Читать онлайн Ночные услады, автора - Райс Патриция, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ночные услады - Райс Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.33 (Голосов: 61)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ночные услады - Райс Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ночные услады - Райс Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Райс Патриция

Ночные услады

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

Эльвина узнала, что содержалось в королевском послании, даже не читая оного. То, как Филипп любил ее той ночью, говорило о многом.
Преисполненный голодом и гневом, он не мог сдерживать ни желание, ни ярость. Казалось, Филипп хотел испить Эльвину до дна, взять ее всю, так, чтобы ни одна частичка ее тела не осталась обделенной его вниманием.
Еще до рассвета прибежал запыхавшийся гонец, но ни Филипп, ни Эльвина не спали, ибо ждали этого момента. Эльвина погрузила пальцы в черную густую шевелюру Филиппа, притянула к себе его голову и целовала небритую щеку, оттягивая неизбежное расставание.
Впервые Филипп осознал, что смертен, и это новое для него чувство оказалось не из приятных.
Смерть преследовала Филиппа на протяжении всей жизни, но он не страшился ее. Теперь же тень смерти проскользнула между ним и той, которая была необычайно дорога ему, и душа его восстала против такой несправедливости.
— Эльвина, если со мной что-нибудь случится, ты будешь в смертельной опасности. Только я могу держать в узде этих наемников. Случись мне пасть в бою, не мешкай. Возьми серебро и документы из моей сумки, собери тех людей, которым доверяешь, и скачи в Сент-Обен. Сэр Алек отвезет тебя — он знает дорогу. Оставайся в моем замке. Оттуда отправь бумаги королю и никуда не уезжай до тех пор, пока не получишь ответ. Шовен продолжит поиски ребенка независимо от того, буду я жив или нет. Сделаешь так, как я сказал?
— Ты сам говорил, что противник не так уж силен, поэтому мне бояться нечего. Сегодня к вечеру ты вернешься и станешь бранить меня за то, что не заштопала твою одежду. И вот тогда я покажу тебе, что есть более надежный способ получить удовольствие от общения, чем брань.
Эльвина притянула его к себе и поцеловала в губы.
Филипп уже думал о предстоящей битве, куда более опасной, чем предыдущие. Он даже не заметил, что Эльвина ничего не пообещала ему. Пора было собираться. Укрыв ее меховым покрывалом, Филипп вышел из шатра, чтобы отдать распоряжения.
Эльвина не могла допустить, чтобы перед боем последними коснулись Филиппа руки Джона, оруженосца. Она поднялась, оделась и стала ждать.
Джон, словно понимая, чего она хочет, удалился, попросив ее зашнуровать чешуйчатый панцирь, который должен был уберечь Филиппа от удара меча. Затягивая кожаные шнуры, Эльвина молилась о том, чтобы любимый вышел из боя живым.
И вот дело закончено: он стоял перед ней в сияющих доспехах с мечом и копьем. Такой неприступный и непобедимый. Но под доспехами был человек из плоти и крови, и неуязвимость его обманчива. Как хотелось бы Эльвине привязать к его рукаву свои ленты, но у нее не было лент, да и не пристало ей этого делать — Филипп ведь женат. Грустно улыбнувшись, она поцеловала его на прощание. Филипп ушел на битву.
Солнце еще не поднялось высоко, гроза пронеслась мимо, так и не пролившись дождем, но стало значительно прохладнее. От реки поднимался густой туман, придавая пейзажу мистический колорит. Филипп вскоре растворился в тумане вместе с остальными.
Сэр Алек, тот самый пожилой рыцарь, который первым позволил Эльвине выйти из шатра, появился вновь. Если его и обижало положение охранника любовницы сеньора, то он никак этого не показывал. Он был заботлив с ней, и только.
— Лучше бы вам одеться потеплее и приготовить все на случай необходимости.
Эльвина сначала не поняла, что сэр Алек имеет в виду, затем, вспомнив то, о чем перед уходом говорил ей Филипп, вернулась в шатер, переоделась в простую рубаху, накинула поверх нее шерстяную тунику, нашла сумку Филиппа с бумагами и деньгами и положила поближе. Отодвинув сундук, Эльвина достала из тайника кинжал.
Постепенно туман начал рассеиваться, но солнце светило не слишком ярко. Всадники походили на серые тени, и только флаги то и дело вспыхивали яркими сполохами. Лошади тревожно ржали, чуя опасность. Войско готовилось вступить в бой, как только появится неприятель.
