Читать онлайн Ночные услады, автора - Райс Патриция, Раздел - Глава 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ночные услады - Райс Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.33 (Голосов: 61)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ночные услады - Райс Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ночные услады - Райс Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Райс Патриция

Ночные услады

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 22

Услышав стук в дверь, Филипп пробормотал что-то невразумительное. Одетый, он полулежал на кушетке, опираясь о стену: по правую сторону меч, по левую — фляга с вином. Филипп точил меч, медленно потягивая вино, хотя ему хотелось крушить и убивать направо и налево, а потом напиться до бесчувствия и уснуть на развалинах. Ни один человек в здравом рассудке не постучался бы в этот час к тому, кто наутро должен сражаться на турнире.
Посетитель отличался завидной настойчивостью, и Филипп, крикнув: «Чего надо?» — и не подумал подняться. Ему было не до гостей. Вот уже не один час он сражался с навязчиво возникавшей перед глазами картиной: Эльвина лежит в его объятиях. Филипп пытался заменить эту картину иной, представляя, как убивает ненавистного Раймонда, но осуществить замещение удавалось не вполне.
— Милорд, к вам посетитель. Это срочно, — из-за запертой двери отозвался паж.
Филипп неохотно встал, решив, что из позднего визита можно извлечь пользу. Отвлечься не помешает. По крайней мере будет на ком сорвать злость. Взяв на всякий случай в руку меч, он пошел отпирать.
Филипп стоял как громом пораженный. Он не знал, верить ли своим глазам: ведь перед ним была женщина, чудом материализовавшаяся из тех видений, которые преследовали его. Филипп любовался прекрасным лицом, синими глазами, прикрытыми длинными черными ресницами, розовыми полными губами, но при этом он не отходил от двери и не приглашал гостью зайти.
— Что ты тут делаешь? — хриплым, исполненным желания голосом спросил он, наконец придя в себя. Неужели она не понимает: стоит ей приблизиться хоть на дюйм, и он потеряет власть над собой?
— Филипп, впусти меня. Меня могут увидеть, — шептала Эльвина. Под его взглядом кровь в ней закипела. Она сама изнемогала от желания. Как Филипп этого не понимает?
— Ты в платье, которое я прислал тебе, — пробормотал Филипп, не двинувшись с места. — Оно идет тебе.
— Ты?! Я думала, оно от королевы. Я еще удивилась: странно, отчего все эти наряды так хорошо сидят на мне.
— Я хотел, чтобы ты была одета по-королевски, но они отняли тебя у меня до того, как я успел что-то предпринять. Портнихе пришлось довольствоваться тем, что я ей принес: грубой шерстью из сундуков матушки. Но синее платье удалось на славу — именно таким я его себе и представлял. В нем ты похожа на наяду, выступающую из вод.
Сегодня с ним происходило что-то не то. Он был разговорчив, более того, красноречив. Может, Филипп обезумел от горя?
Он протянул руку и погладил светлую прядь ее волос. Руки его сами тянулись к ней, еще немного, и он сойдет с ума. Сердце Филиппа сжалось от боли. Словно боясь обжечься, он отдернул руку и ухватился за дверной косяк.
Воодушевленная необычно ласковыми словами Филиппа, Эльвина улыбнулась так, словно хотела подарить ему всю себя, свое сердце.
— Пригласи же меня войти, чтобы как следует полюбоваться своим подарком, — тихо шепнула она. — Здесь темно и холодно, к тому же нас могут подслушать, а то, что я хочу сказать тебе, должен услышать лишь ты один.
— Эльвина, — застонал Филипп, — знаешь ли ты, чего стоит мне моя сдержанность? Знаешь ли ты, как сильно я хочу прижать тебя к себе? Не искушай меня более. Позволь проводить тебя в башню.
Слова ее и улыбка жгли его, он боялся, что погибнет в этом огне. Смотреть на ту, которая более не принадлежит ему, и думать о том, где взять сил, чтобы захлопнуть перед ней дверь, не поддавшись искушению, все равно что отрезать себе руку или выколоть глаз.
Эльвина зашла так далеко не для того, чтобы пойти обратно. Все, что останется ей до конца дней, — эта ночь. Потом, став женой другого, она будет хранить ему верность, следуя общепринятой морали. Но сегодняшняя ночь — слишком драгоценный дар, чтобы думать о таких мелочах, как верность несуществующему супругу. Да и что такое общественная мораль? До сих пор они с Филиппом открыто попирали ее и были счастливы. С тихим вздохом Эльвина поднесла руку к его лицу.
