Читать онлайн Много шума вокруг волшебства, автора - Райс Патриция, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Много шума вокруг волшебства - Райс Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.5 (Голосов: 14)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Много шума вокруг волшебства - Райс Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Много шума вокруг волшебства - Райс Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Райс Патриция

Много шума вокруг волшебства

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Впервые в жизни ее целовал мужчина.
Пораженная горячим прикосновением губ Тревельяна, Синда целиком отдалась незнакомым ощущениям. Не обращая внимания на привкус рома, она жадно впитывала новый для себя запах мужского тела, непривычный, невероятный и такой головокружительный! Усы слегка кололись, но эти сильные и нежные губы заставили ее забыть обо всем на свете. У нее действительно закружилась голова, она высвободила свои руки и обхватила Трева за талию, чтобы не упасть. Он нежно обнимал ее, и она самозабвенно отдалась поцелую, слегка вздрогнув, когда почувствовала на губах настойчивое прикосновение его языка.
Она догадывалась, интуитивно чувствовала, что Тревельяну этого мало, но хотела как можно полнее насладиться первым опытом близости с мужчиной. Под тонкой тканью камзола мускулы на его руках напряглись, когда он властно прижал ее к себе, и она полностью подчинилась ему. Он старался сдерживать себя, но одолевавшее обоих желание опьяняло их. Побуждаемая инстинктом, Синда встала на цыпочки, прижалась к нему всем телом, и у него вырвался короткий стон. Откинув голову, Трев устремил на нее страстный взгляд.
– Люси…
Синда вдруг опомнилась и оттолкнула его. Он же принимает ее за другую! Сердце у нее сжалось. Нужно немедленно положить этому конец.
Трев попытался обнять ее, но она быстро отпрянула, защищаясь руками.
– Прошу вас, вам нужно уйти.
В его глазах промелькнули боль и обида, но он тут же овладел собой, и лицо его приняло обычное бесстрастное выражение. Шагнув к ней, Трев взял ее руку, наклонился и поцеловал, затем перевернул вверх ладонью и ласково коснулся ее губами.
– Прошу прощения, мадам, если по моей вине вам пришлось пережить неприятные минуты.
Затем он быстро ушел, и дверь закрылась за ним, как будто его и не было.
Синда осталась стоять посередине комнаты, чувствуя себя осиротевшей. Она все смотрела на свою ладонь, горевшую от легкого прикосновения его губ, и этот огонь разбушевался во всем ее теле.
Трев считал ее овдовевшей художницей Люси Джонс, не подозревая, что именно она превратила его жизнь в кошмар. Конечно, ей не следовало позволять ему целовать себя. Синда была скромной невинной девушкой, а не вдовой с супружеским опытом, которая могла бы успокоить его душевные муки. Она никогда не позволяла ухаживавшим за ней молодым людям увлечь себя в укромный уголок и не знала вкуса сорванных украдкой поцелуев. Возможно, потому, что ее никогда к этому не тянуло.
Но почему же Тревельяну удалось ее возбудить? Неужели впервые принятое самостоятельное решение покинуть семью подтолкнуло ее на путь греха? Как мог этот портрет до такой степени изменить ее сущность?
Вся дрожа, она взяла поднос и отнесла его на кухню. Там она старательно вымыла чашки, уничтожив все свидетельства своего преступления против нравственности и приличий. Но ее разбуженное тело твердило о другом. Оно жаждало того, чего могло никогда не испытать. До сих пор она спокойно размышляла о том, что не выйдет замуж и будет довольна и счастлива наедине со своими холстами и красками. Но теперь, узнав вкус поцелуя мужчины и ощутив его физическую близость, она чувствовала себя иначе.
Ее по-прежнему не слишком привлекала перспектива когда-нибудь стать женой и матерью и посвятить себя заботам о семье. Врожденная страсть к живописи заставляла ее забывать об остальных сторонах жизни или по меньшей мере не придавать им слишком большого значения.
Синда в растерянности бродила по гостиной, взволнованная и напуганная своим состоянием.
После долгих размышлений она наконец нашла кажущееся очень простым решение: больше она не станет целоваться с мужчиной и тогда не будет испытывать такой мучительной потребности в его ласках.
Умывшись ледяной водой и остудив себя таким образом, она надела длинную фланелевую рубашку, забралась в холодную постель и поклялась, что отныне будет избегать общества сэра Тревельяна.