Эльвина устроилась рядом с сэром Алеком. Тильда молча подошла к ним и села рядом. Древко, на котором крепился стяг Филиппа, вздымалось выше остальных. Филипп был во главе войска, у самых стен замка, внизу. Знамена безжизненно повисли — в воздухе не было ни ветерка. Клочья тумана скрывали поле брани.
Вдруг раздался сигнал к наступлению. Эльвина вздрогнула от неожиданности. Боевые кони ринулись вниз с холма, и земля задрожала под их копытами.
Этот день остался в ее памяти как воплощение тревоги и ужаса. Пока армия Филиппа скакала к пустой поляне, из леса ринулись конные рыцари. Они мчались во весь опор, стараясь появиться у стен замка раньше, чем противник. Со стен и из бойниц посыпались стрелы, но ни одна не попала в цель — Филипп остановил армию за осушенным рвом.
В густом тумане одна серая тень была неотличима от другой, и Эльвина, вскочив, нервно ходила перед шатром, вглядываясь вдаль. Внизу, в долине, сталь клацала о сталь, перекрывая грохот копыт. Как она могла сидеть спокойно, если Филипп в смертельной опасности!
Потом все громче стали крики. Она помнила боевой клич отца, от которого стыла кровь в жилах его врагов. Но мать никогда не позволяла дочери подходить к месту боя так близко. Впервые она находилась на расстоянии, позволявшем услышать, если не увидеть то, что происходило на поле боя. Теперь Эльвина различала разные крики — и те, что воодушевляли идущих в бой, и стоны боли.
Под солнцем туман рассеялся, и картина боя стала яснее. Очевидно, «лесное» войско намеревалось достичь стен замка первым, но быстрый маневр Филиппа отсек их. Теперь враги упорно стремились к цели и сбрасывали людей Филиппа в ров. Будь погода иной, войско Филиппа, намного превосходящее численностью армию неприятеля, легко одолело бы врага, но туман играл на руку оборонявшимся, и слишком многие гибли в неразберихе.
Эльвина мечтала о том, чтобы Шовен был рядом. Нападавшие нуждались в заступничестве перед Богом. Молитва помогла бы им, да только ее молитву, молитву грешницы, вряд ли услышит Создатель. Эльвина делала, что могла: отправив Тильду за бинтами и теплой водой, она приготовилась помогать раненым. Сегодня их, наверное, будет немало.
Штандарт Филиппа вздымался все так же высоко, когда он, собрав оставшихся в живых, отступил от края рва. Между тем воздух стал прозрачнее, и лучникам Филиппа удавалось прицелиться получше. Начался настоящий штурм стен замка. Теперь оборонявшимся приходилось иметь дело не с одними всадниками. В дело вступили лучники, а стреляли они метко.
Некогда покрытое зеленой травой поле превратилось в грязное месиво. Дым, мешаясь с туманом и пылью, ел глаза, не давал дышать. Те, кто держал оборону в замке, начинали осознавать масштаб грозившей им опасности. Воздух оглашали крики умиравших.
Месяц подготовительных работ не прошел зря. Хорошо выполненный подкоп позволил первым же факелом, брошенным внутрь, произвести взрыв, от которого стены с грохотом обваливались. Люди Бохуна в последней попытке спастись рвались к воротам замка. Филипп вел свое войско к победе. Откроют ворота или нет, осажденные обречены на погибель еще до конца дня.
И вот тогда все и случилось. Древко флага Филиппа было все еще устремлено вверх, оруженосец скакал позади, и вдруг оно дрогнуло и исчезло, а Филипп, перелетев через голову падающего коня, упал прямо под ноги врага.
Эльвина закричала, но ее крик потонул в сотне других. Сэр Алек смотрел туда же, куда и она, и успел схватить ее за руку до того, как она бросилась вниз.
— Где Джон? Почему его не было рядом? Что случилось? Господи, да пустите же меня!
Эльвина пыталась вырваться, но сэр Алек не выпускал ее.
Кто-то другой, крупнее, чем Джон, заменил командира и начал отбиваться от наступавших врагов. Пехотинцы оттащили упавшего с коня Филиппа в ров, туда, где было безопаснее.
Тильда подошла к Эльвине, и сэр Алек перепоручил ей заботу о девушке.
— В лесу ждут кони, — сказал сэр Алек. — Возьмите все, что нужно, и поедем.
Эльвина не спешила выполнять приказ.
— Успокойся, — сказала Тильда, — и скажи мне, что надо взять.
— Я должна уезжать? — Ужас охватил Эльвину.