Пробормотав проклятие, Филипп сгреб ее в охапку и прижал к себе, увлекая за собой в комнату. Дверь с шумом захлопнулась. Соблазнительный аромат, который преследовал Филиппа ночами, окутал его. Он чувствовал, как бьется ее сердце, и ладони его сами заскользили вверх и вниз по ее спине. Филипп более не сомневался, что сердца их бьются как одно и его сердце последует за ней, куда бы она ни отправилась, оставив в груди зияющую рану.
— Филипп! О Филипп! — шептала Эльвина, когда он поднял ее, покрывая жадными поцелуями ее лицо и шею. — Если бы я имела больше, чем эту ночь, как много я сказала бы тебе!
— Эльвина, так нам будет только хуже. Не знаю, как ты нашла дорогу сюда, но тебе следует вернуться. Больше ты мне не принадлежишь.
Она закинула руки ему на шею, нежно перебирая черные волосы.
— Нет! — Эльвина подняла глаза. — Ты должен подарить мне эту ночь. Раньше я не понимала, что такое расставаться навсегда, но теперь знаю, что эта ночь — все, что у нас с тобой есть. Так давай же попробуем извлечь из нее лучшее. Я столько всего не сказала тебе. Я твоя. Я всегда буду твоей. Помни об этом.
— Эльвина, что ты делаешь со мной! Если я сейчас тебя поцелую, то уже не смогу остановиться.
— Филипп, один раз в жизни я заставлю тебя выслушать меня, даже если мне придется забраться на башню и кричать оттуда на весь свет! Завтра тебя могут убить, а ты отказываешь мне в последней возможности любить тебя? Не знаю, кто из нас больший глупец — ты со своей честью или я со своей любовью к тебе, недостойному!
— Так ты для этого сюда пришла? Боишься, что негодяй Раймонд одолеет меня в битве? Вот уж не стану тебя за это благодарить.
— Филипп, когда-нибудь ты поймешь, что мозгов у тебя куда меньше, чем спеси, если, конечно, доживешь до этого дня! Раймонд не намерен драться честно. Он прибыл от Марты с какой-то зловещей миссией, иначе его вообще здесь не было бы.
— Ты хочешь, чтобы я сдался без боя? — Филипп подвинул флягу к кровати. Каким бы противным ни казался вкус этого пойла, сейчас ему необходимо было выпить, не то он никогда не вернет на женскую половину королевскую подопечную.
Эльвина взглянула на флягу и вспомнила иную ночь. Филипп был крепким мужчиной, и одна фляга не свалила бы его с ног, помешав драться, но внезапно возникшее предчувствие насторожило Эльвину.
— Откуда это вино, милорд? — спросила она.
— Не знаю. Фляга была здесь, когда я пришел в спальню. Но для королевских кладовых вкус у вина довольно странный. Король мог бы позволить себе что-нибудь получше. Слишком горчит.
— Горчит? — встревожилась Эльвина. — Сколько ты уже выпил?
— Видишь, я жив, значит, это не то, о чем ты думаешь. И все же Филипп опустил флягу, так и не сделав глоток.
— Нет, смерти твоей он не хочет. Ты же помнишь, он говорил, что в качестве приза надеется получить меня. Раймонд говорил с чужих слов. Ему была обещана победа и я в качестве награды. Но кем? Скорее всего этой ведьмой Мартой. Я знаю, у Марты есть зелья, которые лишают человека сил. Осуши всю флягу, и ты едва ли будешь в силах поднять меч. Я уверена в этом.
— Может, так будет лучше всего — умереть в битве и не страдать тут, на земле, остаток жизни, видя тебя женой другого, зная, что ты носишь его детей, и понимая, что виноват в этом я один.
У Эльвины по щекам потекли слезы. Правильно она сделала, что пришла: Филипп нуждался в утешении, и она утолит его печаль, какими бы ни были последствия.
— Филипп, неужели все должно быть именно так? Я люблю тебя. Другого я никогда не полюблю, даже если тебе суждено умереть. Никто не займет в моем сердце место, которое принадлежит тебе. Честь и титул для меня не много значат. Должна ли я выходить за другого?
Филипп будто не слышал ее слов. Он говорил, словно беседуя сам с собой:
— Я ждал недели, нет, месяцы, чтобы услышать эти слова. Я думал, что никогда не услышу их после того, что сделал. Я восхищался твоей преданностью, твоим мужеством, твоей готовностью выдержать все ради нашего сына, но я полагал, будто твоя ненависть ко мне слишком глубока. А теперь я знаю, что завоевал сокровище, которое мечтал получить всю жизнь. И что? Сейчас я должен отказаться от этого сокровища! Уж лучше бы ты ничего мне не говорила.
Однако Филипп погладил Эльвину по голове и распустил ленты, стягивающие узел. Изумрудные глаза ласкали длинные волосы, а пальцы наслаждались их шелковистой мягкостью. Эльвина не шевелилась. Она смотрела ему в глаза, и сердце ее билось все сильнее от каждого его прикосновения.