Однако у сэра Тревельяна от этого вечера осталось совершенно иное впечатление. Сдергивая кружевное жабо и рассматривая себя в высоком зеркале, он жаждал новой встречи с этой дивной шхуной, которая так мастерски ускользнула от него.
Когда она его оттолкнула, он поначалу испытал боль и унижение, но затем в голове у него прояснилось, и Трев осознал, что она реагировала на него с таким же волнением, как и он на нее. Просто она еще слишком молода и впечатлительна. Возможно, она в первый раз после смерти мужа оказалась наедине с мужчиной.
– Ты, парень, по профессии охотник, – заявил он своему отражению, развязывая и отшвыривая в сторону шейный платок. – А эта девушка – такой трофей, на который не жалко ни времени, ни сил.
– Сэр? – с недоумением подал голос его камердинер Манчестер, незаметно возникший в комнате с кувшином горячей воды.
Трев не привык, чтобы вокруг него шныряли слуги. Недовольный тем, что ему испортили мечтательное настроение, он стянул с себя камзол. Манчестер поставил кувшин на туалетный столик и поспешил помочь ему раздеваться.
– Как можно узнать, действительно ли женщина слишком застенчива или просто кокетничает? – спросил Трев у камердинера за неимением другого собеседника. Лучше было бы посоветоваться с Лоренсом или хотя бы с Миком, правда, тот наверняка пробормотал бы что-нибудь невразумительное.
– Вряд ли я смогу вам сказать, сэр, – ответил Манчестер.
– Я так и думал, – мрачно заметил Трев.
Он вспоминал вкус нежных губ Люси, сладостное ощущение ее грудей у своего вибрирующего тела, полный восторженного удивления взгляд синих, как море, глаз… Черт, он готов умереть за один этот взгляд!
– Здесь есть поблизости какая-нибудь лавка, где можно купить безделушки, которые понравились бы женщине?
– Нет, конечно, сэр. Виконтесса приобретает кое-какие вещи у торговца в Соммерсвилле, куда их завозят по заказу герцогини, но настоящие вещи можно приобрести только в Лондоне.
– Какая еще герцогиня?
– Герцогиня Соммерсвилл, сэр. У герцога есть имение неподалеку от города, только в другом направлении. – Неодобрительно качая головой, Манчестер стал чистить от пыли камзол Тревельяна. – Вы можете оставить у нее свою карточку.
Трев смутно помнил старого герцога и герцогиню. Они жили довольно замкнуто и, уж конечно, не собирались приглашать на свои редкие приемы невоспитанных молодых людей вроде него, не признанных своей родней. Впрочем, какое ему до них дело? Трев стал размышлять о красивой художнице. Эта прелестная молодая вдова жила без компаньонки, но пригласила его в свой дом, как будто это было совершенно естественно. Приходилось думать, что она пренебрегает принятыми условностями.
– Мне нужен управляющий поместьем, который больше меня разбирается в сельском хозяйстве, – пробормотал он и тут же подумал, что тогда у него высвободится время, которое он сможет посвятить ухаживанию за художницей.
Да, необходимо еще осведомиться о самочувствии графа. Прошло уже больше месяца после той безобразной сцены, когда ему пришлось сбить с ног дворецкого в доме деда, чтобы проникнуть в комнату больного. Во время последней поездки в Лондон он решил не навещать его, потому что был настолько взбешен отказом парламента прижать его требования, что мог бы убить лакея, попытайся тот задержать его.
Может, старик уже пришел в себя? Треву было важно, чтобы дед находился в полном сознании, когда он наконец представит в парламент заявление о признании законным своего имени. Правда, если деда вынудят признать его своим наследником, он может получить еще один удар.
Из Лондона Трев привезет какие-нибудь изящные украшения, чтобы соблазнить эту недотрогу Люси Джонс.
– Мне нужно проверить, вернулся ли корабль, – сказал он вслух. – Упакуйте мои вещи для поездки в Лондон. Я отправляюсь завтра утром. – Трев надеялся, что «Подружка» уже вернулась в порт, где он оставил письмо с просьбой поставить его об этом в известность. Ему не терпелось начать поиски контрабандистов, которые могли видеть Лоренса. Не нужен ему этот проклятый титул! Он страстно надеялся найти кузена.
Но деду об этом знать не обязательно!