— Сэр Алек получил приказ увезти нас отсюда и просит тебя собрать вещи. Ты что-нибудь хочешь взять с собой?
— Нет! — в ярости и отчаянии закричала Эльвина, только сейчас вспомнив то, о чем Филипп говорил ей утром. Он знал, что бой будет нелегкий. Он хотел, чтобы она убралась отсюда поскорее, но Эльвина не могла решиться на такое.
Сэр Алек нахмурился.
— Сэр Филипп приказал мне отвезти вас в Сент-Обен. И чем скорее, тем лучше. Медлить нельзя. Войско уже за стенами замка.
Эльвина оглянулась. У закрытых ворот высилась груда тел, на перекидном мосту уже находился таран, и он работал вовсю. Хотя ворота еще не удалось открыть, многие пехотинцы перебрались через обрушившиеся стены. На стенах уже никого не было. Все выжившие сгрудились в замке. Дело Филиппа продолжалось без него, его план выполняли верные вассалы, такие, как сэр Алек. Но едва замок будет взят, наступит разброд, и никому не удастся остановить охмелевшую от победы армию.
— Я не поеду. Я должна узнать, жив ли Филипп. — Эльвина решительно посмотрела на старика.
Тильда вздохнула и покачала головой.
— Я знаю ее, — обратилась она к рыцарю. — Эльвина, конечно, поступает глупо, но выбора у нас нет. Она выскользнет из наших рук, если мы попытаемся увезти ее. Придется выяснить, жив ли сэр Филипп.
Сэр Алек понимал, что медлить опасно, но и сам хотел бы знать все наверняка. Его пробирала дрожь при мысли о том, что земли Сент-Обена перейдут к хозяйке Данстонского замка.
— Я не могу оставить Эльвину без охраны. Мы должны послать кого-то другого.
— Не надо никого посылать. Он сам идет сюда, — заявила Эльвина.
Оба ее спутника повернули головы туда, куда смотрела Эльвина, но не увидели ничего.
— Где, дитя мое? Я ничего не вижу. — Сэр Алек пожал плечами.
— Вон там, поднимается на холм. С ним рядом Гандальф и Джон. Думаю, Джон тоже ранен. Сэр Алек, идите к ним. Тильда, принеси бинты и лекарства. Они нам понадобятся.
— Так Филипп жив? — В глазах старика вспыхнула радость.
— Да, но неизвестно, серьезно ли он ранен.
— Довольно того, что Филипп жив. Пора нам уходить, пока он нас не увидел. Я слишком стар, чтобы выдержать плеть, а если он узнает, что я не подчинился приказу, плетки мне не миновать.
— О чем вы? — удивленно переспросила Эльвина. — Я же сказала вам: он жив. Я никуда не поеду.
Тильда пошла исполнять приказание Эльвины.
— Он не будет винить вас за то, что я не повиновалась. Идите к нему, или я сделаю это вместо вас, — повторила Эльвина.
— Но я все еще не вижу его, — осторожно заметил старик.
— Они там. — Эльвина ткнула пальцем куда-то в коричневую дымку.
И в этот миг глаза сэра Алека округлились от удивления. Из тумана показались три фигуры. Всплеснув руками, старик побежал к ним, чтобы подставить плечо раненому.
Филипп был в сознании, о чем свидетельствовали ругательства, от которых сотрясался воздух. Эльвина смотрела на него, готовая сопротивляться до последнего.
— Уберите ее отсюда! Неужели среди вас нет ни одного, кто мог бы вразумить эту женщину?
И тут Филипп потерял сознание. Когда его уложили на подушки, с губ его срывались только тихие стоны и невнятные ругательства.
Джон и сэр Алек, переглянувшись, посмотрели на Эльвину. Она не обращала на них никакого внимания: Филипп нуждался в ее помощи, и она была рядом. Гандальф разрезал шнуры, державшие панцирь.
Филипп открыл глаза и попытался подняться.
— Если вы не можете убрать ее отсюда, это сделаю я!
— Милорд, вам далеко не уйти. Разве только вы решили немедленно отправиться в ад! Поскольку священника рядом нет, ваши грехи так и останутся не прощенными. Подумайте о своей душе, если не хотите думать о теле. Немедленно ложитесь и дайте мне остановить кровотечение.
Сэр Алек взглянул на юного оруженосца.
— Иди, Джон, ты ранен. Я останусь здесь. Приму удар на себя.
Филипп переводил укоризненный взгляд с сэра Алека на Эльвину. Внезапно приняв решение, он обратился к крестьянину:
— Гандальф, я не могу больше защитить Эльвину. Если ты увезешь ее отсюда, она твоя.
Эльвина молча вытащила из-за пояса кинжал и разрезала окровавленную рубашку Филиппа, обнажив рану. Гандальф покачал головой.
— Что я буду с ней делать, сэр? Только вы способны держать ее в узде.
Филипп застонал, когда Эльвина начала ощупывать рану. Зеленые глаза его подернулись дымкой.
