лечь пораньше, то в замке должны были остаться слуги. А тут тишина — ни звука шагов, ни рычания собак, грызущихся из-за костей.
Не в силах ждать дольше, Эльвина обратилась к караульному:
— Сэр Энтони, вы знаете расположение комнат в башне, где остановился сэр Филипп, когда прибыл сюда впервые?
Юный рыцарь широко улыбнулся.
— А как же! Сэр Филипп поставил меня на караул у дверей его комнаты, сказав, что самая прекрасная девушка будет искать там убежища. Помните, как я придержал вам дверь?
Эльвина покраснела до корней волос.
— Помню. Так, значит, вы знаете башню. Она заперта?
— Заперта изнутри, но не вижу, почему бы нам не выйти через нее, — ответил он, мгновенно догадавшись о намерениях Эльвины и явно одобряя ее решение. — Там никого нет. Я знаю лаз — вынимаешь камень, вот тебе и проход.
— Отлично. Вы поведете Тильду. Она возьмет ребенка. А я попытаюсь спуститься вниз и посмотреть, что с остальными.
Тильда и Энтони начали возражать, но Эльвина не уступала. Если Филипп приедет сегодня ночью, она должна позаботиться о его безопасности.
Едва ли она убедила Тильду и Энтони, но добавить ей было нечего. Эльвина чувствовала: в Данстоне что-то не так, — и не намерена была покидать его, не выяснив, в чем дело. Но ребенка необходимо было немедленно доставить в безопасное место.
— Я выйду через парадный вход и буду ждать вас у ворот, если все будет в порядке. Если я не появлюсь, отправляйтесь без меня, но позаботьтесь о том, чтобы у ворот остался надежный караульный, который выпустил бы меня из замка, когда я буду готова.
Несколько успокоенные тем, что Эльвина задерживаться не собирается, Тильда и Энтони сдались. Тильда взяла ребенка и кое-что из вещей и отправилась следом за Энтони. Эльвина смотрела им вслед, пока фигура Тильды не слилась с темнотой, а затем направилась к широкой лестнице, ведущей в зал.
Факелы там едва горели. Тьма затаилась в углах. Люди за столом и вдоль стен, где обычно спали перебравшие вина рыцари, были едва различимы. Стояла мертвая тишина. Эльвина на цыпочках вошла в зал, настороженно прислушиваясь к каждому звуку.
Первым, на кого наткнулась Эльвина, был один из воинов Филиппа. Упав головой на стол, он лежал неподвижно. Ни жива ни мертва от страха, Эльвина дотронулась до его руки. Теплая. Облегченно вздохнув, она нащупала пульс у него на шее. Он был жив, лишь спал как убитый.
Дураки! Они не послушали ее. Увидев рядом со спящим почти пустую кружку, Эльвина понюхала ее. Конечно же, их опоили сонным зельем. Даже собаки, и те спали. То зачем понадобилось усыплять несчастных зверей? Что происходит? Что задумали эти ведьмы?
И словно в ответ на ее вопрос раздался ритмичный звук, тот самый, что заставлял ее просыпаться в холодном поту все это время. Она скорее почувствовала его, чем услышала. Звук исходил от стен, потолка, пола, эхом отдавался в пустых коридорах. Что-то сильнее Эльвины тянуло ее на звук. Она шла, завороженная и ослепленная, следуя таинственному призыву, исходящему, должно быть, из самой бездны.
Эльвина схватила кинжал, возвращенный ей Тильдой. Так, словно дар отца мог дать ей силу противостоять зову ада, она заклинала себя бежать отсюда, не ожидая, пока распахнутся ворота преисподней, но ноги сами несли ее к гибели. Источник звука приближался.
Если в Сент-Обене попасть на кухню можно было непосредственно из зала, то здесь, выйдя в боковой проход, Эльвина оказалась в коридоре со множеством ответвлений, ведущих в разные каморки и прочие помещения замка. Один из таких коридоров вел в подвал, расположенный под донжоном. Когда-то там была темница, а теперь хранили вино. О том, какие чудовищные пытки терпели несчастные, заточенные в этот подвал во времена междуусобицы, слухи ходили самые невероятные. Слуги обходили это зловещее место стороной, дабы призраки замученных не преследовали их. Может, поэтому сегодня не слышно слуг? Может, призраки мучеников выходят на охоту в полнолуние? Не стоило искушать судьбу, но…