А если Люси Джонс предпочитала играть роль скромницы, он может научить ее, как играть в эту игру вдвоем. За время его отсутствия она должна будет по нему соскучиться.


Синда проснулась с тяжелой головной болью и с таким острым чувством одиночества, что ей хотелось плакать от тоски. В комнате было очень холодно, и она закуталась в одеяло и села на кровати, чтобы посмотреть, какое окно забыла накрыть на ночь. Но стоило ей пошевелиться, как в голове у нее словно молотки застучали.
У нее никогда еще не болела голова. С чего бы ей сейчас так сильно болеть? Она посмотрела на окно, которое было закрыто. Синда снова легла и закрыла глаза. Ей по-прежнему было холодно, но это не из-за сквозняка. Измученная, как будто провела всю ночь без сна, она снова задремала.
Проснулась Синда от запаха жареного бекона. Должно быть, уже пришла Бриджет, а она даже не слышала. Никогда девушка не вставала так поздно. Она торопливо села, спустив ноги на пол, и голову опять пронзила острая боль. Синда со стоном стиснула голову руками, надеясь успокоить боль теплом своих ладоней.
И вдруг сквозь эту боль в ее сознание проникло воспоминание о прошлом вечере, и кровь прилила к ее лицу. Как могла она быть такой наивной? Тревельян пришел к ней не как друг, а как мужчина, которому нужна женщина, потому что считал ее доступной. Тысячу раз дурочка!
Синда неуверенно двинулась к умывальнику. Нет уж, больше она никогда не будет пить кофе на ночь, если после этого так болит голова. Синда никогда ничем не болела. Ее мать презирала болезни, во всяком случае, так она заявляла. Герцогиня Мейнуаринг умела испугать любую простуду. Как Синде ее не хватало! Она даже подумала, не вернуться ли домой.
Но возвращение в лоно семьи означало поражение, а ей это было не по нраву. Она обещала виконтессе написать картину и сдержит слово – даже если для этого ей придется прятаться от Тревельяна. Кроме того, здесь ей все очень нравилось, вот только Тревельян… Если бы не он, она могла бы пригласить сюда сестер или чаще навещать Кристину.
Разумеется, тогда ей пришлось бы обнаружить себя, раскрыть свое подлинное имя. Но к этому Синда тоже еще не чувствовала себя готовой. Она посмотрела в зеркало. Без льняных кудрей Синда казалась себе странной, но с выкрашенными хной волосами выглядела старше и загадочнее… почти как женщина с опытом.
При этой мысли Синда презрительно фыркнула. Опираясь на опыт, полученный прошлым вечером, она может с уверенностью утверждать, что ей никогда не стать опытной женщиной. Отныне она никому не откроет дверь после захода солнца.
Пока Синда одевалась, головная боль постепенно успокаивалась. Восхитительный аромат жареного бекона и горячего кофе заставил ее поторопиться. Она не сумела справиться со своими густыми волосами, поэтому кое-как заколола их шпильками и надела чепчик.
– Доброе утро, Бриджет, – громко поздоровалась она, торопливо спускаясь вниз и пряча под чепчик выбивающиеся пряди волос.
– Доброе утро, миссис, – ответил ей веселый голос. Мать десятерых ребятишек Бриджет умела привести коттедж и полный порядок за считанные минуты. – Какой вы вчера сделали красивый рисунок! Мой муж плавал на похожем корабле. Это было великолепное зрелище.
Корабль? Синда остановилась на нижних ступенях, боясь ступить дальше. Она не умела рисовать корабли. Она отлично помнила, что хотела нарисовать… А правда, что же она собиралась нарисовать? Кажется, в этот момент в дверь постучал Тревельян и отвлек ее. Может, она нарисовала нечто, напомнившее Бриджет корабль? Синда прошла в гостиную посмотреть, не высох ли натюрморт.
Холст был придвинут к стене. А на мольберте она увидела законченный карандашный рисунок с изображением мужчины, который натягивал канаты небольшого парусника, по всей видимости, сражаясь с внезапно налетевшим шквалом. По небу летели косматые серые тучи, паруса надулись от ветра, и мужчина на палубе был без плаща и без шляпы, как будто в теплую погоду.