— Вначале я не мог тебя удержать, теперь ты не желаешь уходить? Отчего ты вечно споришь со мной?
Взгляд ее потеплел. Эльвина видела, как ему больно.
— Видно, так уж суждено мне, милорд. Однажды я сказала вам, что никогда не стану ничьей рабой.
Филипп закрыл глаза.
— И все же ты верно служила мне, девчонка, — тихо пробормотал он.
Филипп потерял сознание. Он получил такой удар, который мог бы сломать ему шею. Глаза Эльвины расширились от ужаса.
— Его ударили сзади, — сказал сэр Алек.
— Значит, не я, а он нуждается в защите. Ударить его мог только кто-то из своих.
Сэр Алек не хотел верить в возможность предательства.
— В битве случается всякое, — неуверенно заметил он.
— Но вы будете его охранять?
Эльвина промыла рану вином, сокрушаясь, что нет ни яиц, ни трав, чтобы приготовить мазь, способную отогнать от раны злых духов. Поискав взглядом шкатулку с иголками и нитками, она попыталась воссоздать в памяти то, что однажды видела.
Мать ее кое-чему научилась в восточных землях, и Эльвина помнила, как она с помощью нитки и иглы зашивала рану. Следовало сделать все очень осмотрительно, чтобы Филипп впоследствии не лишился возможности действовать рукой. Эльвина сдвинула края раны и сшила их. Филипп беспокойно заерзал и что-то пробормотал, но в сознание, к счастью, не пришел.
Гандальф наблюдал за тем, с какой заботой Эльвина лечит нормандского рыцаря, и надежда оставляла его. Он понимал, что шансов у него нет. Перекинувшись парой слов с сэром Алеком, он тихо покинул шатер. Следом вышел и Алек.
Эльвина даже не заметила, что они ушли.
Армия Филиппа праздновала победу. Пир шел горой, отовсюду доносились пьяные песни, но палатки на холме воины обходили стороной. Все знали, что Филипп там, хоть и раненый, но живой. Даже в немочи он оставался командиром. К тому же там была еще и колдунья, способная взглядом превращать людей в камни. Помимо всего прочего эта колдунья умела лечить и делала это с мастерством, превосходящим все то, что они видели до сих пор. Это заставляло воинов держать дистанцию.
Ночью Филипп проснулся и попытался повернуться на бок, но Эльвина удержала его, боясь, что рана откроется. Она дала ему воды, осторожно придерживая голову. Филипп положил голову на колени Эльвине и, просунув руку ей под рубашку, погладил голую ногу.
— Почему ты осталась? Ребенка найдет монах, а не я. Эльвина потрогала ладонью его лоб. У Филиппа был небольшой жар, и все же не это заставило ее остаться.
— Я предана вам, милорд, даже если и не слишком послушна. Я останусь, пока вы не устанете от меня, как и обещала. Ты устал от меня, Филипп?
Филипп усмехнулся и покрепче сжал ее ногу.
— Я еще не умер, дорогая.
Рука его разжалась, и Эльвина поняла, что он уснул, но по-прежнему сидела и гладила его по голове.
Следующие несколько дней прошли в заботах. Тильда и Элис ухаживали за ранеными, но наиболее серьезные раны лечила Эльвина. Время летело.
Отпраздновав победу, начали хоронить мертвых. Из «лесного» войска в живых не осталось никого, погибли все, включая сына барона. Сам барон и его домочадцы были, возможно, еще живы, но никто не получил полномочий вести переговоры с людьми, забаррикадировавшимися в замке.
Воины Филиппа продолжали крушить стены замка, выполняя приказ, отданный командиром незадолго до того, как удар сразил его. Эльвина и сэр Алек делали вид, что Филипп идет на поправку.
Сэр Алек смотрел, как Эльвина пытается напоить Филиппа, безуспешно просовывая ему в рот ложку с водой. Синяки и ссадины, полученные при падении, медленно заживали в отличие от раны. На спине появились красные пятна — явный знак беды.
— До сих пор нет ответа на наше послание королю. Не знаю, получил ли его Генрих. Может, гонцы погибли, может, еще что приключилось в дороге. Я бы сам отправился в путь, да слишком мало нас здесь осталось, — сказал сэр Алек.
Эльвина знала, на что намекает старик. Каждую ночь в лагере пировали. Мужчины пили и от вина становились смелее. Все ближе слышались пьяные песни и ругань. Верные вассалы Филиппа до поры сдерживали наемников короля, но никто не знал, когда они больше не смогут или не захотят защищать своего командира и ее, Эльвину. Если бы кто-то хотел убить Филиппа, проще всего было сделать это, используя ее присутствие в лагере как предлог. Такое часто случалось: драка из-за женщин — привычное дело.