Эльвина продолжала двигаться вперед, подчиняясь ритму заклинаний, доносившихся из бывшей темницы. Где-то вдали брезжил свет. Ритм учащался, голоса звучали громче, но в звуках не слышалось того безумного экстаза, который, как она помнила, охватил и тех, кто смотрел, и ее, корчившуюся на алтаре. Какую девственницу приносили в жертву неведомым божествам сегодня? В силах ли она остановить их? А может, на сей раз сюда призвали силы ада, чтобы отстоять Данстон?
Не вполне сознавая, что делает, Эльвина взялась за щеколду обитой досками двери, ведущей в подвал. Казалось, доски вибрируют в том же ритме, что и голоса за дверью. И вдруг дрожь необычного возбуждения прокатилась по телу Эльвины. Она почувствовала себя заодно с теми, кто скандировал заклинания. Безумием было идти туда, но она не могла не идти.
Вверху слабо мерцал огонек. Внизу — море зажженных свечей. Эльвина, держась руками за стены, спускалась по узкой винтовой лестнице. Голова гудела, ее распирало от жутких ритмичных звуков. Эльвина зажала руками уши, но это не помогало. Медленно, но верно она шла вниз.
И вот наконец, Эльвина увидела людей в капюшонах.
Леденящий страх сжал ей сердце. Они не видели ее. Взгляды их были устремлены на что-то, что мешала ей рассмотреть винтовая лестница, устремленная вверх. Были это люди из плоти и крови или демоны ада? А может, это просто видение, и, стоит ей очнуться от наваждения, все исчезнет: и свечи, и зловещие фигуры, и эти невыносимо притягательные и страшные звуки?
Пройдя еще полвитка спиралевидной лестницы, Эльвина остановилась. Странный запах ударил ей в ноздри. Отчего-то он казался смутно знакомым. Здесь курили благовония, и фимиам густыми клубами витал в воздухе. Белый дым заполнял пространство, так что даже в свете множества свечей нельзя было ничего разглядеть ясно. Дым усиливал ощущение нереальности. Все происходило как во сне.
Держась за стены, Эльвина покачивалась то ли от дурманящего аромата, то ли в ритм заклинаниям и тщетно пыталась понять, что с ней происходит. Она чувствовала, как ею овладевает желание, требующее немедленного утоления. Желание столь острое, что она боялась погибнуть, если тотчас не окажется в объятиях Филиппа.
Время словно пошло вспять. Тот давний кошмар вернулся. Собственное тело предавало ее так же, как предало тогда. И тут взгляд Эльвины наткнулся на то, что составляло объект церемонии. Ужас от увиденного мгновенно отрезвил ее.
В дальнем конце зала возвышалось нечто вроде помоста, задрапированного чем-то белым. По обеим сторонам помоста горели факелы, освещая тех, кто находился на нем, и оставляя в тени все остальное.
Сама леди Равенна возлегла на жертвенном алтаре. Эльвина не знала, какое безумие овладело сознанием хозяйки Данстона, но она прекрасно видела, кто овладел ее телом. Тот, с кем она слилась в бесстыдном объятии в призрачном свете факелов, почти не походил на человеческое существо.
Между тем ритм становился все настойчивее, все ближе к крещендо, столь хорошо ей знакомому. Факелы вспыхнули ярче одновременно с тем, как существа на помосте закричали в экстазе под глухой одобрительный рев зрителей.
Итак, не было ни жертвы в виде невинной девственницы, ни войны миров, а значит, надо убираться отсюда подобру-поздорову. Эротическое наваждение развеялось. Судя по тому, что увидела Эльвина сегодня, в ту достопамятную ночь Филипп был жертвой, столь же невинной, как и она сама. Он не был виноват в том, что делал с ней. Эльвина поднялась на ступень лестницы, собираясь уйти, но чья-то сухая рука схватила ее за плечо, и зловещий шепот произнес у ее уха:
— Не торопись уходить, леди Эльвина. Ты следующая. Как ты думаешь, что сделает с тем ублюдком, которого ты носишь в животе, этот бык? Члены нашего сообщества до сих пор не имели счастья насладиться подобным зрелищем. Они очень порадуются, увидев, как ты выкинешь недоноска благородного происхождения у них на глазах. Может, это настолько возбудит их, что они захотят попробовать тебя по очереди? Но если это и случится, вряд ли объект их похоти доживет до того, чтобы кому-то поведать об этом.
Эльвина обернулась и увидела алтарь. Обряд продолжался. При мысли о том, что похотливое существо, слившееся с леди Равенной, вот так же овладеет и ею, по спине Эльвины пробежала дрожь.