Синда без сил опустилась на диван и уставилась на мольберт. Она не могла этого нарисовать. Ведь она ничего не понимала в оснастке кораблей! Но на рисунке отчетливо были видны паруса и множество канатов с узлами. Она почти ощущала на своем лице хлесткий холодный ветер. Девушка вспомнила, что проснулась от холода, который неизвестно каким образом проник в комнату с закрытым окном.
Синда испуганно вскочила и стала внимательно рассматривать эскиз. Лицо мужчины было написано смутно. Основную часть листа занимали затянутое тучами небо и паруса. За ними угадывался океан. На мужчине были белая рубашка и темные панталоны, но Синда не взялась бы определить, Какого они качества. Бросались в глаза широкие плечи и длинные ноги, которыми он упирался в накренившуюся палубу, во всей позе чувствовалась уверенная напряженность. Почему-то фигура мужчины напомнила ей Тревельяна. Может, он вернулся и зачем-то прикрепил этот рисунок к мольберту. В деревне никто не запирался на ночь, и любой мог незаметно войти в дом. Но глупо было сваливать авторство на другого – в каждом штрихе, в каждой линии Синда узнавала свою руку.
Почти бессознательно девушка стала всматриваться в нижнюю часть рисунка, где виднелась палуба корабля. Сердце ее бешено застучало, когда она увидела изображение кошки, спящей на свернутом канате, что убедило ее в том, что она уже знала. Кошка выглядела точь-в-точь как котенок Белинды, которого та нашла после того, как был закончен портрет Тревельяна.
Она поклялась, что больше не будет писать портреты. И вот написала пейзаж с мужчиной. Во сне.
Это просто невозможно! И все же Синду охватил такой ужас, что она поспешила прикрыть рисунок чистым листом бумаги и отнесла его на чердак, подальше от чужих глаз. Она не может допустить очередного скандала. Господи, неужели она сходит с ума! Нет, нет! Этому рисунку должно быть какое-то объяснение. Нужно успокоиться и не торопиться с выводами.
Синда решила не ходить сегодня в Уиллоуз, а свернула к дороге за деревней, после чего прямо через поля направилась к поместью герцога Соммерсвилла. Сейчас, когда стали поступать деньги от продажи урожая, молодой герцог приказал отремонтировать старую часть замка. Слева от подъездной дорожки стены замка скрылись за подмостками и строительными лесами. Каменщики перестраивали арку ворот в более подходящем здесь стиле Тюдоров, что связывало замок с поздней пристройкой справа.
Синда знала, что кузина предпочитала находиться в центральной части замка, но, не желая, чтобы ее заметили рабочие, она прошла за дом, к входу для слуг. К огромной радости, она застала Кристину за работой в саду.
– На помощь! – прошептала девушка, опускаясь на нагретую солнцем каменную скамью с резным орнаментом.
Кристина подняла голову и радостно улыбнулась:
– Синда! Как я рада тебя видеть! – Она поднялась и подошла присесть рядом с кузиной. – Ты считаешь, что твоя анонимность потеряла для тебя привлекательность?
– Нет, боюсь, сейчас она нужна мне как никогда! – Синда надеялась, что мудрость Малколмов поможет рассеять ее страхи. – Скажи, ты чувствовала что-нибудь… необычное… когда впервые стала видеть призраки?
– Необычное? – Кристина надолго задумалась. – Не помню. Просто я вижу вокруг призраков более сильную ауру, чем вокруг живых людей. А почему ты спрашиваешь?
Не было смысла скрывать свою тревогу от Кристины, которая, наверное, уже видела исходящую от кузины ауру и поняла, что она необычайно взволнована. Стесняясь упоминать о мужчине, Синда коснулась темы, которую могли понять только Малколмы, и рассказала о своем странном утреннем открытии.
– Я действительно не отдаю себе отчета, когда в моих работах появляется какое-нибудь предвидение, – продолжала она после изложения своих доводов. – Если бы я это осознавала, то, наверное, не писала бы эти сюжеты.
Кристина с пониманием кивнула:
– Как Фелисити, которая носит перчатки, чтобы не чувствовать боль, которую испытывают люди.
– Вот именно! Не все наши способности полезны, и иногда они приносят разрушение и опасность. Было бы куда лучше, если бы их у нас вообще не было.
– О нет! – с ужасом воскликнула Кристина. – Если бы я не видела призраков, я не смогла бы помочь Гарри восстановить поместье. И хотя для Фелисити это было очень болезненно, она помогла Эвану и многим другим. Я слышала, в последний раз Фелисити удалось вылечить девочку, которая не умела говорить: она просто сказала ее матери, что девочке угрожал человек, убивший ее пони. Важно только найти способ применения нашего дара. А что? Ты написала что-нибудь ужасное?