Эльвина не особенно задумывалась о том, отчего кто-то желает Филиппу смерти. Он никогда не рассказывал о своей жизни, так что достоверных предположений не возникало. Вместо того чтобы размышлять об этом, Эльвина взялась за решение проблемы, о которой ей поведал сэр Алек.
— Если бы послание королю было написано, это помогло бы? То есть если бы люди решили, что оно написано рукой Филиппа, стали бы они осторожнее в своих действиях и высказываниях? — спросила у него Эльвина.
Сэр Алек с каждым днем смотрел на нее все более настороженно, и то, что она ко всему прочему владела еще и искусством письма, поразило его.
— Помогло бы, да только что толку — сэр Филипп не в том состоянии, чтобы письма писать.
Эльвина вздохнула с облегчением.
— Я немного знаю грамоту. Если вы скажете мне, что надо написать, я попробую. К тому же я почти уверена, что среди оставшихся в лагере едва ли найдется хоть один человек, умеющий читать.
Сэр Алек удивился:
— И где это ты научилась грамоте?
Эльвина мысленно перекрестилась, попросив у Бога прощения за то, что придется солгать.
— В монастыре, сэр. Я училась переписывать отрывки из Библии.
Сэр Алек был ошеломлен.
— Так как же такая хорошая девушка могла… — Он махнул рукой, постеснявшись закончить фразу.
— Теперь-то это уже не важно, правда? — тихо заметила Эльвина. — Не принесете ли мне пергамент, перо и чернила?
Сэр Алек согласился достать все необходимое.
Письмо было написано тем же вечером.
Эльвина решила, раз уж она и так нарушила не один запрет Филиппа, испытать на нем то, чему научилась из книг Марты. Приготовив сонное снадобье из остатков трав, она разжала ножом Филиппу зубы и влила ему жидкость в рот. Надо, чтобы он спал как убитый: никто встревоженный его криком не должен зайти в шатер и обнаружить ее отсутствие.
Убедившись, что Филипп крепко спит, Эльвина отыскала Гандальфа. Объяснив ему свои намерения, она попросила его проследить за тем, чтобы никто не беспокоил раненого, пока она будет собирать травы в лесу.
— В лесу сейчас опаснее, чем раньше. Там полно разбойников. Отправь меня.
— Ты не знаешь, что надо найти. — Заметив, что Гандальф колеблется, Эльвина улыбнулась. — Не стоит тебе туда идти: у тебя семья, ты должен думать о ней, а Филипп — отец моего ребенка, и если он умрет, моя жизнь потеряет смысл. Сделай то, что я прошу. Так будет лучше для всех.
Глаза Гандальфа подернулись печалью, и он молча кивнул. Подвязывая к поясу сумку для трав и пряча кинжал, Эльвина слышала, как он говорил с сэром Алеком.
Блуждая в прохладном полумраке леса, Эльвина думала о Филиппе. И чем больше она думала, тем тяжелее становилось у нее на душе. Почему она осталась с ним?
Он дал ей возможность уйти. Каждый день, проведенный с ним, усугублял бремя греха, тянувшее в ад ее душу. Если бы Эльвина ушла, как он велел, то уже сейчас могла бы помочь Шовену в поисках ребенка и вымолить у Господа прощение.
Но инстинкт, более сильный, чем соображения морали и рассудка, увлекал ее все дальше в лес. Постепенно мешочек у пояса наполнялся. Кинжалом Эльвина откапывала корни и отрезала отростки. При этом она сознавала, что тот, кого она так стремилась спасти, никогда не станет для нее никем, кроме как господином. Этого ли она хотела от жизни?
Стоило ей представить леди Равенну рядом с Филиппом и ребятишек, играющих у их ног, как ее начинало мутить. Но знала Эльвина и то, что не сможет носить в себе ребенка от другого мужчины, не сможет спать даже с таким верным и добрым, как Гандальф.
Такова была ее природа, и Эльвина стала заложницей собственной судьбы. Она не помышляла о том, чтобы бросить Филиппа первой, но остаться с ним значило обречь себя на пытку. Эльвина понимала, что совершает преступную глупость, но ноги сами несли ее в лагерь.
Войдя в шатер, она сразу почувствовала: что-то не так. Филипп не спал, и глаза его сверкали гневом.
— Так вот как ты это сделала? Значит, никакого волшебства не было. Где ты нашла кинжал? Твой любовник принес его тебе, да? Почему он позволил тебе остаться? Ради золота, которое ты принесешь ему, когда я отпущу тебя?
Эльвина замерла. Она не ожидала ничего подобного. Сонное зелье, должно быть, оказало странное влияние на мозг Филиппа, вернув его к жизни столь внезапно.