Словами Филиппа не завоевать. Важны поступки. Какое ей дело до того, что остаток дней они проживут в грехе, но как заставить его передумать? Он так и не сказал тех слов, что она желала услышать, но то, как Филипп касался ее, как смотрел на нее, говорило само за себя. Движимый только похотью, мужчина не объявил бы во всеуслышание, что в ней течет благородная кровь.
Эльвина расстегнула пояс и начала расшнуровывать лиф.
Филипп накрыл ее руки своими.
— Позволь мне сделать это для тебя, как когда-то ты делала для меня, — попросил он.
Ловкие смуглые пальцы его легко избавили Эльвину от всех предметов туалета. Ладонь Филиппа накрыла высокую грудь. Он пожирал ее глазами.
— Для меня нет женщины красивее тебя в этом мире, а когда ты носишь моего ребенка, твоя красота становится просто ослепительной. Если завтра мне предстоит умереть, я умру счастливым.
Филипп поцеловал ее долгим поцелуем. Эльвина закинула руки ему на плечи, обнимая его, прижимая к себе, чтобы чувствовать тепло, любовь и ласку Филиппа. Казалось, он хочет вобрать в себя все, что она могла подарить ему. Эльвина мечтала облегчить его страждущую душу и, прижимаясь к нему, побуждала испить от ее источника.
Филипп поднял ее на руки, отнес на узкую кушетку, освободился от одежды и лег рядом с Эльвиной.
За первым поцелуем последовал второй. Филипп ласкал Эльвину так, будто хотел унести с собой память о каждой частичке ее тела.
Любовь и отчаяние соединили их и, словно приливной волной, отнесли к новым вершинам, к новым пикам. Тела их, слившись в одно, дрожали в экстазе.
— Да поможет мне Бог, Эльвина, ибо ты сделала из меня осла. Если у человека можно вырвать сердце так, чтобы он продолжал жить, то ты украла мое. Ты слышишь те глупые слова, что я говорю по твоей милости? Презирай меня, валькирия, ибо я не могу перенести мысль о неизбежном расставании.
— Так ли неизбежна разлука, Филипп? Неужели нет иного пути?
— Нет, моя маленькая волшебница, даже твои заклинания тут не помогут. Если то безумие, что овладело мной, и есть любовь, я люблю тебя и, любя тебя, должен тебя бросить. Я целый день изводил священников, требуя, чтобы они нашли иное решение, однако узнал, что король еще мягко со мной поступил. Иного пути нет. — Филипп снял с шеи цепь с кольцом Эльвины. — Я не могу просить руки дочери графа.
Эльвина удивленно посмотрела на него.
— Но почему? Титул для меня ничто. Что тебя удерживает? Данстон? Наследство твоего сына значит для тебя больше, чем я?
Филипп схватил ее за плечи.
— Я прибыл сюда с намерением пожертвовать Данстоном, получить развод и жениться на тебе. Я использовал то, что узнал о твоем происхождении и рождении нашего сына, надеясь доказать королю, что ты — моя жена и никакая другая женщина не имеет права называться ею. Помнишь, как я говорил тебе о своих планах поездки в Лондон? Я уже тогда решил, что женюсь на тебе. У тебя были все основания меня ненавидеть, но я не мог заставить себя забыть о тебе. Единственным моим желанием было жить с тобой и нашим сыном в Сент-Обене в мире и покое. Узнав о твоем происхождении, я понял: это поможет нам соединиться навеки или разлучиться навсегда. Я рискнул — и проиграл.
Он говорил твердым, непререкаемым тоном, пытаясь заставить ее понять, но она не желала ничего понимать.
— Но почему, Филипп? Даже если второй ребенок родится бастардом, разве я не могу подождать, пока твой брак аннулируют, и потом стать твоей женой? Разве Генрих не хочет, чтобы дочь графа достойно вышла замуж, а земли Данстона были бы под надежной защитой? Неужели наследство ребенка столь важно, что лишит нас счастья? Или брак нельзя аннулировать?
Филипп усмехнулся.
— Я больше всего боялся, что не смогу аннулировать брак. Именно поэтому и пытался убедить короля, что он принудил меня жениться не на той женщине на основании ложных посылок. Но оказывается, я плохо знал церковные и гражданские законы, чего не скажешь о Генрихе. Аннулировать брак ничего не стоило, мне только следовало доказать, что меня женили против воли. И то, что я никогда не исполнял клятв, которые дал при венчании, облегчило дело. Через несколько месяцев леди Равенна с благословения Папы перестанет считаться моей женой. Насчет этого я спокоен.
Эльвина вздрогнула. Что он пытается ей объяснить?
— Тогда в чем дело, Филипп? — прошептала она.