Конечно же, Марта заманила ее в западню. Марта знала, что, отведав наркотик раз, отказаться уже невозможно: этот ритм, этот дым тянет к себе. И Марта сейчас подала знак кому-то в черном с головы до пят. Это черное привидение, подхватив Эльвину под другую руку, повело ее сквозь потную полунагую совокупляющуюся массу. Голос Марты в ее ушах звучал как заклинание. Эльвина словно вернулась в прошлое, к безнадежным и большей частью прожитым в забытье месяцам своей первой беременности. Случилось то, что уже как-то было с ней: душа отделилась от тела, и Эльвина словно парила над собственным телом, идя к жертвенному алтарю безропотно и покорно.
Словно со стороны и не без любопытства смотрела она, как некий мужчина, явно из числа господ, снимает черный плащ, обнаружив под ним голое волосатое тело и, повалив на пол обнаженную молодку, тут же, на глазах у всех, берет ее. До сих пор Эльвине не приходило в голову, что некоторые из участников действа были женского пола. Но все обстояло именно так. И тогда, и сейчас Данстон не испытывал нехватки в порочных женщинах.
Эльвину тянули сквозь толпу, а в это время чьи-то руки сорвали с ее лица сетку и начали разрывать многочисленные одежды, менявшие ее облик. Но, как ни странно, Эльвина относилась к происходящему совершенно безучастно. Все ее внимание сосредоточилось на том, что происходило на алтаре. Как ни старалась она очнуться от кошмара, взгляд все равно устремлялся туда. Еще немного, и она окажется там: жуткая казнь приближалась.
И вдруг, словно наяву ощутив, как ее пронзает боль, Эльвина очнулась. В первый раз она едва не погибла. Но тогда с ней был человек, которого Эльвина сама для себя выбрала. На этот раз, если бы даже тело выдержало пытку, душа не перенесла бы осквернения.
Существа на алтаре ревом известили собравшихся о том, что их потребности удовлетворены, и толпа ответила похотливым хором. Эльвина, закричав что есть силы, вырвалась из старушечьих лапок Марты, выхватила кинжал и воткнула его в живот второго существа, завернутого в черный плащ.
Крик умирающего пронзил тягучий от дыма воздух и заклинания смолкли. Эльвина, отпихнув ногой мертвое тело, воспользовалась замешательством и помчалась к выходу.
Одетая лишь в белую нижнюю рубашку, она походила на серебристую свечку — единственный светлый огонек в этом царстве тьмы. Какой-то мужчина с факелом в руке схватил ее за руку. Вновь клинок взметнулся в воздух и вонзился в тело, неся смерть. Эльвина выхватила факел из рук умирающего и теперь использовала огонь как щит. Кто-то по неосторожности подошел к ней слишком близко, и роба его вспыхнула. Толпа отхлынула. Эльвина прижалась к каменной стене и в отчаянии огляделась, ища выход.
Темные фигуры бросились вверх по лестнице, по которой она спустилась в этот подвал, кто-то продолжал биться на полу в экстазе: одурманенный мозг не воспринимал опасность, а пламя тем временем уже лизало края одеяний. В глазах иных, обращенных на Эльвину, горела нечеловеческая похоть, распаляемая истерическими криками Марты. Эльвина понимала, что если не найдет выхода сейчас же, ей придет конец.
Размахивая факелом и выставив перед собой кинжал, Эльвина двигалась вдоль стены. Гул нарастал: люди визжали, кричали, ревели — от боли, нетерпения и ярости. Кто-то, спасаясь от огня, налетел на сосуд с вином и опрокинул его. Красная, похожая на кровь жидкость потекла по полу. Тут же нашлись желающие угоститься. Завязалась драка. Оргия превратилась в сплошное безумие.
Эльвина едва удерживала факел: пальцы жгло, глаза разъедал дым. Она с трудом различала тех, кто подступал к ней. Но зловещих, в черных плащах с капюшонами людей становилось все больше. Она сама боялась сойти с ума.
Эльвина услышала тревожный крик Марты как раз в тот момент, когда сделала очередной шаг вдоль стены и ступня ее повисла в пустоте. Едва не упав, Эльвина чуть подалась в сторону и вдруг поняла, что находится в длинном узком коридоре. Быть может, это путь к свободе? Отчаянно надеясь, что это так, она бросилась бежать по коридору.