Услышав голос хозяина, Гандальф поспешил в шатер. Он обрадовался, увидев Эльвину, но радость его была недолгой: Филипп бушевал.
— Убирайся отсюда, ты, паршивый торговец шлюхами! Я убью тебя прежде, чем позволю взять ее!
Гандальф во все глаза смотрел на Филиппа, пытавшегося встать с постели.
— Да он обезумел!
Эльвина, забыв о страхе, подошла поближе.
— Если это безумие, то оно гложет его куда больше, чем жар. Филипп не доверяет мне. Лучше тебе уйти.
Филипп, шатаясь, поднялся на ноги. Не позволив Филиппу напасть на Гандальфа, Эльвина бросилась к нему и обняла за шею.
Он изрыгал ругательства. Привлеченные криками, к ним уже спешили сэр Алек и Джон. Кое-как все вместе уложили больного на постель, но Филипп продолжал неистовствовать. Впервые с момента его ранения Эльвину затрясло от страха.
— Это жар, миледи. Нам придется привязать Филиппа к кровати для его же пользы.
— Нет! — решительно возразила Эльвина. — Он так ослаб, что сейчас даже ребенок и старик могут удержать его. Позволили бы вы сделать это с ним, когда он был здоров?
Эльвина понимала, что командовать здесь должна она. То, что сэр Алек называл ее «миледи», ничего не меняло. Позволь Эльвина им овладеть ситуацией, и дальше ей уже не справиться с ними.
Она дотронулась до раны, которая снова открылась и Филипп вздрогнул. Он жадно искал ее невидящими глазами, но, найдя, успокоился и закрыл их.
— Это я виноват, — скорбно пробормотал Джон. — Я должен был принять тот удар на себя. Что я могу для него сделать? — обратился он к Эльвине.
Она окинула юношу пристальным взглядом. Он был на несколько лет старше ее, одних лет с Гандальфом, худенький и верткий, но широкоплечий. Глаза его внушали доверие, и все же…
— Почему тебя не было рядом с ним? — задала Эльвина вопрос, давно мучивший ее.
— Парня не в чем винить, кроме как в беспечности, — вмешался сэр Алек. — Я уже допрашивал его. Он и так довольно настрадался.
Эльвина взглянула на старого воина, как волчица, охраняющая волчонка.
— Парень был там, где ему и следовало быть. Он знал, что позади — только свои, вот и увлекся погоней за неприятелем. Копье угодило ему в бок, и он чуть было не свалился. И в тот момент был атакован Филипп.
— Так как же враг оказался среди наших? Я сама видела, они убегали.
Другого объяснения быть не могло. Джона мог ранить тоже только свой. Чтобы убить Филиппа.
— Мы делаем все возможное, миледи, но предателя пусть ищет сам Филипп.
Эльвина знала, что эти трое готовы были отдать за Филиппа жизнь. Она не смела больше задавать им вопросов.
— Филиппу повезло, что у него такие преданные вассалы, как вы, сэр Алек. Однако это не значит, что вы должны с тем же почтением относиться ко мне. Почему бы вам не называть меня по имени?
Седовласый рыцарь смущенно опустил голову.
— Что-то тут не сходится. Вы не такая, как они, и пришли из монастыря, и неправильно это все, — упрямо повторил он.
Гандальф вскинул глаза на Эльвину, но при упоминании о монастыре промолчал. Он не мог представить себе Эльвину с ее вспыльчивым характером и острым языком в монастыре. Должно быть, монахини до сих пор вздрагивают при воспоминании о такой воспитаннице.
Эльвина ощутила укол совести, но сочла слух о том, что она воспитывалась в монастыре, вполне подходящим, чтобы укрепить свое положение. Этим она не могла пренебречь.
— Спасибо, сэр. Я сделаю все, что в моих силах, и постараюсь оправдать ваше доверие.
Мужчины, почтительно поклонившись, направились к выходу. Джон на минуту задержался.
— И все же, миледи, могу ли я что-нибудь сделать?
Эльвину тронули его тон и взгляд. Внезапно ее кольнула мысль о том, что леди Равенну никто не известил о ранении мужа. Почему же тогда Эльвине казалось, что та обо всем знает и ничуть не страдает по этому поводу? Чепуха, Эльвина не верила в предчувствия.
— Благодарю. Я лечу раны моего господина, но не могу охранять его жизнь. Это ваша работа.
Джон грустно кивнул и вышел, оставив ее одну. Если травы, которые она собрала, помогут не лучше, чем сонное зелье, то ей предстоит одиночество еще более страшное. Эта мысль встряхнула ее, и Эльвина принялась за дело.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Ночные услады - Райс Патриция