– Не знаю. Я нарисовала мужчину, который управляется со снастями корабля. Может, я просто изобразила то, что мне снилось?
– А до этого тебе никогда не доводилось просыпаться с головной болью или с ощущением холодного ветра?
Синда покачала головой.
– И твой рисунок выглядит так, как будто он содержит какую-то тайну?
– Откуда мне знать? Я ведь постоянно рисую, днем и ночью. И только в части моих работ люди позднее угадывают какие-то признаки будущего, хотя мне кажется, что они видят там то, чего нет. Но поверь, я и не думала изображать в своем романтическом герое сэра Тревельяна, который мчится от моря, когда там гибнет его кузен, и я не считаю, что моя картина это доказывает.
– А может быть, все твои работы отражают какое-то предвидение, только не все они определенны, – задумчиво сказала Кристина. – Зачастую мы, Малколмы, даже не знаем, на что способны.
– Не говори мне об этом. Иначе мне придется совсем отказаться от живописи! – с ужасом сказала Синда. – А это равносильно тому, как если бы мне отсекли пальцы!
– Но, дорогая, ты можешь научиться использовать то, что говорят твои картины, – заметила Кристина. – Для того тебе и ниспослан этот дар.
– Даже сам Бог не мог предсказать, что на земле живет мужчина, который выглядит в точности как у меня на портрете, – возразила Синда.
– Может, тебе выйти замуж?
Синда в ужасе уставилась на свою красивую кузину, но та и не думала шутить.
– Зачем? Почему?
Кристина выразительно улыбнулась:
– По некоторым причинам.
Синда покраснела, стараясь не вспоминать прошлый вечер.
– Все эти причины не имеют ничего общего со странным рисунком, появившимся у меня в гостиной.
– Может быть. – И Кристина как-то странно посмотрела на нее.
Синда опасалась, что ее выдала аура, но упорно отказывалась признать, что до вчерашнего вечера ни разу не целовалась. Но Кристина сама об этом заговорила:
– Только после того, как мы с Гарри… поженились и стали более близки, я полностью обрела свои способности. А теперь, когда я ношу… – Она показала на свой живот. – Я могу делать вещи, которые не могла раньше. Я даже разговариваю с людьми, находящимися в могиле, призраки которых обычно не появлялись в этом доме. Вот вчера я беседовала с матерью викария.
Синда во все глаза смотрела на Кристину.
– Но викарий древний, как Мафусаил!
– Да, и его мать давно умерла, – кивнула Кристина. – Она сказала мне, что Мойре нужна помощь, но не объяснила, почему и какая. Впрочем, я и не говорила, что мой дар всегда можно использовать.
– Помощь Мойре?! – Синда не могла себе представить более независимую и самоуверенную особу, чем дочь викария. Она вздохнула. – А твои разговоры с привидениями вызывали тяжелую головную боль и ощущение холодного воздуха?
– Нет, я этого не заметила. – Кристина успокаивающе погладила ее по руке. – Хочешь, я пошлю за тетушкой Стеллой?
– Нет, пока не надо. Вполне возможно, что это… ну, просто случайный инцидент, который больше не повторится. – Синда решительно встала со скамьи. – Я даже уверена, что этим все и закончится.
Особенно если она будет избегать сэра Тревельяна Рочестера. Вероятно, физическая близость с мужчиной обострила способности Кристины, и источником ее ночных кошмаров вполне мог быть его поцелуй.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Много шума вокруг волшебства - Райс Патриция



Милый роман. Очень интересен ГГ. Есть и детективная линия. Но ничего сверх интересного.Можно почитат на досуге.
Много шума вокруг волшебства - Райс ПатрицияВ.З..64г.
28.12.2012, 13.37





Насыщенный сюжет плюс паранормальные явления - напрягает немного. Читайте.
Много шума вокруг волшебства - Райс Патрициялена
27.06.2013, 20.15





читайте 9 балов.
Много шума вокруг волшебства - Райс Патрициятату
25.04.2016, 17.12





7/10
Много шума вокруг волшебства - Райс ПатрицияТ.Ж.
27.04.2016, 4.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100