За спиной послышался грохот — погоня. Проклятия, несшиеся ей вслед, усиливало эхо. Все пропало — ее неминуемо догонят. Какой-то безумец запустил в Эльвину флягой с вином. Она отскочила в сторону как раз вовремя: ударившись о каменную стену, фляга открылась, и содержимое стало быстро впитываться в земляной пол. Факел угасал. Вскоре от него будет мало проку, и тогда… И вдруг Эльвину осенило — она бросила факел в сторону фляги, из которой лилось крепкое вино. Огонь вспыхнул с новой силой. Теперь между ней и преследователями возникла завеса. Однако это не остановило разгоряченных похотью людей. Погоня лишь разжигала их. Перепрыгнув через огонь, многие из них продолжили преследование.
Задыхаясь, Эльвина оглянулась. Расстояние между ней и преследователями неуклонно сокращалось, а до спасительной свободы было все так же далеко, как в начале пути. И вдруг ужас обуял Эльвину: она поняла, что к ней приближаются с обеих сторон. Ловушка! Она бессильно оперлась о стену. И все же кровь многих поколений воинов не зря текла в ее жилах — Эльвина выбрала наилучшую позицию с точки зрения обороны.
Никто не спешил выйти в первые ряды. Они подбирались к ней, словно стая волков. Каждый оценивал свои шансы против острого клинка в руке отчаянной женщины. Огласив коридор боевым кличем Ферфакса, Эльвина отправила к праотцам первого, кто осмелился к ней подойти.
И словно в ответ, с дальнего конца коридора донесся такой же клич. Сердце Эльвины затрепетало от радости. Филипп! Но времени у нее в обрез. Что, если он опоздает? Пусть ее противники не вооружены, но они превосходят ее силой и численностью. Одного кинжала против всех недостаточно.
Эльвина завизжала — они наступали все разом. Клинок, в последний раз проткнувший чью-то плоть, был выбит у нее из рук. Чьи-то мясистые лапы подхватили Эльвину и подняли над землей Она отчаянно отбивалась босыми ногами, ибо туфли, купленные у королевского пажа, потеряла давным-давно.
Врата ада открылись перед ней. Эльвина отчаянно закричала. Где-то неподалеку шла битва, но судьба, казалась была предрешена. Она укусила что есть мочи руку, зажавшую ей рот, и изо всех сил дернула за волосы того, кто тащил се. Удар ногой в пах пришелся как нельзя более кстати, обезвредив одного из врагов, но его тут же сменил другой.
Где-то рядом сталь билась о сталь, и этот звук внушал надежду, которая удвоила ее силы. Однако Эльвина понимала, что надолго ее все равно не хватит. Впереди занималось пламя, сзади кто-то кричал, но те, кто удерживал Эльвину, не внимали предупреждениям, унося ее все дальше от места битвы.
Но удача сопутствовала Эльвине. Захвативших ее невооруженных мужчин окружили рыцари с мечами и в кольчугах. Холодная сталь решала исход сражения. Эльвина радостно вскрикнула и почти без чувств упала на грудь Филиппа.
Происходившее потом потонуло в тумане. Она слышала, как Филипп отдавал команды, перемежая их с руганью и проклятиями. Кажется, он брал пленников, но точно Эльвина не помнила — отравившись дымом, она потеряла сознание.
Свежий воздух защекотал ноздри и привел ее в чувство, но не вполне, ибо реальность, наполненную руганью и криками, она воспринимала смутно. Единственной осязаемой и осознаваемой реальностью были руки Филиппа, его тело, запах и голос.
— Шовен! — кричал он. — Иди сюда. Найди плащ — она дрожит от холода.
В объятиях Филиппа Эльвина не чувствовала холода, но в словах его было зерно истины — после жаркой духоты подвала холод октябрьской ночи пробирал насквозь. Она крепче обняла Филиппа за шею.
— Дурочка, — пробормотал Филипп, на этот раз ласково, и, взяв у монаха в серой робе плащ, укутал Эльвину, высвобождаясь нежно, но настойчиво из ее объятий. — Шовен, присмотри за ней. Если посмеет двинуться отсюда, свяжите ее. Я должен заняться остальными.
— Ты не вернешься в этот ад! — в гневе крикнула она Филиппу. — Они заслужили свою судьбу. Предоставь их самим себе, Филипп!
Филипп и Шовен обменялись взглядами. Шовен крепко держал Эльвину.
— Те, кто грешит, ответят за свои деяния, но Филипп не может позволить своей жене погибнуть, не попытавшись спасти ее. Ты-то должна понять, — начал увещевать ее монах.