Читать всем скучать не придется
Ночные услады - Райс Патрициянекая
1.08.2013, 7.51





Читать всем скучать не придется
Ночные услады - Райс Патрициянекая
1.08.2013, 7.51





Некая права,не соскучишься,интригующий роман наполненный любовью и страстью !
Ночные услады - Райс ПатрицияАйрис
1.08.2013, 9.36





Классный роман, в нем есть все. И страсть, и беды. Читайте, не пожалеете.
Ночные услады - Райс Патрициямона
4.08.2013, 18.19





А мне не понравился, он ее унижает,обзывает,все время насилует..........
Ночные услады - Райс ПатрицияАлла
5.08.2013, 18.41





великолепный роман. кто не любит жестокость проходите дальше. моя оценка 10 из 10
Ночные услады - Райс Патрициятатьяна
12.08.2013, 12.50





Роман интересный, читается на одном дыхании.
Ночные услады - Райс ПатрицияMarina
17.12.2013, 19.59





Слишком часто повторяется слово "шлюха" меня это раздражало, ну а в общем, читать можно.
Ночные услады - Райс ПатрицияТаня
24.02.2014, 1.11





М-дас. Жаль мужика... И папаша граф, видать странноватый был, помер где-то в повозке оставив ,весьма странно воспитанную и обученную дочечку.
Ночные услады - Райс ПатрицияВасилина
1.03.2014, 14.06





Очень понравилось.... два раза перечитала... посоветуйте что-то похоже...
Ночные услады - Райс ПатрицияАнна
6.04.2014, 20.01





Очень понравилось.... два раза перечитала... посоветуйте что-то похоже...
Ночные услады - Райс ПатрицияАнна
6.04.2014, 20.01





Ну, если бы гг постоянно не насиловал гг-ню, то вполне ничего. Но из серии по викингов и т.д. есть гораздо интересней романы.
Ночные услады - Райс Патрицияleka
8.04.2014, 15.02





вроде все есть в этом романе,чтобы было интересно читать,нооо не захватил меня.хотя я люблю такие романы.
Ночные услады - Райс Патрицияч
11.05.2014, 11.17





вроде все есть в этом романе,чтобы было интересно читать,нооо не захватил меня.хотя я люблю такие романы.
Ночные услады - Райс Патрициячитатель)
11.05.2014, 11.21





даже не знаю, что сказать. насыщенный роман. но как-то чего-то не хватило лично мне.
Ночные услады - Райс Патрициялёлища
30.10.2015, 18.44








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100