— Церковь никогда не освятит брак между теми, кто виновен в адюльтере, даже если законные супруги разведутся или умрут. Мы никогда не сможем пожениться, Эльвина! Из-за моей глупости нам навеки запрещено стать супругами, и тут ничего, ничего нельзя поделать.
— А Генрих не позволит дочери графа Данстона жить во грехе и рожать бастардов, — с горечью отозвалась Эльвина. — Не надо было мне сюда приезжать. Быть с тобой — вот все, чего я хочу, все, что для меня важно, и мне безразлично, какими клятвами или грехами будет скреплен наш союз. Из-за графского титула моего отца мы оба обречены страдать.
— Мы страдаем из-за моего греха — из-за того, что я взял тебя силой. Я сделал из тебя шлюху и теперь пожинаю плоды своего преступления. Король прав. Ты не можешь продолжать жизнь, которую мы вели до сих пор; я тебе не позволю. Это наша последняя ночь. Завтра ты вернешься на женскую половину дворца и будешь ждать брака с человеком, которого выберет тебе Генрих. Сэр Роберт — хороший выбор. Он будет добр к тебе и детям. Король мудрый человек, поэтому не бойся того, кого он тебе предложит.
Руки Филиппа бессильно упали, словно он уже сейчас отказывался от нее. Эльвина горько плакала у него на груди. Задыхаясь от рыданий, она отказывалась смириться с судьбой.
Не в силах смотреть, как она страдает, Филипп обнял ее и начал поцелуями осушать слезы. Ласка его вызвала в ней непреодолимую потребность большего, и Эльвина стала целовать Филиппа жадно, не думая о скором прощании, заставляя его забыть обо всем, кроме того, что они вместе.
Эльвиной владела страсть, направляющая ее действия, и когда Филипп крепко прижал ее к своему восставшему мужскому естеству, она тихо засмеялась, оседлала его и застонала от наслаждения.
И вновь он подвел ее к краю, за которым начинался иной мир. Неудивительно, что в ней всякий раз прорастало его семя. Если бы сейчас в животе ее не рос его ребенок, он был бы зачат сейчас.
И словно в подтверждение мыслей Эльвины, ребенок в животе зашевелился, и Филипп почувствовал это. Он взглянул на нее удивленно и тревожно, затем удивление сменилось удовольствием.
— Я надеялся увидеть, как он растет в твоей утробе, и присутствовать при его рождении, — сказал он с сожалением. — Ты могла бы превратить меня в домоседа, если уже не превратила.
Эльвина коснулась его щеки.
— А ты рассчитывал всю жизнь провести на войне, милорд? Если все, что ты говоришь мне о короле, — правда, то он хочет, чтобы его земли, а не кошельки наемников полнились богатством. Если не я, то сам король заставил бы тебя осесть и остепениться.
— Это верно. Сент-Обен надо возродить к жизни, если ему надлежит стать домом моего сына. Может, мне удастся и твоего Гандальфа переманить к себе, если Данстон попадет в руки кому-то другому, но думаю, он сохранит верность своей прекрасной даме.
— Ты вернешься в Сент-Обен послезавтра? — спросила Эльвина.
— Вначале я должен позаботиться о безопасности нашего сына. Боюсь, леди Равенна сделает его заложником, чтобы удержать Данстон. Завтра я возьму с собой только одного из моих людей. Остальным придется уехать до начала турнира и взять Данстон под свой контроль до того, как либо я, либо люди короля прибудут, чтобы отнять у леди Равенны нашего ребенка.
Эльвина побледнела. Если Филиппу суждено умереть завтра, то Данстон займут люди короля. Кто знает, какое решение насчет их с Филиппом первенца примет король. Некому будет отстоять ее право самостоятельно воспитывать ребенка. Эльвина представила лицо Филиппа, лицо, которое она так любила, безжизненным и застывшим и за дрожала. Если она не сможет удержать Филиппа, то сын должен стать заменой ему. Решение было принято, по Эльвина ни слова не сказала о том, что собиралась сделать, Филиппу. Она призналась Филиппу в своих чувствах, и все же это не убедило его не отдавать ее без боя. Теперь Эльвина считала, что имеет право поступать так, как считает нужным сама.
Когда паж постучал в дверь, оба были готовы. Все слова сказаны, все решено. Осталась только боль на всю дальнейшую жизнь. Не было ни прощальных поцелуев, ни слез. Оба чувствовали себя до предела опустошенными.
Филипп стоял, исполненный силы и решимости, когда Эльвина, накинув капюшон, выскользнула за дверь. Он стоял и смотрел ей вслед, мысленно прощаясь с обретенным счастьем. Она уходила навечно и уносила с собой его сердце.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Ночные услады - Райс Патриция