Но Эльвина яростно замотала головой. — Нет, вы не понимаете, о чем я! Шовен, остановите его! — завопила она, заметив, что Филипп направляется к задымленному донжону. — Если его жена еще не погибла, то, увидев, что происходит, он сам убьет ее и возьмет на душу смертный грех! Шовен, прошу вас!
— Тогда давай помолимся о том, чтобы она умерла своей смертью, ибо нам не дано остановить его — он человек чести.
Эльвина со слезами смотрела, как Филипп идет в ад. Шовен был прав. Филипп должен поступать так, как считает нужным.
Внезапно подняв взгляд вверх, к вершине башни, освещенной изнутри огнем пожара, Эльвина увидела нечто, заставившее ее вскрикнуть. Филипп, услышав ее голос, тоже поднял глаза. На крыше, защищенной зубцами стен, кто-то стоял. Шовен крепче сжал руку Эльвины.
У этой призрачной тени были длинные, черные волосы, по которым легко было узнать леди Равенну. На ней был черный плащ, но капюшон откинут и полы распахнуты. Плавно и гордо, как королева, она шла к смотровой башне посреди площадки, исторгая страшные ругательства, и жуткие слова, подхваченные ветром, разносились по округе. Проклятия эти она призывала на головы тех, кто пришел отнять у нее Данстон.
Но не безумие ее слов и не странный вид благородной дамы заставил Эльвину вскрикнуть, а Филиппа остановиться. Одежду леди Равенны лизало пламя. Ветер раздувал его сильнее и сильнее, но она не обращала внимания на разгул стихии и, видимо, не чувствовала боли.
Филипп нырнул было в потайную дверь, ведущую в донжон, но на этот раз сам Шовен остановил его:
— Вернись, Филипп! Ты не успеешь! Стены рушатся!
Слово Шовена обладало силой убеждения. Филипп оглянулся — и как раз вовремя. Он едва успел, схватив Эльвину за талию, оттащить ее подальше от опасного места и на ходу отдал приказ своим людям забирать пленных и бежать от камнепада. Вассалы Филиппа повиновались, но, убегая прочь с проклятого места, продолжали смотреть наверх, на площадку башни, где разворачивалось завораживающее жуткое действо.
Пламя охватило безумную, отчаянно жестикулирующую женщину, но она словно не чувствовала жара. Между тем еще одно создание поднялось на площадку, очевидно, пытаясь спасти несчастную. Филипп прижал Эльвину к себе, стараясь оградить ее от жуткого зрелища. Две фигуры наверху старинной башни, растрескавшейся от жара, слились в борьбе. Эльвина прижалась лицом к груди Филиппа, не желая видеть неизбежного.
Верная Марта пыталась стащить со своей госпожи горящую одежду. У самых ног двух женщин появилась большая трещина. Она росла угрожающе быстро, но ни та, ни другая ничего не замечали. Филипп прижал Эльвину к себе сильнее, но она взглянула наверх и увидела, как Марта, сорвав со своей госпожи горящую одежду, сама занялась пламенем, а леди Равенна, споткнувшись, полетела вниз через растрескавшийся парапет. Еще мгновение Марта горела на площадке башни, пока та с грохотом не обрушилась вниз, похоронив под собой леди Равенну и Марту.
Но иной гром, сливаясь с шумом летящих камней, донесся с неба. Еще миг, и пораженные зрители стали свидетелями странного явления — грозы посреди ясного и холодного октябрьского неба. Вслед за раскатами грома небо пролилось дождем — разверзлись хляби небесные.
Много лет спустя продолжали ходить слухи об этом противоестественном ливне: люди с благоговейным страхом говорили о громе небесном и дожде, что пролился на тех, кто видел падение башни, ставшей обителью зла. В эту ночь пришел конец злодейству и колдовству, и церковь на следующий день обрела множество истинно уверовавших, а количество прихожан в окрестностях Данстона, являвшихся к мессе по святым дням, возросло более чем вдвое.
Накинув капюшон на голову Эльвины, Филипп велел монаху отвести ее в замковую часовню. На этот раз Шовену не пришлось уговаривать Эльвину оставить Филиппа, чтобы тот отдал последний долг женщине, носившей его имя, и предать земле ее тело.
Эльвина молча последовала за Шовеном. После ужасов и потрясений этой ночи хотелось быть поближе к Богу, моля у него прощения за грехи и надеясь, что Он ниспошлет ей утешение в ее горестях.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Ночные услады - Райс Патриция



Читать всем скучать не придется
Ночные услады - Райс Патрициянекая
1.08.2013, 7.51





Читать всем скучать не придется
Ночные услады - Райс Патрициянекая
1.08.2013, 7.51





Некая права,не соскучишься,интригующий роман наполненный любовью и страстью !
Ночные услады - Райс ПатрицияАйрис
1.08.2013, 9.36





Классный роман, в нем есть все. И страсть, и беды. Читайте, не пожалеете.
Ночные услады - Райс Патрициямона
4.08.2013, 18.19





А мне не понравился, он ее унижает,обзывает,все время насилует..........
Ночные услады - Райс ПатрицияАлла
5.08.2013, 18.41





великолепный роман. кто не любит жестокость проходите дальше. моя оценка 10 из 10
Ночные услады - Райс Патрициятатьяна
12.08.2013, 12.50





Роман интересный, читается на одном дыхании.
Ночные услады - Райс ПатрицияMarina
17.12.2013, 19.59





Слишком часто повторяется слово "шлюха" меня это раздражало, ну а в общем, читать можно.
Ночные услады - Райс ПатрицияТаня
24.02.2014, 1.11





М-дас. Жаль мужика... И папаша граф, видать странноватый был, помер где-то в повозке оставив ,весьма странно воспитанную и обученную дочечку.
Ночные услады - Райс ПатрицияВасилина
1.03.2014, 14.06





Очень понравилось.... два раза перечитала... посоветуйте что-то похоже...
Ночные услады - Райс ПатрицияАнна
6.04.2014, 20.01





Очень понравилось.... два раза перечитала... посоветуйте что-то похоже...
Ночные услады - Райс ПатрицияАнна
6.04.2014, 20.01





Ну, если бы гг постоянно не насиловал гг-ню, то вполне ничего. Но из серии по викингов и т.д. есть гораздо интересней романы.
Ночные услады - Райс Патрицияleka
8.04.2014, 15.02





вроде все есть в этом романе,чтобы было интересно читать,нооо не захватил меня.хотя я люблю такие романы.
Ночные услады - Райс Патрицияч
11.05.2014, 11.17





вроде все есть в этом романе,чтобы было интересно читать,нооо не захватил меня.хотя я люблю такие романы.
Ночные услады - Райс Патрициячитатель)
11.05.2014, 11.21





даже не знаю, что сказать. насыщенный роман. но как-то чего-то не хватило лично мне.
Ночные услады - Райс Патрициялёлища
30.10.2015, 18.44








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100