Читать всем скучать не придется
Ночные услады - Райс Патрициянекая
1.08.2013, 7.51





Читать всем скучать не придется
Ночные услады - Райс Патрициянекая
1.08.2013, 7.51





Некая права,не соскучишься,интригующий роман наполненный любовью и страстью !
Ночные услады - Райс ПатрицияАйрис
1.08.2013, 9.36





Классный роман, в нем есть все. И страсть, и беды. Читайте, не пожалеете.
Ночные услады - Райс Патрициямона
4.08.2013, 18.19





А мне не понравился, он ее унижает,обзывает,все время насилует..........
Ночные услады - Райс ПатрицияАлла
5.08.2013, 18.41





великолепный роман. кто не любит жестокость проходите дальше. моя оценка 10 из 10
Ночные услады - Райс Патрициятатьяна
12.08.2013, 12.50





Роман интересный, читается на одном дыхании.
Ночные услады - Райс ПатрицияMarina
17.12.2013, 19.59





Слишком часто повторяется слово "шлюха" меня это раздражало, ну а в общем, читать можно.
Ночные услады - Райс ПатрицияТаня
24.02.2014, 1.11





М-дас. Жаль мужика... И папаша граф, видать странноватый был, помер где-то в повозке оставив ,весьма странно воспитанную и обученную дочечку.
Ночные услады - Райс ПатрицияВасилина
1.03.2014, 14.06





Очень понравилось.... два раза перечитала... посоветуйте что-то похоже...
Ночные услады - Райс ПатрицияАнна
6.04.2014, 20.01





Очень понравилось.... два раза перечитала... посоветуйте что-то похоже...
Ночные услады - Райс ПатрицияАнна
6.04.2014, 20.01





Ну, если бы гг постоянно не насиловал гг-ню, то вполне ничего. Но из серии по викингов и т.д. есть гораздо интересней романы.
Ночные услады - Райс Патрицияleka
8.04.2014, 15.02





вроде все есть в этом романе,чтобы было интересно читать,нооо не захватил меня.хотя я люблю такие романы.
Ночные услады - Райс Патрицияч
11.05.2014, 11.17





вроде все есть в этом романе,чтобы было интересно читать,нооо не захватил меня.хотя я люблю такие романы.
Ночные услады - Райс Патрициячитатель)
11.05.2014, 11.21





даже не знаю, что сказать. насыщенный роман. но как-то чего-то не хватило лично мне.
Ночные услады - Райс Патрициялёлища
30.10.2015, 18.44








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100